Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

СИМВОЛ ВОИНСКОГО ДОСТОИНСТВА И ЧЕСТИ




Символика наплечных знаков воинского отличия — погон и эполет — также ухо­дит в седую старину.

Происхождение погона берет свое начало со времен крестоносцев (первый кресто­вый поход состоялся в 1096—1099 гг.). Погон представлял собой в ту пору составную часть рыцарских лат, предохраняя плечо бойца от сабельного удара. В Англии, например, до середины XIX века офицеры и рядовые гусарских конных полков имели на плечах раз­новидность погона, изготовленную из металлической сетки или кольчуги.

Введение погон в русской армии было данью памяти о тех далеких временах, когда древние русские витязи носили наплечники — оплечья (в виде чашечки), защищавшие их от неприятельских мечей. В 1732 году погоны были введены для личного состава пол­ков полевой пехоты(1). Они представляли собой шерстяную накладку, нашивавшуюся толь­ко на левое плечо кафтана. Каждый такой полк имел свой цвет погона. В практическом смысле погоны были удобны тем, что при ношении ружей «на плечо» предохраняли вер­хнюю часть мундира от быстрого износа и как бы скрепляли собой все детали кожаной и матерчатой амуниции: портупею, перевязь, ранцевые ремни.

В 1741 году военнослужащим гренадерской роты Преображенского лейб-гвардии полка, несшим службу в царском дворе, пожаловали погоны из витого золотого шнура. Носили их на обоих плечах. Они служили украшением мундира, указывая заодно на при­надлежность воина к придворной войсковой части.

Эполеты (от французского epaulette — наплечник) как разновидность погон появи­лись во Франции в начале XVIII века первоначально в виде пучка разноцветных лент, а затем — узкого расшитого погона с круглым у среза плеча, на котором размещались зна­ки отличия.

Так как погоны и эполеты XVIII — начала XIX века еще не всегда определяли воинское звание и служебное положение военнослужащих, в русской армии суще­ствовал специальный офицерский знак, уч­режденный еще Петром I. Он имел вид не­большой закругленной серебряной или по­золоченной пластинки-щита и с помощью специальной ленты носился на груди. Кро­ме того, знаками различия, а одновремен­но и украшением являлись разноцветные широкие полосы из тесьмы, тянувшиеся по диагонали всего мундира, а также раз­нообразное богатое шитье на воротнике, обшлагах и полах мундира. Эполеты в рус­ской армии введены в 1763 году на одно плечо, а в 1801—1809 годах почти для всех военнослужащих были введены погоны: в пехоте — на оба плеча (сперва красные, за­тем разных цветов побатальонно), в кон­нице (кроме гусар) и артиллерии — толь­ко на левое плечо (цвета — по полкам). Еге­рям погоны не были присвоены. Офицерские погоны обшивались золотым или серебряным шнуром(2).

В 1807 году для генералов, адмиралов и офицеров армии и флота были введены эполеты на оба плеча, явившиеся наибо­лее ярким знаком, отличавшим их от ос­тальных военнослужащих. Для нижних чинов цвета погон были установлены по номерам полков в дивизиях: в первых пол­ках — красные; во вторых — белые; в тре­тьих — желтые; в четвертых — темно-зе­леные; в пятых — синие. На все погоны были нанесены номера дивизии.

В 1807 году погоны были установле­ны и для егерей: первым полкам — крас­ные; вторым — синие. Всей артиллерии в 1808 году установили ношение красных погон с номерами бригад на них. В кава­лерии погоны на мундирах и шинелях нижних чинов положены были только дра­гунам и кирасирам, в прочих кавалерийс­ких полках их носили только на шинелях.

На мундирах гусары носили шнуры, ула­ны — эполеты, состоявшие из двух частей: продольной пластинки и круглого наплеч­ника, крепившегося у корня эполета. Сплошные золотые и серебряные эполе­ты носили лишь генералы и адмиралы. Офицерский состав имел поле эполет при­борного сукна или цвета по роду войск.

У флотских офицеров поле эполет было темно-зеленого цвета. Эполеты гене­ралов и адмиралов имели вокруг наплеч­ников густую (жирную) бахрому из спи­рально свитых золотых или серебряных жгутов. Несколько более тонкую бахрому имели штаб-офицерские эполеты. Обер-офицерские эполеты бахромы не имели вовсе. Никаких иных промежуточных де­талей — звездочек или нашивок — эполе­ты не имели. Скажем, полковника от май­ора или капитана 1-го ранга от лейтенан­та можно было отличить по иным признакам, а именно по шитью на ворот­нике мундира, по клапанам-петлицам на рукаве, по плюмажу на шляпе, поясному шарфу или по специальному офицерско­му знаку. В 1808 году ранее установленные офицерские шейные знаки, вдвое умень­шенные в размере, были таковы: у прапор­щиков — сплошь серебряные, у подпору­чиков — серебряные с золотым орлом, у капитанов — золотые с серебряным орлом и так далее.

Звездочки для определения старшин­ства в чине появились на эполетах лишь в 1827 году(3). Погоны у офицеров, за исклю­чением короткого срока (1803—1808), когда они существовали в форме прямоу­гольников с закругленными углами, отсут­ствовали вплоть до Крымской войны (1853—1856). В 1855 году во всех родах войск были утверждены генеральские, ад­миральские и офицерские погоны с сохра­нением эполет при парадной форме одеж­ды. Для различия чинов на эполеты и по­гоны были введены звездочки. Вот почему любой генерал и офицер периода 1803— 1855 годов, изображения которых мы ча­сто видим на портретах или в скульпту­ре, неизменно представлен в мундире, реже в сюртуке (вицмундире) с обяза­тельными эполетами. Такими предстают перед нами и М.И. Кутузов, и М.Ю. Лер­монтов, адмиралы М.П. Лазарев, Ф.Ф. Белинсгаузен, П.С Нахимов и многие другие. Следует добавить, что в ту пору во внеслужеб­ное время разрешалось носить сюртук, вве­денный в 1803 году, совсем без эполет и по­гон, но с сохранением так называемых кон­трпогончиков, нашивавшихся поперек плеча

Для рядового состава флота погоны были общепринятого для всех морских частей темно-зеленого цвета, а также крас­ного — для матросов Гвардейского флотс­кого экипажа. Матросы носили их на ши­нелях, мундирах и бушлатах. На фланеле­вых рубахах и белых форменках, а также на рабочем платье (робе) погон не полага­лось — лишь унтер-офицерский состав флота носил поперечные погоны из жел­той и белой нашивочной тесьмы, так на­зываемые контрики.

Кроме нагрудных знаков, трехцветных шарфов с серебряными или золотыми ки­стями, различных кантов, галунов, кокард, эполет и погон, на форменной одежде офи­церов корабельного состава военно-морс­ких сил многих стран издавна неотъемле­мым аксессуаром были нарукавные знаки различия, показывающие их персональные воинские звания.

Морские нарукавные знаки различия исторически возникли во времена парус­ного флота, когда офицеры, стоявшие во главе абордажных партой, обычно повязы­вали на рукава своих камзолов парчовый или вышитый золотом либо серебром пла­ток, по которому можно было на палубе вражеского корабля в рукопашной схват­ке распознать своего командира. Позднее такие перевязи стали пришиваться к рукавам. Старшинство абордажных началь­ников теперь определялось числом при­шитых перевязей. Постепенно абордажные золототканые платки превратились в нашиваемые на рукава золотые галунные полоски, составлявшие с XIX столетия и до нашего времени традиционные знаки раз­личия моряков во всем мире.

На форменной тужурке корабельных офицеров ВМС Англии верхняя из нару­кавных нашивок изогнута в виде петли. Почему?

В 1797 году в бою при Санта-Крус (остров Тенерифе) командующий анг­лийской эскадрой контр-адмирал Гора­цио Нельсон разгромил противника, но потерял правую руку. А в следующем, 1798 году, он одержал победу в морском сражении при Абукире, уничтожив французский флот. Отправляясь на тор­жественный прием к королеве Англии по случаю новой победы, он приказал за­вязать свободный рукав мундира и опу­стить конец рукава в карман — получи­лось что-то наподобие петли. С тех пор на рукавах офицеров британского фло­та, а позднее и других стран появилась золотая петля — петля Нельсона.

В русском дореволюционном военном флоте никаких галунных нашивок или иных знаков различия на рукавах не но­сили. Единственными знаками различия — от мичмана до адмирала — были погоны и эполеты. Первые нарукавные нашивки как знаки различия в форме одежды мор­ских офицеров Военно-морского флота России появились в апреле 1917 года при Временном правительстве после отмены погон, сперва в Балтийском, а затем и в других флотах России. Эти нашивки яви­лись механическим повторением офицер­ских нашивок английского флота.

Погоны в армии и нарукавные на­шивки во флоте были отменены декретом Совнаркома РСФСР в декабре 1917 года, а 16 января 1919 года приказом Реввоен­совета Республики были впервые учреж­дены знаки различия военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной армии по родам войск и знаки различия командно­го состава.

В РККФ первые знаки различия были утверждены в сентябре 1921 года в виде нарукавных нашивок красного цвета с красной звездочкой, окантованной трех­миллиметровым золотым кантом-выпуш­кой. Знаки различия нашивались на левый рукав пальто, тужурки и кителя. Все на­шивки имели длину 8 сантиметров, а их ширина связывалась с группами комсос­тава: младшие командиры — 1 сантиметр, средние командиры — 2, старшие коман­диры — 4 сантиметра. В 1922 году для по­литсостава флота был утвержден один об­щий знак различия в форме большой крас­ной звезды, выкраиваемой из круга диаметром 8 сантиметров. Через год этот знак принадлежности к политаппарату флота был заменен общими знаками раз­личия, присвоенными всему командному составу Военно-морского флота.

Заграничные плавания советских воен­ных кораблей в 1924 году показали все не­удобство однорукавных красных нашивок — они имели сходство с унтер-офицерскими нашивками иностранных флотов Для коман­дного и политического состава РККФ 6 фев­раля 1925 года были установлены новые зна­ки различия — золотые и серебряные галун­ные нашивки на обоих рукавах тужурки от шва до шва, на которых поверху были укреп­лены звездочки красного цвета с золотой или серебряной окантовкой. Число нашивок оп­ределялось принадлежностью к одной из 13-ти служебных категорий. В пределах каж­дой из них числились лица командного и по­литического состава, штатная должность и служебно-правовое положение которых были равными. На пальто, шинелях и ките­лях носили нашивки укороченные — длиной 8 сантиметров — и звездой наверху.

В 1935 году после введения персональ­ных воинских званий командного и политического состава Военно-морских сил зна­ки различия были несколько изменены. Так, для политического состава между нашив­ками были введены просветы красного цве­та с красной же звездочкой прежнего об­разца. Строевой же корабельный состав цветных просветов между нашивками не имел, а красная звездочка была заменена для него сплошной золототканой. Лица комсостава инженерно-механической спе­циальности имели просветы малинового цвета, морской авиации — голубого, бере­говой обороны — коричневого, медицинс­кой службы — зеленого.

В мае 1940 года в связи с введением адмиральских (генеральских) званий для этой категории были установлены осо­бые знаки различия из золотого галуна со звездой большого размера и вышитой в центре эмблемой серпа и молота. В де­кабре того же года вместо прежних зна­ков различия на пальто и шинелях ком­состава флота были утверждены нашив­ки из того же галуна, но длиной от шва до шва.

В период Великой Отечественной войны (б января 1943 г.) указом Прези­диума Верховного Совета для личного со­става армии были введены новые знаки различия — погоны. Указом от 15 февра­ля 1943 года были введены погоны для личного состава Военно-морского флота.

Погоны придали облику военнослужа­щих более подтянутый и профессиональный вид, завершенность и красоту, возродив ста­рые традиции в русской армии и флоте.

Введение погон в советских Вооружен­ных силах еще раз подтвердило преем­ственность отечественных воинских тра­диций. Ведь погоны не только деталь одеж­ды, но и знак воинского достоинства, воинской чести.

(1) Историческое описание одежды и вооружения российских войск. С.-Пб., 1899. Ч. 4, с. 115—116,4.3, с. 75,99—101, ч. 4, с 50,73, 85,96,101, ч. 10, с. 212, ч. 12, ч. 176, ч. 19, с. 186,187.

(2) Энциклопедия военных и морских наук (со­ставленная под главной редакцией генерал-лейте­нанта Леера). Т. VI. С.-П6., 1883—1897. С. 57.

(3) Советская военная энциклопедия. В 8-ми томах. Т. 8, с. 604.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю