«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Спасение на море

  • Архив

    «   Июль 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31    

О ДЕЙСТВИЯХ СПАСАТЕЛЕЙ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Виталий Юрганов
Продолжение
С оставлением Севастополя отдел АСС ЧФ переместился сначала в Туапсе, а затем в Батуми. В 1943 г. в ходе боев за освобождение Новороссийска он перебазировался в Геленджик и в июле 1944 года вернулся в Севастополь. Первое время он располагался в бухте Южная, с восточной стороны. В конце 1944 г. после восстановления одного из зданий на проспекте Нахимова силами судоподъемной роты переехало в этот дом. На этом месте ныне находится универмаг "Детский мир".
В 1942 году в состав АСС были переданы сейнер «Анапа», морской буксир «Черномор» (затонул через несколько дней в результате прямого попадания авиабомбы), водолазное судно «ВМ-8», восемь катеров, шхуна, в 1943 году пассажирские катера «Турист» и «Курортник» (водоизмещением 180 тонн), два моторных катера.
Пассажирские катера использовались как рейдовые буксиры, а моторные катера переоборудовали в водолазные боты. В 1944 году передано парусно-моторное судно «Советский герой», которое использовалось как плавбаза. С апреля 1944 года началось пополнение АСС ЧФ за счет поднятых и трофейных судов, это спасательные буксиры «Орион», «Марс», плавбазы «Севан», «Арагва», тральщики Т-654, Т-655, Т-690, применявшиеся в качестве поисковых судов.
Силы АСС ЧФ принимали участие во всех крупных десантных операциях флота. Так в конце декабря 1941 г. - начале января 1942 г. для спасательного обеспечения Керченско-Феодосийской десантной операции была сформирована аварийно-спасательная группа (АСГ) во главе с лейтенантом Ф. Казаковым. В её состав вошли спасательное судно "Кабардинец", 12 водолазов, 12 боцманов и 6 мотористов. В ходе операции силами этих групп было снято с мели 10 кораблей и судов, оказана помощь в борьбе за непотопляемость 14 кораблям и судам. Девять человек из состава АСГ погибли, выполняя задачу спасения кораблей и людей, участвующих в высадке десанта. Другими спасательными судами осуществлялась проводка во льду сил высадки морского десанта. Полторы сотни часов водолазы провели под водой, обследуя прибрежный грунт в районе высадки десанта. Десятки раз они оказывали помощь кораблям и судам, заделывая пробоины, очищая винты, ремонтируя донно-забортную арматуру.
В 1943 г. группа аварийно-спасательного обеспечения (АСО) под руководством капитан-лейтенанта П. Д. Ветова обеспечивала высадку десанта на Мысхако. Под жестким огнем противника спасатели сняли с камней более двух десятков катеров, спасли сотни десантников, возвратили в строй многие средства высадки десанта. Не один раз спасателям приходилось выполнять задачи на побережье, контролируемом немцами. Так, однажды, аварийно-спасательная группа А. Н. Кузнецова скрытно, за две ночи сняла с мели поврежденный десантный бот "ДБ-10". В другом случае, ночью "под носом" у немцев была проведена целая операция по снятию с мели морского охотника. Для этого на грунт был уложен адмиралтейский якорь весом в 3,5 тонны, основаны сорокатонные гини, заложены четыре пятитонных мягких понтона. Корабль ночью был снят с мели и скрытно отбуксирован в безопасное место. Всего в период боев на Малой земле помощь была оказана 283 судам.
31 октября 1943 г. началась крупная десантная операция на Крымский полуостров. В ней участвовали войска 18-й и 56-й армий,  для их перевозки, высадки боевого, специального и тылового обеспечения было задействовано 277 боевых кораблей, судов и других плавучих средств. Высадка десанта осуществлялась по всему западному побережью Керченского пролива. Для спасательного обеспечения действий сил высадки, в инициативном порядке, АСС флота сформировала и развернула на главных направлениях действий сил четыре АСО, а в пунктах высадки морского десанта четыре аварийно-спасательных группы. Высадка десанта проходила в штормовых условиях, при сильном огневом противодействии противника с суши, воздуха, моря и в плотных минных заграждениях.  Силы высадки понесли значительные потери. Более 150 судов и катеров было выброшено на берег, повреждено или затонуло. Снимая с мели десантно-высадочные средства, оказывая помощь поврежденным кораблям и судам, спасатели работали под сильным огнем противника. В ходе работ погибло более 50% личного состава аварийно-спасательных групп и водолазных ботов. И, тем не менее, за время проведения операции было спасено 27 десантно-высадочных средств, 14 катеров ПВО,  23 тральщика, 2 торпедных катера, 28 катеров огневой поддержки.
22 сентября 1943 года на глубине 12 м в районе Поти затонула подводная лодка «М-51»  (VI-бис серии). Это единственный за всю войну случай подъема затонувшей подводной лодки. К работам по спасению ПЛ привлекались силы 56-го аварийно-спасательного отряда, бригады подводных лодок и плавбаза ПБ «Эльбрус». Лодка была поднята через 54 часа после аварии. Из 22 членов экипажа погибло 8 человек.
За три года войны в Черном море было потоплено 788 кораблей и судов общим водоизмещением 640 тыс. тонн, в том числе 198 боевых кораблей. Наибольшее количество затонувших судов было в районах Севастополя (179) и Новороссийска (60). Из боевых кораблей на дне находились 3 крейсера и 13 эсминцев.
Разработка проектов подъема таких серьезных объектов потребовала создания специального расчетно-проектного бюро. Главное управление АСС обратилось в НКВД с просьбой организовать из отбывающих заключение специалистов спецгруппу для разработки проектов судоподъема. В марте 1944 года такая группа из 6 человек была сформирована. Главным инженером спецгруппы был назначен бывший главный инженер ЭПРОНа  Т. Бобрицкий. 18 апреля 1944 г. группа приступила к работе сначала в Новороссийске, а в сентябре 1944 г. переведена в Бахчисарай и увеличена до 9 человек. Заслуги этой группы в деле развития способов судоподъема, создания новой аварийно-спасательной техники не подлежат сомнению у многих поколений спасателей.
Во второй половине 1944 г. за успешный подъем лидера "Ташкент" четыре инженера, в том числе Т. Бобрицкий, были освобождены из заключения и в дальнейшем работали как свободные специалисты. Специальной группой разработаны проекты подъема лидера "Ташкент", дизель-электрохода "Пролетарий" (19 600 т), теплохода "Украина" (6 600 т), танкера "В. Кутерье" (14 960 т), крейсера "Червона Украина", плавучего дока водоизмещением 50 тысяч тонн, теплоходов "Грузия", "Абхазия", "Жан Жорес" и другие. Группой разработаны проекты большинства судоподъемных понтонов.
 К наиболее сложным работам в 1943-1944 гг., выполненных АСС ЧФ, относится подъем двух плавучих доков, эсминца "Бдительный", дизель-электрохода "Труд" и лидера «Ташкент». Работу успешно выполнили силы 68 АСО под руководством М. Чекова.
 В сентябре 1944 года, при не выясненных обстоятельствах, погиб Годзевич, начальником аварийно-спасательной службы Черноморского флота назначается капитан 1 ранга П. Фадеев, высококлассный специалист-спасатель, который еще до начала войны возглавлял северную экспедицию ЭПРОН, а затем аварийно-спасательную службу Северного флота. С его приходом активность судоподъемных и аварийно-спасательных работ резко возросла. Спасатели почувствовали сильную, опытную руку, умело направляющую их деятельность и боевую работу.
Дизель-электроход "Труд" водоизмещением 19 тысяч тонн был подорван отступающими немцами на входе в порт Мариуполь в сентябре 1943 года с целью затруднить эксплуатацию порта. Пробоины в корпусе были огромны, отсеки внутри корпуса занесены сотнями тонн песка, поэтому проектом подъема предусматривалась заделка пробоин классическими кессонами. Заделать водонепроницаемые переборки на затонувшем судне не удалось из-за трудности доступа к ним. Однако благодаря тщательной подгонке кессонов к корпусу полное осушение отсеков "Труда" было проведено всего за двое суток. Работы были выполнены в течение пяти месяцев. Руководил работами техник-лейтенант С. С. Дурмашкин.
 9 мая 1944 года был освобожден Севастополь. Еще в конце апреля из состава Новороссийского 68 аварийно-спасательного отряда (АСО) был сформирован Севастопольский 21 АСО, его командиром был назначен капитан 3 ранга М. Чеков, передавший 68 АСО под командование капитану 3 ранга П. Ветову. В составе 21 АСО, помимо командира, было восемь человек: главный боцман, боцман М. Кузима, водитель автомобиля Н. Пуха,  три водолаза В. Вяткин, Т. Кофеджан, С. Елин и два моториста. Они имели на вооружении трехтонный автомобиль, ручную водолазную помпу, небольшой электрический генератор, мотопомпу, троса различного вида и диаметра, скобы, доски, такелажный инструмент и различные блоки. Все остальное добывали в районе выполнения задачи, а она была поставлена так: "Подготовить фарватеры, бухты и причалы к возвращению флота".


В последние дни, перед отступлением из Севастополя, немцы с целью затруднения ввода в строй Северного дока взорвали его батопорт. А затем затопили у его ворот плавучий док с находившимся в нем теплоходом "Эрцгерцог Карл". При этом теплоход сошел с килевой дорожки и значительной своей частью вышел за пределы сухого дока. Этот док, расположенный на Северной стороне, по планам аварийно-спасательной службы флота, должен был использоваться для размещения и передержки кораблей и судов, поднятых со дна Севастопольских бухт.
В октябре 1944 года 21 аварийно-спасательный отряд начал работы по подъему плавучего дока. Работами руководил начальник отделения судоподъема и аварийно-спасательных работ АСО инженер-капитан К. А. Цыбин, его помощниками были инженеры майор И. А. Ворков, капитан А. И. Завтраков, старшие лейтенанты А. Б. Столпер и И. Т. Вайсер. Они разрабатывали большинство проектов по подъему затопленных кораблей в Севастопольских бухтах. Действовали согласно проекту. Пробоины в стенках дока заделали деревянными пластырями. Затем сняли кингстонные решетки и на их место установили специально изготовленные крышки с встроенными в них патрубками, к которым присоединили приемные шланги мотопомп. Для придания остойчивости плавучему доку при всплытии, в кормовой его части остропили пару 200-тонных понтонов. Подъем дока, с находящимся в нем теплоходом, высовывающимся на 12 метров за оконечность, произвели 10 декабря откачкой воды из его отсеков мотонасосами, создав общую производительность 1700 м3/час. После подъема плавучий док, с находящимся в нем теплоходом, затащили в глубину Северного сухого дока.
Затем наступила очередь батопорта. Он был сильно поврежден. Его подняли, оттащили в завод С. Орджоникидзе, там кое-как подлатали и отбуксировали к сухому доку. Северный док в декабре 1944 года начал работать. Первые месяцы откачку воды из дока производили мотонасосами, собранными по всему флоту. Батопорт и стенки дока сильно текли, но постепенно, с помощью завода С. Орджоникидзе все отладили.
Подготовив место для передержки поднятых с грунта кораблей, 21 АСО под руководством капитана 2 ранга М. Чекова и  сотый отряд подводно-технических работ под руководством инженер-подполковника С. Т. Мандрико приступили к очистке бухт от затонувших кораблей, мин и восстановлению разрушенных причалов. Первым подняли 100-тонный плавучий кран в бухте Южная. За ним остальные корабли и суда, но это отдельный рассказ.
 Рано утром 25 августа 1944 года в Азовском море, при следовании на судоподъемные работы в район Ростова подорвалось на мине и затонуло водолазное судно "ВМ-9" (довоенной постройки). Погиб весь экипаж, за исключением двух человек, находящихся на ходовом мостике: командир ВМ старший лейтенант В. Пережогин и рулевой матрос М. Брагин. Оба были тяжело контужены и по болезни демобилизованы.
Для очистки фарватеров и выполнения судоподъемных работ в портах Николаев, Херсон, Очаков и Днепро-Бугском лимане  в мае 1944 года был сформирован 145 аварийно-спасательный отряд. Несколько месяцев им командовал капитан 2 ранга И. Н. Романов, а в конце 1944 года, в связи с его назначением на должность командира 130 АСО, к исполнению обязанностей 145 АСО приступил инженер-майор И. И. Друкер. В 1944-1945 гг. этим отрядом подняты затопленные землечерпалки "Головачев" и "Лисовский" в порту Херсон (водоизмещением 920 тонн каждая), буксирный пароход "Вахао" (водоизмещением 350 тонн) и 150-тонный плавучий кран в порту Очаков, буксирное судно "СП-9" (водоизмещением 650 тонн) в порту Николаев и другие суда.
  Во второй половине 1944 г. аварийно-спасательная служба флота приступила к подъему затонувших кораблей в освобожденных портах Румынии и Болгарии. Всего в портах этих стран было затоплено около 100 кораблей, судов и различных плавсредств. Для выполнения этих задач был создан в составе АСС ЧФ 130-й аварийно-спасательный отряд. Его командиром был назначен капитан 2 ранга И. Н. Романов. Отряд после окончания формирования имел на вооружении рейдовый буксир "Курортник", три водолазные станции и несколько изрядно поработавших насосов. Другие силы и средства для выполнения судоподъемных работ нужно было добывать самим.
В одном из портов Румынии нашли катамаран, составленный из двух больших дунайских несамоходных барж, соединенных четырьмя фермами, опиравшимися на деревянные клетки в трюмах. На этом сооружении имелись ручные 10-тонные лебедки, система из восьми гиней, способных создавать подъемное усилие по 50 т. на каждый гак, таким образом, это судоподъемное средство могло поднять суда водоизмещением до 400 тонн. Это плавучее средство назвали плавучей базой "Севан". Используя эту базу и другие средства и способы, 130 АСО в водах Румынии и Болгарии до окончания войны поднял 32 судна. Это было время, когда каждый из спасателей ощущал свою принадлежность к стране, побеждавшей фашизм, и всеми  своими действиями старались приблизить окончательную победу. Себя не жалели!
Действия отрядов аварийно-спасательной службы Черноморского флота за три года войны восхищают и изумляют: ими оказана помощь 129 кораблям и судам, 286 кораблей и судов снято с мели, поднято с грунта 613 затонувших кораблей и судов общим водоизмещением 227 535 тонн. Погибли и получили тяжелые ранения более двух тысяч спасателей. Это был подвиг во имя жизни нынешних поколений.

Очерк составлен из материалов, изложенных  в книге Н. П. Чикер «Служба особого назначения», государственных и частных архивов, устных и письменных рассказов участников спасательных действий на Черном море в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.: В.Г. Голубева, В.И. Максимова, С.В. Минченко, В.А. Молчанова, Э.Х. Лейбовича, Ю.И. Коваленко, И.А. Кручины, Н.П. Мищенко, И.П. Чертана,  И.А. Романенко, И.К. Литвинова,  М.Ф. Чекова, Г.Н. Ветова, М.К. Кузимы, Н. Пуха, В. Вяткина и многих других
героев-спасателей, ныне ушедших из жизни.

[IMG]

О ДЕЙСТВИЯХ СПАСАТЕЛЕЙ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

     Виталий Юрганов

  К началу Великой Отечественной войны ЭПРОН (Экспедиция подводных работ особого назначения) являлась военизированным, хозрасчетным формированием с двойным подчинением НАРКОМВОДу (Народному комиссариату водного транспорта) и ВМФ СССР. В Наркомводе она выполняла подводно-технические работы на морях и внутренних водоемах, поднимала затонувшие корабли и суда, снимала аварийные суда с мели, а также разделывала поднятые с грунта суда на металл, а для ВМФ СССР решала задачи создания новых видов водолазного снаряжения, средств спасения экипажей аварийных подводных лодок, медицинского обеспечения водолазов, спасения экипажей аварийных ПЛ на грунте, занималась исследованием  методов глубоководных работ, противоминным водолазным обследованием акваторий военно-морских баз, ремонтом винторулевых устройств и донно-забортной арматуры надводных кораблей и другими водолазными работами по  поддержанию боевой готовности сил ВМФ. Начальником Главного управления ЭПРОН был выпускник Московского института транспорта 1931 года Ф. И. Крылов. Черноморская экспедиция ЭПРОН к началу Великой Отечественной войны располагала высококвалифицированными кадрами, имеющими большую практику ведения сложных судоподъемных работ, борьбы за непотопляемость поврежденных кораблей и судов. Начальником экспедиции был опытный ЭПРОНовец С. Я. Шах, в прошлом водолаз, комиссар отряда, начальник учебной части водолазного техникума. Инженерный состав, водолазы, такелажники, мотористы и матросы были привычны к тяжелому, на пределе человеческих сил, труду. Рабочие и служащие ЭПРОНа знали, что работа спасателя потребует от них самопожертвования, риска с опасностью для жизни, и они к этому были готовы. 23 июня 1941 года черноморская экспедиция ЭПРОНа в соответствии с планами перевода с мирного на военное время перешла под управление штаба ЧФ и приступила к спасательным действиям под его управлением. Она располагала пятью сотнями специалистов, буксирно-спасательными судами «Юпитер», «Шахтер», «Аджарец», «Меркурий», «Кабардинец», плавучей базой «Алтай», двумя десятками водолазных катеров, водолазным техникумом, комплексом зданий и сооружений в составе Управления Черноморской экспедицией ЭПРОН в Балаклаве и четырьмя оперативными отрядами, базирующихся в Балаклаве, Одессе, Новороссийске и Поти. В соответствии с планом перевода на военное положение экспедиции придавались в оперативное подчинение 11 буксирных судов (8 из них тип СП постройки Севастопольского СРЗ 1934 – 1940 гг. и 3 постройки 1912 – 1918 гг.), 12 водолазных катеров, принадлежащих ранее другим ведомствам. Все суда, с началом войны, были вооружены зенитными пулеметами и 45-мм  орудиями, где допускалась возможность их установки по конструктивным особенностям. С первых дней войны эпроновцы приступили к боевому обеспечению действий сил ЧФ, спасали экипажи поврежденных немецкой авиацией судов и кораблей в Одессе и Севастополе; водолазы Л. Викулов, А. Вландис, М. Голынец,  Д. Антипов, Л. Болховитин, А. Величко  уничтожали мины в бухтах Севастополя, Одессы и Новороссийска. 17 августа 1941 г. теплоход "Кубань" в районе мыса Тарханкут получил пробоину размером 6 на 8 метров. На помощь прибыл спасатель "Шахтер", в течение нескольких часов спасатели несмотря на непрекращающиеся налеты фашистских самолетов пробоину заделали, «Кубань» сняли  с мели, а затем отбуксировали в Севастополь. В августе 1941 г. спасатель "Юпитер" под обстрелом фашистов выводил из порта Херсон ледокол №7 и пароход "Силин". На рейде порта стоял 6000-тонный плавучий док  с недостроенным пароходом. "Юпитер", умело маневрируя под артобстрелом, взял на буксир док, караван вывел из лимана и в море передал буксирным судам.      22 сентября тот же "Юпитер", оказывая помощь судам, получившим повреждения от авиации противника в районе Тендровской косы, подвергся атакам немецких самолетов. Экипаж отражал атаки из двух 45-мм пушек и трех пулеметов. Командир "Юпитера" капитан-лейтенант В. Романов, стоя на совершенно открытом мостике, управлял маневрами судна. От близких взрывов авиабомб сдвинулся с фундамента главный котел, вышли из строя динамо-машина, дизель-генератор, судно обесточилось, через трещины в корпусе в топливные цистерны начала поступать вода. Надстройка судна буквально изрешечена пулями и осколками, разбиты навигационные приборы. Экипаж спасателя мужественно боролся за живучесть своего судна и с честью отстоял его, приведя израненный спасатель в Севастополь, потеряв почти треть экипажа.      30 сентября 1941 г. на подходе к Севастополю подорвался на мине эсминец "Совершенный". Через час  к борту эсминца подошли суда «Шахтер», «Меркурий» и буксир «Дооб» Севастопольского порта. Спасением эсминца  руководил инженер Г. Левинсон. Поврежденный корабль спасли от затопления, отбуксировали в Севастополь и поставили в плавучий док. Одесским аварийно-спасательным отрядом (АСО) командовал старший политрук  А. Смирнов и инженер И. Михайлов. В состав этого отряда с началом войны были переданы в оперативное подчинение спасательно-буксирные суда «СП-7», «СП-8», «СП-9», «СП-11», «СП-13», «СП-14» и «СП-15»,  отмобилизованные из народного хозяйства. Силами их экипажей в период с 5.08 по 16.10.1941 г. была оказана помощь и спасены восемь кораблей и судов, в том числе эсминцы «Беспощадный», «Безупречный», тральщик «Маныч». Кроме этого эти суда решали задачи поставок вооружения и боеприпасов, спасения личного состава, эвакуируемого из Одессы, Николаева, оказывали помощь и буксировку поврежденных кораблей и судов ЧФ под Одессой и в Днепро-Бугском лимане. В ходе спасательных действий: «СП-7» получило серьезные повреждения, но своим ходом пришло в Поти и до конца ВОВ обеспечивало действия Потийской ВМБ. «СП-8» во время оказания помощи канонерской лодке "Красная Армения" и ЭМ "Фрунзе" было тяжело повреждено взрывом авиабомбы и затонуло у Тендровской косы. «СП-9» при оставлении Николаева частями Красной Армии было затоплено командой. «СП-11» при буксировке из Николаева недостроенного крейсера "Фрунзе" потоплено германской бомбардировочной авиацией у Очакова.  «СП-12» в ночь с 21 на 22 июня 1941 года подорвалось на неконтактной мине на выходе из бухты Карантинная и затонуло, экипаж погиб. «СП-13» успешно отбуксировало из Одессы в Севастополь плавучий док, участвовало в эвакуации гарнизона Тендры. В 1942 г. перешло на Кавказ, где находилось в ремонте до 1945 года.  «СП-14»  участвовало в обороне Одессы, оказывало помощь поврежденным кораблям в порту и на рейде, доставляло боеприпасы и топливо боевым кораблям. В начале января 1942 г. высаживало десант и выполняло аварийно-спасательное обеспечение сил высадки в Евпаторию. В июле 1942 г. при оставлении Севастополя войсками Красной Армии затоплено командой в Севастопольской бухте. «СП-15»  участвовало в обороне Одессы. 16.10.1941 г. в числе последних кораблей ЧФ ушло из Одесского порта. В ноябре 1941 г. участвовало в эвакуации войск Красной Армии с Керченского полуострова. В 1942 - 1943 гг. работало в портах Кавказа. 14.04.1943 г. во время шторма затонуло в  бухте Геленджик.  В ходе спасательных работ погиб командир Одесского отряда ЭПРОН Смирнов, большая часть состава отряда, были повреждены и затоплены буксир "Аджарец", катер «ВРД-24», судоподъемные понтоны.   «СП-16»  во время Великой Отечественной войны успешно решало задачи аварийно-спасательного обеспечения боевых действий кораблей в восточной части Черного моря, участвовало в высадке десанта на Керченский полуостров в 1943 году. Спасательное буксирное судно «СП-10» участвовало в обороне Севастополя, решало  задачи аварийно-спасательного обеспечения боевых действий кораблей ЧФ. В 1942 г. перешло на Кавказ, а в 1945 г. вернулось в Севастополь. 25 октября 1941 г. спасатель "Шахтер"  на рейде Евпатории в ходе спасательных работ подвергся атакам самолетов. Отражая атаки, командир судна П. Крысюк получил смертельное ранение, были убиты краснофлотцы К. Чернышев, Б. Балоневский, И. Володченко, В. Никитин, И. Долгов, судно получило около 500 пробоин. После короткого ремонта "Шахтер" был введен в строй.      10 декабря 1941 года при следовании на позицию у подводной лодки "М-54" вышел из строя гирокомпас. Лодка потеряла свое место и в условиях сильного шторма была выброшена всем корпусом на мель в районе Анапы. В эти же сутки штормом выбросило на мель в районе Туапсе подводную лодку "М-62". Для спасения подводных лодок были направлены спасательные суда "Меркурий" к "М-54" и "Юпитер" к «М-62".      Для снятия с мели подводных лодок экипажи "Юпитера" и "Меркурия" винтами своих судов, в условиях открытого моря и зимних штормов промыли каналы длиной 250 и 1600 метров.  Обе лодки были отбуксированы в Поти для производства аварийного ремонта.      Зима 1941 - 1942 гг. отличалась жестокими, необычными для Черного моря штормами. Более 30 судов обеспечения было выброшено на берег, в том числе крупнотоннажные пароходы "Димитров", "Березина", танкер "Куйбышев".      При налете торпедоносцев получили тяжелые повреждения транспорты "Фабрициус" и "Ворошилов", подорвался на мине рефрижератор "Кубань" и все они выбросились на мель. Для снятия с мели этих судов из состава Одесского, Севастопольского, Новороссийского отрядов экспедиции были сформированы три оперативные группы под руководством П. М. Полякова, В. И. Кручины и Я. И. Кузимы. Снятие 28 небольших судов, танкера "Куйбышев", пароходов "Димитров" и "Березина", транспорта "Фабрициус" особых трудностей не вызвало, их снимали за одни - двое суток. За три дня были заделаны повреждения от взрыва торпеды и снят с мели транспорт "Ворошилов". А вот с рефрижератором "Кубань" пришлось повозиться. Первый раз "Шахтер" спас "Кубань" в августе 1941 г. в районе мыса Тарханкут, заделав пробоину от взрыва авиабомбы размером 6 на 8 метров, используя стальной трос в качестве шпангоутов и чехлы с трюмов. И в этот раз экипаж "Шахтера" воспользовался этим способом, только в качестве средства заделки пробоины были использованы сшитые "внахлест" шпигованные пластыри между двумя слоями брезента. При спасении "Кубани" отличился водолазный специалист П. Н. Литвинов, выполнивший работу под корпусом оседающего аварийного судна. 7 марта 1942 г. эскадренный миноносец  "Смышленый" подвергся атаке немецких самолетов. Для оказания помощи к нему на борт была доставлена аварийно-спасательная группа 68 АСО, состоящая из 18 человек. В результате повторных атак эсминец получил большие дополнительные повреждения. Погибли весь экипаж "Смышленого" и работавшая на нем аварийно-спасательная группа во главе с М. Ракитиным. 13 июня 1942 года в Севастополе, в бухте Южная, был потоплен транспорт "Грузия".  Оборона Севастополя крайне нуждалась в боеприпасах, и, несмотря на полное господство врага в воздухе, водолазы приступили к подъему боеприпасов из трюмов "Грузии". Работами по разгрузке руководил инженер В. Шашуков. За шесть дней было поднято около 40 тонн снарядов. В ходе артобстрелов и бомбежек были разбиты два водолазных бота, понтон, на который поднимали боезапас, погибли восемь водолазов, ранены и тяжело контужены многие участники работ.      В конце июня 1942 г. лидер "Ташкент" шел из Севастополя в Новороссийск, имея на борту 2300 раненых бойцов, эвакуируемых женщин, детей и полотна панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.» На переходе он был атакован немецкими самолетами, получил множество подводных пробоин. Были затоплены несколько отсеков. Корабль получил дифферент на нос, потерял управление и начал тонуть. На помощь "Ташкенту" из Анапы вышло спасательное судно "Юпитер". Ошвартовавшись к борту «Ташкента», «Юпитер» высадил на борт свою АСГ. АСГ быстро заделала основные повреждения и запустила несколько мотопомп, доставленных из Новороссийска катерами-охотниками, корабль удержали на плаву. "Ташкент" был спасен и доставлен в Новороссийск.       Только в районе Севастополя, в ходе его обороны, эпроновцы спасли 15 кораблей и судов, выполнили большой объем работ по демонтажу под водой и подъему на поверхность главных орудий семи затонувших кораблей, подняли на поверхность тысячи тонн боеприпасов, военной техники и продовольствия. Среди спасенных кораблей и судов, упомянутых выше, были ещё сторожевой корабль "Командор", теплоход "Серов", танкер "Серго Орджоникидзе", стотонный плавучий кран и пр. пр. Каждая из этих спасательных работ была уникальна и непохожа на другие, каждая требовала полной самоотдачи и риска.      Потери спасателей в Севастополе были значительны: потоплен спасательный буксир и пять водолазных катеров. Спасательный буксир «Черномор», только призванный из народного хозяйства, был серьезно поврежден немецкой авиацией в Новороссийске 2 июля 1942 г., затонул и до конца войны не был введён в строй. Погибло более двух третей личного состава севастопольской группы АСС. Людей, прибывших на замену погибшим опытным эпроновцам, приходилось учить непосредственно в ходе спасательных работ. Оставшиеся в строю спасатели во главе с Г. И. Вариводой и военкомом В. Ф. Луневым покидали Севастополь одними из последних на маломореходных водолазных ботах "Надежда" и "ВМ-2". Из навигационных приборов они имели только старый шлюпочный компас. После нескольких суток тяжелого плавания оказались в турецких территориальных водах и были интернированы. Только спустя месяц им удалось добиться возвращения на Родину с помощью советских дипломатов.      В конце июня 1942 г. на базе главного управления ЭПРОНа при ГШ ВМФ создается Аварийно-спасательная, судоподъемная служба (АССС), начальником которой назначают вице-адмирала А. А. Фролова, в недавнем прошлом начальника Главного управления кораблестроения ВМФ.  Черноморская экспедиция получила наименование Отдел аварийно-спасательной судоподъемной службы штаба ЧФ. Начальником отдела назначается лауреат сталинской премии, капитан 2 ранга Борис Годзевич (приступил к исполнению обязанностей только в январе 1943 года, до этого времени участвовал в разработке противоминного вооружения на полигоне СФ).      В конце июня 1942 г. на базе главного управления ЭПРОНа при ГШ ВМФ создается Аварийно-спасательная, судоподъемная служба (АССС), начальником которой назначают вице-адмирала А. А. Фролова, в недавнем прошлом начальника Главного управления кораблестроения ВМФ.  Черноморская экспедиция получила наименование Отдел аварийно-спасательной судоподъемной службы штаба ЧФ. Начальником отдела назначается лауреат сталинской премии, капитан 2 ранга Борис Годзевич (приступил к исполнению обязанностей только в январе 1943 года, до этого времени участвовал в разработке противоминного вооружения на полигоне СФ). В ходе создания реорганизации введены новое Положение о службе, основные принципы обеспечения действий флота, управления силами и организация взаимодействия с боевыми кораблями. Через полтора года, с 3 января 1944 г., исчезает из названия слово «судоподъемная», остается название аварийно-спасательная служба (АСС).
Продолжение следует.

[IMG]
[IMG]

«Меркурий» спасатели и бриг

Продолжая тему предыдущего рассказа, нельзя не вспомнить другие суда Аварийно-спасательной службы Черноморского флота, экипажи которых в условиях боевой обстановки, штормовой погоды самоотверженно, рискуя жизнью спасали аварийные корабли, подводные лодки, а именно  «Юпитер» и «Шахтер». Перечислим только некоторые спасательные работы, выполненные СС «Юпитер».  

 22.09.1941 г. спасательное судно "Юпитер", оказывая помощь судам, получившим повреждения от авиации противника в районе Тендровской косы, подвергся многократным атакам немецких бомбардировщиков "Ю-88". Задачу спасения экипажей поврежденных судов выполнил, сбил самолет противника. Судно было сильно повреждено, половина экипажа получила  ранения, но судно задачу выполнило и самостоятельно вернулось в базу.      

01.02.1942 г. спасательными судами "Юпитер" и "Шахтер" снят с мели под огнем противника танкер "Куйбышев", выполняющий задачу переброски артиллерийского дивизиона на плацдарм высадки морского десанта.   В январе 1942 г. экипажи спасательных судов «Юпитер» и «Меркурий» сняли   выброшенные на берег подводные лодки «М-62» в районе Анапы и «М-54» около Туапсе. Чтобы снять с мели подводные лодки спасателям пришлось своими винтами промывать каналы. К «М-62» экипаж «Юпитера» промыл канал длиной 250 метров за три дня и снял лодку с мели. Труднее пришлось «Меркурию», поскольку «М-54» шторм выбросил практически на берег и лодка была наполовину замыта песком. Спасатель промыл канал длиною 1600 метров, освободил ПЛ от песка, после чего снял ее с мели. В условиях открытого моря и зимних штормов  выполнить эту задачу было чрезвычайно сложно. Только 20 июня 1942 года «Меркурий» снял «М-54» с мели. Обе лодки были отбуксированы в Поти для выполнения аварийного ремонта. 28.06.1942 г. участвовал в спасении лидера "Ташкент" и 2800 военных и гражданских лиц на подходе к Новороссийску.    После войны в 1945 г. участвовал в подъеме танкера "Вайян Кутюрье".  

    Спасательное судно "Шахтер" 31.10.1941 г. возвращалось с боевого задания. Увидев, что вражеская авиация бомбит Евпаторию, командир спасателя старший лейтенант П. И. Крысюк решил идти в евпаторийский порт для оказания помощи находившимся там судам. Умело маневрируя, создав дымовую завесу, они прикрыли разгружавшиеся суда. Фашистские самолеты обрушили на маленькое суденышко шквал смертоносного груза, обстреливали его из пулеметов. Неравная борьба шла несколько часов. Экипаж "Шахтера" потерял командира и половину личного состава. С наступлением темноты "Шахтер" под командованием штурмана И.  Г. Романенко взял курс на Севастополь. Когда спасатель пришел в базу, на его корпусе насчитали свыше 400 пробоин, из них около 40 - ниже ватерлинии.      

Наша благодарность экипажам спасательных судов «Меркурий», «Юпитер», «Шахтёр» за самоотверженный и героический труд по спасению аварийных кораблей и подводных лодок в период Великой Отечественной войны.
[IMG]
[IMG]
[IMG]

«Меркурий» - спасатели и бриг

Яркие страницы в историю Аварийно-спасательной службы Черноморского флота периода Великой Отечественной войны вписал экипаж спасательного судна «Меркурий», выполнивший большой объем работ по оказанию  помощи аварийным кораблям и судам. Судно получило название в память о подвиге брига «Меркурий» под командованием А. И. Казарского. «Меркурий» - единственное из спасательных судов ЧФ занесено на Мемориальную стену,    воздвигнутую на площади П.  С. Нахимова, посвященную защитникам Севастополя в Великой Отечественной войне.
        В июле 1934 г. было принято постановление СНК СССР о приобретении для ЭПРОНа   за границей двух спасательных судов. В соответствии с этим постановлением в 1935 г. в Бельгии для Черноморской экспедиции было приобретено построенное в 1921 г. спасательное судно, переименованное позже в «Меркурий».
    Судно имело тактико-технические данные:
Водоизмещение 720 т.
Скорость полного хода 8,5 узлов.
Силовая установка котломашинная, 600 л.с.
Вооружение: 3х145-мм орудия, 3 пулемета.
        На судне были установлены водолазный компрессор, рекомпрессионная камера, водоотливной насос производительностью 900 м3/ч. Судно вошло в состав судов ЭПРОНа на Балтийском море под обозначением «Э-1», впоследствии переведено на Черное море, а 22.06.1941 г. было включено в состав АСС ЧФ.
      В августе 1941 года «Меркурий» снял с мели в районе Бельбека потерпевший бедствие плавучий док грузоподъемностью 6000 тонн. При
этом проявил мастерство спасателя командир судна капитан-лейтенант Иван Дмитриевич Кравцов. Он снимал док с мели рывками в момент, когда волна ослабляла давление дока на грунт, затем док был выведен на глубокую воду и отбуксирован в Севастополь.  
     30.09.1941 г. «Меркурий» совместно со спасательным судном «Шахтер», морским буксиром «Дооб» участвовал в спасении подорвавшегося на мине на внешнем рейде Севастополя эсминца «Совершенный». Эсминец удалось завести в Камышовую бухту, подвести под него понтоны и отбуксировать в док. В доке при налете фашистских самолетов он получил новые повреждения и крен 35*. Взрывом авиабомб сорвало два орудия с башнями. Экипаж «Меркурия» совместно с группой эпроновцев  поднял орудия за сутки, а выкренивание корабля, заделку пробоин и откачку воды выполнил за двое суток.
       В январе 1942 г. экипажи спасательных судов «Юпитер» и «Меркурий» сняли   выброшенные на берег подводные лодки «М-62» и «М-54».
      В марте 1942 года «Меркурий» оказывал помощь поврежденному немецкими самолетами в Севастополе танкеру «Серго Орджоникидзе», подводную пробоину заделали водолазы спасателя.
      Выполняя спасательные работы, «Меркурий» подвергался бомбардировкам врага, при этом экипаж самоотверженно отбивал атаки противника.
      Спасательное судно «Меркурий» одним из последних ушло из Севастополя в июне 1942 года, буксируя спасенный им танкер «Серов», и первым из спасательных судов вернулось в город в июле 1944 года.
     После Великой отечественной войны он участвовал в многочисленных судоподъемных работах, оказывал помощь кораблям Черноморского флота.
В наше время славным именем «Меркурий» назван спасательный буксир Морспасслужбы. .

«Эпрон» поднял находки со дна моря

Есть надежда узнать имена тех, кто воевал на пикирующем бомбардировщике.

         По сообщению отдела информационного обеспечения Черноморского флота в Севастополь от побережья Краснодарского края 4 февраля с.г. вернулся СС «Эпрон». На борту он доставил поднятые со дна Чёрного моря фрагменты пикирующего бомбардировщика Пе-2 времён Великой Отечественной войны.

        Историческая находка была обнаружена на глубине порядка 80 метров в районе Джубгы. В конце прошлого года моряки Черноморского флота уже подняли со дна два двигателя и часть крыла этого самолёта, но затем работы были остановлены из-за погоды. В этот раз удалось поднять со дна сохранившиеся части фюзеляжа и крыльев.

         Перед началом подъёмных работ район под водой был осмотрен с помощью телеуправляемого необитаемого подводного аппарата. Работы непосредственно на дне выполняли 4 водолаза.
В Севастополе фрагменты Пе-2 очистят от ила и передадут данные о бомбардировщике для идентификации его и экипажа.

Памяти «Шахтера» посвящается

Ритта Козунова

30 октября 1941 года на рейде Евпатории произошёл бой, который вошел в летопись Великой Отечественной войны как пример героизма и несгибаемой стойкости моряков.
В тот день командир спасателя «Шахтер» старший лейтенант Павел Крысюк записал в вахтенном журнале: «13.26. Судно атаковано фашистскими бомбардировщиками Ю-87». Началась неравная схватка с пикирующими один за другим «юнкерсами». Море вокруг спасателя кипело от разрывов бомб и пулеметных очередей. Падали сраженные осколками и пулеметными очередями краснофлотцы. Их места на боевых постах занимали другие. В машинном отделении ранены машинисты Аникеев и Шкутин. Матрос Чернышев, подносчик снарядов, лежит с перебитыми ногами. Ему на помощь бросился пулеметчик Володченко. «Назад! Ты сейчас нужнее у пулемета!», - кричит Чернышев.
Наверное, чтобы успокоить товарищей, он запел. Оставшиеся после сражения в живых рассказывали: «На всю жизнь запомнился нам этот миг. Идет бой. Надрывный вой пикирующих самолетов, взрывы бомб, стук пулеметов, звон битых стекол, возгласы и команды... И песня. Последняя песня Кости Чернышева».
То тут, то там возникали пожары. Загорелся боезапас. В машинном отделении пробоины. Моряки самоотверженно борются за живучесть родного «Шахтера». Упал на мостике смертельно раненый командир. Офицера бережно уносят в каюту, а его место на мостике занимает Романенко.
Пулеметной очередью сбит флаг. Боцман старшина 1 статьи Коняхин бросается и гвоздями прибивает изрешеченное полотнище к мачте. Теперь флаг не спустить никому!
Под руководством командира БЧ-5 Салихова моряки тушат пожары, заделывают пробоины, сбрасывают за борт горящий боезапас. Из этого страшного боя «Шахтер» вышел победителем. Буксир уцелел, израненные моряки сумели привести свой корабль в Балаклаву. Когда спасатель пришел в базу, в его корпусе насчитали 486 пробоин, из них 40 ниже ватерлинии. Это почти по 16 на каждого матроса. Вряд ли корабль мог в такой ситуации остаться на плаву, не будь на «Шахтере» таких замечательных моряков, мастерски владеющих техникой и оружием, сильных своей волей и сплоченностью.
Личный состав «Шахтера», потушив пожары, заделав пробоины и устранив технические повреждения, привел корабль в свой пункт базирования – Балаклаву, где на старом кладбище были захоронены погибшие и установлен памятник. Прошли годы, и рядом появилась школа…

По инициативе председателя «ЭПРОН-Клуба», капитана I  ранга в отставке А.В. Жбанова, который почти 40 лет ведет шефскую работу в школе №33, ежегодно в годовщину подвига «Шахтера» у могилы погибших спасателей  проходит митинг-реквием. Ложатся к подножию обелиска красные гвоздики. Звучат слова глубокой признательности героям, которые подарили нам жизнь, мир и Победу над фашизмом. В нем участвуют ветераны аварийно-спасательной службы Черноморского флота,  члены «ЭПРОН-клуба», все неравнодушные балаклавцы.
А затем ветераны аварийно-спасательной службы флота обязательно приходят к ученикам школы № 33 в класс, в котором  классный руководитель Татьяна Ермакова. Дело в том, что в течение многих лет Татьяна Григорьевна проводит патриотическую работу и вместе со своим классом ухаживает за могилой моряков «Шахтера». В последние дни сентября ребята по собственной инициативе приводят в порядок территорию возле обелиска.
На традиционную встречу со школьниками ветераны аварийно-спасательной службы пришли, как всегда, с подарком. На этот раз он необычный – это картина, изображающая легендарный бой корабля с фашистскими самолетами. Ее автор – молодой севастопольский художник Роман Грищенко.
Перед ребятами выступил бывший начальник Аварийно-спасательной службы Черноморского флота Виталий Федорович Юрганов – ныне он занимается историей спасательного дела России, пишет замечательные очерки и статьи.
Виталий Федорович рассказал, что еще до революции 1917 года «Шахтер» был плавучим маяком, в Гражданскую войну его затопили, а в 1923 году Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН) подняла его со дна. Получив вторую жизнь, он был отремонтирован и оборудован как спасательное судно. Его укомплектовали военным экипажем и присвоили имя «Шахтер». С началом войны ЭПРОН был переподчинен Черноморскому флоту, и «Шахтер» вооружили зенитными пулеметами и 45-миллиметровым орудием. Так он стал поисково-спасательным кораблем.
Экипаж «Шахтера» был сплоченным, верным присяге и имел большой опыт спасательных работ, за счет чего и сохранил свой корабль в условиях неравного боя.
Далее слово взял председатель совета ветеранов Аварийно-спасательной службы флота (ныне – УПАСР) Анатолий Александрович Ишинов. Он долгие годы являлся капитаном легендарной «Коммуны», старейшего корабля Черноморского флота. Кстати, ученики школы № 33 несколько раз бывали на этом славном спасателе, который и поныне в строю, несмотря на то, что отметил свой столетний юбилей.
Анатолий Александрович передал ребятам теплые пожелания от экипажа современного спасателя «Шахтер», который продолжает его славные традиции. Моряки только что вернулись с боевого задания, а в середине ноября «Шахтер» вновь уходит в «горячую точку»…
В памятных мероприятиях также приняли участие заместитель председателя совета ветеранов УПАСР ЧФ Василий Федорович Бех, ветеран аварийно-спасательной службы флота Александр Кириллович Агафонов, ветеран АСС, подводник Валерий Николаевич Козорез и другие. Они пожелали ребятам отлично учиться и быть достойными памяти «Шахтера».

Эпроновец 34

Александр Васильевич Жбанов

Антарктическая экспедиция

2 декабря 1982 года началась Антарктическая экспедиция ВМФ по маршруту первой русской Антарктической экспедиции.
    Океанографические исследовательские суда «Адмирал Владимирский»
и «Фаддей Беллинсгаузен» отправились в плавание по маршруту первой
русской Антарктической экспедиции Фаддея Беллинсгаузена и Михаила
Лазарева. Возглавил экспедицию вице-адмирал Владимир Акимов, научным
руководителем был контр-адмирал Лев Митин. В состав входили 280 человек, в т.ч. 95 военнослужащих, 185 гражданских моряков-гидрографов и ученых ряда научно-исследовательских институтов СССР.
Основной задачей экспедиции было исследование малоизученных районов Южного океана, получение данных для составления новых и корректуры существующих морских карт, лоций,
пособий для плавания.
       Суда вышли из Севастополя, прошли Средиземное море и 11 декабря
в Атлантическом океане курсом шлюпов «Восток» и «Мирный» направились в воды Антарктиды. В пути проводились научные наблюдения и измерения.
Особенно интересными оказались результаты измерений т.н.
циркумполярного течения, охватывающего Антарктиду гигантским кольцом
и оказывающего влияние на климат планеты.
9 января 1983 года «Адмирал Владимирский» пересек Южный полярный круг, а на следующий день судно подошло к кромке льда в районе открытия Антарктиды русскими моряками в 1820 году. Далее судно посетило районы станций обсерваторий «Молодежная» и «Мирный». К поселку «Молодежный» участники экспедиции добрались на судовом вертолете, на рейд «Мирного» «Адмирал Владимирский» вошел, пробив 30-мильную ледовую перемычку.
    За 148 суток похода в трех океанах и 19 морях было пройдено 35 369 миль, из них 13 518 - во льдах и среди айсбергов, четыре раза пересекали Южный полярный круг. Выполнено более 100 тыс. км промеров, гидрофизических съемок. Нанесено на карты 178 ранее неизвестных подводных гор, уточнено положение 13 островов. Проведены многочисленные радиозондовые, актинометрические, грунтовые и метеонаблюдения. Впервые в истории ВМФ были выполнены непрерывные измерения электрического поля в разных широтах от Черного моря до Антарктиды, что позволило определить общий фон электрического поля океана. Радиофизические исследования также дали уникальные результаты наблюдений, не имевшие аналогов в практике отечественной науки.
В ходе комплексных океанологических исследований были получены новые данные о рельефе дна, температуре и солености морской воды, течениях, грунтах и метеорологических элементах. Открыто 178 подводных
гор и возвышенностей, уточнено положение 13 островов в Южном океане.
Среди них острова Бофорта, Баунти, Антиподов, Бове, Франклина, Скотта,
Петра I и другие. Было доказано отсутствие островов Терра-Нова. Впервые
было определено положение Южного магнитного полюса после перемещения его с континента в море Д’Юрвиля, что имело важное теоретическое
и практическое значение. За 147 суток было пройдено более 33 тысяч миль,
из них 13 тысяч во льдах и айсбергах.
«Адмирал Владимирский» в проливе Мак-Мёрдо достиг широты 78°15’ — самой южной точки, достигнутой отечественными судами.
27 апреля 1983 года суда возвратились в Севастополь.

Экспедиция длиною в 96 лет

Ритта Козунова

ЭПРОН – Экспедиция подводных работ особого назначения была создана в 1923 году для поиска золота, которое якобы находилось на затонувшем у берегов Балаклавы британском пароходе «Принц». Нынешняя Аварийно-спасательная служба ВМФ и Черноморского флота России включительно, а также гражданская гидронавтика – это прямые последователи ЭПРОНа. В советские годы Экспедиция была овеяна ореолом романтики, о ней снимались кинофильмы, писали известные литераторы. Ныне об ЭПРОНе знают лишь люди, глубоко увлекающиеся историей водолазного дела, профессиональные ученые, да еще потомки самих эпроновцев. Пришла пора вернуть славное имя ЭПРОН из незаслуженного забвения.
25 сентября по инициативе члена-корреспондента РАН, профессора Российского государственного гуманитарного университета, доктора юридических наук, заведующего кафедрой международной безопасности ФМОиЗР ИАИ РГГУ Василия Степановича Христофорова и научного руководителя общественной организации «ЭПРОН-Клуб» Александра Васильевича Жбанова состоялся круглый стол «ЭПРОН и его значение для развития водолазного и спасательного дела России: история и современность».
Впервые за все постсоветское время форум, посвященный легендарной Экспедиции, проводился именно там, где она была создана. Символично, что проходил он в Балаклавском дворце культуры, который был построен 80 лет назад как клуб ЭПРОНа. За «круглым столом» собрались люди разных профессий и поколений, от военных водолазов и спасателей до именитых историков и ветеранов подводного дела, а также писатели, журналисты, библиотекари.
В. С. Христофоров познакомил участников круглого стола с изданием «Новые документы по истории Экспедиции подводных работ особого назначения при ОГПУ  СССР (1923 – 1931 гг.), архивные документы и материалы». В дальнейшем Экспедиция была передана в ведение Народного комиссариата путей сообщения.
Василий Степанович убежден, что на примере ЭПРОНа надо воспитывать будущие поколения, он дает образец того, как надо работать. Итак, как же работал ЭПРОН? Обратимся к статистике. Со дна морей, озер и рек в довоенное время были  подняты 450 судов и боевых кораблей общим водоизмещением 210 тысяч тонн. Немалая их часть вновь становилась в строй. Но еще большее восхищение вызывает количество спасенных кораблей – 188. Представьте, сколько  человеческих жизней сохранили эпроновцы!
Кроме того, страна и флот чрезвычайно нуждались в якорях, цепях, тросах, цветных металлах, а все это эпроновцы извлекали со дна Балаклавской и Севастопольской бухт, словно из того самого сундука с сокровищами, который так и не отдал неуловимый «Принц».
В довоенные годы водолазы ЭПРОНа установили несколько мировых рекордов погружения на глубины более 100 метров.  На ЭПРОН работал цвет отечественной науки тех лет: академики А. Н. Крылов, А. П. Карпинский, Л. А. Орбели, Е. М. Крепс и другие.
По словам профессора В.С. Христофорова, исследователи еще не извлекли из архивов достаточный объем документов, чтобы написать полную и правдивую историю ЭПРОНа. Вероятно, поэтому его история до сих пор покрыта «флером кладоискательства», и не иссякают легенды о сокровищах и подводных «чудо-богатырях». Несомненно, ЭПРОН действительно поражал своими успехами –  но эти высокие результаты были обусловлены хорошим подбором кадрового состава.
Особенное внимание участников форума привлекали три исторические фигуры, на которых держался ЭПРОН и силами которых он, по сути, был создан. Это комиссар Лев Захаров (Мейер), изобретатель Евгений Даниленко и водолаз Феоктист Шпакович.
Евгений Григорьевич Даниленко – герой русско-японской войны 1905 года, участник грандиозного Цусимского сражения.  В 1923 году он стал автором «глубоководного снаряда», c помощью которого погрузился на дно Балаклавской бухты. Глубина погружения была просто фантастической для того времени: 123 метра! Можно смело сказать, что это был триумф отечественной инженерной мысли. Только в следующем году во Франции был опробован так называемый «подводный танк» фирмы «Рено».
Феоктист Андреевич Шпакович руководил плавучей базой. Впоследствии он стал первым начальником водолазных курсов, открытых в 1924 году в Балаклаве, а затем и созданного там же в 1931 году Военизированного морского водолазного техникума ЭПРОНа, который готовил водолазные кадры и занимался исследовательской деятельностью. Шпакович воспитал тысячи специалистов для работы под водой и сам провел на глубине свыше 10 тысяч часов.
Вот лишь один эпизод из его биографии: когда в 1918 году в Севастополь входили немецкие оккупанты, Феоктист Шпакович ухитрился спрятать от них водолазное оборудование…на дне, а когда враг убрался восвояси, поднять – и оно еще долго верой и правдой служило ЭПРОНу. Примечательно, что одной из успешно выполненных задач эпроновцев  был подъем эскадренных миноносцев, также затопленных, чтобы они не достались германской армии.
Личность Льва Захарова (Мейера)  до сегодняшнего дня остается во многом загадкой, о нем мало писали в советское время. Неудивительно: деятельность сотрудника ОГПУ попадала под гиф «секретно», поэтому долгие годы его роль оставалась в тени. А между тем Лев Николаевич – личность незаурядная, о чем свидетельствует, в частности, исследование доктора исторических наук Ю. Н. Гусевой (г. Самара) «Темно-синее море Льва Захарова-Мейера: ЭПРОН глазами его создателя».
Лев Захаров родился в 1899 году в крепости Новогеоргиевск Варшавской губернии, то есть на территории нынешней Польши. Дед его, Иван Захаров, был участником обороны Севастополя 1854-1855 годов. По закону дети и внуки ветеранов этой кампании имели право получать образование за счет государства, поэтому учился Лев в московском кадетском корпусе. Отец его, Николай Иванович Захаров (1866-1935) в Первую мировую имел чин надворного советника, а в революционные годы перешел в Красную Армию. Будущий комиссар ЭПРОНа Лев Захаров закончил Михайловское артиллерийское училище. В апреле 1919 года он был направлен на работу в ВЧК, где и получил оперативный псевдоним «Мейер». В 1923 году начальник ОО ОГПУ Г.Г.Ягода приказал ему  возглавить Экспедицию подводных работ особого назначения.
Можно себе представить, как это необычное новаторское направление увлекло молодого чекиста! Он работал со всем пылом души, сам не раз погружался на дно в новом, еще толком не опробованном глубоководном «снаряде», чем заслужил уважение и доверие эпроновцев. Несомненно, ЭПРОНу с самого начала повезло с руководителями.
В феврале 1930 г. Лев Мейер обратился к начальству с просьбой освободить его от работы в ОГПУ, чтобы заниматься только ЭПРОНом. Но произошло противоположное: в июне того же года Льва Николаевича освободили от должности руководителя ЭПРОНа. Это было тяжелым ударом как для него самого, так и для всей организации, где его искренне любили и заслуженно ценили. Некоторые эпроновцы так и не смогли смириться с отстранением Мейера и тоже уволились, остальными овладело уныние. Не скоро удалось справиться с этой потерей, а по большому счету для «старой гвардии» ЭПРОНа он уже никогда не был прежним…
Как в дальнейшем сложилась судьба Льва Николаевича? Об этом остались весьма скупые свидетельства, по большей части информация была строго секретной – но все же историки выяснили, что Мейер занимался организацией отправки оружия в Испанию из Одессы и Севастополя. Возможно, и сам участвовал в боевых действиях в Испании. В 1937 году, когда он возвращался в Севастополь из Москвы, его сняли с поезда. Ему было предъявлено абсурдное обвинение в том, что он является «резидентом польской разведки». Возможно, толчком к этому послужило то обстоятельство, что он родился в Польше и у рода Захаровых были польские корни...  В ночь с 10 на 11 августа Лев Николаевич был расстрелян. В 1956 году его посмертно реабилитировали.
Лев Захаров (Мейер), Евгений Даниленко и Феоктист Шпакович   были единомышленниками, относились друг к другу с полным доверием и всячески поддерживали общее дело. Эта сплоченность и энтузиазм передавались всему коллективу, у людей  появлялась уверенность в том, что все трудности преодолимы. Более того, руководители ЭПРОНа, не колеблясь, первыми спускались под воду и делали самую трудную работу. К примеру, в июле 1928 г. на Балтике была поднята английская подводная лодка L-55 с глубины 32 метра. Операция длилась месяц под непосредственным руководством Льва Мейера, который в самый решающий момент «взял на себя риск и своей распорядительностью спас положение», как сказано в наградном листе: Лев Николаевич был представлен к ордену.
Примечательно, что он был против «героизации» ЭПРОНа, которая активно велась в тридцатые годы. Были планы даже возвести 40-метровый маяк в виде фигуры водолаза. Предполагалось, что за этот проект возьмется архитектор Мухина, автор «Рабочего и Колхозницы». Светить должен был «фонарь» на шлеме этого колоссального эпроновца…
На самом деле, там работали очень скромные люди, которые отнюдь не считали себя «морскими богатырями», а просто честно выполняли поставленные задачи. Тем не менее, создавать легенды о «рыцарях глубин» активно взялись советские писатели и журналисты. В результате в прессе время от времени появлялись совсем уж невероятные «сенсации». Так, в 1933 году одна из заметок на полном серьезе сообщала, что эпроновцами был поднят жюль-верновский «Наутилус», который даже приспособили в хозяйстве – в качестве установки для опреснения морской воды. Кстати, до сих пор жива легенда о том, что на самом деле наши водолазы нашли золото «Черного Принца», но утаили его от японцев.
В противовес подобным байкам Лев Мейер в 1931 г. составил из документов подробную эпроновскую хронологию, а затем написал научно-популярную книгу «Темно-голубой мир», которую редактировал лично Максим Горький. Она была закончена за год до гибели Льва Николаевича и даже отправлена в одно из московских издательств, но так и не была издана – впрочем, не удивительно: слабо верится, чтобы повесть репрессированного автора пошла в печать! По официальной версии, рукопись сгорела в 1941 году. В том же году вышла в свет повесть Михаила Зощенко о поисках «Черного Принца»...
У сестры Л.Н. Мейера чудом сохранились несколько глав, одну из них, в которой Лев Николаевич подробно описывает подъем английской субмарины L-55, напечатали в 1959 году в журнале «Советский моряк». Примечательно, что из текста вырезали абзацы, в которых говорится о том, как предавали Великобритании останки подводников.
История ЭПРОНа – это образец верности своему делу, а кроме того – прекрасной дружбы неординарных людей. О величайшем уважении и преданности, с какими они относились друг к другу, свидетельствуют берущие за душу строки из письма дочери Феоктиста Шпаковича к сестре Льва Захарова (Мейера).  
Живой интерес участников «круглого стола» вызвало выступление писателя Павла Боровикова, много лет занимающегося историей развития водолазного дела в России.  Он собрал массу интереснейших архивных фотографий, воссоздающих работу и быт эпроновцев.
По словам Павла Андреевича, профессия эта считалась очень престижной, наравне с летчиками. На заре советской власти многие молодые люди мечтали о ней, так как, помимо «престижа», там очень хорошо было с денежным и продуктовым довольствием, что в те суровые годы весьма ценилось. Конкурс в начале тридцатых годов на поступление в техникум ЭПРОНа был несколько десятков человек на место. Кадры отбирали придирчиво. Это в царской России от водолаза требовались лишь недюжинная сила, железное здоровье и такие же нервы. А в ЭПРОНе нужна была также смекалка, быстрота реакции, умение работать со сложными механизмами, ведь никогда не знаешь, с чем придется столкнуться на затонувшем либо терпящем бедствие корабле.  Изучали множество дисциплин – от медицины до слесарного дела, даже рисование (чтобы в случае чего изобразить увиденное на дне). Много времени уделялось военной подготовке, что пригодилось в сорок первом…
Но и отношение к водолазным специалистам изменилось. К примеру, впервые появилась уголовная ответственность за ЧП во время спуска водолазов, приведшее к тяжелым травмам и гибели. Самое страшное для водолаза – кессонная болезнь, возникающая из-за быстрого подъема с большой глубины, предотвращалась использованием барокамер, которые покупались за валюту в Германии. Для учебы был построен так называемый «гидротанк», имитировавший трюм затонувшего корабля. В качестве «учебных площадок» также использовались отсеки старых, выброшенных на мель судов.  
А вот на фото молодая женщина в громоздком «трехболтовом» снаряжении, которой явно неуютно: это супруга одного из  водолазов проверяет на себе, как тяжел «хлеб» ее мужа – такие вот испытания устраивал созданный при ЭПРОНе женсовет…
Наталья Пинчук, заведующая библиотекой-филиалом N 21 имени А. И. Куприна ГБУК Севастополя «ЦБС для взрослых», рассказала о ежегодных «Эпроновских чтениях». Это ее авторский проект, он включает знакомство с книгами, интересными людьми, кадрами кинофильмов, экскурсию по сохранившимся в Балаклаве зданиям, в которых жили и учились эпроновцы. В ходе выступления за «круглым столом» Н. В. Пинчук выразила сердечную благодарность А.В. Жбанову за его книги об ЭПРОНе, подаренные библиотеке, и многолетнюю шефскую помощь.
К 1941 году ЭПРОН в своём составе насчитывал свыше трёх тысяч человек. Имел подразделения в Ленинграде, Архангельске, Баку, Одессе, Новороссийске, Туапсе, Керчи, Астрахани, Владивостоке, Хабаровске. Эпроновцы выполняли свой долг до последнего дня обороны Севастополя. На ботах «Надежда» и «ВМ-2» они вырвались из огненного кольца, но, имея только шлюпочный компас, сбились с курса и оказались в Турции. Через месяц, с помощью советских дипломатов, им удалось добиться возвращения на Родину.
За годы войны аварийно-спасательная служба ВМФ СССР оказала помощь 745 судам, сняла с мели 840, подняла 1920 кораблей, судов и катеров. А в послевоенные годы пришлось расчищать моря, реки и озера страны от всего, что оставило «в наследство» военное лихолетье, включая тысячи мин…
Сейчас имя «ЭПРОН» носит флагман спасательных сил Черноморского флота. 25 октября 1959 года на нем был поднят флаг аварийно-спасательной службы ВМФ. Таким образом, в этом году исполнилось  60 лет этому событию. 24 октября это событие торжественно отметили  в севастопольском Доме офицеров флота.
В работе «круглого стола» также принял участие И.П. Сиваков, водолазный специалист «Центра подготовки водолазов», который продолжает традиции водолазного техникума ЭПРОНа. Интереснейшее выступление сделал гидронавт-исследователь СССР А.А. Помозов. Планами о создании в Балаклаве музея гидронавтики поделился его коллега Юрий Брага. Идею создать экспозицию об ЭПРОНе высказал директор военно-исторического музея фортификационных сооружений Ю.С. Тарариев.  В заключение форума директор Балаклавского дома культуры  Марина Ткачёва сообщила о запланированном ремонте исторического здания, который предполагает оборудование специального зала для размещения музея ЭПРОНа.
Не обошлось и без интриги. Общеизвестно, что в 1929 г. за многочисленные  успешные действия по подъему и спасению кораблей и судов, водолазные и подводно-технические работы ЭПРОН был награжден орденом Трудового Красного Знамени и стал именоваться Краснознаменным. Но где сейчас находится награда? По просьбе А. В. Жбанова исследователи пытаются выяснить это, но пока безуспешно – из документов удалось узнать только, что в 1930 году орден еще не был вручен ЭПРОНу. Виной тому извечная бюрократия или какие-то иные причины, неизвестно. Поиски продолжаются!
«Балаклава – сердце ЭПРОНа, но в ней нет ни одной памятной доски, ни одного мемориального свидетельства об этом – несмотря на то, что сохранились построенные эпроновцами здания (включая Клуб ЭПРОНа – ныне Дворец культуры Балаклавы). Нет ни одной улицы, названной именами выдающихся эпроновцев. Они незаслуженно забыты», - заключил свое выступление генерал-лейтенант ФСБ в отставке Василий Христофоров.
По его убеждению, задача историков – не только писать книги об ЭПРОНе, о его прекрасных специалистах, но и всячески пропагандировать память о них, чтобы исправить эту несправедливость.  
По итогам круглого стола были подписаны обращения к руководству Севастополя и Бакалавы, направленные на сохранение исторической памяти, а также патриотического воспитания молодежи.

Спасательному судну «Эпрон» - 60 лет!

До конца 50-х годов прошлого столетия ВМФ СССР не располагал специализированными спасательными судами, а в связи с необходимостью обеспечивать деятельность сил боевой службы в удаленных районах  в 1953 г. было выдано TTЗ Западному ПКБ на разработку универсального спасательного судна пр. 527. Главным конструктором был назначен  Лощинский Н. Г., главным наблюдающим от ВМФ - Сухоруких В. М. Судно было спроектировано и в 1959 году построено со следующими характеристиками:
Водоизмещение - 3230 т.
Размеры: длина - 89,7 м, ширина - 14 м, осадка - 5,1 м.
Скорость полного хода - 17,8 узлов.
Дальность плавания - 10500 миль при скорости 11 узлов.
Силовая установка - дизель-электрическая, 4 дизель-генератора 3Д-100М по 1375 кВт, 2 электромотора ПГ-215 по 2570 кВт, мощность полного хода 7000 л. с., 2 вала.
Вооружение - зарезервированы места для установки двух спаренных 57-миллиметровых АУ ЗИФ-31Б.
Специальное снаряжение: лебедка 25 т, грузовая стрела 12 т, битенг - два по 200 т, мощность водоотливных средств 3600 куб. м/час, семь стволов для пожаротушения производительностью по 220 куб. м/час, водолазный колокол ВК для глубин до 200 м, спасательный колокол  для глубин до 200 м, наблюдательная камера для глубин до 300 м, комплекс барокамер.

      Судно было заложено 27.11.1957 г. в Николаеве на судостроительном заводе им. 61 Коммунара по пр. 527 (заводской №1601). Спущено на воду 01.07.1958 г., флаг аварийно-спасательной службы ВМФ поднят 25 октября 1959 г., а  31.12.1959 г. под названием СС-26 (Спасательное судно - 26) вошло в состав флота. Впоследствии судно было модернизировано по пр. 527М.
       В то время, да и спустя 20-30 лет, это был уникальный многоцелевой спасатель нового поколения с неограниченной мореходностью, обладающий средствами тушения пожара, проведения водолазных работ на глубинах до 200 м, спасения подводников на глубинах до 200 м, спасения людей, плавающих на воде, способный буксировать аварийные корабли, суда, подводные лодки больших водоизмещений. И в Черном, и в Средиземном море, в период несения боевой службы, при выполнении спасательных работ, при проведении водолазных спусков и буксировке аварийных объектов, особенно в штормовую погоду, экипаж судна сполна мог оценить отличные качества судна. На нашем «горбатом» спокойно было выходить в море, никакой шторм не страшен.    
     С увеличением глубины погружения подводных лодок возникла необходимость строительства глубоководных средств спасения подводников, в связи с чем  спасательные  суда пр. 527 проходят модернизацию по увеличению возможности работать на глубинах до 500 м, таким образом создаются суда  пр.  527М. Этот проект разрабатывался в том же ПКБ, но главным конструктором был Горшков М. К., а главным наблюдающим от ВМФ капитан 2 ранга Головнев Н. И.
    В 1968-70 гг. судно прошло модернизацию на заводе им. 61 Коммунара.
    В результате модернизации были установлены спасательный колокол СК-64 для спасения подводников с глубин до 500 м, рабочая камера РК-680 с глубиной погружения 500 м, наблюдательная камера НК-300 с глубиной погружения 300 м, ГАС для поиска подводных объектов, ГАС подводной связи и телевизионная аппаратура МТК-200.  
          После модернизации за период  с 1970 по 1984 гг. судно 10 раз выходило в Средиземное море для поисково-спасательного обеспечения сил 5 ОПЕСК, в т. ч. 4 раза судно выполняло специальные задачи в зоне боевых действий в периоды:
- 01.06.1972 г. - 08.12.1972 г. (Сирия);
- 12.10.1975 г. - 20.03.1976 г. (Сирия);
- 16.10.1982 г. - 23.07.1983 г. (Египет);
- 08.10.1983 г. - 15.11.1983 г. (Египет).
    Следует отметить, что боевые службы, как правило, длились 8-10 месяцев, а одна из них, в 1977 году - 12,5 месяцев, командиром  судна в то время был капитан 3 ранга Виталий Юрганов. Интересный факт – некоторые мичмана  Виктор Кучерявый, Александр Бабенко, Владимир Загорулько  были на боевой службе 8 раз, а Петр Кебало и Александр Науменко – 10 раз.  Кебало И. П. и Науменко А. К. прослужили на судне от призыва на службу до увольнения в запас.
    В 1977 году по результатам смотра судна на боевой службе командующим ЧФ адмиралом Ховриным Н. И.  впервые в ВМФ спасательное судно СС-26, а не боевой корабль, было объявлено лучшим кораблем ВМФ.
    На боевой службе интенсивно проводилась боевая подготовка, в обязательном порядке раз в 30-45 суток отрабатывались водолазы-глубоководники на глубины до 160 метров. Сложность состояла в том, что иностранные корабли расстреливали бочки рейдового оборудования, поэтому они тонули и, как следствие, необходимо было заново оборудовать полигоны отработки водолазов-глубоководников.
      Выполнялись и фактические работы. В частности, поиск утерянных якорь-цепей в районе п. Александрия и около острова Крит, который увенчался успехом (1970 и 71 гг.).
    Важнейшая задача, выполненная судном, – обеспечение глубоководного погружения подводной лодки после ремонта, предварительно вывод ее из порта Тиват. Перед глубоководным погружением проводилась проверка готовности лодки к погружению и годовая проверка спасательного снаряжения ИСП-60.
    В 1984 году спасатель, можно сказать, получил право на вторую жизнь. Руководство Военно-морскими силами Индии решило купить в Советском Союзе спасатель подводных лодок проекта 527.  Посчастливилось СС-26. Заключили межправительственный договор. Поскольку за 25 лет службы корпус спасателя и большая часть технических средств достаточно износились, его поставили на капитальный ремонт и дооборудование в завод имени Серго Орджоникидзе. Финансировали ремонт своевременно и в полном объеме. Ремонт затянулся на шесть лет, руководству завода было выгодно затягивать ремонт заказа, который оплачивался гарантировано.
    В период ремонта заменили обшивку подводной части корпуса, часть палуб и стенок надстроек. Установили новые главные и вспомогательные механизмы, судовые системы, средства связи, судовождения, радиотехническую аппаратуру. Капитально отремонтировали спасательные и специальные средства. В связи с изменением политических отношений между СССР и Индией в конце 80-х  годов прошлого века сделка  в 1989 году не состоялась. К этому времени судно было отремонтировано и оставлено в составе Поисково-спасательной  службы флота, что позволило до сегодняшних дней сохранить его, единственного из серии 9 судов  пр. 527, а не быть порезанным на металлолом.  
      В 1989 г. судно получило свое нынешнее название  "Эпрон".
     .
    В 2005 году на судно установлен комплекс нормобарических жестких скафандров "Hardsuit 1200", позволяющий спускаться оператору под воду при давлении внутри скафандра 1 атм. на глубины до 365 м, и телеуправляемый необитаемый подводный аппарат "Тайгер" для поиска и обследования подводных объектов на глубинах до 1000 метров.
     Кроме того, в 2014 г. «Эпрон» получил глубоководный рабочий телеуправляемый аппарат «Пантера Плюс», способный работать на глубинах до 1000 метров. Он оснащен двумя механическими манипуляторами, на которых можно разместить тросорезы и циркулярную пилу для разрезания сложных конструкций толщиной до 90 мм.
Телеуправляемый аппарат имеет систему автоматического удержания глубины, эхолот, комплекс спутникового позиционирования и устройство для размыва грунта. Наблюдать за его действиями операторы могут с помощью двух управляемых телекамер повышенной светочувствительности, расположенных рядом с манипуляторами, а также видеокамерами заднего обзора.
   Поскольку в период подготовки судна к продаже Индии исторический журнал судна был уничтожен, в связи с чем нельзя восстановить полноту и хронологию выполнения поисково-спасательных, судоподъемных,  буксировочных работ, привожу их неполный перечень:
1972 г. - работы по снятию военного транспорта "Иргиз" с мели у о. Мармара;
1974 г. – обследование затонувшего  БПК "Отважный";
1974 г. – буксировка потерявшей ход подводной лодки Б-641 в Средиземном море;
1977 г. -  герметизация разрыва длиной 42 м, шириной 18-20 см подводной части корпуса танкера "Вакуленчук";
1977 г. – постановка нового обтекателя винта весом 150 кг на плавучей базе "Волга";
1977 г. -  буксировка потерявшего ход большого морозильного траулера "Азов" в Черном море;
1993 г. - эскадренный миноносец «Сведущий». Донузлав. Откачка воды в НМО;
1993 г. - буксировка в базу потерявшей ход ПМ-138;
1993 г. – подъем затонувших в шторм в Новороссийске десантных катеров №630, №633, №654;
2003 г. - обследование у Варны (Болгария) погибшей ПЛ Щ-211;
2013 г. -  обследование найденной у м. Тарханкут советской подводной лодки Щ-216;
09.2013 – 01.2014 гг. – дежурство по обеспечению охранной зоны будущей зимней Сочинской олимпиады 2014 г.;
2014 г. – подъем затопленного БПК «Очаков»;
2014 г. - выполнение задачи по допоиску и обследованию подводной лодки времен Первой мировой войны «Нарвал», которую затопили в 1919 году подразделения англо-французского экспедиционного корпуса на траверзе Севастопольской бухты, глубина затопления 60 метров;
2016 г. - буксировка учебного корабля  «Перекоп» из п. Варна (Болгария)  в п. Новороссийск;
2016 г. - подводные работы в районе п. Адлер по обследованию и подъему останков ТУ-154;
2017 г. - обеспечение саммита в п. Сочи, поиск и подъем самолета А-20 «Boston»  времен второй мировой войны;
2017 г. - обследование затонувшего российского судна в районе пролива Босфор на глубине 90  метров;
2017 г. - работы в районе п. Туапсе по установке научного оборудования на морское дно;
2018 г. - осмотр и подрыв миноподобных объектов в районе бухты  Ласпи.
      Как известно, 30 августа 1974 года  затонул БПК «Отважный». СС-26, находящийся в этот день в дежурстве в составе дежурного Спасательного отряда ЧФ, выходил по тревоге на аварию. На наших глазах БПК кормой начал погружаться в воду и почти вертикально затонул. Мы поднимали с воды на два корабельных катера и шлюпку прыгнувших с тонущего БПК людей, оказывали им помощь.    
   Сразу после погружения корабля на грунт личному составу СС-26 поступила команда обследовать затонувший корабль. Обследовали «Отважный» с помощью рабочей камеры РК-680 и наблюдательной камеры НК-300. В результате осмотра установлено: корабль затонул на глубине 127 метров с креном на левый борт, кормовая оконечность имела больший крен, нежели носовая, отчего можно было предположить, что она оторвана от носовой. Фотограф фотографировал корабль. Это были только первые результаты обследования. В дальнейшем обследование проводили СС-50 и  автономный рабочий снаряд, которые подтвердили наши наблюдения и детализировали их.      
     В июле 2003 г. СС «Эпрон» и КИЛ-158 обследовали и идентифицировали советскую подводную лодку типа «Щука», погибшую в районе Варненского залива в 1941 году. Предстояло найти лодку, обследовать и идентифицировать. ПЛ обнаружили на второй день поисков. После обследования демонтировали и подняли на поверхность носовую 45-миллиметровую  пушку, левый трехлопастной винт с кронштейнами. Всего на поверхность водолазы подняли 28 предметов с ПЛ, в т. ч. каску, котелок компаса, куски лееров и изоляцию. Флагманский водолазный специалист БРСС капитан 3 ранга Владимир Кучерявый в трехболтовом  водолазном снаряжении проник в боевую рубку, сделал несколько снимков, на  основании которых руководство экспедиции приняло решение -  внутри подводной лодки водолазам работать опасно.  Обследование лодки с большой вероятностью показало, что в данном месте лежит погибшая советская подводная лодка Щ-211.
     Подводная лодка Щ-216 была обнаружена дайверами в июле 2013 года в 18 милях западнее мыса Тарханкут на глубине 52 метра. В период с 21 по 25 августа 2013 года был выполнен поиск и предварительное обследование затонувшего объекта. В ходе второго этапа работ с 17 по 22 сентября был детально обследован корпус подлодки, замерена его толщина в различных участках, подняты на поверхность носовое и кормовое орудия с деталями корпуса. На основании архивных данных специалисты предполагают, что обнаружена подводная лодка Щ-216, погибшая в этом районе Черного моря в 1944 году.
    17 сентября  водолазами была поднята на поверхность 45-миллиметровая кормовая артиллерийская установка с фрагментами корпуса Щ-216. Для выполнения работ использовался телеуправляемый подводный аппарат «Тайгер», а также комплекс нормобарических скафандров, которые позволяют водолазам работать без последующей декомпрессии на глубинах до 360 метров.
      Несколькими днями ранее на месте гибели подводной лодки моряки "Эпрон" почтили память моряков-подводников, погибших в годы Великой Отечественной войны. На воду был опущен траурный венок.
    Водолазами «Эпрона» подняты с глубин до 200 метров множество затонувших торпед, мин, ракет, авиабомб, экспериментальных образцов военной техники, обследованы сотни километров грунта в Черном и Средиземном морях, выполнен огромный объем работ по восстановлению технической готовности  кораблей, подводных лодок и судов в Средиземном море. Проведены сотни учений по спасению экипажей затонувших подводных лодок с глубин до 500 метров с фактическим выводом десятков подводников из аварийных ПЛ. Найдены и подняты большое количество самолетов и вертолетов, потерпевших катастрофу над морем.
   Необходимо воздать должное офицерам, контрактникам, старшинам, матросам,  служившим (и служащим теперь) в разное время, за их заботу, любовь к своему морскому дому, грамотную эксплуатацию своего заведования, за успешное выполнение поставленных задач экипажами судна.          
   В конце августа 2015 г. судно под командованием капитана 3 ранга Бергс Д. А. прибыло в Средиземное море, а далее совершило переход через Суэцкий канал в Индийский океан, где выполняло задачи в рамках мероприятий международного  военного сотрудничества с ВМС Индии.
         В соответствии с достигнутыми ранее договоренностями между военными ведомствами России и Индии в рамках двустороннего военно-технического сотрудничества экипаж, водолазные специалисты и современное поисково-спасательное оборудование "Эпрона" были задействованы для обеспечения боевой подготовки подводных сил ВМС Индии.
       В марте 2016 года «Эпрон» вернулся в Севастополь.
       После 2016 года экипаж судна продолжал свою нелегкую спасательную службу, выполняя поставленные задачи по предназначению.
       Судно находится на модернизации, которая позволит ему выполнять свои специальные задачи на новом, современном уровне.
Счастливого плавания, «Эпрон»!
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... 31 След.


Главное за неделю