Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Байки и рассказы

Добавить байку
Смотреть свои байки

Эммануэль в бескозырке

Эммануэль в бескозырке

20.04.10
Текст: Независимое военное обозрение, Андрей Борисович Рискин - заместитель главного редактора "НГ", капитан 2 ранга запаса
Фото: Настоящему моряку перестройка не страшна. Независимое военное обозрение, Андрей Борисович Рискин - заместитель главного редактора "НГ", капитан 2 ранга запаса. Фото из архива автора
Флот Страны Советов все 80-е годы ждал атаки американцев, а на него обрушилась перестройка. Удар была нанесен мощный и разрушительный. Поначалу, правда, казалось, что все, как всегда, обойдется. Но потом, когда из штаба флота и политуправления с утра до вечера на корабли и в береговые части стали посылать инспекции, стало тяжко. Потому что смысл перестройки военным был совершенно непонятен.

– Товарищ капитан-лейтенант! – обращался ко мне упитанный капитан 1 ранга из политуправления Балтийского флота, напыщенный и самодовольный одним только фактом, что именно ему партия доверила проверить, как перестраиваются низы. – А вы перестроились?

– Так точно!

– А как?

На последний вопрос, как правило, ответа не было. Потому что я все не мог понять: как должен "перестроиться" советский офицер, если все, что он должен знать и делать, определено различными уставами, приказами, директивами и т.д. И выходить за их рамки никто не имеет права. Так что вскоре многие из моих коллег-офицеров уже с тоской вспоминали времена, когда нас заставляли конспектировать "Малую землю", "Целину" и "Возрождение". Там хоть все понятно было.

Потом стало еще тягостнее, потому что армия и флот, естественно, резко включились в борьбу с пьянством и алкоголизмом. Опять к нам зачастили всевозможные инспекции. Теперь меньше спрашивали о перестройке, зато атаковали в лоб вопросом: "А вы пьете?" Наш любимый замполит тыла в рижской бригаде охраны водного района Валерий Аномаевич Стопка (подпольная кличка Гладиатор – за любовь гладить женщин за все, что попадется под руку) как-то на этот вопрос ответил проверяющему столь же прямо: "Если вы спрашиваете, то нет. Если предлагаете, то да".

Кстати, тогда был издан соответствующий приказ министра обороны о борьбе с пьянством и алкоголизмом в армии и на флоте (столько лет прошло, а номер его помню – 0125). Какой по счету это приказ подобного рода, сказать трудно, издавались они с завидной регулярностью и столь же традиционно не выполнялись. Известно же, шутят на флоте, что когда раскопали гробницу Тутанхамона, у него из одного места папирус торчал – с тем же самым указом.

Так что все долго смеялись. Потому что, во-первых, как известно, перед страстию похмелки все другие страсти мелки. Во-вторых, трезвость, конечно же, норма жизни, но ведь норма-то – две бутылки. Наконец, в-третьих, министр приказал ученым придумать такую жидкость для технических нужд, чтобы спирт заменяла, но пить ее было абсолютно невозможно (придумывают, похоже, до сих пор). Однако нормы спирта значительно урезали. И если раньше механизмам на корабле доставалось хоть немного спирта, то теперь о протирке забыли окончательно. Особенно с учетом того, что вскоре и водку в магазинах стали выдавать по талонам.

Правда, нам в Рижском гарнизоне полегче в этом плане было. Потому что талоны местные власти выдавали не только на офицеров и мичманов, но и на личный состав срочной службы. А так как матросикам принимать алкоголь категорически воспрещалось, "лишние" талоны добросовестно перераспределялись в зависимости, естественно, от близости к штабу бригады.

Не успели успешно пережить очередную антиалкогольную кампанию, как пришли демократия и, прости господи, гласность. Командиры буквально взвыли. Помнится, приходит к командиру нашего тральщика очередной проверяющий.

– Товарищ командир. На вас поступила жалоба. Нет у вас на корабле демократии. Человеческий фактор не срабатывает. Моряки жалуются, что на все их просьбы вы отвечаете "нет". Не решаете их проблем.

Тут стук в дверь.

– Разрешите войти?

Командир:

– Да.

Входит матрос Пупкин:

– Товарищ командир, разрешите обратиться?

– Да.

– Разрешите уволиться?

– Нет.

– Разрешите идти?

– Да.

Уходит. Командир поворачивается к проверяющему:

– Что значит "нет демократии"? Смотрите, из четырех вопросов три решил положительно... А вы говорите...

С гласностью было еще больше проблем. Сначала флотская газета в безумном перестроечном раже опубликовала материал о каком-то капитане 1 ранга, который что-то украл и дачку себе построил. Потом появился фельетон про контр-адмирала, который вывез за границу несколько десятков тонн новейших корабельных винтов (уже наступили времена "медной лихорадки"). Наконец, в штабе флота и в том же политуправлении очнулись от шока, вставили кому надо что надо, а гласность быстро прикрыли под лозунгом "неразглашения военной тайны". Адмиралы облегченно вздохнули.

Нет, конечно же, кое-что от "гласности" на флоте осталось. В нашем матросском клубе появился, к примеру, видеосалон. По приказу высокого начальства была создана "цензурная комиссия". Приятель мой, начальник клуба, меня в нее тут же записал. И говорит: "Приходи, сегодня просмотр первый, будем определять, какие фильмы личному составу разрешено смотреть, а какие нет". Ну, с большим интересом посмотрели мы узким кругом "Эммануэль". Вышли покурить на крыльцо под впечатлением увиденного. И, естественно, вынесли вердикт: "Полный разврат, матросам смотреть нельзя". Тут начальник клуба говорит: "У меня еще "Эммануль-2" есть, может, сразу и ее оценим?" А что, гласность есть гласность, приказ есть приказ, пришлось еще полтора часа мучиться. Кто-то же должен заботиться о нравственности личного состава.

А закончилась перестройка на флоте так же стремительно, как и началась. Появлением и скоропостижной смертью ГКЧП. 19 августа 1991 года всем офицерам и мичманам выдали по "макарову" и две обоймы с патронами, у гарнизонного КПП поставили бронетранспортер. Все бегали, восторженно суетились и кричали: "Ну, слава богу. Теперь вместо этого бардака устроим НЭП – наведение элементарного порядка".

Правда, как заметил один из героев Александра Покровского по поводу ГКЧП, "организационный период на флоте объявляют на десять дней, а заканчивается он через три. Так что не нужно волноваться". Так и случилось.

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com


Главное за неделю