Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

Доброго утра, "Иртыш"!

Кто из вахтенных помощников капитана «Иртыша» первым сопроводил таким приветствием нарождающийся день, доподлинно неизвестно. Да только однажды усиленное трансляцией оно зажило самостоятельной жизнью, в любых испытаниях поддерживая экипаж этого уникального судна.

Ruschudo.ru

Южная Атлантика. 1982-й год. Разгар англо-аргентинского вооруженного конфликта... С целью восстановления колониального статуса над Фолклендами к спорным островам направляются британские экспедиционные силы. В их составе реквизированный для медицинских нужд лайнер «Уганда». Только с 16 мая по 13 июля на «Уганде» квалифицированную медпомощь оказали 730 военнослужащим Ее Величества, 92 процентов из которых составляли морские пехотинцы, летчики и моряки, раненые в ходе боевых действий. Пятьсот пострадавших на санитарно-транспортных судах были эвакуированы в Монтевидео (Уругвай), а затем по воздуху в Великобританию. Многие из них смогли вернуться в строй. Не говоря уже о том, что столь эффективная работа медиков благотворно сказалось на моральном духе войск.


«Хозяин верхней палубы» - боцман Николай АНУФРИЕВ

Так бы и пылиться в архивах отчетам английских эскулапов о медицинском обеспечении воюющей за 12 тысяч километров от метрополии крупной группировки ВМС, не попадись они на глаза американцам. Но вот что интересно: когда в Пентагоне еще только формулировали тактико-техническое задание для своих гигантских плавучих госпиталей «Мерси» и «Комфорт», со стапелей судоверфи имени Адольфа Варского в польском Щецине одно за другим уже сходили советские специализированные госпитальные суда - «Обь», «Енисей», «Свирь»... Замыкал серию «Иртыш».

Как и собратья по проекту «Иртыш» относился к судам океанского класса со значительной, в 45 суток автономностью и дальностью плавания до 12 тысяч морских миль. С комфортом разместив на борту несколько сотен раненых и больных, «Иртыш» двадцатиузловой скоростью способен быстро покинуть зону боевых действий. Далее по необходимости можно задействовать многопрофильный госпиталь на 100 коек, более десятка лечебно-диагностических отделений, три операционных зала, аптеку, поликлинику, профилакторий, водно-оздоровительный комплекс и даже морг - незаменимую в южных широтах вещь.

Аденское дефиле

У помощника капитана «Иртыша» по воспитательной работе Геннадия Агеенко хранится фрагмент необычной навигационной карты. На пожелтевшем от времени ватмане - история межфлотского перехода судна 1990-1991 годов. У Лиепаи, откуда берет начало проложенный мимо рифов и мелей маршрут, нахожу первую из оставленных штурманом пометок - «Поехали!». В местах якорных стоянок, чьей-то щедрой рукой рассыпанных по Средиземному и Красному морям - «Купаемся. Удим рыбу». Напротив Коломбо - «Принимаем посла и ланкийского министра». А, например, близ Адена обнаруживаю кричащее, за тремя восклицательными знаками примечание - «Вкалываем!!!».

«Иртышу» ставилась задача наряду с диспансеризацией наших дипломатов и советников провести медицинское обследование военнослужащих йеменской армии. Не успели пришвартоваться, как к судну нескончаемой вереницей потянулись колоритные служивые, как головешки, загорелые, в клетчатых юбках, с традиционными племенными кинжалами за широкими поясами. Ладно бы сами, так еще со своими женами, детьми и внуками.

Что тут началось! Плач, крики, шум, гам... Работы хватало всем. И медикам, валившимся с ног от усталости, и судовой команде, пытавшейся хоть как-то совладать с плохо управляемой толпой, и пусть временно, но все же разместить людей, напоить их водой. Изъяснялись жестами. И все это в невероятной тесноте, липкой и душной от жары! За месяц таким образом было обследовано более 25 тысяч (!) человек, большинство из которых посещали врача впервые.

Не отказывали в помощи местному населению военные медики и в дальнейшем. Например, во Вьетнаме, где «Иртышу» неоднократно доводилось нести боевую службу. И надо сказать, такая выстроенная на языке микстуры, таблеток и шприцов дипломатия воспринималась туземцами куда убедительней и лучше, чем появление «эскадры канонерок».

В огне брода нет

Нападение было внезапным.

- Это ты детей загубил! - воскликнув, впилась ногтями в лицо ничего не подозревавшему Ясону Демееву какая-то женщина. - Да как же ты мог, изверг!..

- Позвольте, - пытался освободиться и как-то урезонить посетительницу начальник госпиталя.

- Не позволю! - продолжала атаковать она. - Это ты, командир РТШ, во всем виноват!..

В марте 1993 года из расположенной на острове Русском радиотехнической школы Тихоокеанского флота на «Иртыш» поступило около пятидесяти молодых матросов. Диагнозы - общие для всех: вызванное недоеданием истощение организма, алиментарная дистрофия, педикулез, дизентерия, у многих признаки пневмонии. К сожалению, четверых моряков спасти не удалось. Ставшее достоянием гласности известие о том произвело эффект разорвавшейся бомбы. За чередой громких публикаций убитые горем родители пострадавших подчас не видели особой разницы между названием госпитального судна и главным источником своих бед и несчастий - радиотехнической школой. И лишь приехав сюда за сотни и тысячи километров, убеждались - это далеко не так.

Немного успокоившись, согласилась познакомиться с госпитальным хозяйством и та отчаянная мама одного из матросов. «Надо же, кругом тепло, чисто, светло, вкусно!» - удивлялась она. И, пожив с недельку на судне с сыном, перед отъездом извинилась перед Ясоном Артемовичем.

Можно сказать, коллектив «Иртыша» принял тогда на себя всю ненависть и гнев солдатских матерей, правозащитников, а заодно политических деятелей, пытавшихся заработать себе дивиденды на трагедии, - были и такие. Да так, что самого Демеева по нескольку раз на дню могли снять с должности, уволить и вернуть на прежнее место службы. А выстояли, подняв на ноги ослабленных мальчишек, потому что оказались готовы к неожиданностям подобного рода. Даже сейчас имеющийся на судне запас медикаментов позволяет десять суток оказывать полноценную медпомощь сотне человек.

Два капитана

Их пути пересеклись в 1979 году в обстановке прозаичной для дальнего плавания. Геннадий Киреев - на тот момент капитан танкера «Владимир Колечицкий» и Ясон Демеев, лейтенант медицинской службы, начальник медслужбы одного из судов спецназначения Тихоокеанского флота. Танкер находился в Южно-Китайском море, когда, не на шутку разболевшись, слег один из матросов. Дали радио, на которое и откликнулся находившийся неподалеку «разведчик»...


Капитан дальнего плавания Геннадий Иванович КИРЕЕВ и заслуженный врач Российской Федерации полковник медицинской службы Ясон Артемович ДЕМЕЕВ

Другой раз о том, как молодой офицер не допустил преждевременного возвращения «Колечицкого» во Владивосток, вспоминали уже на «Иртыше» вместе. До назначения сюда начальником госпиталя в октябре 1992 года Ясон Артемович Демеев успел «постажироваться» в Эфиопии. За 1216 суток в зоне боевых действий, как отмечено в выданной ему на руки справке, выполнил около трехсот операций, пополнив послужной список названиями экзотических мест - Асмара, Массауа, остров Нокра.


На учении по оказанию первой врачебной помощи раненому

Где-то совсем рядом от Африканского Рога находился в этот период и Геннадий Киреев. Водил под огнем сепаратистов танкеры с горючим, в прямом и переносном смыслах спасая людей, технику, города. В январе 1986 года из охваченного братоубийственной бойней Адена сумел вывезти на «Владимире Колечицком» в Джибути шесть тысяч беженцев. В 1990-м Геннадия Ивановича отправили в Польшу принимать «Иртыш».

Именно любовь к морю и морской службе, трепетное отношение к делу легли основой удивительно теплых дружественных отношений, установившихся между ними. А ведь они такие разные! И по возрасту - Геннадий Иванович на двадцать лет старше Ясона Артемовича, и по своей основной специальности - судоводитель и хирург, и, конечно же, внешне. Когда в перестройку Киреев уехал работать в Грецию, Демеев почувствовал, что лишился чего-то дорогого и очень важного. И он сам, и «Иртыш». Пока суть да дело, сменилось несколько капитанов. Да только вновь былое спокойствие и уверенность экипаж обрел лишь с возвращением в 2003 году Геннадия Ивановича на капитанский мостик. С той поры, считают моряки, воцарился порядок на судне - для «Иртыша» два командира, капитана, два хозяина все равно, как двуглавый геральдический орел для России.

В море по-пешему

«Иртыш» было не узнать: команда разболтана, машины в разобранном состоянии. Пришлось Кирееву, засучив рукава, «крутить гайки». Но более всего много повидавшего на своем веку капитана поразило отсутствие у судна всяческих перспектив. Оказывается, его «Иртыш» давно заочно списали, планируя приспособить под нужды коммерсантов.


Экипаж «Иртыша» - одна семья

- Я - к начальникам. Интересуюсь, отчего такая немилость? Те на один мой вопрос бьют несколькими: «А зачем вы нужны? И какая, собственно говоря, от вас польза?», - с горечью в голосе вспоминает Геннадий Иванович.

Поразивший наше общество вирус купли-продажи успел понаделать немало бед. Стало модным искать выгоду даже там, где она не предусмотрена конструктивно - в боевых кораблях и на вспомогательных судах. Но ведь так немудрено скатиться до абсурда! Взять тот же «Иртыш». Средства связи, навигационное оборудование, наконец, корпус - в хорошем состоянии. Главные двигатели и вспомогательные механизмы едва ли выработали одну десятую часть своего ресурса. Да, девять лет судно не знало докового ремонта. Плюс нужно заменить некоторые участки трубопроводов и износившиеся насосы. После чего без особых затрат «Иртыш» можно эксплуатировать еще по меньшей мере пятнадцать лет.

Изрядно потрудившийся за границей Киреев уверен, что так поступили бы в любой цивилизованной стране. Ан нет, у нас посчитали, что для вывоза людей и имущества с ПМТО Камрань в мае 2002 года лучше втридорога арендовать паром «Сахалин-9», вместо того чтобы привлечь для этих целей свое судно с имеющим опыт обеспечения подобных операций экипажем.


Штурман Олег ШЕСТЕНКОВ

Ломать не строить. Забросав заявками на получение недостающих деталей соответствующие органы, постарались укомплектовать стоящими специалистами машинную команду и ее группу «быстрого реагирования» - рембригаду, благодаря которой со временем не только переломили ситуацию с текущими неисправностями, но и смогли подступиться к такой сложной и ответственной задаче, как восстановление котельного хозяйства.

Если у главного механика Владислава Рубцова сотоварищи с избытком хватало дел и на берегу, то штурмана Олега Шестенкова, начальника радиостанции Владимира Анищенко, старшего матроса-водолаза Рябова Юрия и других специалистов, дабы не утратили профессиональных навыков, частенько откомандировывали на ходовые суда - танкеры «Иркут», «Печенга», «Борис Бутома» и «Владимир Колечицкий».

То же и с медперсоналом. Не ограничиваясь одним участием в диспансеризации личного состава гарнизона и лечении стационарных больных на борту самого судна, военные медики использовали любую возможность для клинической практики на базе Главного клинического военно-морского госпиталя и других медучреждений ТОФ. Достаточно сказать, что один - два военврача с «Иртыша» ежегодно оказываются в числе слушателей командного факультета Военно-медицинской академии имени С.М.Кирова. Из тех, кому в обозримом будущем предстоит подняться вверх по служебной лестнице, можно отметить талантливого нейрохирурга начальника хирургического отделения майора медслужбы Вадима Ахмадуллина, начальника терапевтического отделения майора медслужбы Инну Баранову и их подчиненных.


Госпитальное судно ТОФ «Иртыш» Тихоокеанского флота

Как результат - «Иртыш» сегодня находится в готовности по предназначению, а не занимается перевозкой подержанных иномарок и ширпотреба.

А медиков - с Днем Победы!

С праздником Победы накануне Дня ВМФ экипаж госпитального судна, оговорившись, поздравил сам командующий Тихоокеанским флотом вице-адмирал Константин Сиденко. А, как хорошо известно, любые случайности случайностью не являются.


В минуты отдыха

«Иртыш» примет участие в морском параде! Это казавшееся еще вчера невероятным известие вызвало у команды поистине стахановский энтузиазм. Для начала вышли в море, где с первого предъявления сдали командованию соединения элементы курсовой задачи, а затем еще целый месяц в авральном режиме что-то грузили, ремонтировали, скоблили, драили...

Аккуратно, но вместе с тем уверенно и быстро, словно опытный стилист макияж, наносил на корпус тонны краски боцман Николай Ануфриев. Ему ассистировали в этом матросы палубной команды Вениамин Апокаев, Юрий Рябов и Андрей Степашкин. Ремонтный механик Станислав Буткевич и слесарь Анатолий Завьялов с токарем Юрием Михеевым также дневали и ночевали на судне, еще и еще раз проверяя надежность его основных систем, узлов и механизмов. А после переодевшись в новенькую с иголочки парадную форму, в общем строю дружно отрабатывали приветствие, добиваясь безукоризненной слаженности. Волновались? Не без этого. Но все обошлось. Изумленной публике «Иртыш» предстал во всей красе - величественным, гордым, непоколебимым.


Идет борьба за живучесть судна

В тот день за праздничным столом Геннадий Иванович Киреев подвел черту делам экипажа, очень верно отметив, что, сохранив судно для флота и страны, они тем самым выполнили большую политическую задачу. Словам старейшего капитана Тихоокеанского флота вторили трели телефонов - разбуженные телерепортажем из Владивостока коллеги, сослуживцы и знакомые моряков спешили поздравить их с замечательным успехом.

Присоединимся к этим поздравлениям и мы.

С Победой тебя, «Иртыш»! Заслуженной, важной, знаковой и, хочется верить, далеко не последней!


За работой мотористы

Источник: "Красная звезда", автор: Евгений УСТИНОВ


Главное за неделю