Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

3.1 Ход боевых действий, июнь 1941 - ноябрь 1942 гг.

Нападение на Советский Союз произошло без объявления войны в утренние часы 22 июня 1941 г. Несмотря на длительную подготовку к войне, нападение оказалось совершенно неожиданным для СССР, так как немецкое руководство обошлось даже без предлога для нападения.

Военные события первых недель вселяли полную надежду на успех очередного «блицкрига». Бронетанковые соединения продвигались быстро и занимали обшир­ные пространства страны. В крупных сражениях и в окружении Советская Армия нес­ла миллионные потери убитыми и пленными. Большое количество боевой техники было уничтожено или захвачено в качестве трофеев. Снова казалось, что сомнения и чувство страха, распространившиеся в Германии, несмотря на тщательную идео­логическую подготовку, были опровергнуты успехами вермахта. Церковный попечи­тельный совет немецкой евангелической церкви выразил чувства, охватившие мно­гих, заверив Гитлера по телеграфу о том, что «его поддерживает все евангелическое христианство рейха в решающих битвах со смертельным врагом порядка и запад­ной христианской культуры».

Успехи вермахта вызывали различные реакции советской стороны. Были проявле­ния паники и растерянности, солдаты покидали свои воинские части. И даже Сталин впервые обратился к населению только 3 июля. В областях, захваченных или аннек­сированных Советским Союзом в 1939/40 гг. часть населения приветствовала нем­цев как освободителей. Тем не менее советские войска с первого дня войны оказы­вали неожиданно сильное сопротивление даже в самых безнадежных ситуациях. А гражданское население активно участвовало в эвакуации и перемещении важных в военном отношении промышленных объектов за Урал.

Стойкое советское сопротивление и большие потери немецкого вермахта (до 1 дека­бря 1941 г. около 200000 убитыми и пропавшими без вести, почти 500000 ранеными) вскоре опровергли надежды немцев на легкую и быструю победу. Осенняя грязь, снег и ужасный холод зимой мешали военным действиям вермахта. К войне в зим­них условиях немецкая армия не была подготовлена, считалось, что к этому време­ни победа уже будет достигнута. Попытка захватить Москву как политический центр Советского Союза потерпела крах, хотя немецкие войска подошли к городу на рас­стояние 30 километров. В начале декабря Советская Армия неожиданно перешла в контрнаступление, успешное не только под Москвой, но и на других участках фрон­та. Тем самым окончательно потерпела крушение концепция молниеносной войны.

Летом 1942 г. были накоплены новые силы для продвижения на южном направлении. Хотя немецким войскам удалось захватить большие территории и продвинуться вплоть до Кавказа, они нигде не смогли укрепиться. Нефтяные промыслы находи­лись в советских руках, а Сталинград стал плацдармом на западном берегу Волги. В ноябре 1942 г. линия немецких фронтов на территории Советского Союза достиг­ла самой большой протяженности, однако о решающем успехе не могло быть и речи.

Хроника войны с июня 1941 г. по ноябрь 1942 г.

22.6.41. Начало нападения Германии, про­движение трех армейских группировок. Румыния, Италия, Словакия, Финляндия и Венгрия вступили в войну на стороне Герма­нии.

29/30.6.41 ЦК ВКП (б) объявляет войну «отечественной» войной всего народа; обра­зование Государственного Комитета оборо­ны.

Июль - август. Немецкое наступление по всему фронту, уничтожение крупных совет­ских соединений в окружении (Белосток и Минск: 328 ООО пленных, Смоленск: 310 ООО пленных).

Сентябрь. Ленинград отрезан от остальной страны. Восточнее Киева взято в плен свыше 600 000 советских солдат, попавших в окру­жение. Всеобщее наступление немецких войск, которые несут большие потери, замедляется из-за постоянного сопротивле­ния Советской Армии.

2.10.41. Начало наступления на Москву, нек­оторые участки линии фронта в конце ноября находились в 30 км от Москвы.

5.12.41. Начало советского контрнаступле­ния свежими силами под Москвой, немецкое отступление. После вмешательства Гитлера стабилизация оборонительных позиций груп­пы армий Центр в январе 1942 г. ценой боль­ших потерь. Советский успех на юге.

11.12.41. Германия объявляет войну США.

В 1941 г. Советская Армия потеряла 1,5 - 2,5 млн. солдат убитыми и около 3 млн. пленны­ми. Количество погибшего гражданского населения точно не установлено, но исчис­ляется миллионами. Потери немецкой армии - около 200 ООО человек убитыми и пропав­шими без вести.

Январь - март 1942 г. Широкое зимнее насту­пление Советской Армии, отчасти успешное, но не достигшее поставленных целей из-за больших потерь. Потери немецкой армии в живой силе и технике тоже были настолько велики, что продолжение наступления широ­ким фронтом оказалось в данный момент невозможным.

Май. Провал советского наступления под Харьковом; при контрнаступлении попали в окружение и взяты в плен 250 000 советских солдат.

Июнь - июль. Взятие крепости Севастополь и тем самым всего Крыма. Начало летнего немецкого наступления, с целью выйти к Волге и захватить нефтяные месторождения на Кавказе. Советская сторона ввиду новых побед Германии находится в состоянии кри­зиса.

Август. Немецкие войска достигают Кавказ­ских гор, но не могут нанести решительное поражение советским войскам.

Сентябрь. Начало боев за Сталинград, кото­рый в октябре почти весь захвачен немцами. Тем не менее советский плацдарм на запад­ном берегу Волги под командованием гене­рала Чуйкова не смог быть уничтожен.

9.11.42. Начало советского контрнаступле­ния под Сталинградом.


50 Советское население слушает на улице правитель­ственное сообщение о начале войны, 22. 6.1941 г.

Текст 33
Из выступления по радио народного комиссара иностранных дел Молотова 22.6.1941 г.

Граждане и гражданки Советского Союза! Советское правительство и его глава това­рищ Сталин поручили мне сделать следую­щее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без объявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну атаковали наши гра­ницы во многих местах и подвергли бомбе­жке со своих самолетов наши города - Жито­мир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской террито­рий. Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германи­ей заключен договор о ненападении, и Советское правительство со всей добросо­вестностью выполняло все условия этого договора. Нападение на нашу страну совер­шено, несмотря на то, что за все время дей­ствия этого договора германское правитель­ство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к СССР по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойное напа­дение на Советский Союз целиком и полнос­тью падет на немецких фашистских правите­лей. [...]

Эта война навязана нам не немецким наро­дом, не немецкими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, порабо­тивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Гре­цию и другие народы. [...]

Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим зазнавшимся вра­гом. В свое время на поход Наполеона в Рос­сию наш народ ответил отечественной вой­ной и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны. Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за Родину, за честь, за сво­боду.

Текст 34
Отрывок из дневника Елены Скрябиной от 22. 6. 1941 г. об известии о нападении Германии.

Речь Молотова звучала с заминками, торо­пливо, как будто ему не хватало дыхания. Его ободряющий призыв звучал совсем неумест­но. Сразу же возникло чувство, будто угро­жающе, медленно приближалось чудовище и приводило всех в ужас. После известий я выбежала на улицу. Город был в панике. Люди поспешно перебрасывались парой слов, бросались в магазины и скупали все, что попадалось под руку. Будто вне себя метались они по улицам, многие отправи­лись в сберкассы, чтобы забрать свои сбере­жения. Эта волна захлестнула и меня, и я попыталась получить рубли со своей сберк­нижки. Но я пришла слишком поздно, касса была пуста, выплата была приостановлена, кругом все шумели, жаловались. А июньский день полыхал, жара была невыносимая, кому-то стало плохо, кто-то в отчаянии бра­нился. Весь день настроение было неспокой­ное и напряженное. Лишь под вечер стало странно тихо. Казалось, что все куда-то заби­лись от ужаса.

Текст 35
Отрывки из дневника майора НКВД Шабалина с 6 по 19 октября 1941 г.

Майор Шабалин погиб 20.10. при попытке выбраться из окружения. Дневник был пере­веден в немецкой армии для военного анали­за. Обратный перевод с немецкого; оригинал утерян.

Дневник
Майора НКВД Шабалина,
начальника особого отдела НКВД
при 50 армии

За точность передачи
Начальник штаба 2-й танковой армии
Подп. Фрх.ф. Либенштайн
[...]

6.9.41:

Армия - это не то, что мы привыкли думать и представлять себе дома. Огромная нехватка всего. Атаки наших армий разочаровывают.

7.9.41:

Мы допрашиваем рыжего немецкого пленно­го, обтрепанного парня, обовшивевшего, на редкость тупого. [...]

10.9.41:

Положение с личным составом очень тяже­лое, почти вся армия состоит из людей, род­ные места которых захвачены немцами. Они хотят домой. Бездеятельность на фронте, сидение в окопах деморализуют красноар­мейцев. Имеют место случаи пьянства командного и политсостава. Люди иногда не возвращаются с разведки. [...]

14.10.41:

Противник зажал нас в кольцо. Непрерывная канонада. Дуэль артиллеристов, миномет­чиков и автоматчиков. Опасность и страх почти целый день. Я уже не говорю больше о лесе, болоте и ночлеге. С 12-го я больше не спал, с 8 октября не читал ни одной газеты.

15.10.41:

Жутко! Я брожу, вокруг трупы, ужасы войны, непрерывный обстрел! Вновь голодный и без сна. Забрал бутылку спирта. Пошел в лес на разведку. Наше полное уничтожение налицо. Армия разбита, обоз уничтожен. Я пишу в лесу у костра. Утром я потерял всех чеки­стов, остался один среди чужих людей. Армия распалась.

16.10.41:

Я переночевал в лесу. Уже три дня не ел хле­ба. В лесу очень много красноармейцев; командиров нет. В течение всей ночи и утром немцы обстреливали лес из оружия всех видов. Около 7 часов утра мы встали и пош­ли на север. Стрельба продолжается. На при­вале я умылся. [...]

19.10.41:

Всю ночь мы шли под дождем по болотистой местности. Беспросветный мрак. Я промок до нитки, моя правая нога распухла; ужасно тяжело идти.

Текст 36
Письмо полевой почты унтер-офицера Роберта Руппа своей жене от 1.7.1941 г. об отношении к советским военнопленным.

Рассказывают, что вышел приказ фюрера о том, что пленные и сдающиеся в плен боль­ше не подлежат расстрелу. Это меня радует. Наконец-то! Многие расстрелянные, которых я видел на земле, лежали с поднятыми вверх руками без оружия и даже без ремня. Я видел таких по меньшей мере сто человек. Рассказывают, что был застрелен даже шед­ший с белым флагом парламентер! После обеда рассказывали, что русские сдаются целыми ротами. Метод был плохим. Расстре­ливали даже раненных.

Текст 37
Дневниковая запись бывшего посла Уль-риха фон Хасселля от 18. 8.1941 г. относи­тельно военных преступлений вермахта.

Ульрих фон Хасселль принимал активное участие в антигитлеровском Сопротивлении консервативных кругов и был казнен после покушения на Гитлера 20 июля 1944 г.

18. 8. 41 [...]

Вся война на востоке ужасна, всеобщее оди­чание. Один молодой офицер получил при­каз уничтожить согнанных в большой сарай 350 гражданских лиц, среди которых были женщины и дети, сначала отказался это делать, но ему было сказано, что это невы­полнение приказа, после чего он попросил 10 минут на размышление и, наконец, сделал это, направив совместно с некоторыми дру­гими пулеметные очереди в открытую дверь сарая в толпу людей, а затем, добивая еще живых из автоматов. Он был настолько потрясен этим, что получив позднее легкое ранение, твердо решил не возвращаться на фронт.

Текст 38
Выдержки из приказа командующего 17-ой армией генерал-полковника Хота от 17.11.1941 г. относительно основных прин­ципов ведения войны.

Командование
17-ой армии А.Геф.Ст.,
1а № 0973/41 секр. от 17. 11. 41 г.
[...]

2. Поход на Восток должен закончиться ина­че, чем, например, война против французов. В это лето нам становится все яснее, что здесь, на Востоке, борются друг против дру­га два внутренне непреодолимых воззрения: германское чувство чести и расы, многове­ковое немецкое воинство против азиатского типа мышления и примитивных инстинктов, подогреваемых небольшим числом в основ­ном еврейских интеллигентов: страх перед кнутом, пренебрежение нравственными цен­ностями, уравнивание по низшим, пренебре­жение своей не представляющей ценности жизнью.


51 Старт немецких пикирующих бомбардировщиков «Юнкере» Ю-87 («Штукас») с полевого аэродрома в Советском Союзе, 1941 г.


52 Немецкая пехота на марше, 1941 г.


53 Советские пленные роют себе могилу, 1941 г.


54 Советские пленные перед расстрелом, 1941 г. Оба снимка (53 и 54) находились в бумажнике погибшего под Москвой немецкого солдата. Место и обстоятель­ства расстрела неизвестны.

Сильнее, чем когда-либо, мы верим в истори­ческий поворот, когда к немецкому народу в силу превосходства его расы и его успехов перейдет управление Европой. Яснее созна­ем мы наше призвание спасти европейскую культуру от азиатского варварства. Теперь мы знаем, что нам предстоит бороться с озлобленным и упорным врагом. Эта борьба может закончиться только уничтожением той или другой стороны; никакого соглашения быть не может. [...]

6. Я требую, чтобы каждый солдат армии проникся гордостью за наши успехи, чув­ством безусловного превосходства. Мы гос­пода этой страны, которую мы завоевали. Наше чувство господства выражается не в сытом спокойствии, не в пренебрежительном поведении и даже не в корыстном превыше­нии власти отдельными лицами, а в созна­тельном противопоставлении себя больше­визму, в строгой дисциплине, непреклонной решимости и неустанной бдительности.

8. Сочувствию и мягкости по отношению к населению совершенно не должно быть места. Красные солдаты зверски убивали наших раненых; они жестоко расправлялись с пленными и убивали их. Об этом мы долж­ны помнить, если население, которое терпе­ло некогда большевистское иго, теперь захо­чет принять нас с радостью и поклонением. По отношению к «фольксдойче» следует вести себя с чувством самосознания и со спокойной сдержанностью. Борьбу с надвигающимися продоволь­ственными трудностями следует предоста­вить самоуправлению населения против­ника. Любой след активного или пассивного сопротивления или каких-либо махинаций большевистско-еврейских подстрекателей следует немедленно искоренять. Необходи­мость жестоких мер против враждебных народу и нашей политике элементов должна быть понята солдатами. [...]

За повседневностью нам не следует терять из виду всемирное значение нашей борьбы против Советской России. Русская масса уже в течение двух веков парализует Европу. Необходимость принимать во внимание Рос­сию и страх перед ее возможным нападени­ем постоянно довлели в политических отно­шениях в Европе и тормозили мирное развитие. Россия - не европейское, а азиат­ское государство. Каждый шаг в глубь этой унылой, закабаленной страны позволяет видеть эту разницу. От этого давления и от разрушающих сил большевизма следует навсегда освободить Европу и особенно Гер­манию.

Для этого мы боремся и трудимся.

Командующий Хот (подпись)
Направить в следующие части: полки и отдельные батальоны, включая строитель­ные и служебные подразделения, командиру патрульной службы; распределитель 1а; резерв = 10 экз.

Текст 39
Донесение командующего тылом 2-ой танковой армии генерала фон Шенкен-дорффа от 24. 3. 1942 г. по поводу маро­дерства.

Командующий 2-ой танковой армией 24.3.42
Отн.: неразрешенной реквизиции;
Приложение

1) Командующий тылом 2-ой танковой армии в дневном донесении от 23. 2. 42 г.: «Возрастает самовольная реквизиция неме­цкими солдатами под Навлей. Из Гремячего (28 км юго-западнее Карачева) солдаты из местности Карачево увели 76 коров без спра­вки, из Пластового (32 км юго-западнее Карачева) - 69 коров. В обоих местах не осталось больше ни одной головы скота. Кро­ме того, в Пластовом была разоружена рус­ская служба охраны порядка; на следующий день населенный пункт был занят партизана­ми. В местности Синезерко (25 км южнее Брянска) солдаты командира взвода фель-фебеля Себастиана (код 2) диким образом реквизировали скот, а в соседнем населен­ном пункте стреляли в деревенского старо­сту и его помощников. [...]

О подобных случаях сообщается все чаще. В этой связи особенно указываю на изданные приказы о поведении войск и снабжении их в стране согласно приказу. Они еще раз отра­жены в приложении».


55 Застрявший в осенней грязи немецкий грузовик, 1941 г.


56 Жители Москвы строят баррикады, готовясь к не­мецкому нападению, ноябрь 1941 г.


57 Немецкая транспортная колонна, зима 1941-1942 гг.


58 Наступление немецких танков на Украине, август 1942 г.


59 Советское пехотное подразделение на Ленинград­ском фронте, 1942 г.


60 Разрушенное советское укрепление под Херсоном, Украина, июль 1942 г.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю