Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Открыть "Америку" в Балтике

10.09.12
Текст: Морское наследие, №1/2012, Андрей Васильевич Лукошков, научный руководитель проекта "Подводное наследие России"
Фото: Морское наследие, №1/2012
Масштабный научный проект "Подводное наследие России" реализуется на северо-западе нашей страны уже 10 лет. Исследования направлены на поиск и выявление исторических объектов на дне российских морей, озер и рек.
Современные технологии и методики поисков позволяют обнаружить в течение экспедиционного сезона по 40–50 останков кораблей, погибших в разные эпохи. Находок чрезвычайно много. Сложность заключается в том, что их обследование требует многократных погружений водолазов, которым в абсолютной темноте при температуре +2 °С приходиться изучать разрушенные корпуса. Каждый раз в узком луче фонаря виден лишь небольшой участок обломков… Только после кропотливой исследовательской работы можно на основе отдельных фрагментов воссоздать облик разрушенных кораблей, а затем идентифицировать их. Когда в процессе поисков одного корабля на дне в районе работ удается обнаружить сразу несколько, проблем становится еще больше.


Водолаз, занятый обследованием останков транспорта "Америка"

"Покоятся рабы Божия…"

История поисков русского 12-пушечного военного транспорта с экзотическим для Российского императорского флота названием "Америка" началась с трех сохранившихся на острове Гогланд… могил. На надгробных плитах высечено:

"Во имя Отца и Сына и Святаго Духа Аминь
Здесь покоятся рабы Божия
флота Мичманы
Сергей Валькевич Петр Давыдов 12-й
и Корпуса флотских Штурманов
Подпоручик Еким Лебедев
погибшие у острова Гогланд
с транспортом Америка
в ночь с 15 на 16 Октября
1856 года".

"Во имя Отца и Сына и Святаго Духа Аминь
Здесь покоится раб Божий
Корпуса флотских Штурманов
Прапорщик Дмитрий Кузнецов
погибший у острова Гогланд
с транспортом Америка
в ночь с 15 на 16 Октября
1856 года".

"Во имя Отца и Сына и Святаго Духа Аминь
Здесь покоятся рабы Божии
двадцать три человека
Команды транспорта Америка
погибшие у острова Гогланд
вместе с оным транспортом
в ночь с 15 на 16 Октября
1856 года".


Надгробная плита на месте захоронения 23 моряков, погибших во время крушения транспорта "Америка"

Обстоятельства появления транспорта "Америка" в Российском императорском флоте, его история и ситуация, в которой он погиб, весьма интересны. Построен он был за океаном, в маленьком портовом городке Нью-Йорк. Спуск корабля на воду состоялся 12 ноября 1825 г., когда он и получил свое первое имя – United States. Первые четыре года своей долгой жизни он использовался в качестве торгового судна нью-йоркской компании "Баркер и Ко", пока судьба не привела его в августе 1829 г. в Кронштадт.

Императорская воля

Российская империя официально признала страну и установила дипломатические отношения с Североамериканскими Соединенными Штатами лишь в 1807 г. Североамериканские суда не были редкостью в Кронштадтском порту. К 1832 г. Кронштадт ежегодно посещало до 150 американских судов. Но именно United States привлек внимание проезжавшего 12 сентября 1829 г. через Купеческую гавань Императора Всероссийского Николая I. В те годы Николай Павлович часто посещал Кронштадт, поскольку, имея инженерное образование, лично занимался строительством новых каменных укреплений Кронштадта, которые по сути и спасли столицу империи во время Крымской войны. В ходе очередной инспекционной поездки Император восхитился красотой судна под американским флагом.

Заинтересованное отношение монарха трансформировалось в приказ, о котором начальник Морского штаба князь А.С. Меньшиков рапортовал так: "Государь Император проезжая сего дня через Купеческую гавань в Кронштадт Высочайше повелеть мне соизволили сообщить о покупке [сего] судна…"(1).

Шкипер United States Джеймс Л. Вильсон не мог сам продать корабль, который ко всему прочему уже был зафрактован купцом Луи Боусонетом, загружен и готов к отправке в рейс. Но исполнение "священной воли Государя" изначально является основой жизнедеятельности чиновников и, невзирая на права собственников, морской министр фон Моллер уже 20 сентября своим приказом зачислил United States в состав Российского императорского флота...

Разрешить непростую ситуацию помогли деловые люди из банкирского дома Штиглиц и Ко, которые сумели найти разумный компромисс. За судно было уплачено 10 000 фунтов стерлингов, что существенно превышало стоимость корабля. Помимо этого шкиперу разрешалось "под личную расписку"(!) совершить еще один рейс с обязательством вернуться и передать судно русской казне весной следующего года. Императорское желание было исполнено!

Американцы сдержали слово. Следующей весной 11 мая 1830 г. United States ошвартовался в Купеческой гавани Кронштадта, и чиновники наконец отрапортовали Императору Всероссийскому, который 20 мая "всемилостевейше соизволил именовать" новый военный транспорт "Америкой". Он был обследован комиссией, которая предписала заменить фок-мачту "имевшую прогиб <…> и гнилость", а также весь "пробегающий такелаж и паруса" как не отвечающие требованиям к оснастке военных судов. Кроме того, в связи с переходом в ранг военных транспортов на верхней палубе "Америки" были установлены 10 карронад 12-фунтового калибра, для чего потребовалось сделать орудийные порты и усилить крепления палубы. Дополнительно на юте установили два 3-фунтовых фальконета для стрельбы картечью. Ведь транспорт уже был снаряжен для кругосветного плавания в Русскую Америку, где нападения воинственных индейцев на российские фактории являлись обычным делом. Напомним, что племена тлингитов дважды – в 1799 и 1802 гг. – захватывали даже столицу Русской Америки форт Новоархангельск, поголовно вырезая или уводя в рабство его население. А в феврале 1809 г. индейское племя кунещат захватило лагерь, где размещались команда и пассажиры, спасшиеся с потерпевшей крушение у о-ва Ванкувер русской шхуны "Святой Николай" и увели их в рабство. Лишь через год 13 уцелевших русских моряков освободил капитан американского брига "Лидия" Т. Броун (Brown). Он действовал в американской традиции силового давления на партнеров по переговорам: захватил брата вождя племени, а затем обменял его на русских(2). Так что фальконеты на "Америке" нужны были для отражения возможных нападений.

Сохранившийся формуляр судна сухо фиксирует лишь основные сведения. Построено в Америке. Где и кем? Неизвестно. Материал корпуса – американский дуб. Скрепление подводное – медное, надводное – железное. Шпации не забраны. Корма плоская. Длина между перпендикулярами – 131 фут. Ширина: без обшивки – 30 фут, с обшивкой – 32 фута. Глубина интрюма – 14,5 фута. Водоизмещение – 700 тонн, полагая в одной тонне 60 пудов. Осадка – "в полном грузу 19 футов 6 дюймов в корме и 17 футов 2 дюйма в носу". Водяных бочек: больших –11, средних – 30, малых – 30. По бортам – иллюминаторы. Кнехты обиты листовой медью. Шпигаты – свинцовые.

В фондах Российского государственного архива Военно-морского флота (РГА ВМФ) до сих пор хранятся снятые русскими корабельными инженерами чертежи транспорта, поражающие гармоничностью пропорций корпуса. Выбор Николая Павловича оказался удачен. Транспорт "Америка" удивительно красив. Русских особенно поразили просторные каюты и салон корабля, обеспечивавшие высокий уровень комфорта офицерам и пассажирам. В фондах РГА ВМФ хранится дело, посвященное снятию рисунков внутренних интерьеров американского корабля. Эта работа была организована по личному распоряжению все того же князя А.С. Меньшикова(3).

Под Андреевским флагом

Обследование корабля и его переделка заняли у русских властей более года. Только 21 августа 1831 г. зачисленный в Четвертый флотский экипаж транспорт "Америка" ушел в свой первый рейс под Андреевским флагом. И это было кругосветное плавание – 27-е в истории Российского флота. Транспорт направлялся в Русскую Америку, имея на борту 24 000 пудов груза стоимостью 467 505 рублей ассигнациями. Командовал "Америкой" капитан-лейтенант Василий Степанович Хромченко, для которого этот поход стал уже третьей кругосветкой. Следуя знакомым маршрутом Копенгаген – Портсмут – Рио-де-Жанейро – м. Доброй Надежды – порт Джексон (совр. Сидней) – о-ва Фиджи – о-ва Гилберта – Маршалловы острова – Петропавловск-Камчатский – селение Новоархангельск (совр. г. Ситка, штат Аляска, США), корабль дважды пересек Атлантический океан, а затем Индийский и Тихий и спустя 14 месяцев плавания Хромченко привел транспорт в Русскую Америку. Пробыв в Новоархангельске 44 дня, "Америка" отправилась назад, имея на борту груз добытых на Аляске мехов стоимостью 1 000 000 рублей серебром.

Этот путь проходил по маршруту Сан-Франциско о-в Питкэрн (знаменитый бунтом команды корабля "Баунти". – авт.) – м.Горн – Рио-де-Жанейро – прол. Ла-Манш – Копенгаген и занял еще 10 месяцев. Лишь 13 сентября 1833 г. транспорт ошвартовался в Купеческой гавани Кронштадта, где его посетил Император. По итогам Высочайшего смотра командир транспорта был награжден Орденом Святой Анны 2-й степени, а старший офицер – Орденом Святого Станислава 3-й степени.

Следующий поход "Америки" состоялся спустя год под командованием уроженца Великого Княжества Финляндского капитан-лейтенанта Эбергарда-Юхана фон Шанца. Транспорт имел в трюмах 25 000 пудов грузов для Петропавловска-Камчатского и Новоархангельска, включая пушки, ядра и порох. Перед отправлением 4 августа 1834 г. стоявший на Кронштадтском рейде на борт корабля поднялся Император, и после Высочайшего смотра "Америка" подняла якоря. Маршрут плавания оставался прежним. В районе Маршалловых островов, русские моряки обнаружили 13 ранее неизвестных атоллов. Поскольку никто на них не высаживался, сегодня они именуются на картах о-вами Вото. На обратном пути "Америка" зашла на Гавайи (в Гонолулу), посетила соседний с Таити о-в Эймео в архипелаге Общества. В Кронштадт транспорт прибыл 15 июля 1836 г., проведя под парусами 476 дней. Несмотря на столь долгий вояж транспорт находился в полном порядке, что позволило сразу отправить его в экстраординарный рейс в Стокгольм. Нашим морякам предстояло доставить из шведской столицы имущество умершего там русского посла – героя русско-шведских и наполеоновских войн уроженца Нидерландов, графа Российской империи Яна-Петера ван Сухтелена. Всю свою собственность граф завещал России, и сегодня его библиотека составляет особый фонд в Российской Национальной библиотеке в Петербурге. Масштабная коллекция голландской живописи украшает залы Государственного Эрмитажа. И то, и другое привезла в Петербург именно "Америка" под командованием лейтенанта Е.А. Беренса, пожалованного за выполнение этого задания Высочайшим Подарком(4).

Форштевень за форштевень

Дальнейшая служба транспорта проходила на Балтике, где он выполнял грузовые рейсы между портами. Впрочем, спустя 2 года транспорт опять обратил на себя внимание высокого начальства. Но на сей раз вследствие потопления им иностранного судна. Согласно рапорту за № 806 от 22 октября 1838 г., поданным очередным командиром транспорта капитан-лейтенантом И.Т. Веселаго 2-м, произошло это так. В ночь с 21 на 22 октября, следуя из Свеаборга в Кронштадт, транспорт в 2 ч 15 мин пополуночи проходил северную оконечность о-ва Гогланд, "имея марсели рифленые в 1 риф – грот и фок, ходу 8 узлов и <…> находясь <…> в 1,25 мили итальянской от северной его оконечности"(5). Ветер был SStW. Навстречу транспорту двигались три небольших судна, лавируя бейдвинд. Два судна "вылавировали" и ушли под ветер, а третье держало на ветер. Когда же транспорт взял вправо, судно вдруг легло на левый галс, и они "сошлись форштевнями"(6).

И здесь в полной мере проявилось высокое качество американской сборки, поскольку на военном транспорте оказался поврежденным лишь "гальон" и был сломан утлегарь. А вот торговое судно мгновенно ушло под воду носом вперед. Капитан русского корабля, "желая оказать помощь, поворотил через фордевинд на левый галс и зажег фальшвееры, но судна уже не было видно. [Лишь] в полтретьего часа увидел у себя на ветре шлюпку, которая пристала к борту, на которой находился капитан с 6-ю человеками"(7).

Судно оказалось датской шхуной "Луиза", шедшей из Кронштадта в Гамбург с 1 200 кулями ржи. Груз был застрахован на 5 000 рейхсталеров. Потери же владельцев шхуны и экипажа, не успевшего взять своих вещей, составила 11 350 рублей серебром. Пришлось докладывать Императору. Тот по заведенному обыкновению приказал покрыть убытки от потопления датского судна за счет казны.


Парусное судно у северной – роковой – оконечности острова Гогланд

Между тем пришедшую в Кронштадт "Америку" обследовали и обнаружили, что помимо повреждений, упомянутых в рапорте, у нее от удара "отошла внутренняя и внешняя обшивка у бака". Транспорт поставили на ремонт, в ходе которого днище дополнительно обшили медными листами.

И это, судя по всему, спасло его от гибели, когда в 1852 г. "Америка" во время очередного рейса наскочила на каменистую мель. Днище не было проломлено. Корабль благополучно стянули на чистую воду и вновь ввели в строй.

Роковой рейс

Однако шло время и к середине 1850-х годов деревянный корпус судна уже исчерпал свой ресурс. Ведь в 1856 г. кораблю перевалило за 30 лет. Если посмотреть справочники по кораблям и судам Российского императорского флота, то становится ясным, что даже линейные корабли служили всего по 15–20 лет, после чего переоборудовались в блокшивы или плавучие тюрьмы. Так что "Америка" перед уходом в свой последний рейс, скорее всего, находилась на грани списания "на дрова". Использовали ее вынуждено, поскольку после потерь, понесенных в ходе Крымской войны, судов не хватало.

Последнее роковое плавание "Америки" состоялось в октябре 1856 г. Это был рядовой рейс по транспортировке строительных материалов. Только год как закончилась война, и Российская Империя восстанавливала разрушенное двухлетними бомбардировками французских и британских агрессоров портовое хозяйство. В 1854–1855 гг. интервенты захватили и потопили десятки гражданских транспортных судов, и в 1856 г. для снабжения строек использовались даже уцелевшие в войне боевые корабли. Да, именно так. Изучая обстоятельства гибели в 1857 г. 84-пушечного линейного корабля "Лефорт", мы с удивлением обнаружили, что в 1856 г. и он, и другие корабли этого класса использовались в качестве транспортов для доставки из Кронштадта в Ревель (совр. Таллин) и Гельсинфорс (Хельсинки) бревен, досок и даже ломаного камня.

Неудивительно, что в последнем рейсе груз транспорта "Америка" состоял из стройматериалов, необходимых для ремонта ревельской гавани. В его трюме находилось 2 000 пудов разных железных изделий (гвоздей, скоб, болтов), 5 каменных плит, 3 жернова, 201 пуд извести в бочках, 500 пудов мелу в бочках, 649 пудов конопляного масла в бочках, 100 пудов красок в бочках. В верхней части трюма разместили 60 бочек смолы, более тысячи кистей в мешках и строительный лес – 220 бревен трехсаженной длины, 255 горбылей и досок.

Кажется странным, зачем на транспорте решили оставить все 10 карронад, для которых в кают-камеру загрузили 800 пороховых зарядов, 799 ядер, 140 выстрелов картечи. Как увидим далее, эти карронады на палубе сыграли свою роль в гибели судна.

В архивных документах удалось обнаружить еще один важный факт. Судя по ведомости, при отправлении транспорта в последний рейс на его борту находилось 130 человек, включая 101 члена экипажа и 29 душ морской команды, направлявшейся в Ревель для прохождения государевой службы. К этим цифрам мы еще вернемся.

События последнего рейса "Америки" подробно изложены в нескольких(!) следственных делах. Цитировать эти многословные описания нет необходимости. Транспорт под командованием капитан-лейтенанта П.П. Тироля 2-го отвалил от стенки в Кронштадте 9 октября. Однако на следующий день ему пришлось вернуться, поскольку встречный ветер не позволял идти вперед, а длительное пребывание в море для него было опасным. Помпы не справлялись с течью. Подъем воды в трюме составлял 10 дюймов (25 см) в час, порой достигая 16 дюймов (40 см). В документах архива не отражено, какие меры принял экипаж для устранения течи. Все же 13 октября транспорт вновь взял курс на запад, воспользовавшись попутным ветром, сулившим надежду дойти до Ревеля за двое-трое суток. И действительно, к вечеру 15 октября транспорт оказался на меридиане Экгольмского маяка (маяк на современном о-ве Мохни в Эстонии). До Ревеля оставалось около полусуток перехода. Но тут корабль настиг циклон... Ветер зашел на запад и быстро усилился. Далее идти в этом направлении стало невозможно, а штормовать в море из-за продолжавшейся течи опасно: вода в трюме прибывала, и все двое суток плавания матросы не отходили от помпы. С учетом этих факторов командир принял решение вернуться и, обойдя Гогланд с севера, укрыться на время шторма в бухте Сууркюля. Поставив штормовые паруса, он пошел бакштаг левого борта на северо-восток. Это решение оказалось роковым. Под ударами штормовых волн в левый борт течь резко усилилась. Но главное – появился крен на правый борт. К 22.00 ветер окреп "до крайности". Увеличилась и высота волн, что на курсе 20° привело к опасной бортовой качке. Вскоре крен на правый борт дошел до того, что транспорт "начал черпать воду бортом". Позднее на следствии офицеры предполагали, что в трюме "тронулся груз", скорее всего, сорвало его верхнюю часть – бревна и доски. Влияли на качку и тяжелые карронады на верхней палубе. Люди уже не могли стоять на палубе, а тем более откачивать прибывавшую воду, что способствовало увеличению крена. Появились первые жертвы…

Сначала волнами залило, а затем унесло за борт шлюпку. Спустя некоторое время на правом борту сорвало одну из карронад, которая, разломав борт, рухнула в воду. Следующей жертвой стал пелькомпас, сброшенный гигантской волной с рубки. Волны унесли все фонари. В кромешной тьме моряки потеряли ориентиры и шли наугад, рассчитывая выйти на траверз Северного Гогландского маяка. При этом капитан старался держать курс NОtO½O, опасаясь, что идущее вдоль западного берега Гогланда южное течение отнесет его к опасным банкам, лежащим к северо-западу от острова. Но капитан не учел ветровой снос, прижимавший транспорт к острову. В итоге корабль вышел прямо на самое опасное место – северную оконечность Гогланда. Как сказано в рапорте капитана, "за дождем и градом Северный Гогландский маяк стал виден лишь когда были от него не более чем в миле"(8). Чтобы отойти от берега, капитан приказал лечь на левый галс, но было уже поздно. Практически сразу за под бортом были замечены буруны и раздался первый удар днища о камни. Это произошло в час пополуночи. Затем последовали еще два удара, и транспорт лег на правый борт мачтами к берегу. Волны заливали палубу, вода хлынула внутрь корпуса. Моряки бросались в воду, цепляясь за всплывшие бревна. Примерно через полчаса к месту крушения прибыли служители маяка, находившегося в двух верстах отсюда. Командовал "маячниками" прапорщик "по Адмиралтейству" Людвиг Анцев, в январе 1856 г. занявший эту должность. Нужно признать, что для штормовых условий спасательная операция прошла вполне успешно. Из бурунов через каменные завалы удалось доставить на берег живыми 84 человека. Последним в 5 утра с корабля был снят командир, который находился в бессознательном состоянии, "имея сильные ушибы обеих ног". Больше на погибшем транспорте признаков жизни никто не подавал.

Когда наконец рассвело, стало ясно, что корабль спасти невозможно: его корпус переломился на две части примерно по мидель-шпангоуту.

Собратья по несчастью

Прапорщик Анцев, оставив "Америку", попытался оказать помощь другому судну. Дело в том, что за сутки до катастрофы "Америки" еще до начала шторма на каменистый северный риф острова вылетел шедший в Кронштадт из Ньюкасла английский трехмачтовый пароход "Yackel". Случилось это 13 октября в светлое время дня около 16 ч 30 мин, как записано в бумагах, "по нерадению шкипера"(9). Погода была тихая, экипаж из 17 человек свезли на берег и приступили к разгрузке и стаскиванию парохода с мели. Начавшийся 14-го шторм помешал работам, но теперь приходилось их форсировать в попытке спасти корабль. Измученным ночной работой людям это оказалось не под силу. Днем 15-го октября сильными волнами корпус полуразгруженного парохода перебросило через риф и унесло на восток. О дальнейшей его судьбе в бумагах 19-го века ничего нет.

Но Анцев и его люди не удалось передохнуть. Следующим утром, 16-го октября, шторм выбросил на северный риф новую жертву – голландскую шхуну "Catharina From". Экипаж ее тоже был спасен, но деревянный корпус волны быстро разбили. Шторм стал стихать только 17-го октября, и Анцев присупил к отправке спасенных англичан и голландцев в Фридрихсгамн (совр. Хамина) – ближайший город, где находились представители администрации, призванные заботиться об иностранцах. Русские моряки оставались на острове, однако Анцев переслал с иностранцами рапорт о гибели "Америки". В итоге посланный для спасения транспорта пароходо-фрегат "Отважный" прибыл к месту крушения только спустя 10 дней с момента гибели корабля.

Увиденное на месте катастрофы нашло отражение в "Акте свидетельства", составленном командиром пароходо-фрегата капитаном 1 ранга Вальрондом: "25 октября в 2 часа дня прибыли к останкам, находившимся <…> вблизи берега в расстоянии около 2 верст от Нижнего Гогландского маяка. Подводная часть с грузом совершенно разрушена и находится на глубине до 2,5 сажень и наравне с водою, покрыта обломками рангоута, разрушенными частями транспорта и множеством леса, составлявшего груз; вся эта масса перепутана до бесконечности перлинями, такелажем, осколками рей, которые с обрывками и измочаленными парусами находятся прижатыми к берегу обломками судна; кормовая часть с половиною бизань-мачты опрокинулась вперед вверх ахтерштевнем – без руля; носовая часть без подводной, от груза висящих якорей опрокинута вперед до такой степени, что бушприт с утлегарем лежит в воде горизонтально; словом, крушение транспорта свершилось окончательно <…> Пароходу нельзя подойти из-за прибоя и камней. Определили – все разбитые части транспорта, переброшенные через каменья к берегу, равно такелаж и груз на дне лежащий отдать под присмотр смотрителя [маяка] для постепенной очистки и вытаскивания на берег"(10).


Предполагаемое место гибели транспорта "Америка"

На этом помощь закончилась. Погрузив на борт спасенных моряков, пароходо-фрегат убыл в Кронштадт, где аудиторский департамент начал следствие по факту гибели транспорта. Дело тянулось долго, рассматривали его две комиссии. С учетом героического поведения командира при крушении и памятуя, что Павел Петрович Тироль – один из участников недавней героической обороны Севастополя, получивший там ранение, комиссия военного суда под председательством вице-адмирала Шихманова постановила: "Не находя никаких упущений и не имея ни малейших данных к его обвинению в гибели оного, отнести крушение к обстоятельствам неотвратимым и от командира независимым". А потому "освободить командира от всякой по сему делу ответственности. Убытки принять на счет казны, выдать вознаграждение за потерю собственного имущества бывшему командиру транспорта и офицерам полугодовые, а нижним чинам годовые оклады жалованья, равно и следующее им обмундирование". И на это заключение 5 августа 1857 года последовала "собственноручная Его Императорского Величества конфирмация" – "быть по сему".

Между тем "пока" тянулось следствие, на острове служители маяка во главе с прапорщиком Анцевым как минимум до конца января ползали в ледяной воде, вытаскивая на берег обломки корабля. Наряду с этим им удалось отыскать тела 26 погибших моряков, включая 3 офицеров и 23 нижних чинов, а также труп женщины. Эти цифры совпадают с данными, указанными на надгробных камнях двух могил. На надгробии третьей могилы выбито имя корпуса флотских штурманов прапорщика Дмитрия Кузнецова. Возможно, тело его нашли уже весной, когда сошел лед, поэтому оно захоронено отдельно, справа от двух более ранних могил. Тела восьми человек так и не были найдены. Скорее всего, их останки унесло в море вместе с кораблем. Ведь по рапорту Анцева "10 ноября ветром SW подняло воду на 4 фута и все унесло в море, кроме 4-х якорей, которые остались, балласту и железа".

"Америка" окончательно канула в Лету. Судьба останков транспорта оставалась неизвестной до тех пор, пока нам не удалось их обнаружить, а затем и обследовать на дне Балтики. Еще в 1999 г. эстонские дайверы из клуба "Ихтиандр" города Силламяэ через Интернет возвестили urbi et orbi, что в 1989-90-х годах они отыскали место крушения "Америки". Свое открытие они сделали в 1989 г. "случайно во время рутинного ручного поиска" в бухте Маахелли (точнее – Маахеллилахти) у юго-западной оконечности о-ва Гогланда(11).

Ныряльщики предполагали, что в бухте могло произойти крушение судна. И действительно, на глубине 8 м они обнаружили "латунные нагеля длиной 1,5 м, металлические шины с отверстиями и кницы с деревянными фрагментами", а ниже, на 28 м, находились "носовая часть с бушпритом, форштевнем и гальонными шпангоутами". Затем рядом отыскалась "металлическая мачта со стеньгами и торчащими из грунта реями". Еще глубже – на 32 м – доски обшивки, которые, по оценке специалистов, были изготовлены из лиственницы. В мае следующего, 1990-го, года работы возобновились, и на глубине 12 м ныряльщики нашли деревянное днище – собственно киль, флортимберсы с досками наружной обшивки. Но на этом исследования прервались. Как известно, в 1991 г. Союз Советских Социалистических Республик распался, и российский Гогланд стал недоступен для дайверов независимой Эстонской Республики. К сожалению, их работы 1989-90 годов не привели к находкам хоть каких-либо предметов, позволявших идентифицировать судно. Однако в 1999 г. эстонские коллеги, основываясь на данных печатных изданий XIX в. о гибели "Америки", предположили, что найденные обломки принадлежат именно ей. По версии первооткрывателей, унесенная 10 ноября от места крушения "Америка" "с помощью ветра и течения <…> совершила свой последний рейс и, продрейфовав 8 км вдоль острова, вошла в бухту".

Однако анализ опубликованных материалов привел нас к противоположному выводу. Эстонские коллеги, без сомнения, нашли не "Америку", а другой корабль. Начнем с того, что, судя по рапорту прапорщика Анцева,останки транспорта унесло SW ветром, т.е. дрейфовать они могли разве что на NO или N. Вероятность движения на юг вдоль западного берега острова была бы более чем сомнительна по нескольким причинам. Во-первых, течение вдоль этого берега идет с юга на север, т.е. в направлении противоположном гипотетическому дрейфу. Во-вторых, при западном или юго-западном ветре останки деревянного судна прибило бы к берегу намного раньше. Да и по своей плавучести разбитый корпус вряд ли мог продержаться на воде в течении, как минимум, 10 ч, потребных для дрейфа на 8 км.


Район поиска затонувших судов и предполагаемые трассы сноса обломков кораблекрушений

По имеющимся в нашем распоряжении материалам, только во второй половине XIX в. в бухте Маахелли нашли свой последний причал 5 кораблей. Первым – 13 сентября 1863 г. – английский барк "Montrose", затем 18 июня 1864 г. – русская шхуна "Дмитрий", 8 октября 1873 г. – российский барк "Аймо", 1 августа 1877 г. – тихвинки № 491 и 493. Латунные нагели, металлические кницы и шины (вероятно, ригели) указывают на европейское происхождение найденных в бухте обломков. Скорее всего, это были останки барка "Montrose". Он действительно придрейфовал в бухту Маахелли, но с юга. Барк потерпел крушение, налетев ночью на северный риф о-ва Северный Виргин, через 2 дня западным ветром судно сорвало с мели, и южное течение отнесло его на северо-восток. Дистанция дрейфа составила чуть больше 12 км. Но удивляться этому не приходится, поскольку барк нагруженный тиковым деревом, имел повышенную плавучесть. Аналогичная история произошла с барком "Аймо" в 1873 г. Он тоже вылетел ночью на риф Северного Виргина, имея на борту груз досок, а потом унесен течением в бухту Маахелли. Обе эти истории подтверждали невозможность дрейфа "Америки" на юг. Не менее убедительным аргументом оказались находки металлических книц и металлической мачты, каковых на "Америке" не имелось, а также бортовая обшивка из досок лиственницы. Как уже указывалось, "Америка" была построена из американского дуба.

Мы, конечно, заглянули в бухту Маахелли, и аппаратура показала наличие на ее дне пяти целей, четыре из которых представляли собой обломки деревянных конструкций. Но помимо останков этих судов вдоль западного берега Гогланда были зафиксированы и другие цели, похожие на разбитые корпуса. Судя по всему, остров служил естественной преградой, к которой многие годы течением и западными ветрами прибивало останки судов. В доказательство этой теории севернее бухты Маахелли под берегом сегодня возвышается гигантский корпус океанского гидрографа "Леонид Дёмин", принесенного туда штормом в конце 1990-х годов.


Здесь же, в районе бухты Маахелли, покоится корпус гидрографического судна "Леонид Дёмин"

Обследовать эти разбитые цели мы не стали, а сосредоточились на работе в другом, гораздо более вероятном месте последнего упокоения "Америки". Теоретически мы могли очертить район поисков довольно точно. Ведь точку, где разбился транспорт, мы знали, равно как и вероятное направление дрейфа его обломков. Правда, неизвестна была его длительность. Но, по нашим предположениям, корабль не могло унести далеко, поскольку корпус его был сильно поврежден и не имел запаса плавучести. Из рапортов Анцева следовало, что за месяц в полосе прибоя корпус окончательно разломился на две части, причем кормовая часть была очень сильно разрушена. И тут, нарисовав на карте возможную трассу, мы с удивлением обнаружили, что она проходила точно через квадрат, где за 18 лет до своей гибели "Америка" утопила шхуну "Луиза". Конечно, мы не суеверны, но это совпадение отдаёт мистикой. Судя по документам, гибель обоих судов произошла практически в один и то же сезонный интервал – с разницей всего в 7 суток.

Мы провели съемку гидролокатором бокового обзора дна вдоль вероятной трассы движения останков "Америки". Начиная от берега и далее на северо-восток на дне зафиксированы сначала четыре скопления дезинтегрированных деревянных обломков, а затем несколько крупных целей, которые, скорее всего, являющиеся частями развалившегося на крупные фрагменты судна. Все соответствовало теоретической модели – полуразрушенный корпус дрейфовал, постепенно теряя элементы конструкции, пока не затонул. Глубины над крупными целями составляли всего 16–25 м, на которых корпуса подвергаются воздействию волновых колебаний водной толщи, что со временем приводит к их дезинтеграции.


Останки транспорта "Америка", обнаруженные с помощью гидролокатора бокового обзора

Водолазное обследование показало, что крупные обломки принадлежат нескольким разным судам. Правда, чтобы это понять, нам потребовалось много времени, сил и нервов. Все обломки разбросаны по грунту на большой площади – примерно 400 × 400 м2. Площадное обследование – само по себе трудоемкая задача, а здесь она еще осложнена рельефом дна, где холмы чередуются с ложбинами. Понятно, что под воздействием волн обломки разных корпусов постепенно сносит в ложбины, где они перемешиваются между собой. К счастью, основные фрагменты "Америки" или, скажем корректнее, останки судна, которое мы считаем "Америкой", лежат на вершине одного из холмов и, возможно, даже формируют его. Собственно из восточного склона на вершине холма торчит носовая оконечность корабля длиной около 8 м, далее из поверхности грунта по левому борту торчат концы топ-тимберсов, обозначающие наличие занесенного песком корпуса. Именно топ-тимберсов потому, что ниже их в грунте видны мощные бимсы, а с правого борта в носовой части над бимсами все еще возвышается полуразрушенный фальшборт с двумя орудийными портами, как на чертежах "Америки". Похоже, ее корпус или лишь его передняя половина практически полностью занесены песком. Торчащий из склона на 2,5 м из грунта форштевень, как предполагается, уходит в грунт очень глубоко. Во всяком случае, на княвдигеде с левой стороны водолазы обнаружили на уровне грунта вырезанные в дереве латинские цифры– "XII", а выше них – "XIII". Очевидно, это марки заглубления. Они наносились через фут, и значит, киль корабля здесь заглублен еще на 3,6 м. Княвдигед выступает вперед перед форштевнем на 2,6 м и имеет впереди характерный вырез под установку носовой фигуры.


На княвдигеде видны латинские цифры, вероятно, марки заглубления

К сожалению, в документах РГА ВМФ не указано, осталась ли на "Америке" резная фигура, украшавшая когда-то нос United States, или в русском флоте ее заменили чем-то другим. Увы, на сохранившихся в архивах чертежах вообще не показан княвдигед, и мы не можем сравнить его форму с формой найденного.


Фрагменты корпуса транспорта "Америка". Рис. А.В. Лукошкова

Судя по всему, эта находка поставила точку в поисках "Америки". Возможно, мы ошибаемся: ведь никаких характерных идентификационных признаков мы пока не обнаружили. Но размеры (ширина палубы и толщина бортов) совпадают с чертежами, да и наличие орудийных портов в фальшборте – довольно редкое конструктивное решение. Для установления истины полезно целесообразно провести раскопки вдоль форштевня. Наличие фрагментов медной обшивки корпуса поможет убедиться в том, что в грунте находится носовая конструкция "Америки". Такой объект мог бы стать уникальным памятником отечественного мореплавания. Конечно, Финский залив хранит на дне много кораблей, но замытый в грунт корпус должен сохраниться особенно хорошо.

Примечания

1 - РГА ВМФ. Ф. 170, оп. 1, д. 553. О покупке в Кронштадте американского судна "Юнайтед Статс" и наименовании его "Америкой" 1829–1830, л. 67.

2 - Россия и США. Столкновение столетий. М., 1980. С. 417–418.

3 - Россия и США. Столкновение столетий. М., 1980. С. 417–418.

4 - РГА ВМФ. Ф. 171, оп. 1, д. 188. О снятии рисунка капитанской каюты корабля "Юнайтед Стайтс".

5 - РГА ВМФ. Ф. 296, оп. 1, д. 10. О пожаловании Высочайшего подарка лейтенанту Беренсу за вояж на транспорте "Америка".

6 - РГА ВМФ. Ф. 31, оп. 1, д. 661. О столкновении военного транспорта "Америка" с датской шхуной "Луиза" и ее гибели в Балтийском море 21 октября 1838 г.

7 - Там же.

8 - Там же.

9 - РГА ВМФ. Ф. 33, оп. 1, д. 1114 О крушении военного транспорта "Америка" в Финском заливе 15 октября 1856 года.

10 - РГА ВМФ. Ф. 402, оп. 2, д. 403. Материалы о крушении судов в Балтийском море в 1856 году.

11 - РГА ВМФ. Ф. 283, оп. 2, д. 1050. Дело о крушении военного транспорта "Америка".


Главное за неделю