Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Пираты: хроника одного задержания

Всегда тонкая и зыбкая грань между профессией мореплавателя и пиратским промыслом в наше неспокойное время стала особенно призрачной.

Найти и обезвредить!

Утро 28 апреля с.г. застало отряд кораблей Тихоокеанского флота в восточной части Аденского залива. Избавляя все сущее от оцепенения теплой южной ночи, восходящее солнце повисло на форштевнях судов, отовсюду спешивших к месту формирования конвоя. Уже началась высадка групп сопровождения, когда эфир взорвал призыв о помощи.

Сигнал бедствия исходил от грузопассажирского судна «BULARY BANK»: «В четырех кабельтовых справа от себя наблюдаю две быстроходные лодки! Мой флаг - Антигуа и Барбуда. Пункт назначения - Форт-Кортьера, Франция. На борту 12 туристов и 17 человек команды - россияне. Нахожусь в точке с координатами...»

«Отбить нападение, осуществить поиск пиратского судна-матки и уничтожить ее!» - откликнулась на это известие Москва.

10.00. Экстренно приготовившись к бою и походу, БПК «Адмирал Пантелеев» устремился на выручку попавшим в беду морякам. Вместе с тем капитану судна рекомендовано, маневрируя, уходить от преследования, а в случае попытки пиратов подняться на борт использовать брандспойты.

10.14. «BULARY BANK» сообщает, что с лодок по нему ведется огонь из гранатометов и автоматов.

Десять минут спустя очередной доклад: «К нападавшим присоединилась третья лодка!»

Напряжение в ходовой рубке «Адмирала Пантелеева» достигает предела. При среднем времени захвата судна пиратами в 15 минут 75 миль, отделявших нас от «BULARY BANK», казались непреодолимой преградой. Первыми вызов приняли механики, выжимавшие из машин все возможное. Достигнув 20 узлов, скорость хода большого противолодочного корабля водоизмещением в 7.500 тонн продолжала увеличиваться. В нетерпении «Пантелеев» дрожал и вибрировал всем корпусом.

10.30. В воздух поднимается вертолет Ка-27ПЛ.

Принимается решение высадить на подвергшееся атаке судно группу антитеррора морской пехоты.

10.45. Летчики засекают пиратское судно-матку - рыболовецкую шхуну типа Дхоу - около тридцати метров в длину и водоизмещением в несколько сот тонн. Судно оснащено двигателем. Сверху хорошо различимы локатор и емкости для топлива и воды. Людей на верхней палубе не обнаружено.

11.07. Произведен взлет второго вертолета.

11.10. Внешний осмотр «BULARY BANK» своей командой не выявил видимых повреждений судна.

Заметив вертолет, разбойники бросаются наутек. Надобность в высадке морских пехотинцев отпадает.

12.20. С Ка-27ПЛ замечают, как пираты, резко изменив курс, устремляются к контейнеровозу «ЦМА ЦГМ Отелло».

12.25 - 12.30. По приказанию с вертолета открывается заградительный пулеметный огонь, принудивший нападавших оставить контейнеровоз в покое. По остатку топлива винтокрылая машина возвращается на корабль, а в 14.44 вновь отправляется на поиск.

16.20. Новая удача летчиков: Ка-27ПЛ повторно замечает судно-матку с двумя быстроходными лодками на буксире.

16.57. С целью задержания и досмотра шхуны с борта вертолета, повторно вылетевшего на задание, дважды производится предупредительная стрельба, а в 17.20 по маневрирующему для уклонения судну открывается огонь на поражение.

17.26. Установлен визуальный контакт с пиратами.

На БПК сыграна боевая тревога.

18.10. На судно-матку высаживается досмотровая группа.

Шаланда, полная фекалий

Пираты заявили о себе... жуткой вонью. Резкий отвратительный запах источало все - сами задержанные, их одежда, лодки и даже вертолетная площадка «Адмирала Пантелеева», на которой затем они размещались. Источником невыносимого амбре, как выяснилось, была разлагающаяся рыба. Морским пехотинцам, окунувшимся в подобные ароматы, стоило больших трудов продолжить досмотр шхуны.

Довольно жалкое зрелище представляли и ее «пассажиры». По словам врача-эпидемиолога майора медицинской службы Петра Подакина, осматривавшего необычных пациентов, многие из них страдали остеомиелитом, кожно-грибковыми и инфекционными заболеваниями.

Но более всего поражали «рыбаки» с черной как уголь кожей. До бровей накачанные наркотиками, они раскачивались из стороны в сторону, взирая на происходящее расширенными зрачками и бормоча что-то невнятное. Иных тошнило и рвало. Брр-р-р...

Удобный флаг...

Спешу разочаровать любителей авантюрно-приключенченских романов: ни шпагу, ни иной предмет в знак примирения и покорности морским пехотинцам никто не вручил. Скорее наоборот, лишившись организованности и единства, компания, находившаяся на судне, разбилась на несколько групп. Так, на надстройке небо поднятыми руками подпирали африканцы, тогда как в районе бака скучились личности иного типа. (Из 29 человек, находившихся на борту судна, одиннадцать оказались сомалийцами, двенадцать - гражданами Пакистана и шесть - Ирана!) Увы, но, очевидно, на случай захвата у современных флибустьеров каждому принято отвечать за себя!

Не было и знаменитого «Веселого Роджера». Вместо него на флагштоке шхуны трепетал флаг Исламской Республики Иран.

...и безотказный «калашников»

То, что задержанная шхуна нашпигована оружием, выяснили летчики. С высоты птичьего полета им было хорошо видно, как неизвестные в спешке избавлялись от гранатометов, выбрасывая их за борт. С остальным содержимым пиратского судна довелось ознакомиться «черным беретам».

Четыре штурмовые лестницы разной длины располагались по бортам. Тут же находились такие же добротные, сделанные из арматуры крючья - незаменимые в абордажном бою приспособления. Радиостанция и GPS-приемник для связи и определения местоположения судна в море. Но настоящий сюрприз морских пехотинцев ожидал в небольшом жилом помещении, устроенном сразу за ходовым мостиком. Именно там, на нарах, среди вороха вещей и одеял и был вскоре обнаружен первый ствол. За ним на свет божий извлекли другой. Затем - третий... Всего девять автоматов Калашникова, два пистолета ТТ и более тысячи патронов к ним в снаряженных магазинах и россыпью.

Плачевное состояние этого «арсенала» никого не оставило равнодушным.

- Что же вы их так запустили?! - указывая на ржавые, с ремнями от спортивных сумок автоматы, в сердцах заметил старший мичман Булат Ребенок, по роду службы отвечающий за состояние оружия вахты ППДО.

На что один из задержанных, неожиданно для всех подняв вверх большой палец правой руки, залопотал:

- О, «калашников» - гуд! Супергуд!

Услуг толмача не потребовалось.

Опрос - дело тонкое

На Сахалин Акмаль Насриев вместе с родителями и старшей сестрой переехал в поисках лучшей доли из Худжандской области Таджикистана еще в 2002 году. В 18 лет добровольно пошел служить своей новой Родине. Оказавшись на БПК «Адмирал Пантелеев», проявил себя искусным стряпчим. На сей раз командирский кок-вестовой сгодился как переводчик с фарси.

- Салом! Номатон чи? Шумо аз куджо?..* (В переводе с фарси это означало: «Здравствуйте! Назовите ваше имя и место, откуда вы прибыли?»)

Знакомая речь вмиг переменила задержанных. Теперь они не таясь рассказывали о себе, выдвигали и, энергично жестикулируя, отстаивали свою версию случившегося.

- Название шхуны - «Шахин-1». Абул Хаким Гадири, перс, представившийся ее капитаном, утверждает, что на промысел вышел три месяца назад, - информирует меня матрос Насриев. - Примерно дней через двадцать, застав врасплох, их захватили сомалийцы. С тех пор разбойники использовали шхуну как свое судно-базу, периодически меняя своих людей и пополняя запасы топлива. Рыбаков все это время держали в заложниках и кормили объедками...

По всему выходило, что сомалийцы - отъявленные негодяи, а добрые и пушистые иранцы с пакистанцами всего лишь невольные жертвы их вероломного нападения и террора. У кого-то из персов «обнаружилась» мать-таджичка. Заметные нотки сочувствия к задержанным стали возникать в голосе самого Акмаля «Не сфотографируете меня на фоне флага?» Когда уже казалось, что счастливого хэппи-энда не избежать, прозвучала та самая его фраза, внезапно вернувшая меня с небес на землю:

- Да только я им не верю!..

Азиаты и африканцы и вправду контрастировали на фоне друг друга. Настолько сильно, насколько могут отличаться потомки древнейшей цивилизации от скотоводов-кочевников безводных африканских пустынь. К слову, грамотой худо-бедно владел лишь один сомалиец, тогда как остальные его соплеменники вместо подписи предпочитали оставлять отпечаток большого пальца правой руки. Истощенные, грязные, одетые в какие-то лохмотья и рубища африканцы при угрозе задержания впали в отчаяние, принявшись отхлебывать из бутылок какую-то наркотическую гадость, в то время как предельно сдержанные и рассудительные азиаты искали выход из создавшегося положения. «Вы не французы?» - осторожно поинтересовался Абул Гадири у наших морпехов, досматривавших судно, и сник, когда выяснилось, что мы не из Парижа.

- Возможно, их уже задерживали и пытались досматривать, но всякий раз, не выдержав отвратительного запаха, отпускали, - резюмировал свои доводы матрос Акмаль Насриев.

«Цветы» ядовитого древа

«Цветы деревьев» - наиболее утешительное из прозвищ, которыми щедро наделяли своих недавних «мучителей» иранцы с пакистанцами, всячески стараясь заронить и в нас пренебрежительное к ним отношение. Все изменили загадочные надрезы на телах африканцев.

Наличие горизонтальных (реже - вертикальных) надрезов на теле чернокожего мужчины является свидетельством его личного мужества, доблести и отваги. У сильной половины различных африканских племен такой надрез может означать и три, и пять, и даже десять собственноручно поверженных врагов.

У Абдусалама Ахмеда Эльми тоже немало «зарубок» о ратной доблести. 32 года назад родился в Йемене. В Босасо, крупнейший город самопровозглашенного сомалийского государства Пунтленд, перебрался уже в зрелом возрасте. Заняться пиратским промыслом его заставила не столько нужда (у Абдусалама несколько жен, три дочери и постоянная потребность в героине). Пираты, по его твердому убеждению, - это Престиж, всеобщее Уважение и Власть, всегда ценившиеся в этой части мира больше золота.

- Я - босс? Что вы! - отшучивается Ахмед Эльми. И не мудрствуя лукаво указывает на пожилого пакистанца, которому старательно прислуживали соплеменники: - Скорее, начальник - он.

Украшенный окладистой седой бородой старец и вправду выглядел неплохо: прилично одет, ухожен и лишен признаков тяжелой работы. Что ж, на Востоке принято оказывать всяческое уважение старшим. Удивляло другое: преуспевающе выглядело практически все его окружение!

Невольно подумалось: если в этом спектакле сомалийцам выпала роль воинов и боевиков, то остальные вполне могли оказаться обычными моряками и рыбаками, способными встать к штурвалу и у машин захваченного судна и отвести его в ближайший порт. Запросто! В таком случае они в некотором смысле тоже «цветы деревьев». А точнее, одного большого ядовитого пиратского древа, глубоко пустившего свои корни на Африканском Роге и отравляющего жизнь примыкающего к нему обширного региона.

Большой перекур

О вкусах спорить не принято. Особенно если вас по доброте душевной ставят на все виды довольствия. Подчиненные помощника командира БПК «Адмирал Пантелеев» по снабжению лейтенанта Александра Гильманшина специально снедь для джентльменов удачи на камбузе не готовили. И все же очень уж понравились им молочные каши и хлеб из корабельной пекарни. Даже добавки просили.

В первый же вечер вместо утерянных впопыхах набедренных повязок сомалийцы получили форменные трусы и простыни. Дабы ненароком не замерзли, выдали шинели из подменного фонда. Каждому. Кроме того, курящие разбойники, к немалому своему удивлению и удовольствию, получили спички и довольно крепкие «фирменные» армейские сигареты «Перекур».

Подходишь утром к вертолетке, а они сидят на корточках и щебечут о чем-то своем, укутавшись в наши шинели и табачный дым. Картина маслом! Еще немного - и с этими парнями можно будет заключать контракт, шутили моряки.

С пиратами и вправду нужно было что-то делать. Надеяться на их справедливое наказание в самом Сомали, где уже много лет царит неразбериха и хаос, было наивно. Отпущенные в эту страну флибустьеры, как это уже случалось не раз, вновь выходили на преступный промысел. Везти в Россию - дорого, хлопотно и накладно. Единственным разумным решением в данной ситуации выглядела передача задержанных Пакистану и Ирану. Однако признавать факт косвенного участия своих сограждан в морском разбое там не торопились. Пока суд да дело, всех двадцать девять задержанных 30 апреля с.г. разместили на морском спасательном буксире МБ-37.

Перекур явно затягивался.

А судьи кто?

На моей памяти Абул Хаким Гадири прослезился дважды: когда под тяжестью неопровержимых улик отправился на дно «Шахин-1» и когда пересаживался на иранский военный катер. Сразу и не разберешь, были ли эти слезы следствием большого огорчения или проявлением великой радости.

О строгости исламского законодательства, густо замешанного на религиозных традициях, мы были наслышаны. Так, иранец, впервые уличенный в браконьерстве осетровых, запросто лишается рук, попавшись вторично - головы. Еще более жестко карается в Иране пиратство. Хотя куда уж жестче-то? Наши догадки на сей счет подтвердил командир катера «Гардуне» Мохаммад Мехди Ахмади, который на вопрос, что ждет джентльменов удачи, многозначительно воскликнул: «На все воля Всевышнего!»

По согласованию сторон передача проходила на границе иранских и пакистанских территориальных вод, куда МБ-37 Сергея Ржанова смог добраться лишь на десятые сутки - ожидание в дрейфе плюс переход. Сначала на ошвартовавшийся к МБ-37 «Гардуне» перешли сомалийцы и персы. Еще три дня спустя оставшиеся двенадцать человек были, что называется, в целостности и сохранности переданы кораблю береговой охраны Пакистана. Проводившаяся при этом фото- и видеосъемка, неподдельный интерес к изъятому оружию, дискам с видеозаписью и иным документальным свидетельствам давали основание надеяться на соответствующую оценку властей и общественности двух соседних центральноазиатских стран в отношении противоправной деятельности своих соотечественников.

Интересно, а чем это задержание примечательно для российских военных моряков? По словам командира отряда кораблей ТОФ капитана 1 ранга Ильдара Ахмерова, в ходе антипиратской акции тихоокеанцы смогли воочию убедиться, как должно и можно бороться с пиратами. Случившаяся в самом начале боевой работы в Аденском заливе, она позволила им собраться, верно рассчитать свои силы и в последующем успешно выполнять задачи по эскортированию гражданских судов...

Источник: "Красная звезда", автор: Евгений УСТИНОВ. 08.07.09


Главное за неделю