Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Часть II. Возможные версии организации диверсии

В районе взрыва, как мы помним, была обнаружена «рваная часть баржи с лебедкой длиной 8-9 метров, шириной 4 метра, выступающая из грунта на 2.5-4 метра», т.е до днища линкора.

На барже вполне можно было разместить заряды ВВ, обшей массой 2-2.5 тонны и более.

При этом взрыв становится уже не донным, а придонным и практически под самым днищем линкора (до днища линкора остается 3-5 метра).

«Железный лист без обрастаний» размеров 4х2 метра, толщиной 20 мм мог быть использован для лучшего экранирования зарядов от дна и придания взрыву направленного характера вверх.

Как нетрудно подсчитать, вес этого листа составляет около 1,2 тонны.

Доставить такое значительное количество ВВ (более 2-х тонн) к барже под водой и подтащить к ней лист железа, таких размеров и веса, явно не под силу подводным диверсантам…

Отсюда следует вывод, что такая операция, если она проводилась, осуществлялась надводным путем с последующим затоплением этой ржавой баржи в районе якорной стоянки №3.

В Севастопольской бухте в районе Инкермана и Черной речки ржавых барж было более чем достаточно. Естественно, эта операция должна была быть проведена в ночное время и выполнена заранее.

Остатки кабеля, найденные в первой и второй воронках, вполне могли быть остатками кабеля, по которому передан сигнал (импульс) на подрыв зарядов.

А.Н. Норченко, сопоставив имеющиеся документы по взрыву линкора и обнаруженные на дне воронки различные предметы в районе его стоянки на бочках №3, приводит возможную схему установки зарядов под линкором «Новороссийск» (Рис.3) и расположения воронок от взрыва относительно корпуса линкора (Рис.4).


Рис.3. Предполагаемая схема (реконструкция) установки заряда ЛК "Новороссийск" при помощи затопленной баржи


Рис.4. Масштабный фрагмент карты стоянки ЛК "Новороссийск" на бочках №3 29.10.1995 г.

Сам процесс этих взрывов мог выглядеть следующим образом:

Первый подрыв заряда произошел ближе к левому борту линкора (воронка №2 на Рис.4).

Созданная им в воде каверна аккумулировала энергию взрыва второго заряда и придала ему более направленный характер.

Незначительная глубина и сглаженность воронок как раз и говорят о том, что взрывы произошли на некотором расстоянии от грунта, равном высоте затопленной баржи, т.е были реализованы придонные направленные взрывы.

Вторая диверсионная версия (О. Сергеев) взрыва может быть связана с бесследным исчезновением после взрыва штатного линкоровского баркаса № 319 и командирского катера № 1475, стоявших под выстрелом, с правого борта линкора (показаны на рис. 4–б) на расстоянии 10—15 метров от борта. С учетом материалов, приведенных у Б.А. Каржавина, рассмотрим эту версию.

Из объяснительной записки помощника командира линкора капитана 3 ранга Сербулова от 30.10.55г.:

« … Услышав взрыв, через 2-3 минуты вышел на ют. Следуя к месту взрыва, со шкафута увидел, плавающих людей … и там же обнаружил, что под правым выстрелом нет ни катера № 1475 и баркаса № 319.»

Факту исчезновения катера и баркаса комиссия также не придала никакого значения, хотя все первые доклады о взрыве были связаны с тем, что взорвались какие-то бензиновые емкости.

Из объяснительной записки Командующего флотом Пархоменко, представленной им комиссии: « … Примерно в 01.40 мне позвонил на квартиру ОД флота (оперативный дежурный - А.С.) капитан 3 ранга Ксенофонтов и доложил, что в 01.30 на линкоре Новороссийск взорвались бензиновые цистерны.»

Но никакого бензина в носовой части линкора не было, бензин был в катере №1475.

Комиссия почему-то приняла версию о пожаре на катере, причем, считая, что он стоял не у своего места под правым выстрелом, а у форштевня линкора, не обратила внимания на этот запах бензина после взрыва.

Напрашивается же вполне логический вывод, что бесследное разрушение катера и баркаса могло произойти при подводных взрывах зарядов и произошедшего при этом подрыва бензо-воздушной смеси.

Это и привело к появлению запаха бензина и первому докладу о взрыве бензиновой цистерны.

Заряды ВВ, возможно, могли быть размешены на баркасе №319.

Баркас №319 имел водоизмещение около 12 тонн, длина - 12 метров, ширина - 3,4 метра, высота борта - 1,27 метра. Эти размерения вполне позволяли на нем разместить заряды массой до 2,5 тонн и более (предположим, 2 или более авиационные фугасные бомбы типа ФАБ-1000), а также «лист железа без обрастаний» весом 1.2 тонны для придания взрывам направленности вверх.

Если баркас №319 во время выхода линкора в море 28 октября 1955 года не поднимался на его борт, а оставался на шлюпочной базе линкора в Севастопольской бухте (а у линкора «Новороссийск» была такая база), то он вполне мог быть «заряжен» таким количеством ВВ заранее, а затем просто притоплен у борта линкора.

В этом случае, на мой взгляд, версия с размещением заряда (с листом железа) на баркасе имеет право на существование.

Командирский катер №1475 и последний баркас, доставивший на линкор возвращающихся матросов, увольняемых на берег, возвратились 29 октября в 00.30.

До взрыва линкора в 01.30 оставался всего 1 час, вряд ли в этом случае можно было подготовить баркас №319 (если он участвовал в доставке увольняемых) и катер к взрыву, учитывая значительное количество ВВ, которое необходимо было скрытно разместить, а затем и подтопить эти плавсредства...

Также отметим, что команды с бесследно исчезнувшего баркаса и катера чудесным образом спаслись и были подняты спасателями из воды уже после взрыва линкора.

Следующей возможной схемой диверсионного подрыва линкора может быть такая (Ю. Веремеев «Размышления о гибели линкора «Новороссийск»).

Один заряд (основной) с количеством ВВ не менее 1000 кг подвешивается практически вплотную к днищу, второй заряд - вспомогательный (или несколько зарядов) размещаются на некотором удалении от днища корабля. Первыми подрываются вспомогательные заряды, а затем через несколько сотых секунды подрывается основной заряд.

Ударная волна вспомогательных зарядов не позволяет ударной волне основного заряда уйти вниз, а направляет ее в основном вверх.

Воронки на грунте в этом случае - следы от подрыва основного и вспомогательного зарядов.

Следует отметить, что известная практика действия подводных диверсантов, как английских так и итальянских, во время Второй мировой войны не предполагала подвешивания под корпусом корабля таких больших зарядов.

Итальянские подводные диверсанты из 10 флотилии МАС на управляемых торпедах («Майале») подвешивали под днищем боевые зарядные отделения весом всего около 300 кг. Так они действовали, проведя диверсии в Александрии 19 декабря 1941 года, повредив 2 английских линейных корабля («Куин-Элизабет» и «Велиэнт») и в Гибралтаре в 1941-1943 гг. ( Рис.5).


Рис.5

Так в годы Второй мировой войны итальянские водители управляемых торпед крепили подрывные заряды к подводной части корпусов кораблей – они подвешивались на тросе под днищем в районе наиболее уязвимых частей корабля - машинного и котельного отделений.

Заряды подвешивались за боковые кили кораблей с помощью специальных зажимов, именуемых «сержантами».

Отметим, что боковые кили на линкоре «Новороссийск» в районе взрыва (30- 50 шпангоуты) отсутствовали.

Английская сверхмалая подводная лодка «X-6», длина которой составляла 16 метров, диаметр - 2 метра, полное водоизмещение - 30 тонн, доставленная на буксире подводной лодкой «Стабборн» к Кофиорду (Северная Норвегия), 22 сентября 1943 года сумела сбросить на грунт прямо под корпусом немецкого линкора «Тирпиц» два боевых заряда общим весом порядка 4 тонн. Взрыв этих зарядов причинил линкору значительные повреждения и вывел его из строя на полгода.

Сразу хочу оговориться, что только привожу примеры действий английских и итальянских подводных диверсантов и не говорю об их причастности к взрыву линкора.

Еще одной диверсионной версией может быть установка под днищем линкора магнитных мин.

Но надо было, наверное, иметь около сотни подводных диверсантов-пловцов, несущих на себе под водой магнитную мину, чтобы создать заряд под днищем около 2 тонн.

Например, итальянские подводные пловцы из «отряда Гамма», входящего в 10 флотилию МАС, при проведении диверсий во время Второй мировой войны транспортировали на себе заряды типа «Миньятта» или «Баулетти» общим весом не более 12 кг.

Какой их этих возможных способов мог быть реализован, также как и вопрос об организаторах и исполнителях диверсии, по-прежнему остается «проклятой тайной» гибели линкора.

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V


Главное за неделю