Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

41 морской богатырь

11.04.12
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Тимур Гайнутдинов
Фото: Центральный Военно-Морской Портал
Во время несения службы в Аденском заливе освобождать захваченные пиратами суда морским пехотинцам БПК "Адмирал Пантелеев" не пришлось. Но случаев поддержать честь Андреевского флага представилось достаточно.

Подполковник Николай Александрович Тихонов
– Что о нас писать? Мы же "Московский университет" не освобождали…

Начальник ПВО бригады морской пехоты Тихоокеанского флота (ТОФ) подполковник Тихонов этой зимой вернулся из дальнего похода. 41 морской пехотинец пять с половиной месяцев нес трудную службу в Индийском океане, а Николай Александрович был командиром.

– Людей в поход командование бригады отбирало очень тщательно. Проводилось не только психологическое тестирование, но и индивидуальная беседа с каждым кандидатом. В море пошли только добровольцы. Причем пошли, сознательно продлив себе службу по призыву на несколько месяцев: приказ о демобилизации ребят выходил осенью, а возвращались мы только зимой.

Причин, по которым отбор проводили столь строго, несколько. Здесь и психологическая устойчивость при длительном пребывании личного состава в замкнутом пространстве корабля, и умение адаптироваться к непривычному климат, и высокая ответственность. Задача конвоирования судов в кишащих пиратами водах в любой момент могла стать боевой. Никто не гарантировал, что морским пехотинцам не придется открыть огонь из табельного оружия по врагу, огрызающемуся автоматными очередями. На этот раз бойцов спецназа на борт кораблей не сажали: их роль должны были выполнить простые ребята, вчерашние школьники.

– Во время перехода к побережью Африки все группы усиленно тренировались. Мы отрабатывали упражнения, которые не входят в штатную программу боевой подготовки – учились забрасывать "кошки" и взбираться на борт корабля по канатам и штормтрапам. Десантировались с вертолетов как на палубу, так и на воду. Последнее очень важно психологически: волна с борта корабля всегда кажется ниже, чем при падении в нее в спасательном жилете. И представляешь себе, что там акулы, змеи, рыбы всякие…

Высаживаться с вертолета по канату на борт корабля (с высоты 50 метров!) – не самое безопасное занятие, но Николай Тихонов вместе с пилотом вертолета, подполковником В. И. Ковальчуком, настояли на том, чтобы все бойцы освоили этот прием – в бою может пригодиться. Впрочем, моментов, которые морским пехотинцам пришлось осваивать во время похода масса: даже стрельба из штатного оружия во время качки требует особых навыков. Отрабатывались стрельба с летящего вертолета, передвижение по корабельным трапам и палубам: сталь не земля, упадешь во всей экипировке – костей не соберешь…

– Когда подошли к африканскому побережью начались проводки конвоев. Мы разбили ребят на группы по 5-6 человек. На случай, если групп не хватит, подучили владению оружием и тактике личный состав экипажа. В конвоях ходили от одного до 16 судов. Впрочем, некоторые не соглашались принять на борт группу: возможно, везли "сомнительный" груз… Остальные команды были очень радушны к морским пехотинцам. Мы выдавали всем бойцам сухой паек и воду, чтобы не смотрели голодными глазами, но обычно моряки охраняемых судов приглашали группу питаться в кают-компанию. Иногда все обходилось нормально, а иногда ребята местную пищу просто есть не могли – такая острая!

За месяцы, проведенные у побережья Африки, подчиненные Николая Александровича охраняли корабли под самыми разными флагами: норвежскими, филиппинскими, сейшельских островов и целой россыпи экзотических стран. Однажды довелось конвоировать судно под монгольским флагом, хотя из школьного курса географии известно, что Монголия выхода к морю не имеет. Случались и "тонкие" ситуации: командный состав одного из судов был полностью укомплектован грузинами. Морских пехотинцев строго проинструктировали: от разговоров на политические темы воздерживаться, на провокации не поддаваться. Впрочем, дело было в особо опасном Баб-эль-Мандебском проливе, где пиратские лодки – частые гости, так что "хозяева" вооруженным бойцам были откровенно рады и организовали угощение из блюд национальной кухни.

Особый случай отличиться приготовила тихоокеанцам Индонезия.

– В порту Сурабая должны были состояться совместные учения с "Копаско" – индонезийским элитным подразделением специального назначения (с мировым именем!). По "легенде" пираты (роль которых исполняли шестеро наших водолазов и шестеро индонезийцев) захватили буксир "Фотий Крылов". Экипаж забаррикадировался в надстройке, а группа наших бойцов и группа спецназовцев из "Копаско" должны были подойти на быстроходных лодках и освободить экипаж. Учения проходили в присутствии посла России, нашего военного атташе и командующего сухопутными войсками Индонезии. Непосредственное руководство учениями осуществлял командующий индонезийскими силами специального назначения.

Уже в ходе подготовки к операции, морским пехотинцам удалось добиться морального превосходства над индонезийскими коммандос. Прежде всего – дисциплиной. Тихоокеанцы четко держали строй, на просьбу посмотреть оружие запрашивали разрешение командира, не курили и не разговаривали без команды. Уже это произвело впечатление. А потом быстроходные лодки устремились к "захваченному пиратами" буксиру…

– Мы заранее распределили, кто на какой борт высаживается: наши – на правый борт, индонезийцы – на левый. Когда группа под командованием старшего лейтенанта Павла Хабирова подошла к "Фотию Крылову", сказались упорные тренировки, которые мы проводили весь поход. Морские пехотинцы быстро закинули кошки, взобрались на борт, всех пиратов "повязали" до того, как бойцы "Копаско" сумели подняться на палубу буксира. Командующий силами специальных операций сорвал с себя фуражку, когда это увидел! А ведь поначалу индонезийцы смотрелись выигрышнее: большая номенклатура специального оружия и амуниции, пистолеты со снайперскими прицелами, камеры на шлемах, наушники, микрофоны… Да и сами профессиональные спецназовцы в возрасте 28-30 лет. А у нас – мальчишки 18-19 лет от роду со штатным вооружением, у снайпера – СВД 1967 года!

Впрочем, и своим оружием морским пехотинцам довелось блеснуть не раз. Все страны, в которые состоялись заходы – "проамериканские" в вопросах вооружений. То есть с "калашниковыми" местные военные, конечно, знакомы, но в китайском и венгерском исполнении. А это и другие технические характеристики, и другое качество. Привлекли внимание зарубежных коллег и такие специфические для тех мест виды оружия, как РПГ-7 с прицелом ночного видения, плавающие бронежилеты и прочее. Новый камуфляж "цифра" неплохо показал себя в условиях тропиков – легкий, просторный. К тому же морские пехотинцы доработали его еще перед походом, централизованно укоротив в бригадном банно-прачечном хозяйстве рукава курток, брюки до состояния шорт, закупив камуфлированные футболки. Пришлось закупать самостоятельно такие детали амуниции как налокотники и наколенники, очки (очень полезные при высадке с вертолетов – пыль не попадает в глаза).

– Самое тяжелое в походе было занять чем-нибудь личный состав после третьего месяца боевой службы. Впрочем, с этим нам сильно помог заместитель командира корабля по работе с личным составом: постоянно организовывались соревнования, в которых морская пехота выступала отдельной командой. Волейбол, перетягивание каната, гири, штанга, отжимание и подтягивание. Стесняться результатов мне не пришлось. Собственно говоря, весь личный состав показал себя выше всяких похвал – ни одного происшествия за всю боевую службу, ни проступка, ни несчастного случая! Особо хочу отметить младшего сержанта Павла Федотова – командира отделения снайперов, сержанта Анатолия Лычагина – заместителя командира взвода, командира отделения сержанта Абдулу Абакарова, матроса Рустама Калыбекова – стрелка-санитара, матроса Андрея Мишутина – пулеметчика отлично ведущего огонь с борта вертолета.

По возвращении во Владивосток морские пехотинцы срочной службы были уволены в запас. Но не все: четверо остались служить в бригаде морской пехоты по контракту, еще шестеро попросили время на обдумывание. Скорее всего, и они останутся служить. Может быть, и те, кто уехал домой, вернутся – ведь уже перед отъездом они узнали, сколько сейчас получает рядовой контрактник. Всем им будут рады – дальний поход сделал из ребят настоящих профессионалов, которых знают и сослуживцы, и командиры. Которых ценят и которым верят.


Главное за неделю