Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

B. Краснов. «Скорый» в огненном кольце


В. КРАСНОВ,
капитан 1 ранга

На вечерней поверке 31 мая 1907 года рота минеров во Владивостоке обратилась к своему командиру с просьбой заменить изношенное обмундирование. Командование отказалось удовлетворить претензии солдат. В ответ минеры утром не вышли на службу, остались в казармах. Тогда по приказанию коменданта крепости 132 минера были арестованы и отданы под суд. Им грозила жестокая расправа.

Подпольная организация порта развернула широкую кампанию за освобождение арестованных минеров. Была издана прокламация, призывавшая солдат и матросов гарнизона добиваться всеми способами отмены суда над минерами, вплоть до вооруженного восстания. Обстановка особенно накалилась после того, как в городе пронесся слух о том, что минерам угрожает расстрел.

На созванном Жуковым подпольном совещании социал-демократов и военной организации представителей частей и кораблей было решено 16 октября начать вооруженное восстание. Первым должен был выступить минный батальон.

Догадываясь о готовящемся восстании, комендант крепости принял срочные контрмеры. К минным казармам были направлены две роты стрелкового полка. Два пулемета нацелены на ворота главной казармы. С кораблей списали неблагонадежных матросов, а увольнение на берег было запрещено. Портовая полиция получила приказание усилить надзор. Рейд и причалы освещали прожекторами.

...Восстание началось в точно назначенный срок.

На рассвете 16 октября в бухту Диомид, где находились минеры, на шлюпках прибыли из города Жуков, Масликова и другие руководители военно-партийной организации, а также два десятка матросов и солдат.

Проникнув в помещение минного батальона, Жуков крикнул: «Бей офицеров, довольно им кровь нашу пить, вооружайтесь!» По этой команде минеры, разобрав винтовки и патроны, бросились освобождать арестованных товарищей. Офицеров разоружили, а оказавших сопротивление — командира одной роты и двух фельдфебелей — закололи штыками.

Минеры, построившись в шеренги, с пением революционных песен повели роты к месту расположения стрелкового полка. Восставшие рассчитывали привлечь стрелков на свою сторону.

Однако, как только минеры приблизились к позициям пехотинцев, по ним был открыт оружейный и пулеметный огонь. Минеры залегли в цепь. Напрасно кричала Мария Масликова: «Не стреляйте, мы свои». В ответ гремели выстрелы. Целый час продолжалась перестрелка. Минеры сражались геройски. Вот выдержка из донесения командира стрелкового полка:

«Мятежники действовали настолько отчаянно, что некоторые во весь рост шли на пулеметы, на стрелков...» Обе стороны понесли потери.

В бою погиб Жуков. Не имея опытных руководителей и четкого плана действий, минеры возвратились в свои казармы. Многие из них были сразу же арестованы. Часть минеров ушла в лес, чтобы продолжать борьбу. Маслиновой удалось избежать ареста. В полдень во Владивостокском порту раздался длинный гудок пожарной тревоги. Это был сигнал к восстанию рабочих.

У ворот порта собралась тысячная толпа. С красными флагами, под звуки рабочей марсельезы демонстранты направились к сибирскому флотскому экипажу, чтобы вместе с матросами поддержать выступление минеров-диомидовцев. При подходе к зданию экипажа демонстрацию остановил боевой взвод стрелков. Солдаты взяли ружья на прицел. Командовавший ими офицер заявил, что откроет огонь в каждого, кто подойдет к воротам экипажа . Налетевшие затем казаки и драгуны рассеяли демонстрантов. Многих арестовали.

Известие о восстании минеров и рабочих дошли до команд кораблей, стоявших у причалов и на рейде. Волнения среди моряков усилились. Взрыв назревал и здесь...

Утром 17 октября матрос Яков Пойлов спустился в каюту командира миноносца «Скорый» лейтенанта Штера и выстрелом из пистолета убил его. Прибежавший на звук выстрела мичман был смертельно ранен Пойловым.

Поднявшись на палубу, Пойлов сделал еще три выстрела — сигнал к восстанию на кораблях. Затем он обратился к матросам «Скорого» и стоявшим на причале рабочим порта и матросам других судов с призывом к борьбе.

— Поднять знамя революции! — крикнула Масликова, которая еще ночью тайно прибыла на миноносец. Над «Скорым» взвился красный флаг. С причала на корабль хлынула толпа матросов и рабочих.

Заалели флаги еще на двух миноносцах— «Тревожном» и «Сердитом». Там инициативу захватила группа моряков с крейсера «Аскольд» и из флотского экипажа , возглавляемая ма тросом Черепановым. На «Тревожном» арестовали командира, отобрав у него ключи от артиллерийских погребов. В руках восставших оказались орудия, пулеметы, винтовки, боезапас.

Начальник отряда миноносцев капитан 2 ранга Балк на шлюпке пытался подойти к восставшим кораблям, но по нему открыли ружейный огонь с «Тревожного», и он раненым был доставлен в лазарет крейсера «Аскольд».

Восстание разгоралось...

ГРАЖДАНЕ ВСЕХ СТРАН И ВСЕХ НАРОДОВ!

— говорилось в воззвании потемкинцев , опубликованном после прибытия в Констанцу .

ПЕРЕД ВАШИМИ ГЛАЗАМИ ПРОИСХОДИТ ГРАНДИОЗНАЯ КАРТИНА ВЕЛИКОЙ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ: УГНЕТЕННЫЙ И ПОРАБОЩЕННЫЙ РУССКИЙ НАРОД НЕ ВЫНЕС ВЕКОВОГО ГНЕТА И СВОЕВОЛИЯ ДЕСПОТИЧЕСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ. . МОГУЧИЙ КРИК МНОГОМИЛЛИОННОЙ РУССКОЙ ГРУДИ ДОЛОЙ РАБСКИЕ ЦЕПИ ДЕСПОТИЗМА И ДА ЗДРАВСТВУЕТ СВОБОДА! — КАК ГРОМ, РАСКАТИЛСЯ ПО ВСЕЙ НЕОБЪЯТНОЙ РУСИ... НАШ ОБЩИЙ ДЕВИЗ СМЕРТЬ ИЛИ СВОБОДА ДЛЯ ВСЕГО РУССКОГО НАРОДА!..

Миноносцы развели пары, чтобы отойти от причала...

Но не дремал и комендант крепости. Все силы гарнизона он бросил на подавление восстания. «Минами и артиллерийским огнем с судов потопить мятежные миноносцы. Командиру 12-го стрелкового полка оказать необходимое содействие в подавлении мятежа. Крепостным батареям изготовиться к действиям против флота»,— гласил его приказ.

К порту стягивались армейские части и полевая артиллерия.

Оставленные на свободе офицеры и кондукторы миноносцев повели среди команд разлагающую работу. Они распустили провокационный слух о гом, что на кораблях нет воды и провизии, а машины неисправны. Сомнения в боеспособности кораблей и неясность перспективы стали быстро разъединять матросские массы. Многие моряки покинули корабли. На «Сердитом» красный флаг был спущен.

«Тревожный» отошел от стенки, но его машинисты и кочегары отказались выполнять команды с мостика. Сделав один выстрел по зданию порта, миноносец на заднем ходу уткнулся в угольную стенку и спустил флаг.

Прибывший на «Тревожный» отряд стрелков арестовал участников восстания.

«Скорый» остался один. Ему предстоял тяжелый неравный бой.

На корабле действовал образцовый революционный порядок. Во главе восставших стояли Яков Пойлов и Мария Масликова. Они фактически и командовали кораблем. Миноносец отошел от пирса...

Канонерская лодка «Манчжур» первой получила приказание открыть огонь по «Скорому». Однако матросы отказались стрелять по восставшим.

Тогда на канлодку прибыл командир порта капитан 1 ранга Ферзен. Но и ему ни уговорами, ни угрозами не удалось заставить команду «Манчжура» стрелять по миноносцу. И только когда в третий раз была сыграна боевая тревога, а к пушкам и пулеметам командир приставил офицеров и кондукторов-черносотенцев, канлодка смогла открыть огонь.

Ее поддержали миноносцы. Загремели залпы крепостной артиллерии.

С берега стреляла пехота. На миноносец обрушили огонь 28 орудий, 10 пулеметов и два полка стрелков. Он оказался в огненном кольце. Но его революционная команда не думала сдаваться. Из орудий и винтовок «Скорый» бил по скоплению войск, по правительственным учреждениям на берегу. Были повреждены дом губернатора и здание военно-окружного суда, казармы пехотного полка и помещения мастерских порта. С красным флагом на мачте, яростно отстреливаясь, «Скорый» метался по бухте.

...Понимая безуспешность неравного боя, Пойлов и Масликова принимают решение прорваться в море и, по примеру потемкинцев, уходить в какой-нибудь иностранный порт. Пол-, ным ходом миноносец рванулся из бухты.

Враги разгадали намерение восставших. Канлодка и несколько миноносцев преградили путь «Скорому», усилив огонь, и тот вынужден был продолжать бой в бухте.

Сражение продолжалось более часа. Восставший корабль получил 67 попаданий. Один снаряд, пробив машинное отделение, вызвал взрыв котла. Из трубы вырвался сноп черного дыма и пара. Было убито много матросов. Гибли не только от снарядов и пуль. Смертельно обжигал людей пар, вырывавшийся из перебитых труб.

Трупы, обезображенные до неузнаваемости, сливались в сплошное человеческое месиво. Впоследствии бесформенную трупную массу вывозили с корабля в мешках и прожекторных чехлах. Погиб Яков Пойлов...

Охваченный огнем, потерявший способность управляться, «Скорый» выбросился на берег.

На корабль устремились жандармы и солдаты стрелкового полка. Каратели кололи матросов штыками, топтали ногами, били нагайками, прикладами добивали раненых. Лежавшей на палубе в предсмертной агонии раненой Масликовой прикладом размозжили голову.

Только шестерым морякам с корабля удалось скрыться. Их спрятал на конспиративной квартире рабочий Крюков. Через несколько дней все шестеро тайком переправились на паро ходе в Манчжурию и Японию.

На суде и перед казнью заключенные вели себя мужественно и стойко. Минер Кудрявцев заявил жандармам: «Я знал, что беру винтовку, чтобы воевать с правительством, и совершенно сознательно присоединился к восстанию». Сохранилось предсмертное письмо Кудрявцева, где он пишет:

«Я честно погиб за Родину-мать, за свободу».

Минеров расстреляли в бухте Улис, а матросов — у форта Линевича, на берегу Уссурийского залива.

Залпы «Скорого» — предвестники новых революционных бурь.

МЫ ПОБЕДИЛИ ПОМЕЩИКОВ И КАПИТАЛИСТОВ ПОТОМУ, ЧТО КРАСНОАРМЕЙЦЫ, РАБОЧИЕ И КРЕСТЬЯНЕ ЗНАЛИ, ЧТО ОНИ БОРЮТСЯ ЗА СВОЕ КРОВНОЕ ДЕЛО.

В. И. Ленин.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю