Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Стратеги из Гаджиева

21.04.10
Текст: Красная звезда, Ольга Воробьева
Фото: Красная звезда, Ольга Воробьева
На Северном флоте недавно создано одно из крупнейших объединений – Краснознаменные подводные силы Северного флота. В их состав вошли соединения атомных подводных лодок, базирующиеся в трех гарнизонах Кольского Заполярья, которые имеют славную историю и боевые традиции. Перед экипажами субмарин стоят ответственные учебно-боевые задачи по поддержанию и укреплению обороноспособности страны. О планах и перспективах объединения рассказывает исполняющий должность командующего подводными силами Северного флота контр-адмирал Андрей Воложинский.

Андрей Воложинский
- Андрей Ольгертович, какие задачи стоят перед подводными силами Северного флота?

- Наше объединение создано 10 февраля 2010 года, в его состав вошли все соединения атомных подводных лодок, имеющие большой опыт морских и океанских походов, свою историю и традиции. Цель создания нового объединения – оптимизация структуры управления. Эти перемены произошли в рамках реорганизации Вооруженных Сил РФ. Думаю, что решение правильное: в новой структуре соединения кораблей будут готовиться под единым руководством, по единому плану в соответствии с требованиями руководящих документов, исходя из достигнутого экипажами подводных лодок уровня боевой подготовки. Новому объединению предстоит аккумулировать опыт применения подводных лодок, базировавшихся в Гаджиеве, Гремихе, Западной Лице, Видяеве.

Характер стоящих перед нами задач остался неизменным – готовить подводные лодки и экипажи к выполнению своих функций, а также вносить предложения по их применению, быть готовыми управлять кораблями в море в соответствии с распоряжениями командующего флотом.

- Как вы оцениваете уровень боеготовности объединения?

- Думаю, что из родов сил флота подводники сейчас самые боеготовые. Планы по сохранению боевого состава успешно реализуются, так как сейчас задачи поддержания технической готовности решаются более успешно, чем несколько лет назад. Кроме того, я рассчитываю, что в этом году подводные силы флота пополнятся кораблями нового поколения. Графики приема их в состав объединения конкретны и реальны, а значит, у нас есть будущее.

- Каких результатов в боевой подготовке добилось объединение?

- Объединение сформировано недавно, поэтому пока логичнее говорить о достижениях его составных частей. Теперь успехи каждого соединения стали общим достижением подводных сил Северного флота. Гаджиевская эскадра признана лучшей в Военно-морском флоте страны. Все поставленные на 2009 год задачи подводниками Северного флота решены. Это и успешные действия летом 2009 года в Атлантическом океане, по результатам которых группа офицеров представлена к государственным наградам. И выполнение с отличным результатом 1 ноября 2009 года атомным подводным крейсером стратегического назначения "Брянск" пуска межконтинентальной баллистической ракеты из приполюсного района. Высокую оценку командования ВМФ России получили по итогам года экипажи атомных подводных лодок под командованием капитанов 1 ранга Сергея Домнина и Алексея Дмитрова, завоевавшие кубки главнокомандующего ВМФ.

Недавняя из успешно выполненных задач – пуск 4 марта 2010 года баллистической ракеты "Синева" из акватории Баренцева моря. Его произвел атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения "Тула". Полет ракеты проходил в штатном режиме, в назначенное время ее головная часть прибыла на Камчатку в заданное место на полигон Кура.

Наши корабли постоянно находятся в море, экипажи имеют хороший опыт дальних походов. Что может быть для моряка лучше?!

- Можно ли считать корабли, входящие в состав подводных сил флота, современными?

- Полагаю, что можно. А вообще, это процесс постоянного совершенствования, и он требует от каждого подводника неустанной работы. Я считаю, что человека, имеющего опыт применения той или иной техники, не должно покидать чувство неудовлетворенности, вызывая стремление что-то сделать лучше. Поэтому мы постоянно поддерживаем связь с проектными организациями "Малахит" и "Рубин", высказываем конструкторам свои пожелания не только на стадии проектирования, но и уже при строительстве.

Налажена хорошая обратная связь. Большую помощь оказывают военная приемка и опытные подводники, которые возглавляют соединения по месту нахождения судостроительных заводов. В Северодвинске командиром Беломорской военно-морской базы служит контр-адмирал Андрей Владимирович Рябухин – выходец из Гаджиева, великолепный моряк-подводник. Он помогает нам организовывать взаимодействие, влиять на техническую политику и даже вносить предложения по модернизации на кораблях, ремонт которых уже идет к завершению. Отрадно, что у нас сложились хорошие личные отношения с представителями промышленности, а это помогает внедрять на новостройках наши конструктивные предложения по совершенствованию боевой техники и вооружения, условий обитаемости.

- Андрей Ольгертович, как складывался переход на новый облик?

- Сокращение подводных лодок не коснулось, экипажей осталось столько же, сколько было. Более того, мы планируем наращивать число экипажей, потому что будут увеличиваться и подводные силы.

На сегодня подводные силы по мощи, своим возможностям, скрытности действий, по уровню готовности являются основной составляющей флота. Хочу отметить, что техническая готовность подводных лодок всегда, даже в не самые лучшие времена, находилась под пристальным вниманием Правительства РФ и лично Президента страны, что положительно сказывается на боеготовности в целом и способности экипажей выполнять поставленные перед ними задачи.


Подводная лодка СФ
- Изменилась ли интенсивность плавания?

- Могу отметить, что интенсивность морской составляющей боевой подготовки в последние два года резко возросла. А это главный критерий технического состояния наших кораблей. Да и настроение у подводников стало приподнятым: если корабли выходят в море и выполняют задачи по предназначению, значит, мы оправдываем свое существование.

- Планируется ли пополнение состава подводных сил СФ новыми кораблями и когда?

- Безусловно, и надеюсь, что уже в этом году. Но я не стану раскрывать подробности, пока не свершилось долгожданное событие. Как говорят в народе, если хочешь насмешить бога, поделись с ним своими планами. Поэтому не будем загадывать наперед. Есть программа кораблестроения, которая планово реализуется.

- Андрей Ольгертович, кого из командиров вы считает наиболее профессионально подготовленными?

- Процесс становления командира очень длительный, индивидуальный. Офицеры к восхождению на командирский мостик готовятся с первого дня карьеры. Но в силу ограничения пребывания на военной службе по возрасту многие командиры, достигнув пика своего совершенства, оказываются уже недалеки от увольнения в запас. Один из наших лучших командиров – капитан 1 ранга Сергей Домнин. Он командует атомным подводным крейсером "Верхотурье", который в прошлом году достиг Северного полюса.

Этот экипаж я хочу отметить особо, ему удалась ракетная стрельба в тяжелых ледовых условиях. Конечно, это боевое упражнение выполнялось и прежде, но сложность таких задач недооценить невозможно. Старшим похода тогда был командир соединения контр-адмирал Александр Алексеевич Моисеев. Всегда надо учитывать, что Арктика – зона повышенной опасности, во многом непредсказуема. Я против таких понятий, как покорение природы, вершин, полюса... Достичь – да, можно, но не покорить... В этом и кроется проблема взаимоотношений со Вселенной, нельзя противопоставлять себя стихии. Мы – часть природы, а значит, секрет успехов – в поддержании гармонии.

- Каков средний возраст командира подводной лодки?

- На наших крейсерах средний возраст командира ближе к сорока годам. Я сам стал командиром в 35 лет. Нередко офицеры командуют кораблями вплоть до увольнения в запас, некоторым удается раньше пройти эту ступеньку и расти дальше по карьерной лестнице. Я считаю, что каждому свое. У одного офицера амбициозные планы на будущее, мощное стремление к карьерному росту. Другим же командирам хочется сформировать экипаж, сделать его легко управляемым, оперативным, способным участвовать в самых серьезных мероприятиях. И они с удовольствием и без всяких комплексов остаются в этой должности. Но есть случаи, когда особо талантливые офицеры становятся во главе экипажа подводной лодки уже в 32–33 года.

- А у вас на объединении есть молодые талантливые командиры?

- Безусловно. Подготовка кадрового резерва – предмет постоянных усилий командования. Я уверен, что эта цепочка преемственности не прервется, на смену опытным командирам придут молодые и грамотные офицеры. Один из самых молодых командиров – капитан 1 ранга Алексей Дмитров. В 2009 году во время выполнения задач основного мероприятия он, уверенно командуя лодкой в Атлантике, напомнил нашим зарубежным партнерам, что российский флот не покинул океан.

- А кто это – "наши партнеры"?

- Да, по сути, все. Радует, что от прямого противостояния мы начали переводить свои действия в иную плоскость. В современных условиях военно-морские силы разных стран совместно выполняют задачи миротворчества: осуществляют охрану судоходства, поддерживают стабильность на региональном уровне, ведут борьбу с терроризмом, отрабатывают спасательные операции. Лучшее тому подтверждение – совместные учения, которые проводятся с участием надводных кораблей и подводных лодок всех развитых стран мира. Вместе с тем не следует забывать о спорных вопросах, связанных с Арктическим регионом, поэтому наше военно-морское присутствие, демонстрация российского флага – это важные и необходимые мероприятия, которые напоминают о силе Военно-морского флота России и заставляют с нами считаться.

- Экипажи кораблей укомплектованы военнослужащими контрактной службы?

- Такое требование мы выполнили первыми еще в 2006 году. Это не блажь, а реальное веление жизни в силу того, что подводная лодка насыщена очень серьезной техникой, которую за один год службы не освоишь. Именно поэтому наши военные городки больше нуждаются в благоустроенных семейных общежитиях, а не в традиционных казармах.

- Какие задачи объединению предстоит решать в этом году?

- Задачи этого года не менее напряженные и ответственные, чем задачи прежних лет. После определенного перерыва, связанного с гибелью подводной лодки "Курск", подводные корабли вновь вышли в океан, и это нас очень радует.

Если вспомнить начало войны, то в 1941 году в составе подводных сил Северного флота было 15 лодок, и все они, к сожалению, в силу разных причин не имели перволинейных экипажей, которые соответствовали бы требованиям войны. Сейчас же перед нами стоит задача поддерживать постоянную готовность, что мы и выполняем: постоянно тренируемся на базе учебных центров и в море. Каждый экипаж ежегодно выполняет полный курс задач, что позволяет ему оставаться перволинейным и готовым к применению без ограничения. Отрадно, что все задачи, связанные с отработкой боевых упражнений, традиционно выполняются подводниками на "отлично". Самые серьезные среди них – стрельба баллистическими ракетами. Недавно ракетный подводный крейсер под командованием капитана 1 ранга Андрея Храмова это еще раз подтвердил.

- В чем, по вашему мнению, значимость шефских связей на сегодняшний день?

- На нашем объединении сохраняются традиции шефского движения с давних пор. В 1990-х годах регионы России особенно активно помогали флоту в подержании боеготовности кораблей. Есть яркие тому примеры: в конце 90-х прошлого века шефы из Ставропольского края доставили нам самолетом продовольствие, чтобы загрузить его на подводную лодку, уходящую в море. Но не менее значима моральная поддержка: морякам надо знать, что их труд признан и оценен обществом, что они выполняют важную работу, которая не оставляет равнодушными обычных граждан нашей страны. Это актуально и в настоящее время. Каждый приезд шефской делегации из региона, далекого от моря, подтверждает понимание обычным человеком того, что Россия – великая морская держава.

Недавно я вернулся из Екатеринбурга с хорошей новостью. Свердловская область будет вести в Гаджиеве строительство дома на 40 квартир для семей подводников. Согласно проекту дом будет экономичным, удобным. Надеюсь, что этому примеру последуют и другие шефы. Сейчас на Камчатке, в Вилючинске воплощается президентская программа по обустройству быта военнослужащих. Очень бы хотелось, чтобы такая же программа начала реализовываться в Гаджиеве – столице подводных сил Северного флота.

- Андрей Ольгертович, расскажите, пожалуйста, немного о себе...

- Еще лейтенантом мне посчастливилось попасть в Гаджиево. В 1982 году я прибыл служить в Краснознаменное соединение атомных подводных лодок. Прошел все ступеньки от инженера электронавигационной группы штурманской боевой части атомной подводной лодки до командира корабля, командира дивизии, командира эскадры. А теперь командую новым объединением.

Мы с вами беседуем в кабинете командующего еще Третьей флотилией подводных лодок, и его порог каждый раз я переступал с душевным трепетом. Кстати, стены здесь обшиты панелями, которые в разные годы снимались с кают-компаний подводных лодок, отправлявшихся на утилизацию. Поэтому, образно выражаясь, они прошли много подводных миль, помнят мечты и чаяния подводников разных поколений, одним словом, намолены. Обратите внимание: перед входом в кабинет – стенд с фотографиями командующих объединением. Среди них – Николай Михайлович Максимов, Владимир Иванович Королев, Сергей Викторович Симоненко, Вячеслав Алексеевич Попов и многие другие. Это мои учителя, люди, которые сохранили флотские традиции и высокий уровень боеготовности объединения. Для меня очень важно соответствовать высокому уровню профессионализма, которым всегда отличалось командование эскадры и флотилии.

К слову, когда я впервые зашел в этот кабинет уже командиром объединения, сразу вспомнил, что в большинстве случаев прибытие офицера сюда было сопряжено с воспитательным процессом, который обычно велся очень тихим вдумчивым голосом, так что эти минуты запоминались на всю жизнь. Теперь я и сам стараюсь, чтобы командирское слово отличалось не высотой и громкостью, а ясностью и убедительностью излагаемой мысли.

- Кто для вас в самом начале офицерской биографии стал примером в службе?

- Это мой командир Геннадий Николаевич Федорук. Он привил мне вкус к службе. Я до сих пор ношу его фотографию с собой. Тогда в звании старшего лейтенанта я служил штурманом, и нашего командира уважал и любил весь экипаж. Он умел сплотить подводников, зарядить их одной общей задачей, мыслью, порывом. Геннадию Николаевичу удавалось сделать так, чтобы решение поставленной задачи было искренним стремлением всего коллектива.

- Вы храните какие-то реликвии, связанные с вашей службой, биографией?

- Конечно, храню и сейчас покажу. Вот "зеркало" с баллистической ракеты, которую впервые запустил, будучи командиром корабля. Его я храню с 1996 года.

А так как я по специальности штурман, то у меня есть еще одна реликвия – секстан моего отца. Он тоже был штурманом, но служил на тральщиках Балтийского флота. Дома у нас бережно хранятся как семейная святыня три кортика – деда, отца и мой сын Ольгерт, названный в честь моего отца, в этом году оканчивает Военно-морской институт радиоэлектроники имени А.С. Попова, так что скоро и его кортик пополнит семейную коллекцию. Надеюсь, что сыну удастся попасть служить на подлодку.

- Андрей Ольгертович, скажите, пожалуйста, что для вас подводный флот?

- Есть по этому поводу очень верное и емкое высказывание: подводный флот – это судьба и религия. И мне больше добавить нечего. Люди, которые служат на подводных лодках, полностью отдаются любимому делу, самоотверженно и мужественно. И всегда с гордостью представляются: "Я – моряк-подводник".

- Спасибо за беседу.


Главное за неделю