Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Военный флот лишился "мобилизационного жирка"

Отечественный опыт показывает, что операции на море останутся без должного обеспечения

Советское судно «Стахановец Ермоленко» перевозит два ракетных катера в док-камере. Фото ВМС США. 1982 год

В разные исторические эпохи в состав ВМФ всех ведущих морских держав при необходимости включались гражданские суда, использовавшиеся либо по прямому назначению, либо в качестве военных транспортов, либо превращавшиеся после вооружения в боевые корабли. Россия и Советский Союз не были в этом отношении исключением.

ОПЫТ ПЯТИ ВОЙН

Так, в период Русско-турецкой войны 1877–1878 годов для перевозки войск на Черном море был задействован Добровольный флот – государственное пароходство России, создание которого преследовало цели развития не только коммерческого мореплавания, но и формирование резерва ВМФ. Таковым резервом являлось и Русское общество пароходства и торговли (РОПиТ). Именно ему, например, принадлежало судно «Великий князь Константин» (командир – лейтенант Степан Макаров, в будущем – известный адмирал), переоборудованное в плавбазу минных катеров, участвовавших в дерзких и результативных атаках против турецких кораблей. Другой мобилизованный пароход РОПиТа «Веста» (под командованием капитан-лейтенанта Николая Баранова), отличился в стычке с турецким корветом «Фехти-Буленд».

Суда Доброфлота и РОПиТа широко использовались для выполнения заданий военно-морского командования в Русско-японской и Первой мировой войнах.

Во время братоубийственной Гражданской войны флоты и красных, и белых пополнялись за счет наспех вооруженных морских и речных гражданских судов. Они применялись в качестве канонерок, сторожевиков, минно-тральных кораблей, а порой (на Каспии) и вспомогательных крейсеров. Все это, конечно, была импровизация. Но после возрождения отечественного ВМФ (теперь под советским флагом) и развертывания строительства новых боевых кораблей решение задач подготовки к мобилизационному развертыванию военного флота за счет судов торгового, рыболовного, технического и речного флотов, как и в дореволюционной России, было поставлено на серьезную основу.

К ВМФ приписывались конкретные, в идеале – самые лучшие суда, периодически проходившие так называемую допризывную подготовку с вводом в состав военного флота на ограниченное время. Например, новый сухогруз Черноморского государственного морского пароходства «Сызрань» в 1939–1940 годах являлся минным заградителем Черноморского флота и в июле 1941-го был вновь мобилизован в состав ВМФ по полученной «военной специальности».

Невозможно переоценить вклад, который внесли в Победу в Великой Отечественной войне мобилизованные суда. Недавние мирные «торгаши», «рыбаки» и даже заурядные «трамвайчики» пригородного пассажирского сообщения действовали на разных морских и речных театрах и воевали в самом различном качестве – военных транспортов, канонерских лодок, минзагов, сторожевых кораблей, тральщиков, кораблей ПВО и т.д. Достаточно отметить сторожевики и тральщики, условно объединенные под обозначением «тип РТ» – рыболовные траулеры. Это, скажем, североморские «Бриз» (бывший РТ-58 «Спартак»), таранивший немецкую подводную лодку U-578, и «Туман» (РТ-10 «Лебедка»), героически погибший в неравном бою с тремя вражескими эсминцами («Туман» вошел в состав Северного флота еще в 1939 году и принял участие в войне с Финляндией).

Действия мобилизованных судов в указанных войнах достаточно полно отражены в различных источниках. Гораздо меньше известно о том, как предусматривалось использовать в интересах ВМФ гражданские суда после 1945 года. Между тем эта малоизученная тема не менее интересна, чем развитие собственно ВМФ СССР вплоть до распада Советского Союза.

СОВЕТСКИЙ ПОДХОД

Качественным отличием мобилизационной подготовки гражданского флота в 1950–1980-е годы от предыдущего периода следует считать предъявление тактико-технических требований, отражающих интересы обороны, уже на стадии проектирования мирных судов, с тем чтобы максимально (но с учетом экономической обоснованности) оптимизировать мероприятия по их «военизации». Причем это касалось продукции как отечественных, так и – в ряде случаев – зарубежных верфей. Еще одним важным моментом стало создание кораблей двойного назначения, применяемых как в народном хозяйстве, так и в ВМФ.

Проекты гражданских судов учитывали возможность их вооружения. В частности, на знаменитых отечественных атомных ледоколах, начиная с «Ленина», оборудовались фундаменты для размещения артиллерийских орудий. На «Ленине», например, в случае необходимости предусматривалось установить 45-мм счетверенные зенитные автоматы СМ-20-ЗИФ, атомоходы типа «Арктика» могут быть оснащены двумя 76-мм двухорудийными артустановками АК-726 и четырьмя 30-мм шестиствольными зенитными автоматами АК-630. По свидетельству некоторых западных наблюдателей, головной ледокол «Арктика» проходил ходовые испытания с полным вооружением, которое затем было демонтировано.

Гражданские океанские спасательные буксиры проекта 745 имеют пару фундаментов под АК-630 или двуствольные автоматы АК-230 того же калибра (некоторые из этих буксиров вооружены уже в мирное время и используются в береговой охране Пограничной службы ФСБ).

В мобилизационных вариантах судов особое внимание уделялось возможности их применения в качестве тральщиков, поскольку, несмотря на многочисленность минно-тральных кораблей спецпостройки в ВМФ СССР, большая война потребовала бы кратного увеличения их количества. Для этого, по опыту Великой Отечественной, подходили прежде всего рыболовные суда. Так, в 1950-е годы был отработан проект переоборудования в рейдовые тральщики сейнеров проекта 388, а в катерные тральщики – малых сейнеров проекта 389. На основе этих судов был сформирован мобрезерв прибрежных минно-тральных сил ВМФ. В последующем были разработаны мобилизационные проекты морского тральщика на базе довольно крупного среднего рефрижераторного траулера типа «Баренцево море» (проект 1332), базовых – на базе малого рефрижераторного траулера типа «Балтика» (проект 1328) и сейнера типа РС-300, рейдовых – на базе малого рыболовного сейнера типа «Нельма» (проект 1338), среднего черноморского сейнера типа СЧС-150, сейнера типа РС-150 и т.д.

Поскольку специальные минные заградители в СССР не создавались (за исключением разве что трех минно-сетевых заградителей типа «Сухона» проекта 317), в качестве таковых в «особый период» предполагалось использовать переоборудованные ледокольные транспорты проекта 550 и строившиеся в ГДР на верфи «Нептун» сухогрузы типа «Андижан». Кстати, суда типа «Андижан» («Вента», «Вилюй», «Онда» и «Посьет») использовались в советском ВМФ и как ракетовозы.

В интересах наращивания и восполнения боевых потерь противолодочно-патрульных сил охраны водных районов ВМФ мог получить переоборудованные в малые противолодочные корабли средние морозильные рыболовные траулеры типа «Маяк» (проект 502) и рефрижераторные сейнеры-траулеры типа «Альпинист» (проект 503). Малые противолодочные корабли на базе рыболовных судов получали упрощенные комплекты вооружения – 25-мм спаренный зенитный автомат 2М3М, два однотрубных торпедных аппарата (406 или 533-мм), три реактивных бомбометных установки РБУ-1200 и бомбосбрасыватели для глубинных бомб. Правда, несмотря на хорошую мореходность, малая скорость (12–13 узлов) ограничивала их возможности по борьбе с современными подводными лодками, но в мелководных районах эти кораблики могли оказаться вполне полезными. И «маяки», и «альпинисты» применялись в ВМФ как малые разведывательные корабли (равно как и китобойцы типа «Мирный»).

Несколько тральщиков и малых противолодочных кораблей, переоборудованных из «рыбаков», были введены в боевой состав военного флота специально для подготовки резервистов. Это следует считать правильной мерой – ведь в случае войны экипажи рыболовных судов мобилизовались вместе с ними.

Говоря о судах изначально двойного назначения, следует назвать малые десантные корабли проектов 450 и 450Б и средние десантные корабли проектов 568 и 572, строившиеся в 1950-е годы. Они совмещали в себе качества десантных кораблей и сухогрузных судов, одновременно поставляясь и ВМФ, и Минморфлоту (в последнем случае – с возможностью мобилизации в состав ВМФ).

То же относится и к морским сухогрузным самоходным баржам проекта 106 и 106К, которые могли применяться (и применялись) в роли малых десантных кораблей, а также к самоходным плашкоутам типов «Танкист» и «Артиллерист», служившим как в ВМФ (десантные катера), так и в гражданских ведомствах (для перевозки строительных материалов и техники). Эти плашкоуты были скопированы с американских танкодесантных катеров серии LCM периода Второй мировой войны. Именно такой плашкоут, унесенный в океан, стал героем невольной тихоокеанской одиссеи четырех советских военнослужащих, из-за чего эти катера получили вполне почетное прозвище «Зиганшин» – по фамилии одного из них.

Несколько сотен рейдовых катеров проекта 376 (тип «Ярославец») также поступили в военный и гражданский флоты с возможностью мобилизации из состава последнего. Они изначально создавались как многоцелевые – разъездные, водолазные, патрульные, гидрографические и катерные тральщики.

НА ЛЮБЫХ ШИРОТАХ

Особо следует упомянуть несколько десятков крупных транспортных судов советского Минморфлота – класса «ро-ро» (ролкеры), лихтеровозы и контейнеровозы отечественной и зарубежной постройки. Справочник «Джейнс файтинг шипс» неспроста числил их в составе вспомогательных десантных сил ВМФ СССР, отмечая среди прочего усиленное радиотехническое оснащение, явно избыточное для гражданских судов. Действительно, эти суда (в ряде случаев быстроходные) без существенного дооборудования могли быть использованы для перевозки войск, боевой техники и материальных средств. Например, 14 первых отечественных судов класса «ро-ро» типа «Иван Скуридин» (проект 1607, дедвейт 4600 тонн) имели носовую поворотную аппарель, позволявшую осуществлять погрузку и выгрузку самоходной техники при швартовке к причалу любым бортом.

Затем нашей судостроительной промышленностью были созданы ролкеры нескольких усовершенствованных типов. В частности, советский торговый флот получил четыре газотурбинных ролкера типа «Капитан Смирнов» (с кормовой аппарелью, проект 1609), построенных в Николаеве, которые при дедвейте 20 тыс. тонн развивали скорость 25 узлов! Стремление разработчиков обеспечить высокие ходовые качества также свидетельствует о заложенных в проект определенных военных преференциях судна. Стремительными обводами корпуса эти ролкеры напоминают военные корабли.

Суда-тяжеловозы класса «ро-флоу» типа «Стахановец Котов» (три единицы, дедвейт 5425 тонн) финской постройки могли перебрасывать практически в любой район Мирового океана десантно-высадочные средства или, например, пару ракетных катеров проекта 205. Фактически их следовало классифицировать как десантные транспорты-доки. Кстати, также построенный в Финляндии в 1988 году специально для ВМФ СССР первоклассный транспорт-док «Анадырь» проекта Р-756 (водоизмещение 27 тыс. тонн, принимал на борт два вертолета Ка-27 или Ка-29) так и не был «доведен до ума»: господа «реформаторы» Вооруженных сил РФ попросту не нашли ему места в военном флоте.

Не вызывает сомнений десантно-транспортный потенциал крупных (дедвейт 10 700 тонн) арктических судов-снабженцев типа «Витус Беринг» (проект 10620, пять единиц). Затем в СССР были построены арктические снабженцы «Иван Папанин» и «Александр Следзюк» (проект 10621) дедвейтом 10 500 тонн. Все эти суда получили бортовые средства рейдовой разгрузки – по паре вертолетов Ка-32 и специальные платформы на воздушной подушке. В качестве средств разгрузки могут также использоваться и обычные водоизмещающие высадочные средства – самоходные плашкоуты (десантные катера) типа «Славянка» и «Восток» и гусеничные плавающие транспортеры.

В роли вспомогательных десантных транспортов для перевозки самоходной техники советское военно-морское командование имело возможность задействовать с десяток крупных автомобильных паромов постройки ГДР типа «Композитор Кара Караев» (дедвейт 4673 тонны) и т.д. Наконец, стоит упомянуть наличие в мобрезерве лихтеровозов типа «Севморпуть» (проект 10081, с ядерной энергетической установкой – одно судно) и типа «Алексей Косыгин» (проект 17502, четыре судна) дедвейтом соответственно 33 980 и 40 880 тонн.

Наличие всех этих судов вплотную приближало амфибийные возможности ВМФ СССР к аналогичным возможностям ВМС США с их универсальными десантными кораблями и десантно-вертолетными кораблями-доками. А после Фолклендского кризиса на Черноморском флоте были проведены учения, на которых, по примеру английского флота, в качестве вспомогательного авианесущего корабля был задействован контейнеровоз «Художник Сарьян». Его в экстренном порядке приспособили для приема штурмовика с вертикальным взлетом и посадкой Як-38. Опыт оказался весьма полезным, но последующего развития в ВМФ России не получил прежде всего по причине снятия с вооружения в целом не слишком удачного Як-38 и свертывания программы нового палубного СВВП Як-141 (что, по мнению автора, вполне вписывается в общую безрадостную картину «реформирования» армии и флота).

По своему прямому назначению использовались многочисленные танкеры Минморфлота, частенько привлекаемые к обеспечению горючим кораблей ВМФ во время несения ими боевой службы в отдаленных районах Мирового океана. Как подчеркивает известный американский военно-морской эксперт Норман Полмар, сравнительно небольшие размеры большинства советских танкеров (на фоне супертанкеров стран Запада и Японии) как раз и обеспечивали их максимальную адаптацию к нуждам ВМФ как заправщиков.

И, конечно, в интересах Вооруженных сил как в мирное, так и в военное время могли быть задействованы суда космического измерительного комплекса, формально принадлежавшие Академии наук СССР, – 45-тысячетонный «Космонавт Юрий Гагарин» (проект 1909), «Академик Сергей Королев» (проект 1908), «Космонавт Владимир Комаров» (проект 1917), по четыре судна типа «Космонавт Павел Беляев» и «Кегостров», а также другие научно-исследовательские суда.

В целом можно сказать, что Советский Союз создал солидный мобилизационный резерв (причем резерв действующий!) своего военного флота, укомплектованный высококвалифицированными кадрами моряков и являющийся важнейшим компонентом морской мощи государства. Увы, сегодня ВМФ России, который так и не преодолел продолжающийся вот уже более 15 лет кризис, наличием такого резерва похвастаться уже не может. Составлявший когда-то национальную гордость страны гражданский флот после 1991 года был развален, растащен по «национальным квартирам» и многочисленным судовладельцам (в том числе предпочитающим дешевый иностранный флаг российскому), а сама работа по обеспечению мобготовности того, что осталось у России, не может не натыкаться на многочисленные правовые «рифы», связанные с различными формами собственности и т.д. Сегодня русскому военному флоту явно не до «мобилизационного жиру» – быть бы живу и сохранить в строю хотя бы ветшающие боевые корабли…

Источник: nvo.ng.ru, автор: Константин Владимирович Чуприн - журналист


Главное за неделю