Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Возрожденные тральщики

Я. М. ЦИТРИН (1910-1979), в годы войны - начальник ОТК Петрозавода

26 октября 1941 г. по решению Ставки Верховного Главнокомандования началась эвакуация военно-морской базы с полуострова Ханко. Корабли КБФ должны были доставить героический гарнизон в. Ленинград через вражеские минные поля, под артиллерийским огнем противника и мощными бомбовыми ударами его авиации. Преодолеть минные поля помогали тральщики типа БТЩ. Их у КБФ к тому времени осталось всего семь, да и те требовали серьезного ремонта.

Экипажи тральщиков с честью выполнили свою задачу: они пробились сквозь льды (эвакуация завершилась в декабре) и провели за собой корабли и суда с людьми и боевой техникой на борту. Из этого труднейшего похода БТЩ вернулись израненные, с многочисленными повреждениями. Так, например, носовая оконечность БТЩ-211 была почти полностью разрушена взрывом немецкой мины. На БТЩ-204 взрывы разворотили левый борт полубака, вывели из строя главные двигатели. БТЩ-210 возвратился из похода с пробоинами в районе машинного отделения, с разбитыми световыми люками. Не лучше выглядел и БТЩ-218 - на нем, как и на других кораблях, в ремонте нуждались механизмы, линии вала, рулевое устройство.

Провести ремонт тральщиков Военный совет фронта поручил Петрозаводу. И срок дал жесткий - всего 4 месяца. К открытию навигации 1942 г. корабли должны быть в строю действующих! Этот срок в мирное время мог показаться нереальным, но в условиях войны он был единственно возможным.

Не хватало электроэнергии, а главное - почти некому было выполнить огромный объем предстоявших работ по кораблям. Многие квалифицированные специалисты ушли в Красную Армию и в ЛАНО, а те ,которые остались, страдали от недоедания и холода, погибали на своих рабочих местах от вражеского огня. Вот несколько трагических цифр: в начале 1942 г. лишь третья часть состава коллектива Петрозавода имела силы, чтобы ходить на работу; в первые три месяца этого года каждый пятый судостроитель на заводе погиб от голода и вражеских обстрелов и бомбежек...

И все же задание фронта было выполнено. Трудности, невзгоды не сломили ленинградцев, тружеников Петрозавода, их воли и стремления к .победе над злейшим врагом - фашизмом!

Электроэнергию "раздобыли" сравнительно легко - подключились к электростанциям ремонтируемых тральщиков. Для этого понадобились специальные устройства, и электрик С. А. Векшин с помощью нескольких краснофлотцев смонтировал на достроечной набережной приемо-распределительный щит, к которому подсоединили бортовые дизель-генераторы четырех кораблей. От берегового щита электроэнергию получали металлорежущие станки в механическом и сварочные посты в корпусном цехах и на кораблях. Отсутствие сварочных реостатов компенсировали весьма оригинально. На БТЩ-205, например, роль реостата выполнял... корабельный дуговой прожектор, включенный в цепь. Этот способ впоследствии широко применяли, когда нужно было вести сварку прямо на корабле, вне ремонтных баз.

Сжатый воздух для пневматических инструментов получали от корабельных компрессоров высокого давления, понижая его до 6-4 атмосфер; от одного компрессора могли действовать одновременно пневмоинструменты двух рабочих.

Так преодолевались технические сложности. Много сложнее было в условиях жестокого голода сохранить жизнь специалистов. Благодаря усилиям руководства завода, огромной помощи Ленинградской партийной организации, на Петрозаводе открыли стационар для ослабевших производственников, оборудовали, благоустроили и, главное, утеплили общежитие. Люди стали получать усиленное питание. Это дало очень хорошие результаты. Если в январе 1942 г. на ремонте кораблей работало только 14 человек, то уже в феврале - 50, а к середине апреля - 235.

Активно участвовал в ремонте кораблей и их личный состав - моряки трудились под руководством заводских специалистов. На такие работы, как клепка и чеканка, мы просто не могли найти людей: работа нелегкая, требует больших затрат физической силы. Между тем корпуса БТЩ имели клепаную конструкцию, и значительный объем работ при восстановлении кораблей приходился именно на клепку и чеканку. Решили организовать подготовку клепальщиков и чеканщиков из числа наиболее физически крепких краснофлотцев, а их обучение поручили опытнейшему мастеру Николаю Осиповичу Осипову. Но он был настолько истощен и слаб, что прийти на завод не мог. Его привезли на саночках (другого транспорта предприятие не имело), поместили в стационар. Через две недели Николай Осипович начал обучение краснофлотцев. Все пневматические операции на ремонтируемых кораблях выполнялись моряками под его руководством.

Восстановление тральщиков продвигалось вперед, хотя не было, наверно, дня, когда перед коллективом не вставали бы новые проблемы, порой казавшиеся неразрешимыми в условиях блокированного города-фронта. Например, как обеспечить ремонт и государственную поверку электроизмерительных приборов и манометров, без чего корабль в плавание не отправишь? В мирное время этим занимались специализированные учреждения, в начале 1942 г. их в Ленинграде не было. Институт метрологии не работал.

Выход нашли - организовали ремонт в своих электроремонтном и инструментальном цехах. Поверочное оборудование разыскали в цехах других заводов, эвакуированных из Ленинграда. Нашли и сотрудника Института метрологии, который произвел поверку и опломбирование приборов. Так, своими силами восстановили 200 манометров и около 100 электроизмерительных приборов.

Чтобы устранить повреждения в подводных частях корпусов БТЩ, нужен был док, но Петрозавод его не имел; не было и мощного крана или слипа, с помощью которых обычно обследуется подводная часть корабля. Использовать доки других предприятий не представлялось возможным, так как Нева еще не освободилась ото льда. Однако ждать нельзя было, требовалось найти способ, исключавший заводку кораблей в док. Конструкторы и технологи Н. А. Киселев, М. П. Цветков и Н. Т. Маклаков под руководством главного инженера завода Б. С. Стебакова cпроектировали облегченный кессон, который позволил осматривать и ремонтировать подводную часть корпусов БТЩ на плаву.

Правда, кессоны применялись для этой цели и ранее, но только при работах в бортовых частях корпуса. На Петрозаводе же его впервые использовали для ремонта и носовой части, что намного сложнее.

Заметим, что ремонт тральщика в кессоне вообще дело очень непростое. К обычным трудностям здесь прибавилась еще одна: рабочие и инженеры В. М. Ионичев, В. В. Кутаков, А. Ф. Мухин, А. И. Беляков, Я. И. Герчиков и другие, не уходившие с рабочих мест сутками, из-за крайней стесненности рабочего пространства ежеминутно рисковали сорваться в ледяную воду.

С началом навигации 1942 г. все отремонтированные тральщики (а также два переоборудованных сетевых заградителя) покинули Петрозавод - коллектив с честью сдержал слово.

В середине декабря 1943 г. петрозаводцы получили срочное задание: организовать на Петровском острове, вблизи фабрики "Канат", выездную базу для аварийного ремонта кораблей КБФ. Базу, как стало известно позднее, создавали, чтобы быстро ремонтировать те корабли, которым предстояло в сложных ледовых условиях, скрытно от врага, перебрасывать войска и военную технику на Ораниенбаумский плацдарм для подготовки разгрома фашистских оккупантов под Ленинградом. Первые рейсы на плацдарм с этой целью были сделаны еще в ноябре 1943 г. В декабре, когда зима полностью вступила в свои права, следовало обеспечить еще больший объем перевозок.

В качестве транспортных средств использовались баржи, а вели их за собой на буксире БТЩ. Несмотря на относительно большую мощность главных двигателей, БТЩ не были рассчитаны на буксировку в тяжелых льдах, не располагали специальными буксировочными устройствами и, что еще хуже, не имели ледовых подкреплений носовой части. Чтобы гарантировать плавание БТЩ во льдах, в носовой части следовало поставить накладные стальные листы, которые усилили бы наружную обшивку и предохранили бы ее от повреждений. Это и стало одной из главных задач нашей выездной ремонтной группы.

На заводе подготовили необходимое количество специально изогнутых стальных накладных листов, выделили передвижную сварочную установку, такелажное оснащение, приспособления, инструменты. Все это доставили на базу. На месте соорудили легкие плоты с лесами для наружных работ на корпусе судна. Ремонтники должны были успеть сделать все в те немногие часы короткого зимнего дня, когда БТЩ, возвратившись в Ленинград, отстаивались, готовясь к очередному ночному походу. Команды кораблей невероятно уставали в этих походах, однако считали своим долгом помогать заводским специалистам.

Но дело не ограничилось одним лишь усилением корпуса. Почти каждый корабль "привозил" из опасного ночного рейса многочисленные повреждения, причиненные вражескими снарядами, бомбами или льдом. Чаще всего приходилось ремонтировать наружную обшивку, палубу, кнехты. Это увеличивало объем работ, но не было ни одного случая, чтобы БТЩ задержался из-за какой-либо неисправности, не устраненной вовремя. Работали здесь бригады Петрозавода, которыми руководили. И. Н. Ободовский, А. Н. Васильев, инженеры Б. В. Плисов и А. Т. Ильичев.

Их труд нашел достойную оценку. В один из дней января 1944 г., уже после успешного начала наступления наших войск, полностью снявшего блокаду Ленинграда, ремонтную группу Петрозавода посетили члены ВС КБФ во главе с командующим эскадрой КБФ вице-адмиралом Ю. Ф. Раллем. От имени ВС флота он передал благодарность всему коллективу Петрозавода.


Главное за неделю