Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Глава 2. Торпедная жизнь на флоте. Второй отдел. Торпедный

Торпедисты гордились своей принадлежностью к славному племени торпедистов. Коллектив этого отдела побольше: одиннадцать душ, соответственно объему хлопот. Отдельский народ – кроме начальника и заместителя, которые одни на всех – делится на две группы по принадлежности к тепловым (в обиходе – паровозники) и электрическим (в обиходе – электрики) торпедам. Старшие офицеры отдела – паровозник и электрик – нередко пикируются. Обычно после потери очередной торпеды.

– Ну, что. Опять твоя железяка х….кислородные пузыри с грунта пускает?

– А твоя деревяшка(1) на прошлой неделе?

Оставим их. Пусть пикируются.

Уже в то время во втором отделе можно было наблюдать элементы своеобразной коррупции…

В конце рабочего дня в отдел прибыл встревоженный помощник флагманского минера эскадры подводных лодок Борис Бобин.

– Мужики! Выручите! Через трое суток нужно снова в море идти, а сегодня ночью при подъеме торпеды торпедолов аппаратуру самонаведения разбил. Подмогните.

– Подмогнем, Борис, но не за так. За хорошую байку про вашего адмирала. Кстати, фамилия адмирала Попов. Лихой моряк, отличный стрелок торпедами, матерщинник и пьяница. Прозвище – Мишка Квакин.

– Ты, Борис, излагай, а я тем временем в арсенал телефонограмму отгружу. Чтоб выдачу аппаратуры оформили своим нарядом. Завтра сранья в арсенале и получите.

– Да какая байка! Фактически! Сегодня же и было. Под утро подняли торпеду с разбитой башкой, перешли с лодки на торпедолов, возвращаемся в базу. Проходим мимо сейнера, который как раз выбирал трал с уловом. Командир торпедолова – адмиралу:

– Товарищ адмирал, разрешите к сейнеру подойти. Рыбки возьмем.

– А, ну подходи, подходи.

Подходим к сейнеру. Адмирал – командиру торпедолова:

– А у вас есть, что дать-то?

И показывает правый кулак с двумя оттопыренными пальцами: большим и мизинцем.

– Нет, товарищ адмирал. Это если бы крабов, то надо дать, а рыбы нам и так дадут.

– Ну вот, япона мать, под флагом адмирала и дать не…, а ну, отваливай!

Месяц спустя, Борис Бобин снова в торпедном отделе:

– Мужики подмогните…

– Такса тебе известна, излагай про адмирала…

– На флоте, как известно, все условно, только обед и получка – фактически. Так у нас на эскадре и про адмирала все фактически.

Выходим из штаба эскадры. Адмирал, само собой, впереди, за ним командиры лодок, флагманские специалисты. У выхода из штаба сидит лохматый пес и грызет здоровую кость. Адмирал обернулся к нам и – комадирам:

– Ну, командиры, кто отнимет у пса мосел?

Мы все как-то обалдели и остановились. А адмирал:

– Ну и командиры пошли! У пса мосел отнять не могут!

Разбежался, пнул пса ногой. Пес взвизгнул от обиды и – бежать! Адмирал схватил кость и – псу в догонку! А командирам:

– И Вы еще собираетесь воевать с американцами! У пса мосел отнять не хватает духу, вашу мать!...

Некоторое время спустя Борис снова в торпедном отделе.

– Борис, прямо к делу. Излагай про адмирала.

– Извольте. В бухте Конюшково у пирса стоят лодки бригады. Три корпуса. У трапа вахтенный матрос с карабином. Адмирал подходит к трапу и спрашивает матроса:

– Кто я такой?

– Командующий эскадрой, товарищ адмирал!

– Так, правильно. А как моя фамилия?

– Квакин, товарищ адмирал!

– Командир! А, ну-ка, иди сюда!

И так далее…

Свою службу адмирал закончил на Черноморском флоте. Моряк до мозга костей, он в качестве берегового матроса на одной из пассажирских пристаней в Севастополе принимал швартовые концы пассажирских катеров. Некоторое время спустя об этом узнал Главком, "накрутил хвоста" местным военно-морским начальникам, после чего адмиралу была предоставлена работа в диспетчерской службе.

Начальник Управления всегда имел "под рукой" двух-трех классных торпедистов, которые не только отлично "знали торпеду", но и умели быстро ориентироваться в сложной психологической обстановке и были находчивыми в присутствии высоких начальников. Продвигались по службе одни, на смену им приходили другие, но чувство превосходства офицеров Управления над торпедистами флота начальник Управления поддерживал постоянно. Вначале это были "электрики" Геннадий Стафиевский и Рудольф Гусев и "паровозник" Анатолий Киселев. Затем из Академии к ним прибыло мощное подкрепление в виде Юры Москалева. С уходом Стафиевского в авиацию (свои люди нужны и там) прибыл выпускник Кораблестроительного института Валерий Бедай. Гусева в связи с уходом в Академию сменил Ларион, а его, в свою очередь, мощный торпедист Николай Ковальчук. Это были настоящие "торпедисты в законе".

Так трое инженеров торпедистов под руководством начальника Управления в тяжелом профессиональном бою победили шестерых инженеров промышленности, возглавляемых начальником торпедного отдела УПВ ВМФ. И "на кону" стояло не какое-нибудь там НСС, а свобода одного из них: в результате взрыва кислородного резервуара практической торпеды погибли двое молодых военнослужащих: лейтенант и матрос. Москва и представители промышленности сразу начали присматривать подходящую кандидатуру: кого бы из флотских торпедистов отправить на нары, защитив, тем самым, и торпеду и себя, любимых, от уголовного преследования. Подробности этого происшествия описаны в книге Р. Гусева "Такова торпедная жизнь". Можно и нужно добавить следующее. Переломным моментом, после которого прокурор флота вынес решение о прекращении уголовного дела и передаче всех материалов Генеральному прокурору Казахстана, было выступление начальника торпедного отдела капитана 1-го ранга Лелеткина. Оно было подготовлено "фигурантами по делу" и отредактировано Юрой Москалевым, лучше всех владевшим пером. Текст был подготовлен таким образом, чтобы был предельно ясен прокурору, следователю, представителю Особого отдела и членам комиссии от Тихоокеанского флота, не являющимися специалистами по торпедному оружию. И звучал так.

– Мы ждем эту торпеду. Она заменит нам 4 предыдущих образца торпед. Боекомплект их по Тихоокеанскому флоту составляет 2200 торпед с перспективой увеличения до 2500. Торпеды ремонтируются в среднем один раз в три года и мы их собираем со всех баз оружия для ремонта в два пункта: во Владивосток и в Петропавловск- Камчатский. Если бы новая система уплотнения – резиновые кольца вместо пайки – давалась на весь срок службы торпеды или хотя бы лет на 10, то никаких возражений не могло бы быть. Хозяин – барин: что хочет, то и ставит. Но ведь срок службы этих колец определен в ОДИН год! Значит, собирать две с лишним тысячи торпед, ремонтировать их и снова развозить по базам флота нам придется ежегодно. Это утраивает нам объем ремонта и перевозок и потянет за собой:

– строительство двух новых цехов ремонта стоимостью приблизительно по миллиону рублей каждый с соответствующим расширением мощностей котельных и компрессорных: один цех во Владивостоке, второй в Петропавловске-Камчатском.

– покупку двух военных транспортов, построечной ценой по 1,2 миллиона рублей каждый, для работы на линиях Владивосток – Стрелок – Владимир – Совгавань и Петропавловск – Магадан – бухта Бечевинская.

– покупку примерно 20-ти КРАЗов стоимостью по 38 тысяч рублей каждый для перевозок торпед.

Таким образом, разовые затраты составят около 5 миллионов рублей. Кроме того, персонал двух цехов, экипажи двух транспортов и водители 20-ти автомашин составят 190 человек с годовым фондом зарплаты 380 тысяч рублей, а с накладными расходами более 1,5 миллионов в год. А Тихоокеанский флот не единственный. За какие же прегрешения такой хомут на шею флоту и такие огромные расходы государству? По своей сущности это изобретение вредительское, а по форме – циничное: напакостить государству, да еще и деньги с него за это слупить. В связи с этим вопрос: "Кто авторы этого чудовищного изобретения и какие суммы авторского вознаграждения ими получены?" "Изобретатели" могли бы поставить в известность тех, кого собирались облагодетельствовать своим изобретением. Получили бы оценку изобретения от МТУ ТОФ. Если "изобретатели" не понимали, к чему ведет их изобретение, так и то это глупость чрезвычайная, а если понимали, так это преступление…

И только гибель двух человек остановила это изобретение. А если бы люди не погибли? "Изобретатели" поставили бы флот…на четыре точки. Что им огромные затраты государства? Известно, московские рационализаторы открывают карманы на всю возможную ширину. Особенно, если в числе соавторов Сам Великий Рационализатор. Своя рука владыка.

Прокуратура сосредоточила свое внимание только на причинах гибели людей. И оставила "за кадром" огромные убытки государства: были изготовлены 410 новых резервуаров и заменены на торпедах, уже изготовленных заводом и поставленных флоту. "Цена проблемы" около трех миллионов "тех" рублей. За это никто не ответил и "вознаграждение", естественно, не вернул. Главный конструктор торпеды Д. С. Гинзбург "не сдал" авторов, хотя они были среди членов комиссии от промышленности. А у флотской части комиссии не было времени выяснить это хотя бы по линии "Особого отдела" и огласить имена получателей денег и размеры "вознаграждения". По решению прокурора уголовное дело во Владивостоке было производством прекращено, все материалы дела направлены в Казахстан для расследования по принадлежности, а "фигуранты по делу" от радости вследствие закрытия дела и не стали выяснять это. Акопов пытался "смягчить" полученный удар при утверждении акта у Командующего флотом.

– Вы не будете возражать, если мы дадим некоторые рекомендации флоту по эксплуатации этой торпеды?

– Михаил Александрович, Вам нужны рекомендации?

– Да нет, нам все ясно.

– Ну, вот видите.

И утвердил акт без рекомендаций.

Кстати, фамилия погибшего лейтенанта в книге Р. Гусева указана неверно: правильно Олег Колясов. Приносим извинения родным лейтенанта, погибшего на восьмой день службы на подводной лодке и на второй день после свадьбы. Вечная память молодому торпедисту.

Причина взрыва торпеды и гибели людей не давала покоя Лариону. Много – лет 30 спустя – он, наконец-то понял, почему взорвалась торпеда. В то время он уже работал в качестве гражданского специалиста. Потребовалось прояснить какой-то вопрос по торпеде 53-ВА. Такой торпеды во Владивостоке не было и о ней мы знали только понаслышке. Так в чертежах на эту торпеду Ларион с удивлением увидел, что уплотнение донышек тоже на резиновых кольцах. В торпеде 53-ВА не кислород, а воздух и резина колец не кислородостойкая. По цвету и геометрии кольца такие же, как и на взорвавшейся торпеде 53-65К. Ясно: сборщик резервуара на заводе-изготовителе по небрежности установил не то кольцо. Оно и загорелось в среде кислорода, а вслед за ним загорелась сталь резервуара: автоген в чистом виде.

В Казахстане все разрешилось очень просто. Генеральный прокурор Казахстана, получив материалы дела, изучил их и сказал:

– Что? Погибли всего два человека? Главный конструктор не хотел же ничего подобного. У меня тут почти по сотне душ кладут за раз. Закрыть дело за отсутствием состава преступления!

Незадолго до этого на полигоне Байконур на стартовом столе взорвалась ракета, погиб маршал Ракетных войск Неделин и с ним еще 91 человек.

Примечания

1 - "Деревяшка" – электрическая торпеда с положительной плавучестью.

Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю