Помощь военным
Форум Армия 2018 Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

Кто будет лечить водолазов

Кто будет лечить водолазов

Прочитал в журнале «Нептун. Водолазный проект» №5-2017 статью доктора медицинских наук, профессора СПбГУ Константина Логунова «Медицинское обеспечение водолазов в 21 веке – российские правовые нормы» и стало грустно. Из статьи можно сделать вывод, что лечить водолазов некому – медицинские учреждения не готовы к этому, а производственным водолазным организациям законом не предусмотрена такая деятельность. Что касается буквы закона в статье написано все правильно, особенно в части мероприятий, обеспечивающих безопасность и охрану труда на водолазных работах.
Однако рассмотрим этот вопрос с учетом специфики водолазной профессии, а главное водолазных заболеваний: декомпрессионной болезни, баротравмы легких, отравления выхлопными газами, отравления кислородом, кислородного голодания. Лечить эти заболевания в медицинских учреждениях невозможно. Во-первых, редко в каких медучреждениях есть медицинские барокамеры и подготовленные специалисты, а, во-вторых, заболевшего водолаза необходимо начать лечить как можно быстрее, ибо от этого зависит его жизнь. Однозначно радикальным методом лечения баротравмы легких и декомпрессионной болезни является лечебная рекомпрессия. После лечения баротравмы легких в барокамере больному потребуется реабилитация. Представьте: водолаз получил баротравму легких под водой, его надо поднять по режиму декомпрессии на поверхность, далее везти в больницу? Больного водолаза привезут в больницу, а там нет возможности лечить баротравму легких.
По всей стране тысячи водолазов работают на реках, озерах, в море и с ними может случиться беда, рассчитывать на лечение водолазных заболеваний в медучреждениях они не могут по указанным выше причинам. Приведу пример в пользу вышесказанного. Где и как лечить акванавта СС «Игорь Белоусов», заболевшего декомпрессионной болезнью в барокамере глубоководного водолазного комплекса ГВ-450? Везти в больницу? Короче говоря, отдельные водолазные заболевания надо лечить здесь и сейчас (на работе), а некоторые (баротравма уха и околоносовых пазух и др.) в больнице.
Вернемся к ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». К сожалению, законодатель не учел специфику водолазного труда и речь может идти о законодательном урегулировании проблемы лечения водолазных заболеваний и внесения в закон соответствующей поправки. Однако есть большое сомнение, что кто-то будет это делать. И не надо настраивать руководителей водолазных предприятий не приобретать барокамеры. Ответственные руководители позаботятся о своих водолазах и установят на производстве барокамеру. Хотя есть и безответственные и это их водолазы пополняют печальную статистику несчастных случаев с водолазами НСВ.
Что касается лицензий медучреждений. На производственных водолазных предприятиях нет медучреждений, но на многих есть водолазные врачи, которым можно вменить в обязанность получить лицензию на лечение водолазных заболеваний (требует законодательного урегулирования).
И последняя позиция – оказание медицинской (фактически доврачебной) помощи силами водолазов и водолазных специалистов, допущенных к медицинскому обеспечению водолазных спусков. Это необходимость, вызванная спецификой водолазного труда и оправданная многолетним опытом проведения водолазных спусков.
В журнале «Нептун. Водолазный проект» №2-2018 водолазный специалист Айнур Саетов в статье, посвященной медицинскому обеспечению водолазов, затронул проблему прохождения водолазами ежегодного медицинского освидетельствования. Очевидно, что в соответствии с законом государственные и местные власти должны позаботиться о подготовке необходимого количества водолазных врачей и создании на местах Водолазно-медицинских комиссий ВМК в городах и районах, где имеются водолазные предприятия.
С учетом постановления 9-го арбитражного суда г. Москвы от 6.02.2017 г. № 09АТ-63177-АК о том, что барокамеры входят в список исключений из медицинских изделий как изделия, медицинское воздействие которых реализуется путем метаболического воздействия на организм человека,
правомочен риторический вопрос - кто будет лечить водолазов? Решение антигуманное и абсурдное. Антигуманное, поскольку лишает возможности водолазам лечиться от декомпрессионной болезни и баротравмы легких. Абсурдное потому, что решение принято на основании формальной причины - барокамера исключена из списков … и не учитывает, что метаболическое воздействие на организм человека происходит не только при лечебной рекомпрессии, но и при декомпрессии водолазов по рабочим режимам. Сотни, а может тысячи водолазов, излечены в барокамере от этих болезней и благополучно продолжают жить, в т.ч. и я (водолазный врач лечил меня в барокамере от декомпрессионной болезни). Возникает вопрос – какую альтернативу лечения водолазных заболеваний предлагают чиновники Минздрава РФ?
В заключение предлагаю читателям статью полковника медицинской службы в отставке Солодовникова Николая Александровича, начальника медслужбы, водолазного врача спасательного судна СС-26 в 1971-73 гг., подтверждающую, что отдельные водолазные заболевания необходимо лечить на месте происшествия.

Наличие представителей медицинской службы в постоянной готовности на малых водолазных судах (ВМ) не предусмотрено. И, хотя я служил на флагманском спасателе ЧФ СС-26, всё же наиболее часто и ярко из глубин памяти вспоминаю случай, связанный с лечением баротравмы легких на ВМ.
Морской пехотинец матрос Ш. во время тренировочного спуска под воду в аппарате ИДА-64 с борта десантного корабля в одном из пунктов стоянки кораблей ВМФ в Средиземном море получил тяжёлую баротравму лёгких. Баротравма лёгких – состояние очень серьёзное, требует экстренной медицинской помощи. При этом главной задачей медицинской службы является как можно более раннее начало проведения лечебной рекомпрессии, как единственного метода лечения этого заболевания. При отсутствии таковой водолаз может погибнуть в первые часы от газовой эмболии, острой дыхательной и сердечной недостаточности. Для проведения лечения необходима рекомпрессионная камера, которая штатно располагалась на СС-26. Корабль же в это время находился в море, обеспечивая отработку задач боевой подготовки подводными лодками. Чтобы осуществить переход корабля к месту происшествия понадобилось бы не менее 12 часов. Выходом из этой ситуации явилось решение использовать для рекомпрессии поточно-декомпрессионную камеру (ПДК) ВМ, находящегося в пункте базирования невдалеке от места происшествия. Отличие ПДК от типовой рекомпрессионной камеры состоит лишь в меньших размерах и комфортабельности. В максимально сжатые сроки была осуществлена транспортировка пострадавшего санитарным транспортом на ВМ и начата рекомпрессия. Руководил рекомпрессией и проводил лечебно-диагностические мероприятия, находясь вместе с больным в ПДК, врач подводной лодки, осуществляющей переход из Балаклавы в Балтийск, Юрий Васильевич Смирнов, мой одногруппник и приятель по ВУЗу. Учитывая тяжесть баротравмы, протекающей с лёгочным кровотечением, кратковременной потерей сознания, болями в груди, одышкой, отсутствие возможности немедленного начала рекомпрессии принято решение проводить рекомпрессию по максимальному режиму. Последующее благоприятное течение заболевания подтвердило правильность выбора. По прибытию СС-26 в пункт базирования руководство лечебным процессом принял я. После окончания рекомпрессии и суточного наблюдения вблизи камеры больной направлен в стационар для реабилитации. Следует отметить тот факт, что, во время рекомпрессии, никаких жалоб или замечаний от находившихся в ПДК более трёх суток врача и водолаза на неудобства и дискомфорт не поступало. Это было следствием профессионализма и культуры обеспечивающих рекомпрессию лиц и безупречного технического состояния оборудования.
Что касается причин баротравмы в данном случае, то можно предположить, что травма произошла вследствие увеличения разницы величин гидростатического давления внешней среды и давления газа в дыхательных путях. Уменьшение давления газа относительно давления внешней среды возможно при падении водолаза на грунт. Факт падения во время спуска водолаз подтвердил. Указаний на неисправность дыхательного аппарата и наличие каких-либо заболеваний органов дыхания у водолаза не было.
Не сомневаюсь, если бы матроса лечили в настоящее время нормативно-правовой неурегулированности, не в барокамере, то исход был бы летальным.


Главное за неделю