Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Выручайте, морпехи!

Утро 9 декабря 2008 года российский отряд кораблей и судов встретил в точке якорной стоянки у берегов Никарагуа. В их сторону курсом на тяжелый атомный крейсер «Петр Великий» двигался контейнеровоз, как выяснилось потом, под флагом государства Антигуа и Барбуда. С ним начали устанавливать радиосвязь, дабы судно поменяло опасный курс. Это не дало результата. К тревожным радиосигналам добавились светосигналы. В ход пошли ракеты красного цвета. Но и это не возымело успеха. Наши корабли и суда стояли на якорях и маневрировать, понятно, не могли. А ситуация между тем усугублялась. Контейнеровоз приближался, смещаясь в сторону БМТ «Иван Бубнов».

На «Бубнове» сыграли тревогу, объявили боеготовность № 1. Контейнеровоз представлял опасность, а ведь ни пушек, ни ракет.

Главным оружием «Бубнова» были морские пехотинцы, слитые в единую антитеррористическую группу. Вот к этому «оружию» и прибегнул старший на борту – командир бригады вспомогательных судов ЧФ капитан 1 ранга Станислав Степанов.

Новейшая история Черноморского флота знает примеры, когда даже на солидных боевых кораблях делали ставку именно на морских пехотинцев, чтобы пресечь опасные или провокационные действия подозрительных судов. Так было на БДК «Ямал», где старшим похода являлся заместитель командующего ЧФ по вооружению и эксплуатации вооружения контр-адмирал Александр Ковшарь. Тогда морской пехотинец старший прапорщик Алексей Пекарский прицельной очередью из крупнокалиберного пулемета отрезвил экипаж судна без опознавательных знаков, потенциально угрожавшего БДК.

Но там в готовности находилось и корабельное оружие, которое можно применить в случае необходимости. На танкере уповали исключительно на морских пехотинцев. И они не подвели. Прицельная очередь из ПКП «Печенег», взорвавшая тревожную тишину моря, султанчики от пуль, вспоровшие море по курсу иностранного судна, образумили его экипаж, заставили отвернуть.

Позже, когда все улеглось, были детально разобраны действия экипажа «Ивана Бубнова» и находившейся на его борту антитеррористической группы. Командир ОБК Северного флота контр-адмирал Владимир Касатонов оценит их как правильные, грамотные и своевременные.

Надо сказать, что наличие на вспомогательном судне антитеррористической группы прибавляет уверенности и спокойствия всему экипажу как в море, так и на берегу. Ведь на вооружении морпехов весь комплекс стрелкового оружия: снайперская винтовка, АКСы, ПК. Сейчас, когда пиратство и терроризм расцвели махровым цветом, вооруженные профессионалы на борту судна – серьезный стабилизирующий фактор. Скажем, группа под командованием капитана Олега Дмитроченко вполне может противостоять как террористам, так и пиратам. Семь вооруженных морпехов – немалая сила. Особенно если учесть уровень их подготовки.

У командира группы, например после окончания военного вуза, была служба в Погранвойсках, а с 2004 года – в морской пехоте ЧФ. Каждый год на долю офицера выпадает по 2-3 похода на боевых кораблях и вспомогательных судах флота. В 2005 году, например, он выходил в Средиземное море на сторожевом корабле «Пытливый», спасательном буксире СБ-36. Посетил порты Греции, Италии. Скажем, только за минувший год Дмитроченко принял участие в трех походах. И каких! В международных учениях «Блэксифор» в качестве командира досмотровой группы на БДК «Цезарь Куников», которым командует капитан 2 ранга Сергей Ларчук. Когда началась агрессия Грузии против Южной Осетии, Дмитроченко возглавил группу морской пехоты на БМТ «Иван Бубнов». Девять суток, не считая дней перехода, экипаж действовал в Черном море, ведя наблюдение, выдавая продовольствие, заправляя наши корабли и суда водой и топливом. В том горячем регионе нужно было быть готовым к любым неожиданностям.

О том, как сработали морпехи во время скоротечной «кавказской» войны, говорит тот факт, что именно после участия в августовской операции по принуждению Грузии к миру с танкера «Иван Бубнов», готовящегося к дальнему четырехмесячному походу, направили официальный запрос с просьбой направить на судно именно группу капитана О. Дмитроченко. Это, согласитесь, дорогого стоит. И о многом говорит. У офицера-морпеха за пять лет службы в бригаде «черных беретов» несколько десятков тысяч пройденных миль, заходы в порты Греции, Италии, Сирии, Грузии, Венесуэлы, Кубы... Несколько морей и Атлантический океан.

Сейчас без натяжки можно сказать, что долгий 127-дневный экзамен морпехи и на этот раз выдержали с честью. В меру возможного (насколько позволяли судовые условия) они совершенствовали огневую, строевую, физическую подготовку. В свободное время помогали экипажу. Огневую подготовку вели на ходу судна, расположившись на юте. Привязанную плавающую мишень опускали за борт и по ней вели огонь из штатного оружия. Кстати, в этом участвовали не только морские пехотинцы, но и баталер продовольственный мичман Игорь Иванов. Военнослужащие обязаны уметь владеть оружием.

При проходе узкостей и заходе в иностранные порты морпехи занимали заранее оговоренные «стратегически» важные точки на танкере и со штатным оружием несли вахты бдительности, были на «товсь», внимательно наблюдая за окружающей обстановкой. В море она меняется быстро, и нужно мгновенно отреагировать на ее обострение, если такое случается.

Своего заместителя младшего сержанта Максима Чеха командир группы характеризует как исполнительного, дисциплинированного воина.

- Если отдал ему приказание, уверен, что оно будет выполнено, – говорит офицер. – Наводчики пулеметов младшие сержанты Иван Равин и Роман Воложанин из зенитно-артиллерийского дивизиона, кроме специальной подготовки, охотно и активно занимаются спортом. Все трое одного призыва и прослужили уже 15 месяцев. На месяц меньше – стрелки-матросы Андрей Ляпин и Николай Бурыгин.

С экипажем танкера антитеррористическая группа жила одной семьей. А иначе нельзя. Когда было необходимо и позволяли обстановка и время, морпехи участвовали в общесудовых работах. Танкер не нов и требует постоянного ухода. На время дальнего похода судно – общий дом как для экипажа, так и морских пехотинцев.

Обо всех деталях похода, понятное дело, не расскажешь. Были серьезные штормовые дни. Например, когда танкер не мог обойти циклон. Тяготы жестокого шторма пехотинцы переносили наравне с профессиональными моряками.

Были трудные вахты по обеспечению безопасности судна. Были тяготы долгой разлуки. Новый год «черные береты», как и весь экипаж, встречали вдали от своих родных и боевых товарищей. И вместе с тем сколько нового, интересного они увидели и вынесли из этого похода. Возможно, молодым морпехам больше никогда в жизни не удастся побывать в странах Западного полушария.

...Они уходили в дальний поход в сентябре, после горячей в прямом и переносном смысле «кавказской войны». Уходили в Средиземку, где надели тропическую форму. А пришли в Севастополь в конце января, надев зимний камуфляж и меховые шапки. Словом, в море прошли весь погодный спектр двух полушарий планеты, отмерив 20.000 миль. Впрочем, только ли погодный? Эти четыре месяца станут, возможно, одной из самых ярких и запоминающихся страниц их жизни. И они еще не раз будут вспоминать порты Сирии, Венесуэлы, Кубы...

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир ПАСЯКИН


Главное за неделю