Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Все решают минуты...

01.09.10
Текст: Спасатель ВМФ, Анатолий Сагалевич, доктор технических наук
В экспедиции 1993 года нам предстояло решить еще одну довольно сложную задачу - поднять спасательную капсулу. Аналогов этой операции в мире не было, потому что не было никаких специальных средств для зацепа и подъема подобных конструкций с морского дна.

В 1974 году американцы пытались поднять на поверхность советскую подводную лодку, затонувшую на глубине 6000 метров близ Гавайских островов. Подготовка к операции длилась шесть лет. Американцы построили специальное огромное судно "Гломар-Эксплорер" водоизмещением 30 тысяч тонн, оборудованное системой динамического позиционирования, телеуправляемым захватным устройством и другими техническими новшествами. Проведение операции стоило около 1 миллиарда долларов. Но... Поднята была лишь носовая часть лодки, составлявшая треть ее длины.

В нашем же распоряжении было небольшое судно "КИЛ-164", пришедшее из Мурманска, на котором была установлена большая лебедка с кевларовым тросом. Подъем капсулы должен был осуществляться через блок, закрепленный на мощной кормовой П-раме, и с помощью специального устройства, которое необходимо было ввести внутрь капсулы через открытый верхний люк. Это устройство, весящее 150 килограммов, мы назвали "зонтиком" - по принципу работы: две его мощные щеки, после прохода входной шахты люка, должны были раскрыться, предотвратив таким образом обратное движение "зонтика". Грузовой трос, предназначенный для подъема капсулы, должен был цепляться к толстому кольцу на конце "зонтика".

Операция началась 23 августа 1993 года. "Мир-2" с экипажем, которым командовал Женя Черняев, пошел на погружение, чтобы попытаться ввести "зонтик" внутрь капсулы. Однако первая попытка закончилась неудачей – сказались конструктивные недоработки зацепного устройства.

После технических корректировок была сделана следующая попытка - 24 августа 1993 года. Командир аппарата "Мир-2" Виктор Нищета успешно проделал первую фазу операции - ввел "зонтик" в люк капсулы и задвинул его до середины цилиндрической шахты люка. Но затем вдруг оборвался один из шлангов высокого давления, подающего масло в механизмы манипулятора. Дальше работать было невозможно...

В общем, "зонтик" задвинули до упора лишь с третьей попытки, во время погружения "Мира-1" с экипажем, возглавляемым мною. В условиях сильных течений аппарат постоянно сносило, и было трудно удержать его у капсулы напротив люка. Операция продолжалась более трех часов. Уперевшись левым манипулятором путем подачи полных оборотов на главный движитель, аппарат "Мир-1" всей своей массой буквально вдавил "зонтик" внутрь капсулы. Переждав пока осядет муть и удостоверившись, что "зонтик" вошел до нужной метки на штоке, берусь обоими манипуляторами за кольцо на конце штока и даю аппарату полный ход назад. "Зонтик" не сдвинулся назад ни на сантиметр - значит, щеки раскрылись полностью. Теперь предстояла сложнейшая работа по зацепу капсулы.

Эта операция началась утром 26 августа. Экипаж аппарата "Мир-1" возглавлял Евгений Черняев, "Миром-2" командовал Виктор Нищета. Координационно-командный пункт, откуда осуществлялась связь с аппаратами, а также с "Келдышем" и "КИЛ-164", находился на небольшом катере, которым командовал Лев Симагин. Кроме него, в катере были матрос Костя Левченко и я. В моих руках, можно сказать, находились тонкие нити управления операцией.

Итак, Виктор Нищета вывел "Мир-1" на капсулу и занял место напротив люка. С помощью манипулятора он одел на подъемное кольцо "зонтика" специальную скобу, снабженную гидравлическим цилиндром. Одно движение манипулятора - и гидравлический цилиндр замкнет щеки скобы толстым стальным пальцем. Но это произойдет только тогда, когда конец подъемного троса с "КИЛ-164" попадет в манипулятор "Мира-1", а затем - в скобу. Трос предстояло опустить с помощью "Мира-2"...

Прошло уже 12 часов после начала операции. Очень медленно "Мир-2" приближается к капсуле. Было уже несколько посадок на дно. До капсулы - 500 метров, 300, 250, 180... Эти данные мы получаем по навигационным определениям и тем, что передаются с аппарата "Мир-1" с помощью локатора дальнего действия. Наконец, я слышу усталый, обычно лишенный эмоций, но сейчас радостный голос Жени Черняева:

– Сижу на грунте. До капсулы 47 метров по локатору. Ближе вам меня не подвести. Попробую взять в манипуляторы барабан и подтащить трос к капсуле.

Передаю на "КИЛ-164":

– Постоянно работайте винтами. Постарайтесь держаться в точке как можно точнее. Травите трос, не допускайте его сильного натяжения. Пилот "Мира-1" должен иметь слабину троса на дне, чтобы была некоторая свобода перемещения.

С судна следует ответ:

– На барабане лебедки - около 300 метров.

– Медленно потравливайте трос, - говорю, - не останавливаясь, до тех пор, пока на барабане не останется минимум, необходимый для подъема.

Все решают минуты, а скоро заработают и секунды. Потом - филигранная работа манипуляторами... и кто знает? Сейчас многое зависит от капитана "КИЛ-164" Владимира Чурсина, от его умения держать судно в точке в соответствии с командами руководителя навигационной группы Николая Шашкова...

Замерли оба судна, тишина на дне. Изредка повторяю:

- "КИЛ-164". Травите трос. Держитесь в точке.


"Комсомолец". barentsobserver.com
Начали операцию утром, а сейчас уже темно. Небольшое волнение на море, невдалеке раскачивается "Келдыш" - судно смотрится отсюда как большой плавучий дом; сейчас он выведен из игры и дрейфует, жадно прослушивает эфир, в котором могут прозвучать важные сообщения...

Более часа командиры обоих аппаратов не выходят на связь. Хотя по технике безопасности сеансы связи должны производиться каждые полчаса, сейчас можно отступить от правил - особый случай. Главное - не спугнуть... А вдруг получится? И вот наконец голос Жени:

– Вижу свет "Мира-1" (это он сообщает нам).

Отвечаю коротко:

– Понял.

А затем Женя говорит Виктору Нищете уже весело:

– Витька, готовься! Несу тебе подарок...

Итак, Евгений Черняев увидел аппарат "Мир-1" и приблизился к нему, неся в манипуляторах тяжелый барабан. Между лыжами он медленно тащил стелящийся по дну кевларовый трос.

- Витька, сажусь на капсулу!..

"Мир-2" приподнимается над поверхностью дна, делает легкое движение вперед и мягко усаживается на капсулу сверху. Чуть ниже, напротив люка капсулы стоит "Мир-1". Теперь все зависит от профессионализма и искусства командиров аппаратов и их взаимодействия.

Они зацепили капсулу с филигранной точностью. "Мир-2", сидящий на капсуле сверху, свесил конец троса с петлей вниз к люку капсулы, едва не касаясь аппарата "Мир-1". Непосредственно заведение троса и зацеп продолжались почти полтора часа. Мы напряженно вслушиваемся в каждое слово, произносимое пилотами на дне. Умоляю капитана "КИЛ-164" Владимира Чурсина:

– Володя, держись в точке! Сейчас все зависит от тебя!

Виктор Нищета уже держит петлю троса в манипуляторе и заводит ее в скобу. Теперь только выдернуть чеку, чтобы гидравлический цилиндр защелкнул палец. "Тама!" - слышу возглас Виктора. Понимаю, что зацеп произошел, передаю о случившемся по радиосвязи на оба судна. И снова слышу восторженный возглас Виктора: "Полет под куполом океана завершен!"

Да, это была необычная, трудоемкая и очень напряженная операция. Началась она в 9 утра 26 августа, а чека, защелкнувшая стальной палец подъемной скобы на дне, была выдернута командиром Виктором Нищетой в 1 час 37 минут ночи 27 августа. Вслед за тем "Мир-1" тут же взял курс на лодку "Комсомолец". Ведь это - последнее погружение в нынешней экспедиции, и необходимо доставить на поверхность небольшой щиток - часть обшивки легкого корпуса лодки, который при просмотре видеозаписи был принят за посторонний предмет, оставленный "кем-то", кто как будто умудрился побывать здесь в наше отсутствие. Ну и полетели сразу сообщения и в Москву, и в Санкт-Петербург... Наделали они много шума в ведомствах, а дело-то не стоило выеденного яйца. Еще при первом просмотре видеозаписи Женя Черняев сказал: "Да этот щиток лежал на палубе лодки в носу. Я его лыжей аппарата столкнул, а он, видимо, зацепился за открытый щит торпедного аппарата". Но его тогда никто не послушал, и пошли депеши, что "кто-то" поставил площадку для съемок внутренностей лодки через торпедный аппарат...

Виктор Нищета, конечно, выполнил свою задачу - доставил щиток на поверхность. И все сомнения рассеялись...

Но это было позже. А пока командир Черняев наблюдал в иллюминатор "Мира-2", как натягивается подъемный трос, ибо "КИЛ-164" начал операцию подъема, наматывая слабину троса на барабан лебедки. Трос натянулся, как струна, и "Мир-2", покинув наблюдательный пост, отошел на несколько сот метров в сторону и начал всплытие...

27 августа в 5 часов 10 минут произошел отрыв капсулы от грунта и начался ее медленный подъем на поверхность - со скоростью 5 метров в минуту. Вот уже выбрано 2250 метров троса, осталось всего 200. Уже одеваются водолазы, чтобы на двадцатиметровой глубине перецепить капсулу на нормальный стальной трос гидравлического подъемного крана.

Я нахожусь на "Келдыше" и собираюсь на катере переправляться на "КИЛ-164". Вдруг оттуда по радиосвязи приходит сообщение: "Все кончено: оборвался трос".

Вот так драматично завершилась эта уникальная операция. Капсула снова ушла на дно. А руководитель нашей навигационной группы Николай Шашков зафиксировал координаты точки, где был оборван трос, по спутниковой навигации. Кто знает: может быть придется повторить эту операцию в следующем году? Часы показывали 10 часов 30 минут утра - больше суток без сна, но после такого вряд ли уснешь...

Так закончилась очередная экспедиция на "Комсомолец". Она была главной как в плане выяснения последних деталей по техническому состоянию лодки, так и для принятия окончательного решения о ее дальнейшей судьбе на основе информации, полученной в течение четырех экспедиций. Анализ видеозаписей, фотографий, измерений показал, что поднимать "Комсомолец" нецелесообразно. Атомный реактор надежно заглушен, и, как показали результаты измерений, опасности выхода радиоактивных веществ из него не существует. В то же время две ядерные боеголовки торпед, находящиеся в носовом отсеке лодки в агрессивной морской среде, подвергаются коррозии, что может привести к утечке плутония. Чтобы предотвратить или снизить до минимума выход плутония в окружающую среду, было принято решение о частичной герметизации носового отсека лодки. Этому были посвящены экспедиции "Келдыша" в 1994 и 1995 годах.

Читать далее
В начало

Лодка обнаружена
Рабочий день на глубине 1700 метров
Все решают минуты...
Закрыли надежно


Главное за неделю