Опрос
Какой путь выхода из кризиса был бы лучшим для Украины?
Разделение Украины на Восточную и Западную
    78,14% (286)
Помощь международного сообщества
    9,29% (34)
Приход к власти пророссийского президента
    7,92% (29)
Усиление вооруженных сил Украины
    4,64% (17)

История голосований
Тихоокеанский флот Балтийский флот Северный флот ВМС США Каспийская флотилия Черноморский флот Мистраль Украина День ВМФ Средиземное море Севастополь НАТО ДНР морская авиация Арктика Сергей Шойгу Крым Аврора ВМС Великобритании ЛНР Адмиралтейские верфи Севмаш Черное море Кронштадтский морской завод учения ВМФ России Звездочка ВМС Китая Центр судоремонта Звездочка происшествия береговые войска Адмирал Владимирский морская пехота Швеция Владивосток импортозамещение проект 12411 Япония Аденский залив призыв ДВКД Владивосток СКР Ярослав Мудрый Объединенная судостроительная корпорация Грачонок Новороссийск ОСК ВМС Индии жилье для военнослужащих Персидский залив Каспийское море Санкт-Петербург санкции Булава БПК Вице-адмирал Кулаков пиратство Пелла Дальзавод конфликт ВМС Ирана морские тральщики гидрографическая служба ВМС Японии промышленность ВМС Франции Владимир Путин Иран Центральный военно-морской музей Северная верфь Азербайджан присяга Восток-2014 Балтийское море ГРКР Москва Минобороны РФ проект 636.3 Сибиряков Североморск служба по контракту проект 10750 гособоронзаказ Виктор Чирков Сообразительный Камчатка Лейтенант Римский-Корсаков США проект 266М спасатели Аквамарин-М базовые тральщики Израиль ДВКД Севастополь Тетис Про ГРКР Варяг образование проект 20180 БДК Новочеркасск Яхонт Владикавказ Аталанта ВМС Израиля
Клуб подводников
лечение наркомании без согласия

Тактика и оперативное искусство: Введение

О военной доктрине РФ и военно-морском искусстве
Исторический аспект военно-морского искусства
Оперативное искусство
Исторический аспект оперативного искусства
Тактика
Исторический аспект тактики
"Что надо сделать для возрождения морской мощи страны?"


О военной доктрине РФ и военно-морском искусстве

После распада СССР, следуя исторической необходимости, в России была разработана Военная доктрина, которая 2 ноября 1993 г. указом президента РФ была утверждена как "Основные положения Военной доктрины РФ". Во многом этот документ продолжил военно-политическую линию Советского Союза на последнем этапе его существования, закрепленную 29 мая 1987 г. в Берлине подписями глав социалистических государств как Военная Доктрина стран Варшавского договора. Доктрина 1993 г. (теперь уже России) практически ничего не изменила в теории ВС, новых взглядов о путях совершенствования армии и флота, если сравнить с доктриной 1987 г., не представлено.

К сожалению, ни в доктрине 1987 г., ни в доктрине 1993 г. ничего не говорилось о военно-морской составляющей, не выделялось и военно-морское искусство (ВМИ), хотя оно к концу 80-х годов далеко опередило практику применения даже мощного советского ВМФ. Правда, после принятия доктрины1993 г. в отношении морской составляющей наметился положительный теоретический сдвиг. Суть его в следующем. Указом президента РФ №11 от 17 января 1997 г. утверждается Федеральная целевая программа "Мировой океан". В программе четко прописаны конкретные направления, определяющие развитие Военно-морского флота в ХХI в. Здесь ВМФ определен как один из важнейших инструментов защиты военно-стратегических интересов России в Мировом океане, а также отмечено, что "военная сила сохраняет свое значение в качестве обеспечения национальных интересов и целей государства, а при необходимости - средства пресечения агрессии".

Указом президента РФ от 4 марта 2000 г. утверждена "Морская политика России". К этому указу отдельно прилагаются "Основы политики РФ в области военно-морской деятельности до 2010 г.". Эти документы наметили основные цели для развития ВМФ, уточняют значение ВМФ в Военной доктрине России. 21 апреля 2000 г. новая Военная доктрина утверждается президентским указом. В документе подчеркивается, что доктрина реально оценивает военно-политическую обстановку в мире, в регионах и раскрывает характер внешних и внутренних угроз национальным интересам России, в том числе и в Мировом океане. Более того, 27 июля 2001 г. утверждается и Морская доктрина России.

Отмечено, что в настоящее время велика возможность возникновения противоборства, различных конфликтных ситуаций на морях и океанах. Для этого существует множество предпосылок и геополитических оснований. Например, в отличие от сухопутной территории, обширная акватория Мирового океана не разделена. Сырьевые ресурсы Земли на материках ограничены по запасам и израсходуются в пределах десятков лет, даже не столетий. А 71% земного шара - это Мировой океан. И именно в нем таятся фактически нетронутые несметные энергетические и продовольственные запасы. Вместе с этим еще с древнейших времен моря и океаны представляли собой обширное поле боевых действий военных флотов - из-за столкновения интересов различных государств или их союзов. То есть всегда на море и с моря существовала военная угроза тому или иному государству, в том числе и России. К тому же ныне морская мощь нашей страны значительно снижена.

Большая часть Мирового океана - это открытое море, т.н. «нейтральные воды». Следовательно, богатства этих вод могут быть использованы любым государством. Однако, как в прошлом на суше, наступит период, когда начнется дележ богатств, но теперь уже не суши, а Мирового океана. Можно однозначно утверждать, что слабого морского соперника к этому дележу не допустят. Под слабостью имеется в виду и численность ВМС, и их искусство защищать себя и водные акватории, которые будут поделены или самозахвачены. Уже сегодня ряд государств ни на миг не покидает вод Мирового океана. Известно, что к началу ХХI века в его морях ежесуточно находилось более 130 боевых кораблей из состава ВМС 16-20 государств. Их задачи были различны, но многие группировки действовали в районах, из которых возможны удары палубной авиации и высокоточного оружия (КР "Томагавк") по 80% территории РФ, на которой сосредоточено 60-65% российского военно-промышленного потенциала. То есть реально существует, помимо борьбы за дележ Мирового океана, военная угроза национальным интересам России со стороны морских направлений. Следует учесть, что согласно некоторым оценкам, при нынешней динамике развития РФ к 2015 г. будет располагать всего 60 кораблями, из них 30 - надводными и 30 - подводными. В то же время военно-морская группировка НАТО насчитывает более 800 кораблей, а флоты Североатлантического альянса ежесуточно совершенствуют свою тактическую и оперативную подготовку, практически постоянно выполняя те или иные задачи в Мировом океане.

Следовательно, со стороны России крайне актуально активно строить новый флот. Но не менее актуальная задача - создавать для него стройную систему подготовки и ведения операций и боевых действий на море. Для океанского флота эта система, по аналогии с недалеким прошлым, должна иметь три масштаба: стратегический, оперативный и тактический. Строительство флота и совершенствование военно-морского искусства неотделимы от морской политики государства, которая обеспечивает его национальные интересы в Мировом океане. Безусловно, в современных условиях приоритет в обеспечении этих интересов принадлежит невоенным методам. Но, к сожалению, человечество еще далеко от решения своих проблем только мирным путем. Война, как явление сложное и многогранное, включает обязательный элемент - вооруженную борьбу. Как стране готовиться и вести эту вооруженную борьбу, исследует специальная область - военная наука. В свою очередь, важнейшей составляющей этой науки является военное искусство, которое охватывает вопросы, связанные с подготовкой и ведением вооруженной борьбы в целом, а также различного масштаба операции и боевые действия - как на суше, так и в воздухе и на море. Таким образом, в зависимости от масштаба действий военное искусство состоит из трех взаимодополняющих составных частей: стратегии, оперативного искусства и тактики. Высшая область военного искусства - стратегия. Она исследует крупномасштабные проблемы вооруженной борьбы, решение которых, в конечном счете, определяет победу в начавшейся войне. Таким образом, в широком смысле военную стратегию следует рассматривать как политику России в области обороны, выраженную в планах подготовки страны и Вооруженных Сил к отражению нападения извне с последующим разгромом напавшей стороны.

В отличие от стратегии, более низшие ступени по масштабу действия рассматриваются двумя другими составными частями военного искусства - оперативным искусством и тактикой. Оперативное искусство занимает промежуточное положение между стратегией и тактикой и играет связующую роль между ними. Специфика состава и характера каждого вида Вооруженных Сил и условий решения свойственных им задач обусловливает необходимость разработки оперативного искусства для каждого вида Вооруженных Сил, в том числе и для ВМФ.

Тактика - это область военного искусства, охватывающая теорию и практику ведения боя подразделений, частей и соединений. Она подчинена оперативному искусству и стратегии и вытекает из них. По сравнению с ними тактика более подвижна и чувствительна ко всем изменениям в материальной базе ведения войны, в людях и военной технике. Именно люди и военная техника оказывают непосредственное влияние на средства и способы ведения боя.

Каждому виду Вооруженных Сил, в том числе и ВМФ, присущи свои способы действий, своя тактика, а внутри каждого вида - своя тактика родов сил (войск).

Стратегия, а также подчиненные ей оперативное искусство и тактика, как система знаний, должны соответствовать проводимой политике и реальным возможностям страны, то есть принятой доктрине. Для ВМФ, в силу специфики, эта система знаний носит название военно-морской науки (Теория ВМФ), у которой своя важнейшая часть - военно-морское искусство. Современное военно-морское искусство включает: стратегическое использование ВМФ, оперативное искусство ВМФ и тактику ВМФ. Между этими частями существуют тесная связь и взаимозависимость. Стратегическое использование ВМФ — высшая область военно-морского искусства, которая, исходя из задач военной стратегии, оказывает решающее влияние на развитие оперативного искусства и тактики ВМФ, ставит им задачи. Оперативное искусство и тактика обслуживают стратегическое использование ВМФ, обеспечивая достижение им целей и задач в войне.

Основной задачей ВМФ РФ, как следует из вышеназванных документов, в мирное время является несение боевой службы в готовности к применению оружия (в последнее время добавлена задача противодействия терроризму в море); в военное время - активные военные действия по обороне своего побережья и недопущению ударов с моря по наземным объектам страны ракетных подводных лодок и авианосцев противника. Таким образом, объектами, против которых придется вести боевые действия в Мировом океане и на морях, омывающих берега России или соседствующих с ними, являются авианосцы, ракетные подводные лодки, противолодочные силы, группы надводных кораблей, крейсирующие в морях, примыкающих к водам России или находящихся в зонах Мирового океана, из которых их оружие способно поразить объекты на нашей территории или воздействовать на наши корабельные группировки.

ВМФ России в случае начала войны, в которой нам будут противостоять морские страны, могут проводиться следующие виды морских операций (в каждой решается только одна задача, в отличие от операции флота, которая возможна в будущем):
  • морская операция по разрушению наземных объектов противника (она будет проводиться согласованно с действиями РВСН и являться составной частью их операции);
  • - морская операция по уничтожению ракетных подводных лодок противника;
  • - морская операция по разгрому ВМС противника в закрытых и прилегающих к побережью морях и районах океана;
  • - морская операция по нарушению (срыву) океанских и морских перевозок противника;
  • - морская операция по уничтожению противолодочных сил противника;
  • - морская операция по обороне своих районов базирования и морских коммуникаций (т.е. данная операция состоит из решения двух взаимосвязанных задач).

Для проведения любой из этих операций должна быть проведена качественная и эффективная подготовка, суть которой в обеспечении эффективного применения родов сил ВМФ. Помимо морских операций, в теории современного военно-морского искусства достаточно большое место занимают систематические боевые действия и обеспечивающие действия. В отличие от операций систематические действия ведутся не только в военное время, но и в мирное. Особое место в них, если исходить из опыта систематических действий еще советского ВМФ, занимает боевая служба как высший вид деятельности сил флота в мирное время.

Все вышеперечисленное относится к оперативному искусству ВМФ. И это, пожалуй, главная часть современного военно-морского искусства. Вместе с тем следует подчеркнуть, что в любой операции используется каждым родом сил оружие (это совокупность средств поражения, доставки, управления и т.п.), а главное - действуют люди, владеющие этим оружием. Именно они являются важнейшим элементом, определяющим исход боевых действий на море. Но это уже тактика - ступень военно-морского искусства, подчиненная оперативному искусству. Как представляется, та тактика, которая была отработана в советском ВМФ, сегодня целиком может быть использована в российском флоте. И это не просто преемственность, а наиболее целостный путь восстановления боеспособности нынешнего флота России.

Исторический аспект военно-морского искусства

Элементы военно-морского искусства. зародились в древности с появлением военно-морских флотов и совершенствовались в связи с развитием общества, вооружения, боевой техники и форм вооруженной борьбы. В рабовладельческих государствах (Древняя Греция, Древний Рим и др.) флот состоял из гребных судов. Военная стратегия рабовладельческих государств отводила флоту вспомогательную роль в войнах и ограничивала его действия прибрежными районами. Способами достижения победы в бою были таран и абордаж, а основной тактической формой боя — фронтальное столкновение флотов, оканчивавшееся в ходе его ведения единоборством отдельных военных судов между собой. Первой попыткой обобщения военного опыта рабовладельческого Рима явился труд Вегеция (начало 5 в.) «Краткое изложение военного дела», в котором он наряду с другими вопросами дал описание основных известных в то время способов ведения боевых действий на море.

В Европе в эпоху раннего феодализма (до 10 в.) флоты и военно-морское искусство существенного развития не получили. В период расцвета феодализма в Европе были достигнуты успехи в кораблестроении. С 10—11 вв. появляются парусные суда, затем — средства навигации (компас, секстан, морские карты), что позволяет совершать длительные плавания в открытом море. В 15—16 вв. происходит переход от гребного флота к парусному, который завершился к середине 17 в. С 14 в. парусные корабли оснащаются артиллерией. Стратегия нарождавшихся в 15—16 вв. колониальных империй (Испания, Португалия, позднее Англия, Франция, Голландия) повысила роль флота в войнах, изменила характер его действий и возложила на флот выполнение самостоятельных задач по нарушению коммуникаций противника и обороне своих морских путей. Однако тактика первых парусных флотов 15—16 вв. ещё мало отличалась от способов ведения боя гребного флота.

В 17 в. создаются постоянные, регулярные военные флоты, которые стали важным военным средством осуществления внешней политики государства. Дальнейшее развитие корабельной артиллерии, использование её в качестве главного оружия в морских сражениях англо-голландских войн 17 в. внесли коренные изменения в боевой состав, организационную структуру парусного флота и его тактику; была установлена классификация кораблей и определены их задачи. Основу ударной мощи флотов составляли линейные корабли. Фрегатам, артиллерийским гребным судам и брандерам отводилась вспомогательная роль в морских сражениях и блокадных действиях. Сложилась боевая организация флота. Корабли стали объединяться в эскадры под единым командованием флагмана. Ведение боевых действий крупными силами флотов неоднородного состава повысило требования к управлению эскадрой в морском сражении, исход которого в значительно большей степени, чем прежде, стал определяться искусством флагмана — командира эскадры. Основной тактической формой ведения морского боя эскадрами флотов стала линейная тактика, предусматривавшая маневрирование кораблей в линии баталии (кильватерной колонне). Такая тактика обеспечивала наиболее эффективное использование артиллерии, установленной на кораблях вдоль бортов в несколько рядов. Таран стал применяться всё реже. Абордаж сохранялся на всём протяжении существования парусных флотов. Линейная тактика господствовала на протяжении 17—18 вв.


Значительный вклад в развитие военно-морского искусства 1-й четверти 18 в. внесло русское военно-морское искусство, проявившееся в Северной войне 1700—21 против сильного морского противника — Швеции. Вместо проводившихся тогда флотами западных стран набегов на побережье, борьбы на коммуникациях и генерального сражения флотов Петр I применял более решительный и надёжный метод ведения войны путём занятия военно-морских баз и побережья противника совместными действиями армии и флота. Для его тактического искусства характерны: организация постоянного взаимодействия флота и армии, решительные действия флота по уничтожению сил противника с применением неожиданных для него форм маневра (охват флангов, прорезание строя, окружение, абордаж и др.). Обобщённый опыт боевых действий флота при Петре I был изложен в Морском уставе 1720. Возросшая к середине 18 в. эффективность корабельной артиллерии (увеличение дальности стрельбы, убойной и разрушительной силы ядра, меткости огня) вступила в противоречие с тактической формой её использования — линейной тактикой. Русские адмиралы Г. А. Спиридов и Ф. Ф. Ушаков впервые в практике морского боя отказались от шаблонов линейной тактики и заложили основы новой формы боевого использования флота — манёвренной тактики. Их военно-морское искусство отличалось высокой активностью, решительностью действий при достижении поставленных целей, хорошей организацией взаимодействия всех сил и проявилось в победах русского флота над турецким в сражениях в Хиосском проливе (1770), у о. Тендра (1790) и у мыса Калиакрия (1791).

Первые попытки теоретического обоснования манёвренной формы ведения морского боя нашли отражение в труде англичанина Дж. Клерка «Опыт морской тактики» (ч. 1—4, 1790—97, рус. пер. «Движение флотов», 1803), в котором он на основе анализа причин неудач английского ВМФ в сражениях середины 18 в. изложил некоторые рекомендации по изменению линейной тактики и внедрению манёвренных принципов ведения морского боя. Однако в военно-морском искусстве крупнейших морских держав (Великобритания, Франция, Испания, Голландия) линейная тактика продолжала господствовать до конца 18 в. Морские победы английского адмирала Г. Нельсона при Абукире (1798) и Трафальгаре (1805) и русского адмирала Д. Н. Сенявина в Афонском сражении (1807), в которых были использованы принципы ведения манёвренного боя, способствовали утверждению в военно-морском искусстве манёвренной тактики. Такая тактика предусматривала наряду с маневром эскадры для более полного использования артиллерии и нарушения управления силами флота противника большую самостоятельность в проведении маневра отдельных кораблей. Это внесло новое содержание в тактику одиночного корабля и предъявило повышенные требования к командиру в искусстве управления и использовании оружия корабля в бою.

Дальнейшее развитие капиталистического производства, науки, военной техники позволило улучшить конструкцию военных кораблей, их парусное и артиллерийское вооружение. Опыт Крымской войны 1853—56 показал преимущества паровых кораблей перед парусными при ведении манёвренного морского боя. Во 2-й половине 19 в. в Великобритании, США, Франции были созданы паровые корабли с броневой защитой. Основой ударной мощи флотов стали броненосцы с мощным артиллерийским вооружением и сильной бронёй. Появились также крейсера, минные заградители, миноносцы. Изменения в материально-технической базе флота потребовали разработки тактики использования броненосных эскадр в морском бою. Существенный вклад в этот вопрос внесли русские учёные. Адмирал Г. И. Бутаков в труде «Новые основания пароходной тактики» (1863) обобщил опыт боевых действий паровых кораблей и предложил правила их перестроения в эскадре для ведения морского боя. Эти правила получили признание во всех флотах мира. Адмирал А. А. Попов на опыте Крымской войны первым правильно оценил большое значение броненосного флота в боевых действиях на море. Адмирал С. О. Макаров, исходя из опыта русскo-турецкой войны 1877—78, впервые изложил тактику использования минно-торпедного оружия. В труде «Рассуждения по вопросам морской тактики» (1897) он первым подошёл к разработке тактики броненосного флота как науки. В этом и других трудах Макаров обосновал необходимость взаимодействия артиллерийских и минно-торпедных кораблей в морском бою, теоретически обосновал целесообразность применения кильватерного строя при построении боевых порядков броненосных эскадр, сформулировал принципы противоминной и противолодочной обороны.

В 90-х гг. 19 в. один из создателей американской военно-морской стратегии контр-адмирал А. Мэхэн и англичанин вице-адмирал Ф. Коломб пытались обосновать теорию «господства на море». Они связывали эту теорию с установлением американского и английского мирового господства путём создания подавляющего превосходства военно-морских сил в линейных броненосных кораблях и уничтожения враждебных военных флотов в одном генеральном сражении. Коломб пропагандировал «вечные и неизменные» законы ведения морской войны, механически переносил способы и формы ведения военных действий на море парусными флотами на паровой флот, не учитывал развития новых боевых сил и средств флота. Он противопоставлял флот армии, недооценивал значения сухопутных войск, не учитывал общего хода и исхода военных действий в целом на суше и на море. Военные идеологи США и Великобритании после 2-й мировой войны 1939— 1945 вновь обратились к трудам Мэхэна и Коломба для обоснования своих идей о мировом господстве.

В ходе русскo-японской войны 1904—05 военно-морское искусство обогатилось опытом ведения боевых действий по обороне военно-морских баз (оборона Порт-Артура) и ведения противоблокадных действий, в которых использовались корабли флота, береговая артиллерия, мины и торпеды. Первые попытки применения торпед и мин показали, что артиллерия, оставаясь главным оружием для нанесения удара, перестала быть единственным средством боевого воздействия на противника. Выявилась необходимость создания новых классов кораблей (линейных кораблей, тральщиков и др.) и новых образцов минного и артиллерийского оружия. Зародились основы тактики ведения крупных морских сражений с участием значительных сил бронированных кораблей (Цусимское сражение, бой в Жёлтом море, действия Владивостокского отряда кораблей и др.). Решающей силой в борьбе на море по опыту русскo-японской войны во многих флотах мира были признаны линейные корабли. Опыт противоминных действий указал на необходимость организации повседневной боевой деятельности флота в борьбе за обеспечение благоприятного режима в районе своих баз. Для ведения разведки, борьбы с эскадренными миноносцами и действий на морских коммуникациях во флотах многих стран стали применяться лёгкие крейсера. Военные доктрины морских держав после русскo-японской войны существенных изменений не претерпели. По-прежнему считалось, что завоевание господства на море должно достигаться путём генерального сражения основных сил флотов.

В ходе 1-й мировой войны 1914—1918 г. кораблями универсального назначения были признаны эскадренные миноносцы, применялись лёгкие крейсера и особенно подводные лодки, которые превратились в самостоятельный род сил ВМФ и успешно решали не только тактические, но и оперативные задачи. Это вызвало создание сторожевых кораблей и охотников за подводными лодками. Появились также и другие новые классы кораблей — авианосцы, торпедные катера, десантно-высадочные средства. Удельный вес в боевых действиях больших надводных артиллерийских кораблей понизился. В основном оформился новый род морских сил — морская авиация. Достижение стратегических целей путём проведения одного генерального сражения, как это предусматривалось англо-американской доктриной «господства на море», стало невозможным. Военно-морским искусством была выдвинута новая форма боевой деятельности флота — операция, которая вызвала необходимость соответственных мер по её обеспечению: оперативной разведки, маскировки, обороны крупных надводных кораблей при переходе морем и в бою от подводных лодок, материально-технического обеспечения и др. Получила дальнейшее развитие повседневная боевая деятельность флота для создания благоприятного оперативного режима в районе своих баз, побережья и в районе боевых действий. Русским военно-морским искусством были разработаны способы ведения морского боя на заранее подготовленной минно-артиллерийской позиции как вынужденной меры в борьбе с более сильным противником. Такая позиция была создана в Балтийском море на линии о. Нарген — п-ов Порккала-Удд с целью не допустить прорыва германского флота в восточную часть Финского залива. Она состояла из нескольких линий минных заграждений, выставленных поперёк Финского залива, и береговых артиллерийских батарей на флангах позиций. В тылу этой позиции развёртывались и действовали главные силы флота. Опыт войны подтвердил эффективность этой формы ведения флотом боевых действий в прибрежном районе против превосходящих сил противника.

Элементы советского военно-морского искусства зародились в годы Гражданской войны и военной интервенции 1918—20, когда созданный молодой Советской республикой Рабоче-Крестьянский Красный Флот оборонял подступы к Петрограду с моря, поддерживал на побережье части Красной Армии артиллерийским огнем, обеспечил подавление белогвардейского мятежа на фортах «Красная Горка» и «Серая Лошадь», высаживал десанты и вёл борьбу с озёрными и речными силами противника. Широко развернувшееся благодаря успехам социалистической индустриализации строительство ВМФ в годы предвоенных пятилеток шло в направлении создания современных по тому времени надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации и береговой артиллерии.

В период между 1-й и 2-й мировыми войнами советским военно-морским искусством были созданы основы оперативного использования флота в различных видах боевых действий и в совместных действиях с сухопутными войсками на приморских направлениях, тактика действий разнородных сил ВМФ, основы взаимодействия между ними в морском бою, которые нашли отражение в Наставлении по ведению морских операций, Боевом уставе ВМС и других документах, изданных накануне Великой Отечественной войны 1941— 1945 г.

Военно-морское искусство в других государствах после 1-й мировой войны характеризовалось наличием различных, нередко противоположных взглядов на использование ВМС в войне. Подорванное в 1-й мировой войне «всемогущество» линейного флота привело к тому, что многие военные теоретики стали противопоставлять один род морских сил другому, пытаясь отыскать такой из них, который мог бы обеспечить господство на море, отстаивали принципы генерального сражения, опровергнутых ходом войны. Вместе с тем развитие существовавших и появление новых сил и средств борьбы вызывало необходимость пересмотра устаревших взглядов. Перед началом 2-й мировой войны флоты пополнялись авианосцами, крейсерами, эскадренными миноносцами, торпедными катерами, морской авиацией. Получили развитие радиолокация и гидролокация. В военных доктринах развивающиеся силы борьбы на море (авиация, подводные лодки и др.) и новые способы боевых действий первоначально должного отражения не находили.

Во 2-й мировой войне 1939—1945 г. несмотря на то, что исход её решался на суше, размах вооруженной борьбы на море по сравнению с предыдущими войнами значительно увеличился.

Основное содержание военных действий на Тихом океане в 1941—45 составляли десантные и противодесантные операции, удары по силам флота противника в море, в базах и борьба на коммуникациях. В бассейне Тихого океана были высажены десанты на о. Лейте (1944), Маршалловых и Марианских о-вах (1944), о. Окинава (1945), на Средиземноморском театре военных действий — в Алжире и Марокко (1942), на о. Сицилия, в Южной Италии (1943) и др. Всего было высажено более 600 крупных десантов, 6 из них — стратегического масштаба. Наиболее крупной была Нормандская десантная операция 1944 г.. К началу войны в составе флотов появилась качественно новая сила — авианосцы, в борьбе на закрытых морских театрах увеличился удельный вес авиации берегового базирования. Авианосная авиация выдвинулась в разряд главных сил флотов. Столкновения авианосных соединений выросли в крупнейшие морские сражения 2-й мировой войны, в ходе которых главной ударной силой и объектами ударов были авианосцы. Применение авианосной авиации позволяло вести морской бои в условиях, когда группировки кораблей воюющих сторон находились в сотнях миль друг от друга. Группировки надводных сил, прикрываемые истребителями авианосной авиации, получили возможность действовать у побережья противника. Особенности военно-географических условий Тихоокеанского театра военных действий (наличие больших островных архипелагов) выявили необходимость длительного ведения боевых действий в островных районах, где нарушением коммуникаций противника, подавлением авиации на аэродромах и в воздухе одна из сторон могла добиваться полного истощения островных гарнизонов и последующей высадки десанта при слабом противодействии противника.

Своеобразие обстановки, сложившейся в ходе Великой Отечественной войны 1941— 1945 на советско-германском фронте, потребовало использования флота прежде всего для совместных действий с сухопутными войсками. Флот проводил также самостоятельные операции и вёл боевые действия на морских коммуникациях противника и по защите своих коммуникаций. Боевые действия флота характеризовались широким использованием разнородных сил и особенно авиации флота, которая в ходе войны получила большое развитие. Военно-морское искусство обогатилось опытом проведения десантных операций (Новороссийская и Керченско-Эльтигенская операции 1943 г., Моонзундская операция 1944 г., Курильская десантная операция 1945 г. и др.), использования подводных лодок и ведения борьбы с подводными лодками противника.

В ходе 2-й мировой войны морская операция утвердилась как основная форма применения разнородных сил флота в вооруженной борьбе на море. Проведение операций на огромных площадях морей и океанов по единому замыслу и под единым командованием повысило требования к организации взаимодействия между группировками сил (оперативное взаимодействие), между силами в морских боях (тактическое взаимодействие) и к управлению силами в операциях и боях. Особое значение приобрели скрытность подготовки операции, тщательная разведка, стремительность маневра, завоевание господства в воздухе в районе проведения операции, а также организация боевого, специального и тылового обеспечения. Главной ударной силой флота были признаны подводные лодки и морская авиация. Военно-морским искусством были разработаны новые тактические приёмы использования подводных лодок (групповые действия) и авиации (массированный налёт с нескольких направлений). С оснащением флотов средствами радиолокационного наблюдения и более совершенными средствами гидроакустики улучшились способы стрельбы и тактика артиллерийского боя надводных кораблей, получили развитие тактические приёмы подводных лодок по поиску и атаке целей в море и уклонению от авиации и противолодочных кораблей. Крупные артиллерийские корабли (линейные корабли, крейсера) в силу большой уязвимости от подводных лодок и особенно авиации потеряли роль главной ударной силы в военных действиях на море. Их действия сводились главным образом к содействию сухопутным войскам (огневая поддержка десанта, артиллерийский обстрел побережья и др.). В десантных действиях совершенствовались формы взаимодействия сил флота с сухопутными войсками, вырабатывались новые способы десантирования, формы и способы ведения боя за высадку. Итоги войны позволили военно-морскому искусству сделать вывод о том, что на определенных морских и океанских театрах военных действий военно-морские флоты могут оказывать значительное влияние на ход войны. Послевоенное развитие военно-морских сил наиболее развитых в экономическом и военно-техническом отношении государств привело к появлению качественно новых океанских флотов, оснащенных ракетно-ядерным оружием.

Ударную мощь Советского ВМФ стали составлять атомные подводные лодки и авиация ВМФ, оснащенные ракетным и торпедным оружием. Развитие современных средств борьбы и особенно ракетно-ядерного оружия внесло коренные изменения в военно-морское искусство и затронуло все его области, флот получил возможность наносить ракетно-ядерные удары по территории противника, ВМС и их базам с огромных расстояний, достигающих нескольких тысяч км, и оказывать решающее влияние на достижение стратегических целей в вооруженной борьбе на море. Военно-морское искусство обогатилось новой составной частью — стратегическим использованием флота в современной войне. Разработаны: новые формы и способы стратегического использования сил ВМФ, а также оперативного и боевого использования флота; тактические способы и приёмы использования подводных лодок с ракетным и торпедным вооружением, авиации ВМФ, надводных кораблей различных классов, частей морской пехоты и других сил в боевых действиях: мероприятия по поддержанию сил флота в высокой боевой готовности для отражения внезапного нападения противника и решения поставленных задач.

Военно-морское искусство флотов США, Великобритании, Франции и других стран главное внимание уделяло разработке способов ведения боевых действий подводными лодками и авианосными ударными силами флотов во всеобщей ядерной войне; одновременно разрабатывались способы использования ВМС в локальных войнах. Считается, что успех решения основных задач ВМС будет в значительной мере зависеть от эффективности борьбы с подводными лодками противника. В связи с этим в ВМС США, Великобритании и других стран НАТО ведётся интенсивная научно-исследовательская работа, направленная на изыскание способов борьбы с подводными лодками, особенно вооружёнными баллистическими ракетами, формой такой борьбы считается проведение крупных операций разнородных сил на противолодочных рубежах и в зонах, оборудованных на путях развёртывания подводных лодок, а также и непосредственно в районах их боевых действий. Особое значение придаётся ракетно-ядерным ударам по базам подводных лодок непосредственно в начале войны. Разрабатываются способы противолодочной обороны авианосных ударных сил на переходе морем и в районах использования ими авиации. Для борьбы с подводными лодками в ВМС США созданы специальные крупные оперативные объединения противолодочных сил.

Оперативное искусство

Оперативное искусство – это составная часть военного искусства, охватывающая вопросы теории и практики подготовки и ведения совместных и самостоятельных операций и боевых действий оперативными объединениями видов вооружённых сил на различных театрах военных действий; военно-теоретическая дисциплина. Основные задачи оперативного искусства - исследование характера и содержания операций (боевых действий), разработка способов их подготовки и ведения на суше, в воздушно-космическом пространстве и на море, определение наиболее эффективных способов боевого применения в них видов вооруженных сил и родов войск, а также методов организации взаимодействия между ними; разработка рекомендаций по управлению войсками (силами), их оперативному обеспечению и практическому руководству боевой деятельностью войск (сил) в ходе операций. Оперативное искусство охватывает изучение и разработку всех видов военных действий: наступления, обороны, организации и осуществления оперативных перегруппировок и др. Оперативное искусство занимает промежуточное положение между стратегией и тактикой и играет связующую роль между ними. Оно непосредственно вытекает из стратегии и подчиняется ей, требования и положения стратегии являются основополагающими для оперативного искусства. По отношению к тактике оперативное искусство занимает главенствующее положение: оно определяет её задачи и направления развития. Существуют и обратные взаимосвязи и взаимозависимости. Например, при определении стратегических целей войны и способов её ведения на том или ином театре военных действий учитываются реальные возможности оперативных объединений, а также уровень развития теории и практики оперативного искусства. Точно так же при планировании операций (боевых действий) учитываются тактические возможности соединений и частей, характер и особенности их действий в конкретной обстановке, т.к. в конечном итоге тактические успехи обусловливают достижение оперативных результатов, а последние прямо сказываются на достижении промежуточных и конечных целей стратегии. Под влиянием развития вооружения и боевой техники, совершенствования организационной структуры войск, изменений способов ведения военных действий взаимосвязи и взаимозависимости между стратегией, оперативным искусством и тактикой становятся более многогранными и динамичными. Поскольку оперативное искусство решает вопросы теории и практики подготовки и ведения как совместных, так и самостоятельных операций оперативными объединениями сухопутных войск, ВВС, ВМФ, то в рамках его общей теории и практики можно выделить оперативное искусство Сухопутных войск, ВВС и ВМФ. Оперативное искусство каждого вида вооруженных сил в своём развитии исходит из общих методологических основ и требований военной теории и практики, учитывая вместе с этим специфику организации, технического оснащения, сферы действий, а также боевые возможности оперативных объединений соответствующего вида вооруженных сил. Основные положения О. и. вытекают из общих принципов военного искусства. Важнейшими из них являются: постоянное поддержание войск, сил и средств в высокой боевой готовности; непрерывное и смелое ведение военных действий с целью захвата и удержания инициативы; готовность вести боевые действия обычными средствами и с применением ядерного оружия; достижение поставленных целей совместными усилиями соединений и объединений всех видов Вооруженных Сил и родов войск на основе их тесного взаимодействия; сосредоточение главных усилий войск на избранном направлении в решающий момент. Применение общих принципов в операции зависит от конкретных условий, в которых будут действовать войска.


В военной теории западных государств термин "оперативное искусство" не употребляется. Вместо него применяются понятия "большая тактика" или "малая стратегия".

Исторический аспект оперативного искусства

Объективные предпосылки для возникновения оперативного искусства явились закономерным следствием изменений, которые происходили в развитии производительных сил общества, его социальной и политической структуре, а также в состоянии вооружения, организации войск, формах и способах ведения военных действий. С появлением в конце 18 - начале 19 вв. в странах Западной Европы массовых армий боевые действия стали развёртываться на больших пространствах в виде ряда последовательных и взаимосвязанных сражений и вестись в течение длительного времени. Происходит становление штабов как органов управления войсками. Зарождается новая по масштабу, способам организации и ведения форма военных действий - операция, первые признаки которой проявились в войнах конца 18 - начала 19 вв. В войнах 2-й половины 19 в. идёт дальнейшее развитие зародившейся операции. Развитие железных дорог и других видов транспорта позволило ускорить переброску, сосредоточение и развёртывание войск, улучшить их снабжение, а внедрение телеграфа, телефона, радио облегчило управление крупными группировками на больших пространствах. В результате новейших научных технических открытий в конце 19 - начале 20 вв. появляются магазинные винтовки, пулемёты, скорострельная и дальнобойная артиллерия, новые классы военных кораблей - броненосцы, миноносцы, подводные лодки, начинается производство боевых самолётов, а затем и танков. Всё это сказалось на изменении форм и способов ведения военных действий, характерные признаки которых, в частности тенденция к резкому увеличению фронта военных действий, расчленению их на ряд сражений и возрастанию продолжительности боев и сражений, проявились в ходе первых же империалистических войн и особенно в русско-японской войне 1904-1905. Например, сражение под Мукденом развернулось на фронте до 150 км и длилось 3 недели; на р. Шахэ - на фронте 90 км и велось в течение 13 суток. В ходе 1-й мировой войны 1914-1918 сражение в Галиции проходило на фронте около 400 км и продолжалось 33 суток. Боевые действия стали охватывать не только сушу и море, но постепенно и воздушное пространство. Для руководства войсками в русской армии были созданы ещё до войны фронтовые управления. В начале войны в Германии, Франции и Великобритании также появились оперативные объединения - группы армий или армейские группы с соответствующими управлениями. В результате в начале 20 в. складывается понятие операции как совокупности боевых действий войсковых соединений и объединений, протекающих на большом пространстве, объединённых общим замыслом и направленных на достижение единой цели. Определились также основные формы оперативного маневра - маневр на окружение и фронтальный удар с целью прорыва образовавшегося позиционного фронта. Наметились и методы прорыва, хотя эта проблема не была полностью решена. Всё это создало объективные условия для выделения оперативного искусства в самостоятельный раздел военного искусства. Однако в то время это не было ещё сделано ни в одной армии.

Советское оперативное искусство начало складываться во время Гражданской войны. Операции Красной Армии характеризовались и проводились с широким маневром войск, большим размахом, решительными целями. Определились и основные положения планирования и ведения фронтовых и армейских операций: выбор направления главного удара, сосредоточение сил и средств на решающих направлениях, создание ударных группировок, гибкое использование резервов, организация оперативного взаимодействия между армиями и др. Важным достижением явилось применение в наступательных операциях подвижных соединений и объединений - кавалерийских корпусов и конных армий, позволивших значительно увеличить глубину ударов, повысить темпы наступления, развивать тактический успех в оперативный. После Гражданской войны оперативное искусство совершенствовалось на основе опыта, полученного в 1-й мировой войне, и главным образом обобщения практики новых по своему характеру операций Гражданской войны. Важную роль в формировании теории оперативного искусства сыграли развернувшиеся с 20-х гг. творческой дискуссии, труды и статьи советских военачальников, особенно М. В. Фрунзе, а также А. И. Егорова, С. С. Каменева, И. П. Уборевича, Б. М. Шапошникова. Основные положения по подготовке и ведению операций армиями и фронтами были изложены в наставлении "Высшее командование. Официальное руководство для командующих и полевых управлений армий и фронтов" (1924) и развиты в работе В. К. Триандафиллова "Характер операций современных армий" (1929). Со 2-й половине 20-х гг. практически закрепляется деление советского военного искусства на три части - стратегию, оперативное искусство и тактику. Это деление проявляется прежде всего в определении основ оперативного искусства. Дальнейшее его развитие проходило под влиянием растущей экономической мощи страны и успешного развития авиационной, танковой, химической, автотракторной промышленности, позволивших оснастить вооружённые силы новейшей боевой техникой; одновременно шёл процесс совершенствования их организационной структуры. В 1-й половине 30-х гг. в Советских Вооруженных Силах была разработана теория глубокой наступательной операции. Сущность этой теории заключается в одновременном подавлении всей глубины обороны противника массированным огнем артиллерии, ударами авиации и применением воздушных десантов, в создании в обороне бреши, через которую устремлялись подвижные войска с целью развить наступление на всю оперативную глубину. Считалось, что размах фронтовой наступательной операции может характеризоваться следующими показателями: ширина полосы наступления 150-300 км, глубины до 250 км, темпы наступления 10-15 км и более в сутки, продолжительность 15-20 суток. Армия, наступавшая на главном направлении, получала полосу шириной 50-80 км, глубина операции могла достигать 70-100 км, продолжительность 7-10 суток. Армейская операция рассматривалась как составная часть фронтовой. В особых условиях армии могли проводить самостоятельные операции. Достижение целей операции мыслилось путём выполнения ближайшей и последующей задач. Оборона рассматривалась в тесной связи с наступлением. Известные успехи были достигнуты в разработке основ операций ВМФ, ВВС, а также воздушно-десантных операций.

В советско-финляндской войне 1939-1940 г. был приобретён опыт проведения фронтовой операции по прорыву укрепленного района, массированного применения на главном направлении стрелковых войск, артиллерии и авиации.

В Великую Отечественную войну 1941-1945 г. оперативное искусство сделало новый шаг в своём развитии. Война подтвердила правильность разработанных ранее взглядов на подготовку и ведение фронтовых и армейских операций. В 1941-1942 г., когда Советские Вооруженные Силы вели главным образом стратегическую оборону, в ходе её был получен опыт организации и осуществления фронтовых и армейских оборонительных операций. Важнейшими проблемами, которые решались оперативным искусством, были правильное определение направлений главных ударов противника и своевременное сосредоточение своих сил и средств для отражения этих ударов, разработка способов построения глубокоэшелонированной обороны и обеспечения её устойчивости. Особое внимание уделялось созданию оперативной обороны, способной противостоять массированным ударам танковых группировок и авиации, а также массированному огню артиллерии противника, эшелонированию сил и огневых средств, повышению активности и стойкости войск. Фронтовые оборонительные операции являлись, как правило, составной частью стратегической оборонительной операции и велись с целью отражения наступления крупных группировок противника, удержания важных районов и создания условий для перехода в наступление. По мере накопления боевого опыта, полученного в зимнем контрнаступлении 1941-1942 г. под Ростовом, Тихвином и особенно под Москвой, постепенного возрастания темпов технического оснащения видов Вооруженных Сил и родов войск непрерывно совершенствовалась практика подготовки и ведения наступательных операций. Так, были выработаны новые способы создания ударных группировок для наступления на направлениях главных ударов, эффективного использования танков, артиллерии и авиации. В Сталинградской битве 1942-1943 г. и в Курской битве 1943 г. получили дальнейшее развитие способы организации глубокоэшелонированной, стойкой обороны и контрнаступления, правильного выбора направления главного удара, достижения оперативно-тактической внезапности, точного определения слабых мест в обороне противника, обоснованного расчёта сил и средств для успешного прорыва тактической обороны и развития успеха в оперативную глубину, организации чёткого взаимодействия войск, быстрого осуществления окружения и разгрома крупных сил врага. Выработанные оперативным искусством основные теоретические положения и практические рекомендации использовались на протяжении войны и постоянно развивались в последующих операциях, особенно в Белорусской операции 1944 г., Ясско-Кишинёвской операции 1944 г., Висло-Одерской операции 1945 г., Берлинской операции 1945 г.. В ходе войны фронтовая операция, как правило, являлась частью стратегической операции (операции группы фронтов), армейская - частью фронтовой операции. В отдельных случаях общевойсковые армии проводили операции самостоятельно. Была успешно решена проблема прорыва обороны противника на всю глубину и развития тактического успеха в оперативный. В армиях и во фронтах создавались сильные вторые эшелоны. Были разработаны методы организации и осуществления артиллерийского наступления и авиационного наступления как эффективной формы боевого применения артиллерии и авиации для поражения противника на всю глубину его обороны. Успешно осуществлялись - манёвр резервами, форсирование рек с ходу, ведение оперативного преследования, ночных действий и др. Всё это способствовало увеличению глубины наступательных операций и повышению темпов наступления войск. Так, если в 1942 г. глубина фронтовых наступательных операций составляла 100-140 км, а темпы наступления 6-10 км в сутки, то на завершающем этапе войны фронтовые наступательной операции велись на глубину 300-500 км с темпом наступления 15-20 км, а танковых армий 40-50 км в сутки и более. Окружение противника стало типичной формой боевых действий советских войск: совершенствовались методы боевых действий по ликвидации окруженных группировок врага. Получили дальнейшее развитие способы организации и ведения разведки, инженерного обеспечения, маскировки, работы тыла. Важнейшие операции в годы войны проводились, как правило, при участии оперативных объединений всех видов Вооруженных Сил. Наряду с этим были разработаны способы подготовки и ведения самостоятельных операций объединений видов Вооруженных Сил - воздушной, воздушно-десантной, морской, морской десантной. Оперативным искусством ВВС были определены основные принципы боевого применения авиационных объединений и соединений - внезапность, массирование усилий, непрерывность взаимодействия, широкий маневр, наличие резерва, централизация управления. Получили развитие способы завоевания господства в воздухе, разгрома крупных авиационных группировок противника, авиационного обеспечения ввода в сражение танковых армий и их действий в оперативной глубине, содействия войскам в ликвидации окруженных вражеских группировок, отражении контрударов резервов противника, борьбы с его оперативными и стратегическими резервами, нанесения ударов по крупным политическим, промышленным центрам, узлам коммуникаций, военно-морским базам и др. Оперативное искусство ВМФ было направлено на разработку и совершенствование способов проведения операций с целью нарушения морских коммуникаций противника и защиты своих морских сообщений, обеспечения флангов фронтов, действующих на приморских направлениях. Значительное развитие получило искусство подготовки и проведения морских десантных операций и боевых действий, направленных на срыв морских десантных операций противника, нанесения ударов с моря по его военно-морским базам и др. объектам.

Практика подготовки и ведения операций в ходе войны находила теоретическое обобщение в приказах, директивах и указаниях Верховного Главнокомандования и Генерального штаба, в уставах, наставлениях и военно-теоретических трудах.


Англо-американские войска в годы войны приобрели опыт проведения операций силами полевых армий или групп армий во взаимодействии с крупными силами авиации. Однако боевые действия союзников в Северной Африке и Западной Европе велись в условиях подавляющего превосходства над противником в силах и средствах. Значительно больший опыт был приобретён в осуществлении ряда крупных воздушных операций против Германии и Японии, а также морских и десантных операций в Европе и на Тихом океане с участием сухопутных войск, ВМС, авиации и воздушных десантов.

Тактика

Тактика военная (греч. taktiká — искусство построения войск, от tásso — строю войска), составная часть военного искусства, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя соединениями, частями (кораблями) и подразделениями различных видов вооружённых сил, родов войск (сил) и специальных войск на суше, в воздухе и на море; военно-теоретическая дисциплина. Тактика охватывает изучение, разработку, подготовку и ведение всех видов боевых действий: наступления, обороны, встречного боя, тактических перегруппировок и т. д.

В Российских Вооружённых Силах тактика занимает подчинённое положение по отношению к оперативному искусству и стратегии. Оперативное искусство определяет задачи и направление развития тактики. с учётом тактических возможностей соединений и частей, характера и особенностей их действий. Под влиянием изменений способов ведения военных действий, вызванных принятием на вооружение войск (сил флота) ядерного оружия и усовершенствованных обычных средств поражения, взаимосвязь и взаимозависимость между стратегией, оперативным искусством и тактикой становятся более многогранными и динамичными. Тактическое ядерное оружие позволяет тактическому командованию проявлять известную самостоятельность в выборе способов боевых действий и быстрее добиваться успехов, которые обусловливают достижение оперативных результатов. В то же время стратегическое и оперативное командование нанесением мощных ядерных ударов по важным объектам и крупным группировкам войск (сил) противника может решать крупные стратегические (оперативные) задачи и создавать благоприятные условия для выполнения тактических задач.

Основные задачи тактики: изучение закономерностей, характера и содержания боя, разработка способов его подготовки и ведения; определение наиболее эффективных способов применения в бою средств поражения и защиты; исследование боевых свойств и возможностей подразделений, частей, соединений, определение их задач и боевых порядков при ведении боевых действий и методов организации взаимодействия между ними; изучение роли огня, ударов и маневра в бою; разработка рекомендаций по управлению войсками (силами), их боевому, специальному и тыловому обеспечению; изучение сил и средств противника и его приёмов ведения боя. Каждый вид вооружённых сил (Сухопутные войска, Военно-воздушные силы, Военно-морской флот), род войск (сил, авиации) и вид специальных войск, а также войсковой тыл и части железнодорожных войск имеют свою тактику., которая изучает боевые свойства и возможности соединений, частей (кораблей) и подразделений данного вида вооружённых сил, рода войск (сил, авиации), вида специальных войск, способы их применения и действий в бою самостоятельно и во взаимодействии с др. видами и родами войск. Общие закономерности и положения по подготовке и ведению боя соединениями, частями и подразделениями всех видов вооружённых сил, родов войск (сил) и специальных войск составляют основы общей теории тактики. Исследуя многообразные условия ведения боя, тактика не даёт готовых рецептов. Она вырабатывает только главные, наиболее важные положения и правила, следуя которым, командир принимает самостоятельное решение, соответствующее конкретным условиям боевой обстановки, проявляя творческую инициативу.

Изменения в тактике и её развитие связаны с достигнутым уровнем производства, изобретениями новых видов оружия и боевой техники, степенью общего развития и состоянием морального духа войск, их обученности, развитием стратегии и оперативного искусства, организацией войск. Непосредственное влияние на тактику и способы боевых действий оказывают люди и военная техника. Именно тактика — наиболее изменяющаяся часть военного искусства. На нее влияют также состояние и подготовка вооружённых сил противника, способы их действий и др. факторы. Новые тактические способы, основанные на возможностях более совершенной военной техники, находятся в постоянной борьбе со старыми способами ведения боя, которые перестали или перестают отвечать сложившимся условиям, но укрепились в теории и практике.

Исторический аспект тактики

Развитие тактики шло от простейших способов действий войск на поле боя, к более сложным. Уже полководцы древности в ходе подготовки и ведения войн вырабатывали и совершенствовали приёмы ведения боя. На ранней ступени развития рабовладельческого общества бой сводился к прямолинейному движению и рукопашной схватке воинов, вооружённых холодным оружием. Качественное улучшение оружия, организации войск и обучения воинов привело к появлению более совершенных боевых порядков и соответствующему изменению тактики. В древнегреческой армии возникла фаланга — плотное и глубокое (8—12 и более шеренг) построение тяжёлой пехоты, которая наносила сильный первоначальный удар, но была неповоротлива и не способна к маневру на поле боя. Греческий полководец Эпаминонд в сражении при Левктрах (371 до н. э.) положил начало применению тактического принципа неравномерного распределения войск по фронту в целях сосредоточения сил для нанесения главного удара на решающем направлении. Дальнейшее развитие этот принцип получил в армии Александра Македонского (4 в. до н. э.), который умело создавал превосходство в силах для нанесения главного удара, комбинированно используя тяжёлую и лёгкую конницу и пехоту. Полководец Ганнибал в сражении при Каннах (216 до н. э.) впервые нанёс главный удар не на одном фланге, как Эпаминонд и Александр Македонский, а на двух, достигнув окружения и почти полного уничтожения большей по численности римской армии. Наивысшего развития при рабовладельческом строе тактика достигла в армии Древнего Рима. Уже в конце 4 в. до н. э. римская армия перешла от тактики малоподвижной фаланги к более манёвренной манипулярной тактике. Легион в бою расчленялся по фронту и в глубину на 30 тактических единиц — манипул (не считая легковооружённых воинов), которые могли маневрировать и взаимодействовать между собой. В конце 2 — начале 1 вв. до н. э. манипулярная тактика была заменена когортной. Когорта, состоявшая из 3 манипул, стала более сильной тактической единицей, хотя несколько менее манёвренной, чем манипула. Значительную роль в полевом сражении стали играть облегчённые метательные машины (баллисты и катапульты). Дальнейшее усовершенствование когортная тактика получила при Гае Юлии Цезаре, который искусно применял различные виды маневра и боевых порядков. Римский военный теоретик Вегеций (конец 4 в.) обобщил опыт римской армии и разработал разнообразные боевые порядки и различные способы ведения боя.

В эпоху феодализма вплоть до завершения переворота в военном деле (16 в.), вызванного развитием огнестрельного оружия, теория и практика тактики развивались медленно. В период формирования и победы капиталистических отношений получила развитие линейная тактика, связанная с оснащением армий огнестрельным оружием, в том числе артиллерией, и повышением роли огня в бою, а также с комплектованием армий наёмными солдатами, не способными к самостоятельным инициативным действиям. По этой тактической схеме войска располагались для ведения боя в линии; исход сражения решался фронтальным столкновением и мощью ружейного и артиллерийского огня. Линейную тактику характеризовали шаблонность и медлительность действий войск.

Русские полководцы 18 в. — Петр I Великий, П. С. Салтыков, П. Л. Румянцев-Задунайский, придерживаясь в основном линейной тактики, изыскивали новые способы ведения боя. Петр I в линейном боевом порядке создал резерв и ввёл более глубокое построение, что способствовало победе русских войск над войсками Карла XII под Полтавой (1709). Румянцев начал применять рассыпной строй и каре. А. В. Суворов наряду с линейными боевыми порядками применял колонны, каре, рассыпной строй и сочетания различных строев. Тактика войск Суворова была наступательной; её главные черты — решительность и внезапность действий, нанесение главного удара по наиболее слабому месту (тылу, флангу), сосредоточение сил для удара на избранном направлении, быстрота, смелое маневрирование и разгром противника по частям.

Глубокие изменения в тактике произошли во время Великой французской революции и национально-освободительных войн конца 18 — начала 19 вв., которые привели к созданию в странах Западной Европы массовых армий на основе всеобщей воинской повинности и усовершенствованию вооружения. К концу 18 в. линейная тактика исчерпала свои возможности; французские, русские и др. армии перешли к новой тактике, основанной на сочетании колонн и рассыпного строя. Эта тактика характеризовалась активностью, решительностью действий и манёвренностью войск, инициативой начальников, взаимодействием родов войск, расчленением боевых порядков по фронту и в глубину. Войска в рассыпном строю подготовляли бой огнем, а войска, построенные в батальонные колонны, наносили решающий удар. В усовершенствование новых способов ведения военных действий в конце 18 — начале 19 вв. большой вклад внесли Наполеон I, массированно использовавший артиллерию и конницу, и М. И. Кутузов, тактика войск которого характеризовалась решительным наступлением и упорной обороной, применением широкого маневра войск, нанесением одновременных и последовательных ударов, неотступным преследованием врага.

Дальнейшее развитие тактики связано с внедрением в войска во 2-й половине 19 в. нарезного оружия, обладавшего по сравнению с гладкоствольным большей дальнобойностью, скорострельностью и меткостью. Опыт боевых действий показал, что применение колонн на поле боя стало невозможным, так как они несли большие потери от прицельного артиллерийско-стрелкового огня ещё в период сближения с противником. Поэтому в ходе Крымской (1853—56), франко-прусской (1870—71), русско-турецкой (1877—1878) войн в основном завершился переход к стрелковым цепям. В наступлении пехота стала применять перебежки, переползания и самоокапывание, сочетать огонь, маневр и удар. В обороне, с целью повышения её устойчивости, стали широко применять инженерное оборудование местности, получила значительное развитие полевая и долговременная оборона, особенно во время русско-японской войны 1904—1905 г.

В 1-й мировой войне 1914—1918 г. усилившееся насыщение армий скорострельной артиллерией, автоматическим оружием, появление новых средств борьбы (танки, авиация и др.) и резкое увеличение численности армий создали предпосылки для дальнейшего развития тактики. Создание оборонительных позиций, эшелонированных в глубину, широкое применение траншей, ходов сообщения, инженерных заграждений и применение различных видов оружия делали оборону всё более сильной по сравнению с силами и средствами наступающей стороны, что обусловило переход к позиционным формам борьбы. Начиная с 1915 г. главной проблемой тактики становится прорыв позиционного фронта. С этой целью стали создавать несколько эшелонов стрелковых цепей — «волн», следовавших одна за другой на дистанции 50—75 м с интервалами между бойцами в 1 м, но при этом войска, неся большие потери, всё же не могли прорвать вражескую оборону. Наступающая сторона пыталась разрушать оборонительные сооружения противника и прокладывать дорогу пехоте массированным огнем артиллерии. С этой целью применялась многодневная артподготовка, но и она не обеспечивала подавление огневых точек на всю глубину обороны. В 1918 г. воюющие стороны окончательно отказались от применения «волн» и цепей и перешли к групповой тактике, представлявшей собой расчленение стрелковых цепей на мелкие пехотные группы (отделения, взводы), усиленные лёгкими пулемётами, ружейными гранатомётами и огнемётами, что позволяло лучше использовать возможности пехоты. Появление в 1916 г. танков и артиллерии сопровождения усилило огневую и ударную мощь наступающих войск и позволило достигнуть значительных успехов в осуществлении тактического прорыва эшелонированной обороны противника. Наступление велось методически по принципам: артиллерия разрушает, пехота занимает. Пехота наступала в узких полосах: дивизия — около 2 км, полк — 1000—1200 м, батальон — 400—600 м. К концу войны бой стал общевойсковым, так как в нём тактические задачи решались совместными усилиями пехоты, артиллерии, танков, инженерных войск; сложилась
тактика сухопутных войск.

Тактика советских сухопутных войск начала складываться во время Гражданской войны 1918—1920 г.. Она впитала в себя всё лучшее из того, что было накоплено русской армией. Большая протяжённость фронтов и относительно небольшая плотность насыщения их войсками вызывали необходимость применения широкого маневра силами и средствами. Главными родами войск были пехота и конница. Артиллерия использовалась, как правило, децентрализованно, широко применялись бронепоезда. Авиация главным образом вела разведку. Основу тактики наступательного боя составляли удары по наиболее слабым местам — флангам и тылу противника, обход и охват его группировок. Наступление велось по отдельным направлениям при относительно низких тактических плотностях. Боевые порядки частей и соединений обычно строились в один эшелон, с выделением резерва; стрелковые роты атаковали противника в цепи. Кавалерия, применяя атаку в конном строю и широко используя пулемётные тачанки, вела высокоманёвренные бои и являлась основным средством развития наступления. Оборона создавалась очагами на угрожаемых направлениях, большое значение придавалось контратакам.

В период между 1-й (1914—1918) и 2-й (1939—1945) мировыми войнами развитие тактики во всех армиях мира шло на основе моторизации и широкого внедрения в войска боевой техники — новых систем артиллерии, новых типов танков, автоматического оружия и др. средств борьбы. В середине 30-х гг. в Красной Армии была разработана теория глубокого наступательного боя, являвшаяся составной частью теории глубокой операции. Сущность теории глубокого боя заключалась в нанесении поражения противнику огнем артиллерии и ударами авиации на всю тактическую глубину, в прорыве его обороны мощным эшелоном прорыва, состоящим из стрелковых войск, танков непосредственной поддержки, в развитии успеха кавалерией, танками дальнего действия, стрелковыми соединениями во взаимодействии с воздушнодесантными войсками. Бой рассматривался как общевойсковой при решающей роли пехоты и танков. Теория глубокого боя получила признание в большинстве армий и успешно применялась Советскими Вооружёнными Силами в Великой Отечественной войне 1941—1945 г.. Приёмы ведения общевойскового боя были отражены в уставах Красной Армии и иностранных армий. К ним относилось: глубокое эшелонирование боевых порядков, массированное огневое подавление обороны противника, совместная атака пехоты с танками, артиллерийское сопровождение их атаки, развитие прорыва танковыми и моторизованными соединениями, применение воздушных десантов, создание глубокой противотанковой обороны, использование в обороне минных заграждений, организация противовоздушной обороны и др.

Всестороннее развитие тактики советских войск получила во время Великой Отечественной войны. Война подтвердила правильность ранее разработанных основных положений тактики и потребовала дальнейшего их совершенствования. В начале войны, когда инициатива в боевых действиях и превосходство в силах были на стороне противника, советские войска вынуждены были обороняться против превосходящих сил врага с целью нанести ему максимальные потери и создать условия для перехода в контрнаступление. В связи с недостаточным оснащением советских войск вооружением и боевой техникой, растянутостью фронта боевых действий стрелковым частям и соединениям первоначально назначались для обороны широкие участки и полосы; оборона строилась неглубокой, с низкими тактическими плотностями и слабым инженерным оборудованием. По мере поступления в войска оружия и боевой техники возрастали боевые возможности войск. Развитие обороны шло по линии увеличения её глубины, сосредоточения сил и средств на главных направлениях. Увеличивалась стойкость войск. Уже с июля 1941 г. стали создавать противотанковые опорные пункты, с осени 1942 г. — противотанковые районы, применять на некоторых участках фронта траншеи в ротных и батальонных районах. Тактика обороны советских войск особенно большое развитие получила в Ленинградской битве, в боях под Одессой, Севастополем, в Сталинградской и Курской битвах. Советские войска стали создавать две полосы обороны с применением системы траншей. Тактическая глубина обороны с 4—6 км увеличилась до 15—20 км. Ширина полосы обороны стрелковых соединений уменьшилась: для корпуса с 40—60 км до 10—35 км, для дивизии с 15—18 км до 6—14 км. Возросли тактические плотности: по стрелковым батальонам до 0,8—1,2, по артиллерии до 30—40 орудий и миномётов, по танкам до 2—5 единиц на 1 км фронта.


По мере накопления боевого опыта, полученного в зимнем контрнаступлении 1941—1942 г. под Ростовом, Тихвином и особенно под Москвой, и возрастания темпов технического оснащения войск совершенствовалась и тактика наступления. Осенью 1942 во всех частях и соединениях, до стрелковых дивизий включительно, для наступления был введён одноэшелонный боевой порядок. В стрелковых взводах и ротах была введена стрелковая цепь. Боевая практика войск нашла отражение в Боевом уставе пехоты (1942). Начиная с 1943 года советским войскам пришлось прорывать сплошную глубокоэшелонированную оборону противника. В связи с этим боевые порядки стрелковых частей и соединений вновь стали строить в 2—3 эшелона (боевой порядок стрелковых рот — в один эшелон — остался без изменения). Учитывая непрерывное усиление обороны противника, полосы наступления советских войск в ходе войны сужались. Так, например, стрелковые дивизии наступали в полосе: зимой 1941—1942 — 7—14 км, осенью 1942 г. — 4—5 км, летом 1943 — 2—2,5 км, в 1944—45 — 1,5—2 км. Дальнейший рост количества оружия и боевой техники позволял увеличить тактические плотности, которые в третьем периоде войны составляли на 1 км участка прорыва: по пехоте 6—8 стрелковых батальонов, по артиллерии 150—250 орудий и миномётов, по танкам 20—30 единиц. Всё это давало возможность добиться на главных направлениях решающего превосходства в силах и средствах. Стало проводиться артиллерийское наступление. Продвижение наступавших пехоты и танков обеспечивалось действиями инженерных войск. Выработанные основные теоретические положения и практические рекомендации тактики успешно применялись советскими войсками при прорыве обороны противника и развитии наступления в высоких темпах, особенно в Белорусской операции 1944 г., Ясско-Кишинёвской операции 1944 г., Висло-Одерской операции 1945 г., Берлинской операции 1945 г.. Практика тактической подготовки войск и ведения ими боевых действий в ходе войны находила теоретическое обобщение в приказах, директивах и указаниях Верховного Главнокомандования и Генштаба, в уставах, наставлениях и военно-теоретических трудах.

Тактика немецко-фашистских сухопутных войск накануне и в первые годы 2-й мировой войны 1939—1945 г. развивалась с учётом массового поступления в войска танков, авиации, артиллерии и др. средств борьбы, появления новых видов и родов войск и крупных изменений в организационной структуре войск (сил). Многие положения тактики немецко-фашистских войск перед началом войны были заимствованы из советской теории глубокого боя. В ходе войны против СССР тактика сухопутных войск фашистской Германии оказалась несостоятельной в противоборстве с тактикой войск Советской Армии.

Тактика англо-американских сухопутных войск во 2-й мировой войне развивалась по пути выработки наиболее целесообразных приёмов совместного использования в бою родов сухопутных войск и авиации. Большой опыт был приобретён в проведении морских и десантных операций с участием сухопутных войск и широком использовании танков-амфибий как средства поддержки пехоты при боях за плацдармы.

В послевоенное время внедрение в войска ракетно-ядерного оружия, обладающего огромными поражающими возможностями, электроники, различных видов новейшего обычного оружия и боевой техники, полная моторизация и механизация сухопутных войск неизмеримо увеличили их боевые возможности, изменили характер и способы ведения общевойскового боя.

Основные положения тактики вытекают из общих принципов военного искусства. Важнейшими из них являются: постоянное поддержание войск, сил и средств в высокой боевой готовности к ведению боевых действий с применением и без применения ядерного оружия; высокая активность и решительность войск при ведении боевых действий; тесное взаимодействие всех родов войск; внезапность и скрытность действий, сосредоточение сил и средств на важнейших направлениях и в решающий момент, непрерывность боевых действий; гибкость маневра войсками, силами и средствами, создание, своевременное восстановление и умелое использование резервов всех видов; всестороннее обеспечение войск при ведении боевых действий.

Современные средства борьбы оказали определяющее влияние на изменение содержания общевойскового боя. Считается, что в случае применения ядерного оружия главное содержание общевойскового боя будут составлять ядерные и огневые удары в сочетании с маневром и атаками войск. Возникнет необходимость применять маневр войсками с целью использования результатов своих ядерных и огневых ударов для завершения разгрома противника или вывода войск из-под его ударов.

Высокая поражающая мощь ядерного оружия, большая дальнобойность и точность попадания в цель вызывают необходимость рассредоточения войск по фронту и в глубину, увеличения ширины полос действий соединений и частей, сосредоточения сил и средств на главном направлении, прежде всего путём массирования ядерного и обычного оружия.

Массовое внедрение на вооружение мотострелковых войск боевых машин пехоты и бронетранспортёров, самоходной артиллерии и др. боевой техники позволяет резко увеличить темпы наступления. Мотострелковые подразделения получили возможность вести атаку без спешивания совместно с танками. Вследствие насыщения войск вертолётами, широкого применения тактических воздушных десантов, авиации, а также осуществления маневра войсками по воздуху общевойсковой бой приобрёл наземно-воздушный характер.

Тактика военно-воздушных сил — составная часть военного искусства ВВС, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя авиационным соединением, частью, подразделением, одиночным самолётом (вертолётом). Тактика ВВС зародилась в начале 20 в. вместе с появлением военной авиации. Во время 1-й мировой войны выделились разведывательная, истребительная, бомбардировочная авиация, определились их боевые задачи и получила развитие тактики каждого рода авиации.

Тактика советских ВВС зародилась во время Гражданской войны. Основные принципы боевого применения авиации были изложены в Полевом уставе 1919 и др. документах. С появлением в СССР штурмовой (1926) и тяжелобомбардировочной (1933) авиации началась разработка тактика их боевого применения. К началу Великой Отечественной войны были разработаны способы и приёмы ведения одиночного и группового воздушного боя, организации и осуществления тактического и огневого взаимодействия ВВС с сухопутными войсками и ВМФ, а также между родами авиации. Основные положения по тактике родов авиации были закреплены боевыми уставами истребительной (БУИА-1940) и бомбардировочной (БУБА-1940) авиации.

Во время 2-й мировой войны и Великой Отечественной войны тактика ВВС получила всестороннее развитие. Была разработана система наведения истребителей на воздушные цели. Для управления авиацией широко использовались радиосредства, аэродромы и пункты управления были приближены к районам боевых действий.

Основой тактики истребительной авиации стал групповой воздушный бой. Наименьшей огневой единицей являлась пара боевых самолётов, действовавшая, как правило, в составе авиационного звена. Бой одиночного самолёта (истребителя) являлся исключением. Применение радиолокации позволило отказаться во многих случаях от барражирования (патрулирования) истребителей в воздухе, заменив его способом дежурства на аэродромах. Борьба с одиночными самолётами и мелкими группами самолётов противника над его территории велась способом «свободной охоты». Штурмовая авиация проводила атаку наземных (морских) целей с пологого пикирования (под углом 25—30°) и с бреющего полёта. Основой боевого порядка была пара самолётов. Для увеличения продолжительности воздействия на противника группы штурмовиков на поле боя применяли многократные атаки заданных целей. В тактике бомбардировочной авиации характерным было применение сосредоточенных ударов полковыми и дивизионными группами бомбардировщиков по крупным объектам, а в сложных метеорологических условиях и ночью — эшелонированных ударов эскадрильями, звеньями и одиночными самолётами. Новым было бомбометание с пикирования под углом 50—60° с высот ввода 2—3 тысяч м. В тактике разведывательной авиации возросло значение воздушного фотографирования. Самолёты-разведчики прикрывались истребителями.

В послевоенное время перевооружение авиации реактивными самолётами, резкое увеличение скоростей, высот полёта, появление более мощного современного авиационного оружия и техники вызвали изменение тактики всех родов авиации и тактики ВВС. Самолёты-ракетоносцы получили возможность наносить удары по наземным и морским целям, не заходя в зону ПВО прикрываемого объекта. Разведывательная авиация благодаря большим скоростям и высотам полёта, наличию высокоэффективной радиолокационной фотоаппаратуры получила возможность одиночными самолётами проникать в глубокий тыл противника и обнаруживать любые, в том числе малоразмерные, объекты. Важнейшим способом тактических действий истребителей становится перехват воздушных целей на дальних подступах к прикрываемым объектам и их уничтожение до момента сбрасывания ядерных боеприпасов.

Тактика военно-морского флота — составная часть военно-морского искусства, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя и других видов боевых действий на море соединениями, частями, подразделениями различных сил флота. Тактика ВМФ зародилась в древности с появлением гребного флота, характерными чертами тактики которого были: стремление вести бой в тихую погоду и недалеко от берега, применение сомкнутого строя и фронтального столкновения кораблей, таранного удара, позднее (5—4 вв. до н. э.) и абордажа.

До 16 в. тактика ВМФ, несмотря на появление парусных судов и вооружение их артиллерией, мало отличалась от тактики гребного флота. В 17 в. был завершен переход от гребного флота к парусному, обладавшему большей скоростью хода и дальностью плавания. Глубокие изменения в тактике вызвало развитие корабельной артиллерии и использованием ее в морских сражениях во время англо-голландских войн 2-й половины 17 в. в качестве главного оружия. В это время была установлена классификация кораблей (см. Корабль военный), которые стали объединяться в эскадры. Основу ударной мощи флотов составляли линейные корабли. Стремление максимально использовать в морских сражениях огонь артиллерии привело к развитию линейной тактики, которая в 17—18 вв. господствовала во всех флотах. Главным её содержанием было ведение артиллерийского боя эскадрами кораблей, которые маневрировали в линии баталии (кильватерной колонне) на контркурсах или на параллельных курсах. К середине 18 в. в связи с увеличением дальности стрельбы, убойной и разрушительной силы ядра возникло противоречие между возможностями корабельной артиллерии и тактической формой её использования — шаблонной линейной тактики Русские адмиралы Г. А. Спиридов, Ф. Ф. Ушаков, выступившие против линейной тактики, впервые в практике морского боя отказались от её шаблонов и заложили основы новых способов боевого использования парусного флота — манёвренной тактики. Её характерные особенности заключались в сближении сторон на дистанцию эффективного артогня, создании превосходства в силах или огневой мощи против части сил противника, что достигалось охватом головы колонны его линейных кораблей или расчленением их строя, окружением и разгромом части сил вражеского флота, включая флагманский корабль. Принципы манёвренной тактики в дальнейшем были использованы адмиралом Г. Нельсоном в сражениях при Абукире (1798) и Трафальгаре (1805) и русским адмиралом Д. Н. Сенявиным в Афонском сражении (1807) и способствовали её утверждению.

С переходом от парусного к паровому флоту во 2-й половине 19 в. главные силы флотов стали составлять крупные артиллерийские корабли-броненосцы и броненосные крейсера. Существенный вклад в разработку тактики парового флота внесли русские адмиралы Г. И. Бутаков, А. А. Попов, С. О. Макаров. Основой тактики ВМФ стал морской бой эскадр, включавших в себя надводные корабли различных классов. Как правило, бой в море состоял из трёх этапов: разведки противника (крейсерами) и развёртывания в боевой порядок своих броненосных сил; артиллерийского боя главных сил; развития успеха миноносцами или обеспечения ими отхода (в случае неудачи). Для охвата головы вражеской эскадры обычно выделялся отряд быстроходных броненосных крейсеров. Сформировалась также тактика миноносцев, минных заградителей.

Развитие тактики в 1-ю мировую войну связано с глубокими изменениями характера морского боя, вызванными применением в нём различных новых средств борьбы, резким увеличением числа кораблей и появлением основной формы боевой деятельности ВМФ — операции (см. Операция морская). Наряду с боями крупных группировок надводных сил флота большое распространение получили одиночные действия подводных лодок, противолодочных сил, сформировались основы тактики разнородных сил флотов. Линейные силы, составлявшие основу ударной мощи флотов, могли действовать только под прикрытием лёгких сил от ударов подводных лодок, миноносцев и от воздействия минного оружия.

В годы Гражданской войны зародилась тактика советского ВМФ, сложились тактические принципы боевого применения речных и озёрных флотилий, совместных действий сил флота с сухопутными войсками, высадки морских десантов и ведения морского боя в своей прибрежной зоне. По мере развития сил и средств флота в 20—30-х гг. совершенствовались тактика действий разнородных сил ВМФ и способы взаимодействия между ними в морском бою. Основы Т. ВМФ были закреплены в Боевом уставе морских сил РККА и др. документах.

Большое влияние на развитие тактики ВМФ оказало возрастание значения во время 2-й мировой войны подводных лодок и морской авиации, которые стали главной ударной силой флотов. В некоторых иностранных флотах (Японии, США) важная роль в бою отводилась авианосцам и была выработана тактика их боевого использования. Авианосная авиация вела морские бои, когда корабли воюющих сторон находились в сотнях миль друг от друга. Это привело к увеличению пространственного размаха боя, позволяло силам флота наносить по противнику удары с нескольких направлений из-под воды и с воздуха.

Главным содержанием тактики ВМФ во 2-й мировой войне стали воздушно-морской и подводно-морской бои, ведущиеся взаимодействующими разнородными силами. Тактика советского ВМФ в Великой Отечественной войне развивалась в самостоятельных действиях флотов и их совместных боевых действиях с сухопутными войсками. Получила дальнейшее развитие тактика нанесения комбинированных ударов морской авиацией, подводными лодками и лёгкими надводными силами с целью нарушения морских коммуникаций противника. Были разработаны способы группового использования подводных лодок и взаимодействия их с др. силами флота. Развитие сил и средств борьбы в послевоенное время предопределило глубокие изменения характера боя на море и тактика ВМФ, появились новые направления её развития: тактика ракетных подводных лодок, ракетных кораблей, ракетоносной авиации и др. Атомные ракетные подводные лодки получили возможность длительно и скрытно маневрировать вне зон противолодочной обороны противника с целью внезапного нанесения из-под воды мощных ударов по его важным объектам. Морская ракетоносная авиация теперь способна наносить ракетные удары по кораблям противника с расстояний, находящихся за пределами досягаемости его зенитными ракетными и артиллерийскими средствами и зоны прикрытия истребителями. Находящиеся на вооружении подводных лодок и надводных кораблей крылатые ракеты позволяют им применять это оружие с расстояний, резко снижающих эффективность противолодочной обороны противника и исключающих использование им артиллерии и торпед. Важнейшим принципом современной тактики ВМФ является ведение боевых действий объединёнными усилиями разнородных сил и различных видов оружия при их тесном взаимодействии.


"Что надо сделать для возрождения морской мощи страны?"

В ближайшей перспективе, хотя бы к 2020 г., как определяет Морская доктрина, утвержденная указом президента РФ 27 июля 2001 г:

- Во-первых, власть в стране обязана, как минимум, строго, точно и настойчиво проводить в жизнь все положения уже имеющихся доктринальных документов. Они должны быть реализованы, а не остаться лишь декларацией.

-Во-вторых, надлежит оформить в стройную систему содержание военно-морского искусства современной России, подлежащее изучению каждым морским офицером.

Выполнение этих положений диктуется преамбулой Морской доктрины РФ: "Исторически Россия - ведущая морская держава, исходя из ее пространственных и геофизических особенностей, места и роли в глобальных и региональных отношений". Кроме этого, в содержании Морской доктрины указано: "Решение задач парирования угроз безопасности РФ в Мировом океане базируется на поддержании достаточного военно-морского потенциала Российской Федерации".

В условиях нынешнего развития ситуации в мире, как отмечал В.В. Путин, "мы вынуждены задуматься об обеспечении своей собственной безопасности". То есть сейчас остро стоит вопрос о возрождении российского ВМФ: ведь США и большинство крупных государств НАТО - это морские державы с мощными флотами.

В.Вальков, к.в.н., доцент

Литература: Кладо Н. Л.. Введение в курс истории военно-морского искусства, СПБ. 1910; Мэхэн А. Т.. Влияние морской силы на историю 1660—1783, пер. с англ., СПБ. 1895; Коломб Ф. Г., Морская война, ее основные принципы и опыт, [пер. с англ.]. СПБ, 1894; Военная стратегия, 2 изд., М., 1963, гл. 1—3; История военно-морского искусства, т. 1—3, М., 1963; Горшков С. Г., Развитие советского военно-морского искусства, «Морской сборник», 1967, № 2: Флот в первой мировой войне, т. 2, М., 1964; Кампании войны на Тихом океане, [пер. с англ.], М., 1956: Белли В. А., Пензин К. В., Боевые действия в Атлантике и на Средиземном море, 1939—1945 гг., М., 1967, «Большая советская энциклопедия», М, 1975, Г. Костев «Кому сейчас принадлежит военно-морское искусство?», М, 2007
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Комментариев еще нет. Будьте первым!

Авторизованные участники могут оставлять комментарии. Зарегистрируйтесь.

Этот день в истории

1937: Начался героический дрейф в Арктике ледокольно-транспортного судна «Георгий Седов».

Добавить свой день в историю
международный военный портал
Наши друзья Морская газета Издательство Гринда Военно-Морской Институт Радиоэлектроники Нахимовское Военно-Морское Училище Александр Покровский Водный транспорт Парусные корабли мира Библиотека История российского флота Федеральная программа Оборонный заказ Независимый проект =Морская пехота России=
револьвер.ру - события под прицелом
Поиск на сайте
Написать другу Версия для печати