Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Батальон особого назначения

03.02.10
Текст: Красная звезда, Виталий Аньков
Фото: Красная звезда, Виталий Аньков
Несмотря на приличный мороз и сильный ветер, этот день для личного состава отдельного морского инженерного батальона Тихоокеанского флота, которым командует капитан 2 ранга Александр Николаевич Байшев, выдался жарким. Во время полевых занятий, которые проходили в нескольких учебных местах, отрабатывались навыки поиска и обезвреживания мин на дороге, их складирования и охраны, проделывания проходов в минных полях, развертывания электростанции, ведения огня из личного оружия, погрузки техники на плавающий транспортер... Помимо этого опытных и только начинающих службу бойцов можно было видеть в строю, когда командир батальона сначала ставил задачи, а потом подводил итоги занятий, занимающими места в кузове автомобиля, покидающими его, отогревающимися в палатке чаем из металлических кружек... Все происходило настолько динамично, что времени на разговоры не было ни у меня, ни у комбата. Поэтому договорились с ним, что вечером, пусть даже поздно, спокойно пообщаемся в его кабинете. Когда техника возвратилась в парк, оружие было сдано, личный состав поужинал и вернулся в казарму, наша беседа состоялась.
- Вы меня, Александр Николаевич, заинтриговали вашим воинским званием. Почему капитан 2 ранга, а не подполковник? Расскажите сначала о себе. Откуда родом, где учились, как служба складывалась?

- Биография простая. Родом из приморского села Раздольное...

- ...известного, я слышал, тем, что...

- ... в нем самая длинная улица в стране.

- Неужели это все-таки правда? Где можно найти подтверждение?

- Еще в шестом классе, когда географию проходили, узнал об этом. В школьном учебнике черным по белому было написано... Всем классом гордились, что наше Раздольное такое знаменитое. Правда, тогда оно числилось не селом, как сейчас, а поселком городского типа... А еще каждый проезжающий по улице имени Сергея Лазо обратит внимание на несколько старых казарм дореволюционной постройки, одна из которых, кстати, помнит Семена Михайловича Буденного.

- Видимо, многим мальчишкам, выросшим в таком селе, мечталось стать военными?

- Вы правы. Я сначала в мореходку хотел поступать, но потом мы с другом поехали в Уссурийск. В школе учился без троек, поэтому экзамены в суворовское военное училище сдал успешно. Правда, форму так и не надел. Проявил солидарность с товарищем, которому захотелось домой... Однако желание стать офицером после того казуса стало еще крепче. В общем, в 1990 году поступил в Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени адмирала Степана Осиповича Макарова. Через пять лет его окончил. Не хочется, честно говоря, объяснять, почему выпускник радиотехнического факультета сразу стал командиром взвода инженерно-технической роты отдельного морского инженерного батальона. Так уж получилось. Вспомните, какое было время – середина девяностых. Тогда у многих все шло наперекосяк... Впрочем, я ни о чем не жалею. Главное, что остался в строю. Дед-фронтовик, который учил меня любое дело доводить до конца, будь он сейчас жив, наверное, был бы доволен. Перед родителями, старшим братом, который служил мичманом, тоже не стыдно.

Взвод, как и весь батальон, был сокращенного состава. В основном занимались охраной находящейся на длительном хранении инженерной техники. Через день, как говорится, на ремень. Помимо караулов – участие в ликвидации последствий взрыва на арсенале. Через год был назначен помощником командира в отдельную воинскую часть, которая непосредственно отвечала за хранение и обслуживание техники. Это только кажется, что, если, к примеру, автомобиль стоит без движения, внимания к нему не требуется. Как на кораблях существует ежедневное проворачивание механизмов, так и на складах НЗ нужно постоянно убеждаться в исправности и работоспособности боевой техники. И, соответственно, осуществлять текущий ремонт. Резина, аккумуляторы со временем выходят из строя, металл подвергается коррозии...

В 1999 году возвратился в батальон на должность командира инженерно-технической роты. В 2003-м – нужно было очередное воинское звание получать – перевелся на должность командира роты школы мичманов и прапорщиков. В 2005-м предложили должность помощника начальника 42-й мореходной школы по материально-техническому обеспечению в Кронштадте. Через несколько лет она попала под сокращение, поэтому из главного инженерного управления ВМФ поступило новое предложение – вернуться в Приморье и возглавить батальон, в котором начинал офицерскую службу. С февраля прошлого года я здесь...

- Из Кронштадта – опять на Дальний Восток!.. Уникальный, думаю, случай. Неужели нельзя было, как говорят, зацепиться, найти какую-то другую должность? А супругу как уговорили?

- Конечно, Ларисе в Кронштадте очень нравилось, но долго уговаривать ее не пришлось. Родом она из Владивостока, который не так уж далеко от нашего гарнизона. И вообще моя Лариса Валерьевна – настоящая офицерская жена и к переездам относится как к неизбежному атрибуту семейной жизни. А насчет того, чтобы зацепиться... Вы правы, такая возможность была. Тем более что квартиру в Санкт-Петербурге успел получить. Но даже и не пытался цепляться. Верьте – не верьте, в родной батальон, в родное Приморье вернулся с большим удовольствием. Хотя, признаюсь, многие сослуживцы были удивлены.

- Не боялись, что батальон тоже со временем сократят?

- Не боялся и был уверен, что флоту без него не обойтись. Инженерная разведка местности, обезвреживание взрывоопасных предметов, строительство мостов, блиндажей, окопов, полевое водоснабжение, обеспечение электричеством военных объектов, ремонт боевой техники – эти и другие задачи стояли и будут стоять перед батальоном. А сколько раз он приходил на помощь местному населению, когда случались природные катаклизмы... Зимой с помощью тяжелой техники – бульдозеров, тягачей, экскаваторов – разгребали снежные завалы, подключали к нашим электростанциям обесточенные больницы, летом на плавающих транспортерах эвакуировали людей из районов затопления. Помните, наверное, масштабное наводнение десятилетней давности. До сих пор вижу глаза спасенных, наполненные радостью и благодарностью. Многие бойцы и командиры даже медалями тогда были награждены. Техническую помощь батальон постоянно оказывает администрации района, подразделениям МЧС...

- Вспоминаю общение с командиром одной артиллерийской бригады сокращенного состава. Когда его назначили на эту должность, ему пришлось жесткой рукой наводить порядок, чтобы искоренить так называемую "дедовщину". "Ты что делаешь – целое отделение отправил в дисбат?!." – ругались начальники, хотя потом признали, что крайние меры были оправданными. Вам не пришлось действовать подобным образом?

- К счастью, нет. Мне от полковника Владимира Дмитриевича Рощина, который сейчас уже на пенсии, досталось хорошее наследство. И потом, специфика нашего батальона такова, что для процветания "дедовщины" просто нет почвы. Как ее не было, по рассказам людей воевавших, во время боевых действий. Разве можно оскорбить или просто обидеть сослуживца, с которым завтра идти в бой и от которого, возможно, будет зависеть твоя жизнь? У нас – аналогичная ситуация. Поиск, обезвреживание взрывоопасных предметов – тоже бой, победа в котором достигается, в том числе, благодаря уверенности в товарищах.

Хотя без судебного разбирательства, кстати, тоже не обошлось. Только не я подавал в суд, а на меня. Сделал это один из офицеров батальона, который посчитал, что я несправедливо наложил на него дисциплинарное взыскание и лишил квартальной денежной премии. Суд принял мою сторону, и сейчас, должен сказать, отношения с этим офицером вошли в нормальное, регламентированное уставами русло.

Говорят, что нельзя войти в одну реку дважды, и лучше не возвращаться туда, где уже служил. Не согласен. Мне как раз очень помогло и помогает сейчас то, что многие офицеры и прапорщики помнят меня еще командиром роты. Например, начальник штаба майор Вадим Вячеславович Бакулин, командир инженерно-технической роты капитан Сергей Александрович Кузьменков, старший прапорщик Вячеслав Владимирович Вовк, старший мичман Владимир Михайлович Чернов, который, кстати, руководил сегодня погрузкой техники на плавающий транспортер... Особенно на первых порах я очень нуждался в их моральной поддержке и получил ее в полной мере.

- А вы знали, когда возвращались, что вскоре предстоит переход на новые штаты? У батальона постоянной готовности задач прибавилось?

- Не знал, хотя предположить было нетрудно. Батальон, повторю, очень нужен флоту, и его развертывание вполне вписывается в концепцию нового облика Вооруженных Сил. Задачи же фактически остались прежними. Вот, к примеру, у меня план на 2010 год по инженерной разведке и очистке местности от взрывоопасных предметов в соответствующих районах. Конца этой работе не видно. Повсеместно идет строительство новых домов и различных объектов, в ходе которого при подготовке котлованов обнаруживается все что угодно. В том числе – снаряды и мины Второй мировой войны. В батальоне существует дежурная группа саперов, которая по первому звонку от представителей МВД, МЧС готова выехать на место обнаружения опасной находки. Такая же группа во главе с офицером или прапорщиком в арсенале флота находится постоянно. Даже в свой профессиональный праздник – День инженерных войск, который мы отмечали 21 января, – эта группа работала в обычном режиме. Зимой, поскольку земля замерзает и покрыта снегом, тревожных звонков бывает меньше, а с началом весны их количество резко возрастает. Земля, подтаивая, сама выдавливает тяжелые предметы на поверхность.

- Родина отмечает ваш опасный труд наградами?

- Конечно. Родина нас не забывает. В прошлом году орден "За военные заслуги" получил начальник штаба майор Бакулин, отправлены представления еще на двух офицеров. Орденом Мужества недавно награжден старший прапорщик Владимир Евгеньевич Бытко, медалью "За отвагу" – старший прапорщик Руслан Анатольевич Полукаров...

- А квартиры дает?

- На сегодняшний день среди бесквартирных на так называемом компьютерном учете у нас стоит всего один прапорщик, который готовится к увольнению в запас по достижении предельного возраста. Что касается служебных квартир, тем более в связи с переходом на новые штаты, то их не хватает. Проблема острая.

- О чем еще болит голова комбата?

- Проще говоря, о том, чтобы личному составу было тепло и сытно. У нас две казармы старой постройки. Когда батальон был сокращенного состава, мы одной казармой в принципе обходились. В ней сделан неплохой ремонт, мебель – новая, хороший телевизор, подаренный местной администрацией. А вот во второй казарме, которая теперь тоже заселена, ремонт еще предстоит делать. Надо заменить оконные рамы, перекрыть крышу. Соответствующие заявки сделаны. Надеюсь, что в титул капитального ремонта казарма будет включена. Также хотелось бы улучшить бытовые условия в общежитии. Нужна хотя бы небольшая общая кухня... Что касается питания личного состава, здесь проблем не вижу. Все, что положено по нормам котлового довольствия, матросы, сержанты получают. Но контроль с моей стороны в этом вопросе будет по-прежнему жестким. Кстати, на территории части работает военторг, где можно купить сладкого.

- По новым штатам у вас есть заместитель по воспитательной работе? Ведь именно он – главный помощник командира в плане заботы о личном составе...

- К сожалению, заместителя по воспитательной работе у меня нет. Понятно, что, согласно уставу, любой офицер обязан воспитывать подчиненных и заботиться о них. И все же "чистого" заместителя по воспитательной работе мне очень не хватает. Некоторые его обязанности, в основном по организации досуга, взял на себя командир инженерной роты. За общественно-государственную подготовку отвечает начальник штаба. А ведь при этом и других, собственных обязанностей у них стало больше.

- Будем надеяться, что дополнение к новым штатам, которое возродит должность заместителя командира по воспитательной работе, не заставит себя долго ждать. Тем более что количество "контрактников" у вас, как я понял, увеличивается, а этот контингент военнослужащих требует к себе особого внимания. Вы, кстати, как относитесь к процессу постепенного перехода значительной части флота на контрактную основу?

- Хотя нам поставили задачу добиться 70-процентной "контрактизации" батальона, лично мне хотелось бы довести эту планку до 100 процентов. За один год мало чему научишь матроса-"срочника", а специальности у нас серьезные, у саперов – опасные, поэтому лучше, чтобы ими владели настоящие профессионалы. Благо, что у них есть перспектива получения служебного жилья.

- Желаю вам, Александр Николаевич, успехов в службе.


Главное за неделю