Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Последний аккорд

В двадцатых числах марта ССВ-169 «Таврия» вернулась в Балтийск, а через несколько дней вышел долгожданный приказ министра обороны СССР об увольнении в запас. Три долгих года я ждал этого момента! Теперь осталось совсем не много – повторно привести корабль на север и можно будет отправляться домой с чувством полностью выполненного перед Родиной долга. Правда, в гавани Балтийска мы простояли около месяца. Но служба уже не напрягала. Я сосредоточился на подготовке к увольнению. Тщательно упаковал в два ящика со всевозможными предосторожностями своё хрупкое польское приобретение. Очень боялся за целостность сервиза, так как знал о довольно бесцеремонном обращении при обработке посылок. К счастью мои опасения не оправдались – сервиз дошёл в целости и сохранности. В третьей посылке я отправил домой оформленный фотоальбом и «морскую душу» – тельняшки на память о службе. Форму для схода решил особо не ушивать и не разукрашивать, чтобы патрули не цеплялись. Некоторые ребята планировали переодеться в гражданскую одежду для поездки домой и лишь около дома одеть ДМБовую - неуставную военную форму. Но я решил, что такие сложности создавать себе не стоит. Оставил только для красоты небольшие отступления от устава типа выгнутого «краба» - кокарды на бескозырке, погончиков с подкладкой из текстолита, придающей вид, и обтянутые прозрачной плёнкой значки. Это не очень сильно бросалось в глаза, но украшало форму. Кстати все значки были мною честно заработаны и записаны в военном билете. Лишнего, как это иногда бывало с увольняющимися в запас, я на грудь не вешал. В приятных делах и заботах прошёл месяц. Между тем здесь на Балтике уже стояла настоящая весна, тёплая и ласковая.

В самом конце апреля «Таврия» покинула гавань Балтийска и отправилась в обратный путь. Волны суровых северных морей, яростно набрасывавшиеся на корабль во время зимнего перехода, теперь лишь мирно плескались у бортов. Однажды я получил возможность непосредственно поучаствовать в управлении кораблём. Во время моей вахты, когда механик вышел в машинное отделение прозвучал сигнал машинного телеграфа – с ГКП (главного командного пункта) корабля дали команду увеличить ход. Я передвинул ручки телеграфа на следующее деление, показывая, что сигнал принял. А после этого стал плавно увеличивать обороты вращения главных двигателей. Вместе с этим синхронно стал изменяться угол наклона лопастей винтов, так как у нас была установлена комбинированная система под названием винт регулируемого шага. Гул дизелей усилился, палуба завибрировала ощутимее. Я всем телом почувствовал, какая мощь в тысячи лошадиных сил находиться в моих руках. Это было упоительное чувство!

Через пять дней, завершая стремительный бросок на север – большую часть пути двигались полным ходом, «Таврия» вошла в Баренцево море. Здесь возле берегов Норвегии убавили ход и ожидали распоряжений штаба бригады. Пятого мая в ноль часов, как обычно заступил на вахту в Центральный пост управления. Настроение мечтательно задумчивое. Гляжу через стекло иллюминатора, покрытое каплями воды, на бескрайний морской простор и размышляю, подвожу итоги заканчивающегося периода жизни. Холодные волны Северного Ледовитого океана пенятся у борта корабля. Птицы, кажется единственные существа в этой унылой безжизненной пустыне, стремительно парят над гребнями волн. Всё это в холодном сумеречном свете невидимого за горизонтом солнца. Суровый заполярный край! Здесь прошла большая часть моей трёхлетней флотской службы. А через две-три недели меня ждёт новая, гражданская жизнь!

Три года для этих бескрайних просторов просто краткий миг. Океан катит свои волны, как и тысячи лет назад. А мне кажется, что прошла уже целая вечность. Дом, учёба в институте – всё это словно было в другой жизни. Что же дала мне служба? Конечно, я стал самостоятельным человеком, приобрёл ценный жизненный опыт, познакомился со многими интересными людьми, увидел новые края. Во многом осуществились детские мечты о море, военных кораблях, дальних походах и заморских странах. Но какой ценой всё это досталось! К сожалению, пришлось вплотную столкнуться с теневыми сторонами жизни. В конце концов, слава богу, что я просто выжил, не сломался ни физически, ни морально. И всё же, несмотря на всё отрицательное я всегда буду с гордостью вспоминать свою службу под славным военно-морским флагом!

Поход окончен, вошли в Кольский залив. Вот и Горячие Ручьи - родная база, пришвартовались к своему причалу. Командование сделало нам хороший подарок – дало «добро» на одновременный сход всех девяти моряков, отслуживших свой срок. Так, чтобы никому не было обидно. На память сфотографировались все вместе с командиром, старшим помощником и заместителем командира по политической части. Перед демобилизацией большинство моих товарищей и я в том числе, получили очередное воинское звание. Я стал старшиной первой статьи.

Пролетели последние две недели, и настал день прощания. Торжественное построение экипажа, напутственная речь командира, церемония прощания с военно-морским флагом под звуки бессмертного марша «Прощание славянки». Волнующий момент! Просто ком к горлу подкатил, и на глаза навернулась слеза. С маленькими чемоданчиками «дипломат» сходим последний раз по трапу «Таврии», отдавая честь флагу. Впереди путь домой.

В Мурманске, перед посадкой на московский поезд, ребятам, которые переоделись в гражданскую одежду, удалось купить несколько бутылок водки у спекулянтов. Тогда её в свободной продаже достать было не легко. Но для такого случая переплатить не жалко. До Москвы ехали почти все, кроме двух ленинградцев. С ними попрощались в Мурманске. Ну а в поезде отпраздновали, конечно. На следующий день, миновав страну озёр и лесов – Карелию, были уже в России. Поезд остановился на какой-то маленькой станции. Мы вышли на перрон подышать воздухом и размяться. В Заполярье нас провожали сопки, покрытые толстым слоем снега. Хотя местами, пригревающему солнцу уже удалось сделать глубокие проталины, зима никак не хотела отступать в этих высоких широтах. А здесь, глядя на клейкие молодые листочки берёз, слушая пение птиц, мы остро почувствовали прелесть наступающей весны.

В Москве пересадка, я расстался со своими товарищами. Немного погулял по улицам столицы в ожидании поезда и отправился дальше на юг. Последние часы в поезде были самые томительные. Но всё когда-то заканчивается. Вот уже за окном Сиваш – огромный солёный водоём на границе Крыма, Чонгарский перешеек, проплывают последние степные полустанки перед Джанкоем. Наконец появились пригороды, знакомый силуэт элеватора. Поезд остановился у перрона западной платформы. Закончилась моя трёхлетняя одиссея. Спускаюсь из вагона на родную землю. Сердце стучит, как у астронавта, высаживающегося на Луну. Полной грудью вдыхаю чудесный воздух, напоенный ароматом белой акации, трав и цветов. После стерильного воздуха Арктики он пьянит, кружит голову, как чистый кислород нашего корабельного фельдшера. Здравствуй родной город и новая гражданская жизнь!

Содержание
Назад


Главное за неделю