Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Часть III

Часть I
Часть II
Часть IV


Рука вдруг тянется к перу


Иногда это происходит в порыве вдохновения под влиянием тех или иных событий или обстоятельств, иногда по настроению, а иногда это делается просто для того, чтобы перо не затупилось.



Светлый день России
К Высоцкому
Субботняя перекличка
Главный день
Родное солнышко
Полтинничек
Камчатский мотив
Севастополь
О друге
Мыс Фиолент
Мухалатка
Шайтан Мердвень
Братья-славяне
Размышления о Нострадамусе
Лекция о девиантном поведении и ее последствия
Мнение оппонента о новых технологиях
Экология
Божественный лекарь
На злобу дня
Твердая ракета
Размышления после похорон
Православная вера
Депрессия
Инспекция
Из жизни штаба бригады
Головоломка
Революционная ситуация
Ночная встреча
Перестроечка
Талонный период современной эпохи
О словах странных, иностранных



СВЕТЛЫЙ ДЕНЬ РОССИИ
(к 200-летию А.С.Пушкина)


Москва! Так много в слове этом
Звучит ещё и оттого,
Что в ней тогда, в начале лета,
произвели на свет ЕГО!

Россия-матушка не знала,
И знать в то время не могла,
Кого! ей внучка Ганнибала
В тот день, под вечер, родила.

И лишь когда "в садах Лицея"
Сей отрок отпечатал след,
Он сам, нисколько не робея,
Изрёк: «... а я таки поэт».

Какой талант в нём вдруг открылся!
Он мог так пламенно слагать,
Что сам Державин оживился
И понял - можно умирать.

Какой народной чудной силой
Наполнил он родную речь!...
Как ноет сердце, что в могилу
Пришлось ему так рано лечь.

Но весь не умер «дивный гений», -
Он в душу русскую проник.
Бессмертен мир его творений,
Живёт и пушкинский язык.

А значит, будет жить Россия!
И русский дух неистребим! ...
Для русских Пушкин, как мессия,
Мы все ЕГО боготворим.


К ВЫСОЦКОМУ
(Эти строки
окончательно сложились
25 января 1998 года
в огромном потоке людей,
идущих на Ваганьково,
к Высоцкому)


Свой поклон Вам, Владимир Семёныч
Шлёт уже не Советский Союз.
Перезвоном церквей золочёных
Вас приветствует новая Русь.

Не допели Вы, не дожили.
А могли б ещё столько спеть!
Вы рванули из всех сухожилий,
Но полёт Ваш прервала смерть.

Не дожили Вы, не допели
До своих юбилейных дней.
Вы спешили успеть, и успели
Много в жизни короткой своей.

Вас любили за то, что не лгали,
За отвагу отточенных фраз.
Вы свою колею пролагали,
Чем готовили почву для нас.

Вы коней вдоль обрыва стегали, -
Не могли Вы спокойно идти.
С ускорением Вы отмахали
Все четыре четвёртых пути.

В жутком ритме, не зная покоя,
Жили Вы на износ, на разрыв.
Не могли Вы вернуться из боя,
Ваши кони слетели в обрыв.

Завершилась фатальным исходом
Жизнь поэта, как было не раз,
И в любое теперь время года
На Ваганьково розы у Вас.

Цифры замерли. Вам сорок с лишним.
Вознеслись Вы на свой пьедестал,
И предстали Вы перед Всевышним,
И, конечно, он Вас оправдал.

Обладая божественным даром,
Сознавая призванье своё,
Как свой крест Вы носили гитару
И вложили Вы душу в неё...

Льётся к Вам с куполов золочёных
Нашей памяти светлая грусть.
С юбилеем, Владимир Семёныч,
Говорит благодарная Русь.


СУББОТНЯЯ ПЕРЕКЛИЧКА
(МАМЕ)


Телефон набираю
Я в субботу опять.
"Здравствуй, мама родная.
Как живёшь, дорогая?
Что тебе рассказать?" -
И течёт между нами
Задушевная речь
И обмен новостями
С пожеланием встреч.
И опять мне охота
В этот сад-огород,
В дом, где папино фото,
В дом, где мама живёт.

Телефон набираю, -
Ты услышишь звонок.
"Здравствуй, мама родная,
Как дела, дорогая?"
"Всё нормально, сынок.
Всё по-прежнему вроде,
Витя в пятницу был,
Я была в огороде,
Когда ты позвонил.
Я теперь, как когда-то,
Не бегу на звонок,
Я слегка старовата -
Жди подольше, сынок".

Номер я набираю,
А потом говорю:
"дравствуй, мама родная,
Как живёшь, дорогая?"...
"Телевизор смотрю.
На цветном на экране
То война, то парад.
Я лежу на диване,
Кнопки жму наугад.
Мне и летом и в зиму
Телевизор, как бог,
Вот спасибо Максиму,
Так бабуле помог".

Номер я набираю,
К трубке ты подойдёшь.
"Здравствуй, мама родная,
Как живёшь, дорогая?"
"В Севастополе - дождь.
А живу я, как прежде,
От звонка до звонка,
Жду получку с надеждой,
Но хватает пока.
Ну а вы как живёте?
Как Максим, Игорёк?
Таня как?" "Вся в работе".
"Приезжайте, сынок..."

И опять мне охота
В этот сад-огород,
В дом, где папино фото,
В дом, где мама живёт.


ГЛАВНЫЙ ДЕНЬ
(Старшему сыну)


Это было недавно,
Это было давно
(Из песни)


Помню вечером зимним,
Когда шторм нас качал,
О рождении сына
Вдруг динамик сказал!
Было мне в день тот славный
Званье папы дано.
Это было недавно,
Это было давно.

Нас тогда телеграмма
В океане нашла.
Сообщалась, что мама
Хорошо родила.
На четыре и двести
Потянул наш сынок.
Вышло всё честь по чести,
Как мечтать только мог.

Я тот день не забуду:
На родном корабле
Мы сдвигали посуду
На каютном столе,
И, нарушив уставы,
Пили в море вино.
Это было недавно,
Это было давно.

...........................

Помню, вечером зимним,
Когда шторм нас качал,
О рожденьи Максима
Замполит наш вещал,
Было мне в день тот ГЛАВНЫЙ
Званье папы дано.
Это было недавно,
Это было давно.


РОДНОЕ СОЛНЫШКО
Младшему сыну
(С помощью Ю.Визбора)


Не дал ты той ночью нам с мамой
доспать до утра
Ты ножкою дрыгнул и стало нам
ясно - пора.
Камчатским сыночком стать было
тебе суждено.
Нам с Максом в роддоме ты
рожицы корчил в окно.

Припев:
Милый Игорёк,
Солнышко родное,
Мы с мамой в тот денёк
Счастливей стали вдвое.

Ты прямо с рожденья характер
крутой проявил,
Отца не дождался, домой из
роддома свалил.
И часто ты в детстве нам с мамой
перечил в ответ:
"Я это не буду, не буду, не буду, сам - нет"

Припев.

Ты мамой и папой всегда был
безумно любим,
Мужским воспитаньем твоим
занимался Максим.
Такого подхода сегодня мы
видим плоды.
Спортивен, умён и подчёркнуто
вежливый ты.

Припев.

Как всё-таки быстро все школьные
годы прошли,
У нашего Чижика крылья
давно подросли.
Смотрите, завидуйте люди какой
у нас вырос сынок.
А помнишь, Татьяна, тот первый
камчатский денёк.

Припев.


ПОЛТИННИЧЕК
(Автобиографическая
ностальгическая песня)


А кто сегодня именинничек?
Ах, Боже ж мой, так это ж я,
Наехал на меня полтинничек
Так неожиданно, друзья.

Совсем недавно был я маленьким,
И с гордым видом в первый раз
Шагал, держась за руку маменьки,
В свой самый первый в жизни класс.

Как быстро дни мелькали школьные,
И проходил за годом год.
А после школы добровольно я
Пошел служить в военный флот.

Ах, золотые дни курсантские,
Бульвар Приморский весь в цвету...
И вот - погоны лейтенантские,
Парадным шагом я иду.

И выбрал я дорогу ясную:
Мой курс на Тихий океан.
И выбрал самую прекрасную
Из севастопольских Татьян.

Вулкан, как будто нарисованный,
В камчатском небе встретил нас...
И были службой дни спрессованы,
Как в штабеля боезапас.

Там по военным строгим правилам
Текла житейская река -
Авралы, смотры, стрельбы, плаванья
И, как награды, отпуска.

Но был я молод. Все лишения
Тогда мне были нипочём.
И был я счастлив, без сомнения,
Ведь там я дважды стал отцом.

Сквозь призму лет сегодня ясно мне -
На флоте, что ни говори,
Провёл я времечко прекрасное
От лейтенанта до кап - три.

Ну, а тогда до обалдения
Был, расставаясь с флотом рад,
Ведь уезжал я в академию,
В прекрасный город Ленинград.

И здесь нежданно и негаданно,
Прослушав курс наук морских,
Пустил я корни основательно
И вскоре стал учить других.

За десять лет, освоив полностью
Преподавательский верстак,
Я перешёл в другую полосу -
И вот уж пятый год начфак.

Мне кажется, что в целом правильно
Я по дороге жизни шёл:
Друзей старинных не убавилось
И много новых приобрёл...

Так кто ж сегодня именинничек?
Ну да, конечно, это я.
Наехал на меня полтинничек
Так неожиданно, друзья.


КАМЧАТСКИЙ МОТИВ


Зачем я здесь, ну что мне надо
В краю, где сопки до небес,
В краю повышенных окладов
И паратуньковских чудес?..

Да, все ж, ребята, очень просто,
Все очень просто, боже ж мой, –
Ведь этот дальний полуостров
Когда – то стал моей судьбой.

Здесь лейтенантом я, бывало,
На вахте в море замерзал.
И, помню, спирта не хватало,
Когда я нос отогревал.

Здесь, несмотря на то, что вьюга
Пути – дороги замела,
Меня надежная подруга
На берегу всегда ждала.

Терзал меня камчатский ветер,
Землетрясение трясло, –
И как – то я и не заметил,
Что десять лет уже прошло.

Камчатку я тогда покинул,
Сменил ее на Ленинград.
Из этих мест тогда я сгинул
И, помню, был безмерно рад.

А нынче снова потянуло
В дальневосточный регион,
В места, где чуть не утонул я,
Попав в ужаснейший циклон.

И я готов, даю вам слово,
На вахту заступить опять,
Готов я в море выйти снова -
И лет чтоб снова двадцать пять!

Но это всё, конечно, грёзы
И ностальгический дурман.
Смеются местные берёзы,
Вульгарно изгибая стан.

Уж не вернуть того, что было,
Не выйти снова в океан, -
На взлёте сердце защемило.
Прощай, Авачинский вулкан!

Всё под крылом назад уплыло,
Камчатку вновь закрыл туман...


СЕВАСТОПОЛЬ
(Ещё раз о любимом городе)


В Севастополь приезжаю,
Словно в молодость свою,
И в вагоне у окна я
Очарованный стою.

Вижу я над морем чаек.
Здравствуй, город мой родной!
Я сегодня повстречаюсь
С Корабельной стороной.

Там на улице Рабочей
Наша юность пронеслась,
Там любили все мы очень
Побродить в вечерний час.

И в свою родную школу
Я приду, в который раз,
Я пройду по коридору
И войду в десятый класс.

Вот за этой партой крайней
Я учился и мечтал,
А на вечере прощальном
В этом классе танцевал.

И отсюда все ребята
Разлетелись, кто куда.
Но сюда, конечно, надо
Возвращаться иногда.

Потому что очень грустно
Было б нам без школы жить,
Школа – это наша юность
И лекарство для души.

Севастополь – наша юность
И лекарство для души.


О ДРУГЕ
О Литенкове
Викторе Сергеевиче


Живём мы в разных регионах,
Он без погон, а я - в погонах.

Но для меня он, несомненно:
"Мой первый друг. Мой друг бесценный!"

Судьба свела нас в первый раз
Когда пошли мы в первый класс.

С тех пор при каждой нашей встрече
Мы с ним друг другу души лечим.

Ну что ещё сказать, не знаю.
Да, он женат. Супруга - Рая.

Есть дочь - прекрасная Галина,
А у меня растут два сына...

Живём мы в разных регионах,
Он без погон, а я - в погонах.


МЫС ФИОЛЕНТ


Хотя и шепчем мы проклятия
Под грузом рюкзаков и лет,
Но каждый год спешим в объятия
К тебе, волшебник Фиолент!

И пусть объятья слишком жаркие, –
Под сорок градусов в тени, –
Нас впечатлениями яркими
Мыс Фиолент к себе манит.

Здесь сверху взору открывается
Чудесный лучезарный вид.
Тому, кто в этом сомневается,
Сам Айвазовский подтвердит.

Здесь тыщу лет монахи прожили -
Солдаты верные Христа,
И светит нам сюда из прошлого
Блеск золоченого креста.

Здесь мы шагаем по ступенечкам
И в эту сторону, и в ту,
И отдыхаем на скамеечках,
Когда совсем невмоготу.

Здесь были все мы очарованы
Чудными контурами скал.
Здесь домик есть замаскированный
И рядом с домиком – мангал.

Приходим в норму понемножечку
Мы в мире этой тишины.
Ах, эта лунная дорожечка
И бег по ней морской волны.

Ах, это море фосфорящее,
Нас окружающее вдруг
Огнями, будто настоящими,
По мановенью наших рук!

Мы, помню, ночью были смелыми,
Купались только неглиже.
И в темноте мелькали белые
(Места совсем незагорелые),
Которые на букву Ж.

И повторяю всем упорно я,
Что часто вижу я во сне
И это небо звёздно-чёрное,
И это море в тишине.

Охота снится мне подводная
И трепыхание ерша,
И до чего же, мама родная,
Уха была там хороша!

Там всё романтикой овеяно,
Но время бешенно летит.
Там все заметно молодеем мы,
Но, жаль, пора нам уходить.

Мы в гору нехотя взбираемся
И наверху потом стоим,
Мы с Фиолентом не прощаемся,
Мы "До свиданья" говорим.

"Мыс Фиолент! Мы не прощаемся,
Мы "До свиданья" говорим."


МУХАЛАТКА
(Есть такое сказочное место
на Южном берегу Крыма)


Давайте вспомним сегодня по порядку
Те беззаботные курсантские года,
Когда впервые мы узнали Мухалатку
И полюбили это место навсегда.

Припев:
Мухалатка, Мухалатка, Мухалатка,
Сказка южная весенних наших лет.
Мухалатка, Мухалатка, Мухалатка,
Мы сегодня говорим тебе Привет!

Объясню тому, кто непричастен,
Мухалатка – это сад, с верандой дом,
Виноградная беседка, чувство счастья,
И соседка, что напоит молоком.

Припев.

Путь на море здесь не так уж близок,
А обратно и того длинней.
Но всякий раз, сюда поднявшись снизу,
Становишься моложе и стройней.

Припев.

У меня в судьбе была Камчатка.
И оттуда в первый отпуск свой
Я прилетел и приземлился в Мухалатке
И был здесь счастлив с молодой женой.

Припев.

Нам сегодня далеко за двадцать,
Седина, и волос поредел.
Нужно чаще в Мухалатке собираться, -
Тут ведь каждый на глазах помолодел.

Припев (2 раза).


ШАЙТАН МЕРДВЕНЬ
Другу курсантских лет
Сергею Сухоручкину
на память о восхождении
по чёртовой лестнице


Шайтан мердвень
- в переводе с татарского
"Чертова лестница".
6 сентября 1820 года
по ней вместе с генералом Раевским Н.Н.
и его сыном
поднимался А.С.Пушкин.

Мы выбрали прохладный день,
Чтобы достичь заветной цели,
И по тропе Шайтан мердвень
На перевал взойти сумели.

Карабкались по той тропе
Мы от подножья до верхушки,
И каждый представлял себе,
Как шел здесь Александр Пушкин.

Поэт был молод, полон сил
И новых грандиозных планов,
Хотя уже тогда он был
Творцом Людмилы и Руслана.

Но все-таки поэт не знал,
(Жизнь не всегда подвластна плану),
Что он идет за перевал
К «Бахчисарайскому фонтану».

Тропа хранит тех лет следы,
Здесь все осталось так, как было,
Лишь придорожные кусты
Бесстрастно время обновило.

Вот камень, словно пьедестал,
С него красивый вид открылся,
Возможно, Пушкин здесь стоял
И этим видом насладился.

Раевский с сыном были с ним, -
С друзьями веселей дорога,
Ну а со мной шел сын Максим,
Наталья с Ваней и Серега.

Серега был проводником,
Он шел спокойно, без оглядки,
Сюда ходил он пареньком
Вдвоем с отцом из Мухалатки.

А нынче мы за ним идем
По горной узенькой тропинке...
Но вот пошел крутой подъем,
И капли пота, как росинки.

Вдруг на пути скала-ступень,
Ее не люди изваяли.
Не потому ль Шайтан мердвень
Тропу татары обозвали?

Слегка кружится голова,
Мы поднимаемся все выше...
Вот, наконец, и перевал,
И мы стоим и часто дышим.

Какие подобрать слова,
Чтоб описать все то, что зримо?
Над нами неба синева,
Под нами Южный Берег Крыма...

Потом березу я искал,
Ну где она, куда пропала?
Ведь Пушкин Дельвигу писал,
Что здесь она его встречала.

Наследников березки той
Мы не нашли и шли обратно
Уже знакомой нам тропой,
И было нам идти приятно.

24.08.99 г.


БРАТЬЯ - СЛАВЯНЕ
(Подслушанный разговор)


"Ну, скажи, Василий,
Дурья голова,
Что не поделили
Киев и Москва?
Что не поделили,
Скажем, ты и я?
Мы ж с тобой, Василий, –
Старые друзья.
Пили мы, бывало,
Под вечерний звон
С украинским салом
Русский самогон.
Или, взяв на вилку
Красной рыбки шмат,
Пили мы горылку –
Значит ты мне брат!"
Тут вмешалась Галя,
Черт ее дери,
Нас, мол, угнетали
Русские цари,
Нас Москва давила
Испокон веков,
Нынче Украина
Выйдет из оков.
Но сказал ей:
"Дура, – я, опохмелясь, –
Долгорукий Юра ж -
Украинский князь.
Он в Москву подался,
Чтобы Русь спасти,
От врагов подальше
Центр перенести.
Назывался Русью
Весь славянский род:
Русский, бялорусский
И твой родной народ.
Жили все едино,
Не было границ.
Лучше ты, Галина,
Нам изжарь яиц,
Ну и сала трошки
Ты подрежь на стол.
Выпьем мы немножко
За славянский столб.
Этот столб, Галина,
Мы должны держать,
Как родного сына
Любящая мать."
С нами вам, ребята,
Нечего делить -
Это дерьмократы
Нас хотят стравить.
Но вождей хреновых,
Что не любят нас
Сменим мы на новых,
Из народных масс.
И за дружбу наций,
Дружбу на века
Скушали мы с Васей
Литр коньяка (армянского).


РАЗМЫШЛЕНИЯ О НОСТРАДАМУСЕ


Прочитал я тут намедни,
Будто в средние века
Жил в Париже проповедник,
Знавший все наверняка.

Нострадамус парня звали,
Он монахом тихо жил.
Современники не знали
То, что он пророком был.

Да и как же тут поверить,
Как узнать, что он не врет,
Предсказал – а как проверить?
Ведь на тыщу лет вперед!

Только нынче прояснилось,
Так сказать, сквозь призму лет,
Абсолютно все свершилось,
Он пророк, сомнений нет.

Он, без лишних разговоров,
Путь российский предписал.
Он сказал: "Пройдет Суворов
Сквозь альпийский перевал".

Рассказал о казнокрадах
В окружении царя,
И о том, что в Петрограде
Вспыхнет красная заря.

И пылать заря та будет
Семь десятков с лишним лет,
А потом – спасайся, люди, –
Над страной померкнет свет.

Будем плыть в тумане сизом,
Воду пеня за кормой,
И тут появился в России
Мощный левый загребной.

Всей Европе на забаву
Он веслом своим взмахнёт,
И корабль России вправо
Очень круто повернёт.

Всё случится этим летом,
Жизнь в опасности моя.
Жили мы в стране Советов, -
Посоветуйте, друзья,

Как мне выжить в этой свалке?
Тут один сказал мне так:
"Все, что видишь на прилавке,
Хапай, если не дурак."

Всё должно, конечно, сбыться,
От судьбы не убежать,
Нужно водки впрок напиться,
Затаиться и лежать.
Затаиться и лежать...


ЛЕКЦИЯ О ДЕВИАНТНОМ ПОВЕДЕНИИ
И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ


Нас согнали как-то в актовый зал,
Там один еврей нас всех запугал,
Говорил о суицидах,
Проститутках и бандитах,
И подробности при этом смаковал.

Он с трибуны в зал такое понёс,
Что стало всем нам обидно до слез -
Мол, наши дети - наркоманы,
Часовые вечно пьяны,
А свет в туннеле - это встречный паровоз.

Лишь одну принёс он радостную весть -
Наконец-то мы с французов сбили спесь.
Даже не считая шила,
Пьём мы больше всех, на рыло,
А быть первыми всегда большая честь.

И настроенье сразу стало девиантное,
Сбегал тут же в магазин за провиантом я,
И достал заветный штоф,
И успокоился, как мог,
И с тех пор с друзьями пью постоянно я.


МНЕНИЕ ОППОНЕНТА
О НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ
(Оппонент не сомневается
в наличии у противной стороны
чувства юмора)


И ведь, главное, знаю отлично я
Как они произносятся,
Но что-то весьма неприличное
На язык ко мне просится.
В.С.Высоцкий. «Хунвэйбины»


В нашей славной Аlma mater
Ходит-бродит агитатор,
Он же популяризатор
И, естественно, новатор.
Утверждает агитатор,
Что наладит в Аlma mater
Производство, и навалом
Новых чудо - материалов.

И ведь, главное, знаю отлично я
Как они произносятся,
Но что-то весьма неприличное
На язык ко мне просится
Фу - ле - рены.

Вот придумал нам забаву,
Тот кто бредит ноу - хау
Он кричит: "Я не для славы,
А во имя ноу - хавы
Дам вам челюсти вставные,
Крепче будут чем стальные
Да им вооще износу нет,
Их ресурс аж тышу лет."

И ведь, главное, знаю отлично я
Как они произносятся,
Но что-то весьма неприличное
На язык ко мне просится
Фу-ле-рены.

Мы идею поддержали,
Зубы все повыдирали,
На замену согласились,
Но посчитали - прослезились.
Лучше б нам не знать ответа
Сколько стоит челюсть эта,
Да и жить аж тыщу лет
Дураков в России нет.

И ведь, главное, знаю отлично я
Как они произносятся,
Но что-то весьма неприличное
На язык ко мне просится
Фу-ле-рены.


ЭКОЛОГИЯ


Все теперь повязаны –
Он и ты, и я,
Этим словом гадостным
ЭКОЛОГИЯ.

Все теперь заложники
У жратвы с питьем,
Часто "Неотложную"
Мы к себе зовем.

Вроде ел, что надо, я,
Был и пьян, и сыт,
Но сожрал с нитратами
Так же пестицид.

Этот яд для нечисти
(он во всем счас есть)
Все мое Отечество
Регулярно ест.

Даже хрен с морковиной
И капустный лист
В этой ситуевине
Должен быть нечист.

И не бомбой атомной,
Не враги извне, –
Нас убьют нитратами
В собственной стране.

На больничной койке я, –
Как мне дальше жить?
Может нужно горькую
Без закуски пить?

Ведь калорий масса в ней,
Хватит без еды, -
Будет так всего верней
Избежать беды.

Правда, положение
Нынче таково,
Что грызёт сомнение:
Водка - из чего?


БОЖЕСТВЕННЫЙ ЛЕКАРЬ


Каждый, кто ему поверил,
Кто чудес всегда искал,
В телевизор взор свой вперил
И стакан в руке зажал.

Человек в очках с экрана,
Даже тем, кто глух и нем,
Залечить сумеет раны
И зарядит мазь и крем.

Стал он всех врачей полезней,
Лечит он за просто так,
В мире нет таких болезней,
Чтоб не вылечил Чумак.

Может вас тот мессия,
Что пришёл издалека,
И уже давно Россия
Ждёт Алана Чумака?

Может он про всё про это
Ничего не знает сам,
Как Христос из Назарета,
Что пришёл когда-то к нам.

Но скорей всего, что встреча
Состоялась, как и встарь,
И ему Иван Предтеча
Объяснил : "Алан, ты царь!

Помни, богом ты помазан,
Ты сошёл сюда с небес,
И поэтому обязан
До конца нести свой крест."

Так они и порешили,
Парень в образ быстро врос,
Телевизор подключили,
И Алан Чумак понёс.

Я скажу без всякой лести -
Очень схож Чумак с Христом.
Он с экрана всех нас крестит
И апостолы при нём.

Продолжая параллели, -
Вспоминается Пилат.
Неужели в самом деде
Будет и Алан распят.

Переменчивый народец
Вдруг покинет Чумака,
А какой-нибудь уродец
Даст впридачу тумака.

Все апостолы, как глина
Вдруг изменят облик свой,
Лишь Мария Магдалина
Будет за него горой.

А потом пора настанет -
И в пасхальный день чудес
Целовать друг друга станем,
Говоря: "Чумак воскрес!"

И толпа простого люда
Вновь пойдёт с ним хоть куда,
И повесится Иуда
От тоски и от стыда.

Прогнозируя такое
Каждый должен понимать,
Что Алана, как героя,
Мы должны оберегать.

Не мешайте, пусть он лечит,
Применяя метод свой.
Он хоть сын и человечий,
Но с божественной душой.


НА ЗЛОБУ ДНЯ


Который день получку не дают.
От злости все на лицах морды носят,
Но, несмотря на это, все же пьют
И за столом начальников поносят.

"Где наши деньги, в бога душу мать?!"
Спокойно, братцы, берегите нервы,
Ведь мы же продолжаем выпивать,
Ведь мы ж имеем скрытые резервы.

Вчера с насмешкой сказала мне жена:
"Отныне спать со мною ты не будешь,
И до тех пор я буду спать одна,
Пока дитям ты хлеба не добудешь!"

В сарае где – то фомку я нашел
И нож кухонный с деревянной ручкой,
И на разбойный промысел пошел
За честно заработанной получкой.

Финал моей истории таков:
Принес домой я вовсе не получку,
Принес домой я пару синяков
И от ножа отломанную ручку.

Хочу, чтоб мы всегда имели честь,
Чтоб жены нас безмерно уважали,
А потому и тост сегодня есть:
За то, чтоб деньги вовремя давали!


ТВЕРДАЯ РАКЕТА


Напомню я, как было дело:
В теченье двух десятков лет
Немало в небо улетело
На жидком топливе ракет.
Но не раскрою я секрета,
Сказав в компании такой,
Что появилась вдруг ракета
Гораздо лучше жидкостной.
Вообще пора раскрыть секреты,
Пусть все услышат голос мой:
Летала твердая ракета
В два раза дальше жидкостной.

Ракету эту создавали
С благословения Москвы
В КБ прекрасном "Арсенале"
На берегах седой Невы.
Создателям мое почтенье,
Сегодня здесь в кругу друзей
Проходят Тюринские чтенья
Двадцатилетний юбилей.
Конструктору мое почтенье,
Сегодня он в кругу друзей
Проводит Тюринские чтенья, –
А значит, личный юбилей.

Как быстро эти даты скачут,
И дни стремительно летят.
А мы желаем вам удачи
И своевременных зарплат.
И чтобы вы вершили дело,
Не зная, что такое грусть.
И пусть здоровым будет тело,
А дух ракетным будет пусть.
Смотрите в будущее смело,
Ко всем чертям тоску и грусть,
Да будет сильным ваше дело,
А дух ракетным будет - ПУСК!


РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПОХОРОН


Всё ближе и ближе ложатся снаряды,
Настанет и мой черёд.
Придётся любому, придётся когда-то
Держать перед Богом отчёт.

И там нам уж не сможет никто, уверяю,
Как в жизни лукавить и врать, -
Ведь Бог, он о каждом всё в точности знает
Придётся за всё отвечать.

Бог каждого спросит: "Скажи, человече,
Как жил ты и много ль грешил?
И много ли было в твой жизненный вечер.
Людей, кто с тобой дружил?

Кого своей смертью ты плакать заставил?
А может быть нет таковых?
А что своим детям в наследство оставил,
Иль может обидел ты их?

На кладбище много приятелей было
И пил на поминках народ,
А кто через год в этот день на могилу
К тебе, поклониться придёт?"

Все эти вопросы всё чаще мне снятся,
Как будто экзамен держу -
Пытаюсь ответить, но стал заикаться
Стою перед Богом, дрожу.

А Бог измеряет насмешливым взглядом
Меня от макушки до ног
И мне говорит, что задание на дом
Я выполнить, в общем, не смог.

И вот ожидаю суда я покорно.
Учтите же те, кто в пути -
Ответы на эти вопросы, бесспорно,
При жизни лишь можно найти.
Ищите, ищите, ищите упорно,
Ответы на эти вопросы, бесспорно,
При жизни лишь можно найти.


ПРАВОСЛАВНАЯ ВЕРА


Для тела - крещение,
Для души - воскресение.
(Народная поговорка)


Я по праву считаю,
Что уже Вы не та,
Что уже Вы другая
Под влиянием Христа.

Этот крестик на шее,
Знаю я наперёд,
Уберечь Вас сумеет
От греха и невзгод.

Образцом для примера
Стали Вы в этот час.
Православная Вера,
Я приветствую Вас.


ДЕПРЕССИЯ
(как-то осенью накатило)


Умирает душа. Умирает.
Ей не в силах никто помочь,
Ей тепла и любви не хватает,
Душит душу осенняя ночь.

Умирает душа и стонет,
На душе у души ноябрь,
И душа постепенно тонет,
Как покинутый всеми корабль.

В этом очень болезненном деле
Мне бессильны помочь доктора...
Может быть и безгрешному телу
Вслед за грешной душой пора?

И тогда под плитою могильной
Буду я наслаждаться в тиши,
Вспоминая как был я сильным
Как я весело жил и служил.

Не желаю я жить в миноре
И гоню эти мысли прочь.
Я желаю рассвета над морем,
Но над морем сплошная ночь.

Умирает ДУША. Умирает....


ИНСПЕКЦИЯ


Раз примерно так в пять лет
Никому покоя нет, -
Генералы к нам с проверкой приезжают.
Учат нас, едрёна мать,
Как на море воевать,
Хотя сами ни хрена ни понимают.

Были мы на «Океане»
В КУГе, в лодке, в караване,
Мы сражались до седьмого пота,
От каких-то М-М-Чудаков
Отбивался Васюков
И четвёрку с боем заработал.

А на кафедре у нас
Рыл какой-то рыбий глаз, -
Генерал-любитель точить лясы,
Три недели проверял,
На разборе нам наврал
И ходил в неглаженных лампасах.

Очень нудным был разбор,
Говорили всякий вздор,
Лишь родной наш адмирал
Сказал что надо:
"Мы, ребята, моряки,
Нам, конечно, ни с руки
Слушаться какого-то солдата."


ИЗ ЖИЗНИ ШТАБА БРИГАДЫ
(С помощью Аллы Борисовны)


Сквозь призму лет сегодня ясно мне -
На флоте, что ни говори,
Провёл я времечко прекрасное
От лейтенанта до кап - три.
Марченко Б.И. "Полтинничек"


Загружать всё больше нас
Стали почему-то.
Нынче, братцы, пятый час,
Скоро уже утро.
Скоро Папа наш придёт
И, сверкнув глазами,
Заорёт и всё порвёт,
Назовёт ослами.

Припев:
То ли ещё будет,
То ли ещё будет,
То ли ещё будет,
Ой-ёй-ёй!

А вчера сказал он нам:
"Не пороть горячку
И к утру оформит план,
Не впадая в спячку!"...
Я в театры не хожу,
Где жена - не знаю,
В штабе по ночам сижу,
Планы оформляю.

Припев.

Надоело всё, хоть плачь,
Нас уже качает,
Хорошо, что есть флагврач -
Он нас исцеляет.
Наш флагврач - прекрасный друг,
Правда, после шила
Нужно нам искать утюг,
Чтоб разгладить рыло.

Припев.

К нам опять пришла беда -
Мы стреляем снова,
Мой комбриг в мои года
Не стрелял такого...
Я ложусь под утро спать,
От работы пьяный.
Вот бы сразу отстрелять
На хрена нам планы!

Припев.


ГОЛОВОЛОМКА


В жизни разные загадки
Я разгадывал, друзья,
Находил всегда отгадки
И гордился этим я.

Кто мне скажет, в чём причина,
Кто мне сможет подсказать
Почему же викторину
Не могу я разгадать?

Что скрывают эти знаки,
Этих звёзд лучистый свет?
Вдруг я понял, - в зодиаке
Нужно мне искать ответ.

И, дождавшись ночи ясной
Я, чтоб видеть звёздный знак,
Балансируя опасно
Вышел в небо сквозь чердак.

И явилась мне причина -
Прочитал я в бездне дна:
"Не тревожьте викторину,
Не подвластна Вам она.

И вообще загадка эта
Не для Вашего ума,
Вам раскрыть свои секреты
Может лишь она сама."

Я в неведении страдаю,
И в полночной тишине
Викторину умоляю
Сделать шаг навстречу мне.

Хоть и гордый я мужчина,
Но прошу её опять:
"Помоги мне викторина
Викторину разгадать."


РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ
(Записано со слов
моего соотечественника
в тот период российской истории,
когда с водкой в стране
была «напряжёнка»)


Я сам себя не узнаю, -
Я третий день уже не пью!
За что такие муки?
Я щас умру от скуки!
Сидящие В Совете,
Вы будете в ответе.
Мы вас наверх избрали,
Доверье оказали,
А вы к трибунам рвётесь,
Друг с другом всё дерётесь,
И всё слова жуёте.
Вы что совсем не пьёте?
Нас не кормил досыта.
Ни Лёнька, ни Никита -
И мяса было мало,
И масла было мало.
Но водки всем хватало.
Россию допустимо
Оставить без бензина,
Без хлеба и селёдки,
Но только не без водки!
Ну дайте выпить, суки.
А то умру от скуки.
А то возьмут ребята -
Орудье прольтарьята, -
И будет бунт кровавый
Как бой святой и правый,
Ну может и не правый,
Но всё равно кровавый.
Беру булыжник в руки,
Ну дайте ж выпить, суки!


НОЧНАЯ ВСТРЕЧА


Как-то зимней ночью
И в большой мороз
Видел я воочию -
Шёл Иисус Христос.
Господи Иисусе
Неужели сам?
Я стою, трясуся,
Руки к небесам.
Тут всегда предвидел
Каверзный вопрос:
Как мол ты увидел,
Что это был Христос?
Объясняю сразу, -
Был Христос распят,
Вот и кинул глазом
С головы до пят.
Раны на ладонях,
Раны на бровях,
Он был в одном хитоне,
При босых ногах.
Да я ему, заметьте,
В лоб задал вопрос:
"Как зовут, ответь мне?"
Он сказал: "Христос."
Так что нет вопросов,
Это он, Иисус.
Тут я к нему с вопросом,
Я, вообще, не трус:
"Если встреча вышла
Ты б не мог сказать,
Как по этой жизни
Праведно шагать?"
"Жить прекрасно сможешь, -
Отвечал мне он,-
Коль заветы божьи
Превратишь в закон.
Коль живёшь с одной ты,
То к другой не лезь,
Береги здоровье
И мужскую честь.
Мяса в пост не кушай -
Продолжал Иисус,
Я Иисуса слушал
И мотал на ус.
Но бежали лета,
Как вода в песок,
Выполнить заветов
Я, друзья, не смог.
Я Христа не слушал,
Что хотел творил, -
В пост мясное скушал,
Бабу совратил.
Жду теперь я, люди,
Страшного суда.
Правда, бес мне мутит
Разум иногда.
Говорит, что скушно
Так кончины ждать, -
И вот иду с чекушкой
К бабе я опять
Шепчет бес мне в ухо:
"Дядя, не боись,
Для очистки духа
Богу помолись,
Пусть нам в жизни светит
Не хандра, а смех,
Можно замолить ведь
Самый тяжкий грех
Ха - ха - ха!"


ПЕРЕСТРОЕЧКА


Мне сказала Зоечка,
Только поднялась:
"Ты слышал, перестроечка
Гдей-то началась.
Так что не валяйся, Женя,
А давай вставай,
И наши отношения
Перестраивай.
Больше меня дурою
Ты не обзывай,
И плохой фигурою,
Жень, не попрекай.
Вовсе ж не корова я,
Погляди, ей - ей,
Я супруга кровная,
Мать твоих детей."

Я лежу на коечке,
Как трухлявый пень
И слышу голос Зоечки:
"Ну делай что-то, Жень!"
Она не успокоится,
Ведь жена и мать.
Эх, как бы перестроиться,
Чтобы не вставать.
Эврика!
Я бочком устроился
Рядышком с женой -
Вот так я перестроился
Вместе со страной.


ТАЛОННЫЙ ПЕРИОД СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ


В Ленсовете утвердили
Пищевой мой рацион
И недавно мне вручили
Блок талонов - эталон.
И жизнь пошла талонная,
Блочно - эталонная,
Хоть и напряжённая,
Но зато законная.

С мясом нынче тяжело,
Купишь сам едва ли,
А в блоке полтора кило
Мне на месяц дали.
Правда, кости и хрящи
В этом мясе будут,
Ничего, пойдут в борщи
И в другие блюда.

Да я возьму себе на ужин
Без талонов мясо птиц!
К вот талончик есть к тому же
На десяточек яиц.
Это очень кстати
Мне калорий хватит.
Если всё же станет туго
Испеку батон себе.

"Есть талон, гляди, подруга,
На муку ноль пять кг".
Мне вообще широкий выбор
Предоставил эталон
Хошь кило крупы бери ты
Или столько ж макарон
Ну просто идеально
И очень актуально.

Ну посмотрим, что ещё там, -
Масло сливочное, так.
Правда, полкило всего-то.
Но его пусть ест дурак
Я скажу вам по секрету:
В нём один холестирин,
Лучше взять, чем гадость эту,
Всем доступный маргарин
И будет всё нормально,
Привычно, капитально.

Вот жаль растительного дали
Только двести пятьдесят.
Хватит мне теперь едва ли
Жарить рыбу для ребят.
Но грустил я понапрасну
Мой сосед мне дал совет:
"Успокойся, хватит масла,
Рыбы ведь в продаже нет.
Так что всё нормально
И даже ... оптимально."
Колбасы, ты вспомни сам,
Сколько раньше было,
А нынче только килограмм
На любое рыло.
Но рыла разные бывают,
Я предвижу вопли с мест.
Есть такие, что сжирают
Полкило в один присест.
Вот тебе и эталон,
Не учёл чего-то он.
Вот тебе и рацион,
Обделил кого-то он.

Ну да ладно, всё нормально,
Хоть не жирно, но зато
Ты получишь всё буквально,
Словно выигрыш в спортлото.
И вот я гордый гражданин
В синих панталонах
Отправляюсь в магазин
С блоком тех талонов.

В магазине грустно стало, -
Мясники взахлёб орут:
"Кто сказал, что это сало,
Ты бери чево дают".
У прилавка вышла ссора,
На передних сзади прут,
А известного актёра
По башке кошёлкой бьют.

"Ну давай, обратно топай,
Что ты прёшь, как бегемот
Да с такой огромной ... рожей
Есть не нужно целый год".
Ну, в общем, всё нормально
И остро-социально.

Озверел и я немного,
Стал и я по-волчьи выть,
Наступил на чью-то ногу,
Стал зачем-то матом крыть.
Продавцу по харе врезал
Хитрый, точно фараон,
Он, мерзавец, мне отрезал
Яйца вместо макарон.
Ну не тут-то было
Получите в рыло!

Все вокруг осатанели,
А один такой мусье,
Крикнул: - Я пришлю Сальери
В гости к тётушке Салье.
Мы опять живём убого
Восемь бед - один ответ.
Лишь талонов стало много,
А жратвы всё нет и нет.


P.S. Давно ли это было?


О СЛОВАХ СТРАННЫХ,
ИНОСТРАННЫХ


Стали модными теперь эти странные,
Непонятные слова иностранные.
Видно время щас такое настало,
Что уже нам русских слов стало мало.

Нам не стыдно перед западным миром, -
Вымогатель стал у нас рэкетиром,
Согласитесь, что звучит благородно,
В рэкетиры я б пошёл и охотно.

Правда, нынче для всякого дела
Нужно спонсора иметь для задела,
А мой спонсор - жена моя, Рая,
Я с трудом с неё деньги сдираю...

Ну и сразу в магазин убегаю,
Где консенсус, на троих, заключаю,
А потом на берегу, у причала
Водку пью на паритетных началах.

И нередко я, сильно помятый,
Сплю потом, под кустом, до заката.
И друзья мои спят рядом тоже, -
Слева Витя, а справа Серёжа.

Там в кустах мне мильтон дал по морде,
Чем, конечно, мой имидж испортил.
Ну понятно, с разбитою рожей
Разве может быть имидж хорошим...

Тут я в газете прочитал, что ниже талии
Расплодилися у всех гениталии.
Я искал, но скажу откровенно,
Ни хрена там не поймал, кроме хрена.

Pardon.



Главное за неделю