Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

"Я прошел этот дальний поход..."

Полковник Матковский, задумавшись о чем-то своем, неторопливо шел от только что приземлившегося на палубу «Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова» учебно-тренировочного Су-25УТГ. Я, снимая полеты североморских «палубников» в Средиземном море, резко перенацелил объектив фотоаппарата на командира авиаполка (а вдруг не заметит!). Но Игорь Феоктистович стрельнул в меня глазами и, усмехнувшись, спросил:- Сергей, ну и зачем хулиганишь? Мне ведь сегодня еще летать... - Товарищ полковник, а давайте, как будто бы вы не увидели, – сразу нашелся я. – Это же для истории... - Ну раз для истории, тогда ладно, – миролюбиво махнул рукой Игорь Феоктистович...

Тот самый «снимок для истории» - полковник Игорь МАТКОВСКИЙ на борту ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» в Средиземном море

В декабре нынешнего года 279-й отдельный корабельный истребительный авиационный полк имени дважды Героя Советского Союза Бориса Сафонова ВВС Северного флота отметит свой тридцатипятилетний юбилей. За три с половиной десятилетия «палубники» участвовали в учениях «Запад-81», «Щит-82», выполнили четырнадцать боевых служб, самые значимые из которых – походы в Атлантику и Средиземное море на авианосце «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» в середине 1990-х годов, в Северо-Восточную Атлантику в 2004 и 2005 годах и недавний – в Средиземное море.

В целом же за последние пятнадцать лет североморские «палубники» совершили на авианосце порядка шести тысяч взлетов-посадок, в том числе и ночью. Благодаря мастерству пилотов, экипажа «Кузнецова», безотказной работе материальной части корабля все они прошли успешно. Летчики полка отработали дозаправку топливом в воздухе днем. Кроме того, они признанные в отечественной авиации лидеры по ведению ближнего воздушного боя и выполнению фигур нестандартного маневрирования на истребителях четвертого поколения. Североморские «палубники», кстати, единственные из строевых собратьев в ВВС, освоили наиболее трудные и опасные нестандартные фигуры «колокол» и «кобру Пугачева».

Но эти ратные достижения дались «палубникам» высокой ценой: за историю полка при освоении новой авиатехники и исполнении служебных обязанностей погибли одиннадцать летчиков, в их числе первый командир полка полковник Феоктист Матковский...


Су-33 взлетает с палубы «Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова»

В Вооруженных Силах немало сложилось славных династий. По недавней своей службе на Северном флоте подтвержу, что особенно это характерно для военных моряков и флотских летчиков. А иначе и быть не может, ведь детство и юношеское становление ребят проходят в отдаленных гарнизонах, где все не только связано с ратной профессией отцов, но и жизненный уклад в семьях подчинен одному – служению Отечеству! Не зря при получении мужьями очередного воинского звания женам дарят погоны с количеством звездочек на «ступень» выше, чем у их благоверных, а детишки в сравнении с городскими сверстниками лучше разбираются в нюансах применения боевой техники, чем в интернетовских чатах и блогах.

Если же говорить конкретно о военной авиации, то сыну командира авиаполка вполне по силам не только повторить отцовский карьерный рост, но и превзойти его, достигнув более внушительных высот. К слову, таких примеров немало. Но это только при условии, что тебе дано летать лучше других и ты способен руководить подчиненными. И все равно произошедшее в июле 2006 года уникально в истории не только российской, но и мировой авиации: приказом министра обороны России Игоря Матковского назначили командиром единственного в наших Вооруженных Силах отдельного полка корабельной истребительной авиации, который тридцать пять лет тому назад сформировал его отец Феоктист Матковский.



Полковник Матковский первым среди строевых летчиков Советского Союза 6 апреля 1976 года посадил самолет Як-36 на палубу тяжелого крейсера с авианосным вооружением «Киев». Тогда же созданный им полк палубной авиации вместе с «Киевом» перевели с Черноморского флота в Кольское Заполярье. Местом базирования авиаполка выбрали гарнизон Североморск-3. А Феоктист Матковский улетел обратно в крымские Саки готовить летчиков для формируемого авиаполка, которому предстояло нести службу уже на Тихоокеанском флоте. Мог ли он предположить, что спустя три с половиной десятилетия созданный им полк, оснащенный более совершенной авиационной техникой, возглавит его сын Игорь. Однако стать свидетелем этого события ему было не суждено. 15 апреля 1977 года во время выполнения полета на разведку погоды он погиб. До взлетно-посадочной полосы учебно-боевая «спарка» МиГ-21У не дотянула двух километров...

Без отца остались Игорь и его младший брат Юрий.

Можно понять чувства Ларисы Владимировны, мамы Игоря, когда он, повзрослев, твердо сказал: «Буду поступать в Ейское училище летчиков». В то, которое окончил отец. Матери невероятно трудно было дать согласие: муж погиб в авиакатастрофе, племянник Сергей, вертолетчик, старший лейтенант, не вернулся с боевого задания в Афганистане, ее брат, летчик-испытатель, с лихвой хлебнул «прелестей» опасной летной работы. Но она благословила Игоря, гордясь тем, что он решил продолжить дело отца.

Когда в один из вечеров недавнего похода корабельной ударной группы Северного флота в Средиземное море я, придя в каюту командира отдельного истребительного авиаполка, спросил у Игоря Феоктистовича: «Если б отец был жив, как он отнесся бы к вашему выбору?», он ответил:

- Думаю, гордился бы, что сын стал не просто пилотом, а летчиком корабельной авиации, летает на Су-33 и Су-25. В 1997 году мы – шестерка заполярных истребителей – совершали полеты в Севастополе на праздновании Дня ВМФ. Я позвонил маме и сказал, что мы будем летать над городом. Так она часа за два до начала парада пришла место занимать. А потом мне сказала:

- Смотрела, и сердце щемило. Отец в этом небе летал, а теперь ты.

Матковский на мгновение задумался, а потом тихо добавил: «Жаль, что отца с ней рядом не было...»

После окончания Ейского ВВАУЛ Игорь Феоктистович получил направление на Балтику. И уже через год после начала строевой службы судьба уготовила ему суровую проверку. Во время стрельб на полигоне, когда ведомый Игорем Матковским истребитель-бомбардировщик Су-17 пикировал на цель, на высоте шестисот метров остановился двигатель. На размышление, принятие единственно правильного решения оставались считаные секунды. Тогда, вскрывая колпачок над одним из нужных тумблеров, пальцами разорвал почти миллиметровую проволоку, которой этот колпачок был законтрен. Он запустил двигатель и вывел самолет в горизонтальный полет одновременно с поступившей с земли от руководителя полетов командой катапультироваться. Страшно стало потом, на земле...

Может быть, продолжив службу в Военно-воздушных силах Балтийского флота, Матковский уже давно стал бы командиром полка. Но в 1996 году он написал рапорт о переводе в Североморск-3, в полк корабельной палубной авиации. Хотя летчиком этого полка мог стать гораздо раньше, как и его однокашники, двое из которых – ныне генерал-майор Игорь Кожин и полковник Виктор Дубовой – Герои России. Ведь еще во время учебы в училище с ним, курсантом, беседовал капитан Тимур Апакидзе, отбиравший кандидатов для службы в полку палубной авиации. Тогда не получилось. В 1986 году во время службы на Балтике судьба вновь свела его с Тимуром Автандиловичем. Но и в тот раз обстоятельства, скажем так, личного характера не позволили сменить место службы. Лишь поступив в академию, Игорь Матковский написал письмо Апакидзе, в котором рассказал о многом. А завершил его словами: «Хочу в полк, в котором служил отец».

Так, в 1996 году новым местом службы майора Матковского стал Североморск-3. В это же время ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» возвратился из своего первого средиземноморского похода. Игорю было что послушать у теперь уже сослуживцев о дальнем плавании. Конечно, американцы заволновались. Командующий 6-м оперативным флотом США не выдержал: первым предложил североморцам встретиться. Обменялись визитами: наши побывали на авианосце «Америка», янки – на «Кузнецове». Они продемонстрировали свои возможности, североморские летчики – свои. И все остались при мнении, что лучше палубных истребителей Су-27К нет в мире. Американцы пытались на своих самолетах выполнить те фигуры высшего пилотажа, что крутили в поднебесье «палубники» Апакидзе. Однако, увы...

Первые полеты на новом для себя типе самолета Матковский совершил с Тимуром Апакидзе. С ним же 13 августа 1998 года на Су-25УТГ выполнил первую посадку на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Он стал двадцать третьим летчиком авиаполка, которому торжественно вручили уникальный маленький значок – якорек, а на его фоне – Су-27К и фирменный знак ОКБ «Сухого», свидетельствующий, что его обладатель выполнил самостоятельную посадку на палубу авианосца.

Спустя девять лет, 21 декабря 2007 года, корабельная ударная группа Северного флота во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», успешно пройдя Гибралтарский пролив, вошла в Средиземное море. И сразу же летчики 279-го отдельного корабельного истребительного авиационного полка наконец-то взмыли в поднебесье столь долгожданной ими – одиннадцать лет! – Средиземки.

А 23 декабря 2007 года полковник Игорь Матковский совершил сотую свою посадку на авианосец. Более того, именно он – командир отдельного корабельного истребительного авиационного полка ВВС Северного флота – образно говоря, «распечатал» в походе Средиземку: первым взлетел и первым сел обратно на палубу «Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова».

К слову, американский пилот палубной авиации после сотой посадки на палубу авианосца удостаивается представления президенту США, а когда он входит в помещение, где находятся другие офицеры, даже старшие по званию встают. Это проявление глубочайшего уважения к представителям одной из сложнейших профессий в мире.

Месяц в Средиземном море промчался быстро: десяток летных смен, более сотни взлетов и посадок. Вот и Гибралтар вновь остался за кормой КУГ. Впереди – океан!

Во время широкомасштабного тактического учения в Иберийской Атлантике истребительное прикрытие пары стратегических ракетоносцев Ту-160 летчики 279-го корабельного истребительного авиационного полка выполняли из положения дежурства в воздухе.

- И с этой задачей «палубники» справились успешно, – сказал командир авиаполка полковник Игорь Матковский. – Три пары Су-33 вышли в назначенные районы. Прикрыли «стратегов», которые, взаимодействуя с корабельной ударной группой, обозначили в Атлантике ракетный удар по условной цели, после чего истребители, как говорится, с победой возвратились на авианосец.

С победой!.. Чтобы давать такую оценку, нужно на это иметь моральное право. И у Матковского, более чем у кого, оно есть. Его он заслужил не просто констатацией факта службы в корабельном истребительном авиационном полку. Двенадцать лет службы в гарнизоне Северроморск-3 стали для Игоря Феоктистовича периодом командирского становления, освоения новой авиационной техники и боевых приемов ее использования. О том, что он справился с этими задачами успешно, свидетельствует орден Мужества, которым награжден полковник Матковский. В его послужном списке около двух тысяч часов налета, семь типов освоенных самолетов, уже за сотню посадок на авианосец, пройденные должности командира эскадрильи, начальника штаба полка. За эти годы довелось выполнять ракетные стрельбы по воздушным целям, участвовать в учениях, в том числе в присутствии Президента России. Вместе с Героем России Виктором Дубовым на спарке Су-27УБ в ходе учений Северного флота в январе 2004 года пришлось вытеснять норвежский самолет-разведчик «Орион», который пытался пролезть в закрытое для полетов воздушное пространство. Правда, Норвегия прислала ноту протеста...

Словом, то, что Дубовой и Матковский выдворили норвежский самолет-разведчик, на мой взгляд, должно только приветствоваться. Уверен, командир полка Игорь Матковский учит своих подчиненных действовать так же решительно, отстаивая и защищая интересы России в воздушном пространстве.

- Назначение на должность командира полка – это цель всей моей жизни, – говорил Игорь Феоктистович. – Когда просился в этот полк, знал, куда иду, знал, кто его создавал, и, естественно, хотел стать командиром, как отец. Путь к этой должности после окончания академии занял десять лет – немалый срок. А по сути, к ней я шел всю жизнь. Но эйфории не испытывал, ибо понимал всю меру ответственности, которая ложилась на мои плечи с назначением на должность командира единственного в России полка палубной истребительной авиации. Конечно же было сложно и трудно, но помощь и поддержку всегда оказывали сослуживцы.

Когда я спросил Игоря Феоктистовича, как восприняла весть о его назначении на эту должность мама, он ответил:

- Конечно же была на седьмом небе от счастья. Даже всплакнула. Понять чувства мамы, жены летчика, несложно: полком командовал муж, а спустя три десятилетия командует сын. Хотя прекрасно понимает, с каким риском связана летная работа. Но она у меня молодец!

Для полковника Игоря Матковского минувший дальний поход – второй. Первый – в 2004 году, в Северную Атлантику. А в 1995 – 1996 годах в Средиземном море были подполковники Юрий Корнеев, Сергей Устюхин, Павел Подгузов. Словом, полковые «замы» Матковского. А также комэски подполковники Николай Дериглазов и Павел Прядко. Что говорили? Манила ли Средиземка?

- Конечно, – поделился Игорь Феоктистович. – Во-первых, самой аурой Средиземноморья. Кроме этого, ждали нормальных погодных условий, чтобы вдоволь налетаться. К сожалению, летать могли только днем, так как не имеем допусков к выполнению ночных полетов. А все из-за того, что нет регулярной работы с кораблем, постоянного – круглогодичного – авианосца. В истории нашего полка всего лишь один опыт ночных полетов: в 1998 году на палубу «Кузнецова» сели четыре летчика – генерал-майор Тимур Апакидзе, полковники Игорь Кожин, Павел Кретов и подполковник Виктор Дубовой. К сожалению, больше никто.

А еще летчикам палубной авиации очень хотелось бы, чтобы у «Кузнецова», как у тех кошек, было девять жизней. Ведь уже не молод (хотя семнадцать лет – это разве возраст?), однако иного нет. Не семижильный, но именно он один «тянет лямку» сохранения отечественной палубной авиации. Поэтому, каким стал итог этого дальнего похода, Игорь Феоктистович ответил сразу же: «Главное, приобрели опыт выполнения задач вдали от аэродрома постоянного базирования и традиционных районов полетов, которые все знают, как пять пальцев. Это немаловажно в плане профессиональной подготовки летчиков, ведь каждая летная смена несла массу новой информации для пилотов: изучали морской район плавания крейсера, где планировали проводить полеты, и два-три незнакомых запасных аэродрома, находившихся на берегу, а в нашем случае – еще и на территории иностранных государств; прибрежный рельеф местности. Кроме того, государства полеты своей авиации, как военной, так и гражданской, отнюдь не прекращали. А это незнакомые воздушные «потолки» и «коридоры», которые нужно было знать».

Также, по словам полковника Игоря Матковского, очень сильно психологически влиял на летчиков (если вдруг отказ техники и нужно уходить на заграничный запасной аэродром) языковой барьер, когда тебя иностранный диспетчер станет наводить на взлетно-посадочную полосу, а ты, не дай бог, все до конца не поймешь.

- Мы постарались, – сказал командир корабельного истребительного авиационного полка, – чтобы как можно больше летчиков приобрели опыт выполнения полетов в дальнем походе. Чтобы наши молодые «палубники» получили вдохновляющее ощущение от того, что находились в составе корабельной ударной группы Северного флота, представляли наш ВМФ в сердце Европы – Средиземноморье. Чтобы воодушевились своими же успехами и, вернувшись домой, сказали: «Я прошел этот дальний поход, однако не отсиделся в каюте, а пусть пять полетов над Средиземкой и Атлантикой, но выполнил!»

...В мае нынешнего года Указом Президента России полковнику Игорю Матковскому присвоено высокое звание Героя Российской Федерации. К слову, его отец, полковник Феоктист Матковский, незадолго до трагической гибели был представлен к званию Героя Советского Союза. Но получить свою Звезду не успел. А пока выясняли обстоятельства катастрофы МиГ-21У, предусмотрительные кадровики убрали представление под сукно. И даже тогда, когда эксперты доказали, что трагедия произошла из-за отказа техники, Матковского-старшего этой чести посмертно так и не удостоили. Но есть справедливость свыше. На мой взгляд, в отношении Матковских именно так и произошло: отец своей жизнью, любовью к палубной авиации и подвигом осветил сыну тернистый, но единственно верный путь к его собственной Звезде – через трамплин авианосца и стремительный полет, требующий мужества и беззаветной преданности выбранному делу, над гребнями океанских волн...

Источник: "Красная звезда", автор: Сергей ВАСИЛЬЕВ


Главное за неделю