«Единый день экспертизы по анти-БПЛА»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Новый реактивный снаряд

"Торнадо-С" вооружили
новым реактивным
снарядом

Поиск на сайте

Спасение на море

  • Архив

    «   Февраль 2021   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
                 

Эпрон» обследовал «затонувшую» подводную лодку

  По сообщению отдела информационного обеспечения ЧФ экипаж 62-летнего спасательного судна «Эпрон» из состава аварийно- спасательного отряда управления поисковых и аварийно-спасательных работ Черноморского флота провел учения по спуску телеуправляемого необитаемого подводного аппарата (ТНПА), предназначенного для мониторинговых работ на больших глубинах.

           Мероприятие прошло в рамках отработки экипажем курсовой задачи в соответствии с планом подготовки аварийно-спасательного отряда ЧФ.

           Накануне СС «ЭПРОН» вышло в море из пункта базирования в назначенный район в акватории Чёрного моря, где ранее на дне был установлен макет комингс-площадки подводной лодки. По замыслу тренировки экипаж спасательного судна должен был обнаружить на дне объект поиска, после чего спустить ТНПА и провести его обследование.

           В ходе тренировки необитаемый подводный аппарат был успешно спущен на воду, после чего операторы проверили работоспособность всех систем и приступили к поиску объекта. Личный состав уложился в нормативы по поиску подводной лодки, лежащей на грунте. С помощью видеопередающей аппаратуры макет комингс-площадки был обследован, координаты его местонахождения были переданы на «Эпрон» и нанесены на учебную карту.

           После завершения учений ТНПА был поднят на борт спасательного судна, операторы аппарата подтвердили допуск к управлению им.

Памяти Беха Василия Федоровича, водолазного специалиста, заслуженного военного специалиста России, главного инженера УПАСР ЧФ, капитана 1 ранга

    27 января 2021 года после тяжелой продолжительной болезни скончался капитан 1 ранга Бех Василий Федорович, водолазный специалист, заслуженный военный специалист России, главный инженер УПАСР ЧФ.

    Родился 9 января 1958 года. В 1980 г. закончил кораблестроительный факультет ВВМИОЛУ им. Дзержинского г. Ленинград. 01.09.89 – 22.06.91 - слушатель ВМА им. Кузнецова.

      По окончании училища прошел ступени должностной лестницы:

1.08.80 – 15.05.81- командир водолазной группы спасательного судна СС-50;

15.05.81-18.03.83 – командир водолазной группы спасательного судна СС-21;

18.03.83-17.07.87 – командир 167 аварийно-спасательной партии 37 брсс;

17.07.87-01.09.89 – заместитель командира 158 дивизиона спасательных судов по спасательным работам 37 брсс;

22.06.91 – 22.01.92 – командир дивизиона аварийно-спасательных работ СС «Эльбрус»;

22.03.92 – 1.06.97 – заместитель командира 37 бригады спасательных судов по спасательным работам;

1.06.97 – 2009 – заместитель начальника - главный инженер Управления поисковых и аварийно-спасательных работ ЧФ РФ.

2009 - уволен из ВС.

     После увольнения в запас работал главным инженером ООО «Скорпио» г. Севастополь и инженером 145 АСО Черноморского флота.

     За высокие показатели в служебной деятельности и успехи в поддержании БГ войск награжден Орденом почета.

    За участие в работах на АПЛ «Курск» присвоено звание заслуженный военный специалист РФ.

   

     Василий Федорович был талантливым инженером, высококлассным специалистом, принимал участие в 20 спасательных работах и 10 работах по снятию кораблей и судов с мели, в т.ч. самых сложных :

 - подъем железобетонной плавмастерской ПМР-95 пр. 889А водоизмещением около 2000 тонн с применением полистирола, понтонов, кранов, закладных емкостей. Глубина 12-15 метров. Севастополь;

  -подъем БПК «Очаков» о. Донузлав. Общее водоизмещение 4000 тонн;

 - подъем атомной подводной лодки «Курск». Водоизмещение 14 700 тонн, глубина 100 м., Баренцево море.

     По его проектам выполнялись многие спасательные работы.

     Василий Федорович был  светлым, отзывчивым, веселым, обладал тонким чувством юмора.

     Выражаем искренние соболезнования родным и близким. Светлая  память о Василии Федоровиче навсегда останется в наших сердцах.

Сослуживцы, друзья, товарищи

5 января – 100 лет Аварийно-спасательной службе ВМФ РФ

        Уважаемые коллеги! Поздравляю вас с 100-летием Аварийно-спасательной службы ВМФ! Желаю крепкого здоровья, добра, успешных и безопасных спасательных работ, согласия и благополучия в ваших семьях. Удачи вам в жизни!

Из книги «Памятник у школы»

Александр Жбанов

       В книге авторы и составители постарались рассказать, кто в славном городе Балаклаве не забывает об ЭПРОНе – Экспедиции подводных работ особого назначения и почему нельзя забывать об этой легендарной организации. Мы от всей души благодарим коллектив балаклавских школ № 33 и № 30, библиотеку им. А. И. Куприна за замечательную работу, которую они проводят, сохраняя память об эпроновцах и их славных делах. Мы выражаем признательность историку Владимиру Георгиевичу Шавшину за то, что в своих книгах он неоднократно обращается к теме ЭПРОНа.

     Преемницей ЭПРОНа стала Аварийно-спасательная служба флота. Совет ветеранов службы АСС всячески способствует популяризации ЭПРОНа и принимает активное участие в работе со школьниками и библиотеками. Наконец, в Севастополе создана и работает общественная организация «ЭПРОН-Клуб», которая и осуществляет подготовку и издание предлагаемой читателям книги. Эта организация возобновила выход газеты «Эпроновец», основанной ещё в довоенные годы.

     И всё-таки основное внимание мы уделяем школе № 33, которая сотрудничает с эпроновцами со времени своего открытия, то есть с 1962 года. Вот уже более 50 лет в школе проводится работа по сохранению памяти о героизме эпроновцев в годы Великой Отечественной войны, о подвиге спасателя «Шахтер», потерявшего треть экипажа в бою с фашистскими самолетами. Ученики ухаживают за могилой героев и памятником, установленном рядом со школой на Кадыковском кладбище. Ежегодно в День Победы проводятся митинги, на которых школьники читают стихи, посвященные героизму эпроновцев. В школе создана музейная экспозиция, посвященная ЭПРОНу. У её истоков была Эльвира Леонидовна Пальчунова. Вложив в это дело всю душу, она оборудовала экспозицию. Сегодня экспозиция перенесена в другое помещение. Но мы надеемся, что она будет восстановлена в прежнем виде.

Усилиями педагогического коллектива в школе № 33 создана прекрасная самодеятельность, организована сдача норм ГТО, большое внимание уделяется краеведению и природоохранной работе.   Обо всём этом будет рассказано на страницах книги.

     Так получилось, что руководство города практически ничего не сделало для того, чтобы на двух знаменитых в Балаклаве зданиях, построенных на средства и силами ЭПРОНа – Клубе водолазов и Техническом училище установить мемориальные таблички. Надеюсь, что наша скромная книга подвигнет власти исправить это упущение. Мы со своей стороны готовы к сотрудничеству в этом направлении.

Часть первая

   ЭПРОН – Экспедиция подводных работ особого назначения была создана в 1923 году для поиска золота, которое якобы находилось на затонувшем у берегов Балаклавы британском пароходе «Принц». Нынешняя Аварийно-спасательная служба ВМФ и Черноморского флота России, а также гражданская гидронавтика – это прямые последователи ЭПРОНа. В советские годы Экспедиция была овеяна ореолом романтики, о ней снимались кинофильмы, писали известные литераторы. Ныне об ЭПРОНе знают лишь люди, глубоко увлекающиеся историей водолазного дела, профессиональные ученые, да еще потомки самих эпроновцев. Пришла пора вернуть славное имя ЭПРОН из незаслуженного забвения
Маленький спасатель на большой войне
От маяка до корабля

  Еще до революции 1917 года «Шахтер» был плавучим маяком.В Гражданскую войну его затопили, а в 1923 году Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН) подняла его со дна. Получив вторую жизнь, он был отремонтирован и оборудован как спасательный корабль. Его укомплектовали военным экипажем и присвоили имя «Шахтер». С началом войны ЭПРОН был переподчинен Черноморскому флоту, и «Шахтер» вооружили крупнокалиберным станковым пулеметом системы Дегтярева-Шпагина образца 1938 года и 45-миллиметровым орудием. Так он стал поисково-спасательным кораблем.

    В довоенные годы на экраны Советского Союза вышел остросюжетный художественный фильм «Гибель «Орла». В этом фильме был снят «Шахтер» со всем экипажем. Самодеятельные артисты не играли – они занимались своей обычной работой, а зрители с увлечением встречали каждый кадр, испытывая чувство гордости за возрождающийся флот. В то время Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН) гремела на всю страну. Водолазные специалисты ЭПРОНа пользовались всеобщим уважением и почетом  наравне с полярниками и лётчиками.

Фильм «Гибель «Орла» сохранился, и его обязательно показывают в балаклавской библиотеке им. А. И. Куприна во время традиционных «Эпроновских» чтений.

      «Шахтер» был отремонтирован и оборудован для выполнения спасательных, водолазных, подводно-технических и судоподъемных работ, которыми он занимался и до войны, и во время боевых действий.

«Шахтер» был самым маленьким спасателем на флоте: водоизмещение 300 тонн, мощность паровой машины 275 лошадиных сил. Но на борту находился сплоченный и умелый экипаж, командовал которым опытный моряк и уже пожилой человек, призванный с началом войны из запаса – старший лейтенант Павел Иванович Крысюк. Он геройски погиб на боевом посту.

      Были времена, когда в состав поисково-спасательной службы флота входили две бригады: 37-я бригада спасательных судов и 3-я бригада поисково-спасательных кораблей. Никто не удивляется тому, что бывшие «лесовозы» переоборудовали для поиска и подъема приводнившихся космических аппаратов – они успешно выполняли эту задачу в Черном море и в Индийском океане. Ни пушек, ни пулеметов на них не было, тем не менее, это были поисково-спасательные корабли. Ныне они ушли в историю, но оставили о себе хорошую память. А вот нынешний современный спасатель «Шахтер», названный в память о легендарном корабле – это спасательно-буксирное судно, укомплектованное гражданским экипажем. Современный «Шахтер» заслуженно пользуется хорошей репутацией, стараясь соответствовать доброму имени о легендарном «Шахтере», вступившем в бой с немецкими самолетами в 1941 году.

      И буксиры, и другие суда обеспечения флота заслуживают уважительного отношения. Флот без них не может выполнять своего предназначения. Но легендарный «Шахтер» был спасательным КОРАБЛЕМ.

      Выражаясь фигурально, свет маяка, которым изначально являлся «Шахтер», доходит до нынешних спасателей Черноморского флота!

ПАМЯТИ БЫКОВА ВЛАДИМИРА ИВАНОВИЧА - ВОДОЛАЗНОГО СПЕЦИАЛИСТА, СПАСАТЕЛЯ, КАПИТАНА 1 РАНГА

 9 декабря 2020 года скончался Владимир Иванович Быков. Быков Владимир Иванович родился 2 июня 1941 года в селе Смирново
            Шатковского района Горьковской области.

В 1961 году был призван на службу в Военно-морской флот и направлен  в 39 водолазную школу в г. Севастополь.

По окончании водолазной школы молодой матрос водолаз Быков В.И. сдал вступительные экзамены и стал курсантом отделения подготовки техников-водолазов в Высшем военно-морском инженерном   училище   имени  В.И.    Ленина  в г. Пушкине Ленинградской области.

В дальнейшем жизненный путь Владимира Ивановича был связан с  в аварийно-спасательной (впоследствии в поисково-спасательной) службой Тихоокеанского флота.

Владимир Иванович прошел славный и нелегкий путь от командира группы водолазов-глубоководников спасательного судна до начальника отдела аварийно-спасательных и судоподъемных работ поисково-спасательной службы Тихоокеанского флота.

Ушел из жизни боевой офицер, профессионал высочайшего уровня, воспитавший плеяду высококлассных водолазных специалистов.

Верный и надежный товарищ и друг, достойно прошедший через суровые испытания на стойкость, мужество и самоотверженность, порой с риском для жизни, при спасании людей при ликвидации последствий тяжелых аварий кораблей (ГИСУ «Анадырь», ПКЗ «Бирюса», ПКЗ «А. Обухов») и подводных лодок (С-178, К-429, К-314, К-431).

Владимир Иванович Быков останется в нашей памяти как образец исполнения воинского долга и верного служения Родине.

Светлая память о нашем друге и товарище навсегда сохранится в наших сердцах.

Фото:

Из книги «Призраки Севастопольских бухт"

Павел Боровиков

Продолжение.

     После оценки сложившейся ситуации и опыта, полученного при подъеме ряда судов своими силами, командованию флота стало ясно, что объем работ по очистке бухт от затонувших судов и их обломков колоссален, и было решено объявить конкурс на очистку севастопольских бухт. Местом проведения торгов были объявлены Николаев и Санкт­Петербург. По результатам конкурса контракт выиграл американский инженер-судоподъемщик Гоуэн.

Послевоенную историю очистки Севастопольского рейда и бухт условно можно разделить на три этапа.

На первом этапе — 1856–1857 годы — Черноморский флот собственными силами проводил водолазное обследование рейда и бухт и судоподъемные работы.

На втором этапе — 1858–1862 годы — генеральным подрядчиком по судоподъемным работам на рейде и в бухтах выступал американец Гоуэн, державший в различные периоды времени на субподряде американца Лэна, греческих водолазов и севастопольских купцов.

В течение третьего периода — 1862–1869 годы — после расторжения контракта с Гоуэном генподрядчиком по работам стала Русская севастопольская компания «Телятников и К°».

На очистке севастопольских бухт использовалось водолазное снаряжение двух различных производителей: Гейнке и Зибе. Эти снаряжения мало чем отличались друг от друга — по нашим современным представлениям это было вентилируемое двенадцатиболтовое водолазное снаряжение.

Мы мало знаем об порядке проведения водолазных работ при очистке дна Севастопольской бухты. Кое-что известно лишь об организации водолазных работ в экспедиции американского подрядчика Гоуэна.

В его распоряжении было шесть водолазных станций. .

В начальный период работа водолазов заключалась главным образом в разгрузке судов. Поднимали все, вплоть до листовой меди, которой были обшиты подводные части корпусов кораблей, медных и железных гвоздей, болтов и скоб — весь металл ценился высоко.

На разгрузке затонувших кораблей водолазы работали с борта маломерного судна — яла, оборудованного для обеспечения водолазных работ и закрепленного рядом с судном технологического (как мы сказали бы сейчас — Авт.) флота, оборудованного грузоподъемными средствами. Эти суда поднимали на поверхность остропленное водолазами на грунте имущество.

На судоподъеме водолазы ходили под воду либо с борта специального судоподъемного док­понтона, либо со своего яла, также закрепленного рядом с док­понтоном.

Водолазная практика тех лет рассматривала глубины до 35 метров как вполне освоенные для работы, в Севастопольской же бухте ожидаемые глубины не превышали двадцати с небольшим метров, так что для водолазов вся акватория бухты была вполне доступна. Водолазы в Севастополе работали поодиночке, и при видимости в воде редко более 6 метров одиночество в морской толще вызывало определенное нервное напряжение.

Каждый водолаз ходил под воду ежедневно, утром или вечером, а иногда и дважды в день — до и после обеда.

За ночь вода остывала, и в трюмах при отсутствии приливов и течений она оставалась очень холодной. Еще одной бедой для водолаза было обрастание под водой ракушкой всего, на чем они могли закрепиться, особенно обломков кораблей. Из­за острых краев ракушек руки водолазов были постоянно изрезаны, и это значительно осложняло их жизнь.

Такие условия погружений были одинаковыми для всех водолазов — и портовых, и Гоуэна: одна и та же акватория, практически те же объекты работ, одинаковое водолазное снаряжение и средства обеспечения спусков.

Работа водолазов в первое время заключалась главным образом в подъеме находящихся на дне якорей, якорных цепей ) и другого имущества, а также в разгрузке судов перед их подъемом. Помимо пушек и якорей с цепями водолазам пришлось снимать с затопленных кораблей каменные глыбы — балласт, загруженный на корабли для компенсации веса артиллерийских орудий, боеприпасов и принадлежностей, снятых на берег перед затоплением корабля.

Второй задачей водолазов была закладка фугасов при разделке корпусов кораблей взрывом.

И, наконец, водолазы с помощью судов обеспечения отрывали траншеи и заводили судоподъемные стропы под корпус поднимаемого корабля или его секции.

Об аварийных ситуациях, возникавших во время работ с водолазами, а также об их профессиональных заболеваниях, данных нет. Известно лишь об одном происшествии у Гоуэна, закончившемся, в общем, благополучно.

Опытный водолаз Гоуэна работал на глубине 18 метров на разборке судна. В какой­то момент он подал сигнал «больше воздуха». Подачу воздуха немедленно увеличили, но от него последовало еще два сигнала — опять «больше воздуха» и затем «выхожу». После этого все сигналы от водолаза прекратились, и на запросы сверху он отвечать перестал. Предположив, что проблема в помпе, обороты помпы увеличили, но шланг лопнул около штуцера помпы. Стало ясно, что проблема не в помпе.

Обеспечивающие спуск тут же вызвали вторую водолазную станцию, работавшую неподалеку с борта гребной шлюпки. Те немедленно подняли своего водолаза на борт и с максимально возможной скоростью двинулись к месту происшествия. Когда вторая водолазная станция подошла наконец к месту аварии , водолаз с нее немедленно пошел под воду, следуя вдоль шланга аварийного водолаза. Пару минут ничего не происходило, но затем внезапно на поверхности появилось еще одно пятно выходящего воздуха — признак восстановления подачи воздуха аварийному водолазу, а затем последовал сигнал начать подъем. Аварийного водолаза подняли на борт и немедленно отдраили иллюминатор. Он был неподвижен, губы покрыты пеной. Все решили, что он умер —но вдруг веки водолаза дрогнули и он открыл глаза. С него немедленно сняли снаряжение, и после часа интенсивного дружеского растирания он окончательно ожил, жалуясь только на головную боль. Оказалось, что его шланг был пережат крышкой орудийного портика, а сигнал запутался в обломках во время его отчаянных попыток освободить воздушный шланг. Жизнью аварийный водолаз был обязан своему товарищу, у которого хватило хладнокровия и опыта для того, чтобы сначала освободить пережатый шланг и восстановить подачу воздуха, и только затем направиться к аварийному водолазу — таким образом ему стал поступать воздух на насколько минут раньше.

В Севастопольской бухте работали не только водолазы Гоуэна. Известно, что в распоряжении портовых властей было более десятка своих портовых водолазов. Портовые водолазы работали на приемке результатов деятельности судоподъемщиков — как американцев, так и наших, севастопольского купца Телятникова, обследуя места затопления судов после их подъема или разборки.

Численность портовых водолазов того времени точно неизвестна, однако из документов видно, что только на приемке места затопления корабля «Великий князь Константин» работали одиннадцать портовых водолазов. Такие работы по оценке качества очистки дна выполнялись и на всех других местах судоподъемных работ, о чем также свидетельствуют архивные документы.

Интересно отметить, что штраф в сумме 8000 рублей, который был наложен на Гоуэна за то, что место затопления «Великого князя Константина» не было полностью очищено к указанному в контракте сроку, был направлен на премирование служащих Севастопольского порта. В частности, водолазам была выделена премия в сумме 17 рублей 14 копеек каждому, что при годовом окладе водолаза 8 рублей 57 копеек было очень даже неплохо.

В итоге за срок несколько менее десяти лет объединенными усилиями водолазов Черноморского флота, гражданских специалистов и иностранных контрактеров со дна Севастопольского рейда и бухт с глубин до двух десятков метров было поднято целиком или по частям около ста кораблей и судов. Распределение поднятых судов по участникам работ отражено в таблице 7.1.

Таблица 7.1

Распределение поднятых судов по участникам работ

 

Исполнитель

 

Поднято или разобрано на дне

 

Судоподъемная партия Черноморского   флота

 
22
 

Гоуэн

 
43
 

Севастопольские промышленники   (Телятников – Русская Севастопольская компания) и Варшер

 
23
 

Остались на дне (днища после разборки корабля)

 
13
 

всего

 
101

Из книги «Призраки Севастопольских бухт»

Павел Боровиков

К моменту, когда встала задача очистки севастопольских бухт, в России уже существовала водолазная служба и имелся определенный опыт судоподъема. Работоспособное водолазное снаряжение появилось в России в начале 1830­х годов, а судоподъемные работы с тем или иным успехом проводились в России еще с петровских времен.

Судоподъемные работы в России начались, насколько известно, при Петре I. В 1717 году проводились работы на затонувшем корабле «Нарва», к которым привлекли голландских специалистов.

В 1841 году на Балтике, у острова Сескар, был снят груз с затонувшего на глубине 25 метров торгового судна «Чунаб». Вокруг судна была построена грузонесущая конструкция из деревянных свай с рабочей площадкой над водой, на ней установили лебедки, с их помощью судно подняли до поверхности воды и в этом его положении с судна сняли груз.

Достоверно известно как минимум об одной судоподъемной работе, выполненной Черноморским флотом — подъем в 1848 году небольшого 12­пушечного одномачтового корабля (тендера) «Струя», затонувшего в Новороссийске на глубине 12 метров под воздействием штормового ветра «боры». К месту гибели тендера водолазы были вызваны «немедленно». Они произвели осмотр корпуса тендера, подняли несколько жертв этого крушения, отклепали цепи от якорей и бриделя, на которых тендер стоял до крушения, демонтировали мачту, подняли цепи, якоря, орудия, снаряды, большую часть балласта, паруса и некоторые мелкие вещи и закрепили от продольного соскальзывания заведенные под корпус тендера подрезкой   подъемные тросы.

После выполнения этих операций тендер был поднят крамболами, установленными на судах, с помощью которых выполнялась подрезка.

Из официального издания Морского департамента «Морской сборник»  известно, что помимо уже упомянутого подъема в 1848 году тендера «Струя», определенный объем водолазных работ, связанных с судоподъемом, производился в Николаевском порту, в русле реки Дунай, в районах Керчи и Феодосии. Известно также, хотя и немного, о подъеме судов на Балтийском море обществом «Сирена» — но эти работы были выполнены гражданскими предпринимателями.

В Российском государственном архиве Военно-­Морского Флота сохранилось большое количество документов по ситуации на Севастопольском рейде и в бухтах после ухода оттуда неприятеля. Именно эти документы в их исходном виде в максимально возможной степени использовались при написании этой статьи в частности, и книги «Призраки Севастопольских бухт» в целом. , После ухода неприятеля из Севастополя в 1856 г.  общую ситуацию в Севастополе и в Севастопольской бухте оценил вице­адмирал Панфилов. В своем рапорте от 5–7 мая 1856 года Панфилов описывает открывшуюся ему картину рейда, свои соображения по его очистке и его первые распоряжения по этому поводу:

«Первый ряд затопленных судов еще в 1854 году, совершенно скрыт под поверхностью воды и, по видимому, не представляет особого затруднения ко входу на Севастопольский рейд, по крайней мере для малых судов. Известно, что зимою к 1854 на 1855 год верхние части затопленных судов, от существовавших бурь, разломаны. Второго ряда кораблей и фрегатов, топы мачт видны… В третьей линии судов также видны рангоуты,

У Северного берега сохранились два старые транспорта, Сухум-Кале и Буг, приготовленные под брандеры, шкуна князя Баратинского и несколько гребных судов, из коих некоторые требуют маловажных исправлений; многие же их них, по совершенной ветхости должно разобрать. Относительно всех других затопленных кораблей и судов на Севастопольском рейде, по краткости времени, не представлялось возможности сделать положительного осмотра, но чтобы иметь о том более подробные сведения, предписано мною заведывающему северной стороной г. контр-адмиралу Бартеневу, под личным его наблюдением, посредством состоящих в ведении его опытных морских и штурманских офицеров, нанести на план рейда все затопленные суда, с указанием глубины, на какой каждое из судов находится и объяснением настоящего их положения, а также доставлены сведения о количестве оставшегося спасенным казенного имущества и гребных судов…

Относительно же подъема ранговых судов, кораблей, фрегатов и даже пароходов, то мне кажется, что эти гигантские работы с большою выгодою для казны и даже для самого края можно бы произвести подрядным способом, на условиях, какие признаны будут Высшим Начальством полезнейшими для интереса казенного. Может быть найдется компания или даже частное лицо, которое примет на себя очистку Севастопольского рейда за выгодную плату или за условную часть всего добытого со дна морского» (РГА ВМФ, ф. 1049, оп. 1, ед. хран. 1283, стр. 21–31 об.).

Надо отдать вице-­адмиралу Панфилову должное: дальнейшие работы по очистке Севастопольской бухты развивались по предложенной им схеме.

Вскоре после возвращения Панфилова из Севастополя в Николаев выходит его распоряжение о назначении капитана 1 ранга Ключникова капитаном над Севастопольским портом и о поставленных перед ним задачах в части очистки бухты от затопленных кораблей:

«28 мая 1856 г.

Господину капитану 1 ранга Ключникову.

Назначаю Ваше Высокоблагородие для приведения в известность казенного имущества, принадлежащего Морскому ведомству в Севастопольском порте и заведывания хозяйственной частью оного, предлагаю Вам отправиться туда немедленно и по прибытии исполнить следующее:

… По личном обозрении затопленных судов, начать производство приготовительных работ к подъему их и наипервые приступить к вытаске на берег ботов..

Осмотреть состояние затопленных транспортов и стараться поднять их, а затем посредством их приступить к подъему пароходов и всех других судов, какие только возможно будет, и когда такое судно будет поднято, доносить..

Все наличные суда в Севастополе исправить, а по мере того, как какое судно будет поднято из воды, приводить их в должную исправность, для чего из Николаева по требованию Вашему назначаются мастеровые с нужными инструментами и материалами» (РГА ВМФ, ф. 104, оп. 1, ед. хран. 720, стр. 84­85).

Для оценки положения на дне и состояния затопленных кораблей 4 июля 1856 года в Севастополь направилась специальная комиссия.

Под наблюдением членов комиссии были определены места затопления кораблей, портовые водолазы осмотрели и оценили, «в каком виде корабли и другие суда расположены, сколько примерно углублены в грунт и пр.».

Обнаружилось, что корабли, фрегаты и другие суда первой линии с моря, затопленные в сентябре 1854 года на глубинах моря до 20 метров, сильно повреждены, в грунт они ушли до 6 метров, и средняя глубина над ними составляла примерно 10 метров.

Корабли второй линии, затопленные 13 февраля 1855 года, находились на глубинах около 17 метров. Наиболее крупные из них — «Двенадцать апостолов», «Ростислав» и «Святослав» — находились на грунте на ровном киле, без крена, их верхние части были сильно разрушены. Заглубление корпусов кораблей второй линии в грунт составляло в среднем около 3,5 метра, глубины над ними не превышали 6,5 метра.

Третья линия кораблей  была затоплена 27–28 августа 1855 года на глубине до 18 метров. Часть их них — «Париж», «Великий князь  Константин» , «Храбрый» — лежали на борту, углубившись в грунт до 3 метров. Средняя глубина над ними составляла менее 5 метров.

«Ягудиил» также лежал на борту, верхняя часть его корпуса обгорела и повреждена. Средняя глубина моря над ним — около 6 метров. Комиссия заключила, что при таком положении подъем этих кораблей невозможен, тем более что они затоплены на значительной глубине — от 18 до 20 метров.

Комиссия отметила, что для подъема кораблей «кроме значительного числа людей, понадобятся особые средства, которых в настоящее время при адмиралтействе вовсе нет».

В итоге, «Комиссия признает за лучшее и самое выгодное употребить способы взрывов, и вызвать желающих на очистку с условием отдать в казну машины с пароходов, цепи, якоря, орудия со всех судов, железные изделия…» (РГА ВМФ, ф. 410, оп. 1, ед. хран. 1283, стр. 81­83 об.).

Всего в Севастопольской бухте по различным источникам было затоплено от 92 до чуть более 100 кораблей и судов. (РГА ВМФ, ф. 410, оп. 2, ед. хран. 0529, стр. 131б). Затопленные в Севастопольской бухте корабли и суда распределились следующим образом (таблица 2.3):

Таблица 2.3

Распределение затопленных кораблей по акватории Севастопольской бухты.

 

 

акватория

 

Максим.   глубина, м

 

Кол-во   судов

 

1

 

1-я линия   затопления

 

19

 

10

 

2

 

2-я линия   затопления

 

17

 

6

 

3

 

рейд

 

16

 

14

 

4

 

прибрежная   зона северной стороны

 

9

 

35

 

5

 

Карантинная   бухта

 

9

 

1

 

6

 

Артиллерийская   бухта

 

9

 

нет

 

7

 

Южная бухта

 

16

 

17

 

8

 

Корабельная   бухта

 

9

 

6

 

9

 

Киленбалочная   бухта

 

9

 

3

 

 

Итого

 

 

92

Подробную информацию о книге можно получить у автора по тел.+79166594970.

Продолжение следует.

Севастопольская водолазная школа переезжает

Водолазную школу - наследницу Кронштадтской водолазной школы (ныне Центр подготовки водолазов и военных спасателей) очередной раз передислоцируют, на сей раз из Карантинной бухты Севастополя  в Камышовую. Решение о передислокации принято  несколько лет назад, долго искали новое место для расположения школы. И вот весной решение начали воплощать в жизнь.

       Весной приступили к строительству нового Центра подготовки для водолазов и спасателей Черноморского Флота РФ. Центр  был ещё с 1950-х годов, но вот в отношении его расположения было немало споров.

      Центр подготовки водолазов находится в Карантинной бухте по соседству с музеем-заповедником «Херсонес Таврический» и на его землях. В связи с чем было принято решение перенести Центр подготовки водолазов и спасателей в другое место, а на прежнем месте Центра построить дополнительные музеи Херсонеса Таврического и продлить археологический парк.

      Поэтому под новый Центр подготовки водолазов ВМФ и военных спасателей была определена новая площадка под строительство.

      На берегу Камышовой бухты рядом с Морским портом было выделено необходимое количество сухопутной территории и водной акватории.

Строительство идёт полным ходом. Планируется завершить работы в конце 2021 года. Остался всего год до завершения строительства, а планы по строительству очень масштабные, как и сам объём работ.

      Будут построены казарма, столовая и медпункт, учебный плац для тренировок и причалы для судов, тренировочный комплекс для водолазов.

       А теперь небольшой экскурс в историю.

        Как известно из многих источников, Кронштадтская водолазная школа, первая в России и за рубежом, была учреждена 5 мая 1882 года Адмиралтейств-советом Морского ведомства России на основании указа императора Александра III от 23 апреля 1882 года. Существующая к началу 1880-х гг. структура обеспечения водолазных работ в военном флоте перестала отвечать потребностям флота. Это несоответствие особенно сильно сказалось в связи с развитием минного дела и неизбежных утрат мин во время учений. Поэтому руководством флота были приняты необходимые меры по совершенствованию водолазной службы.

      Основателем водолазной школы и ее идейным вдохновителем был кап.1 ранга В. П. Верховский (впоследствии адмирал), а ее первым начальником стал капитан-лейтенант Леонтьев. Преподавателями в школе были морские офицеры, хорошо знающие водолазное дело.

     В соответствии с «Правилами по медицинскому отбору кандидатов в водолазы на обучение» брали крепких молодых мужчин до 26 лет, с развитой грудью, свободным дыханием и со здоровым сердцем. Не брали на обучение флегматиков, холериков, лиц с короткой шеей, пьяниц и с пороками сердца.

     Школе было выделено помещение, в котором установили гидротанк (водолазная башня) глубиной 3,5 м, в котором почти ежедневно проводились спуски в воду курсантов. В школе построили 7-метровый бассейн с электрическим освещением, в нем проводились зимние спуски курсантов. Летние спуски проводились в течение 3-4 месяцев на учебном полигоне в Биоркезунде (Финляндия). Погружения осуществлялись с постепенным увеличением глубины до 40 метров.

      В помещении школы имелся лазарет, где наблюдался каждый водолаз и оценивалось влияние водолазных работ на организм человека; мастерская для ремонта резиновых водолазных рубах, физический кабинет для опытов со сжатым воздухом, компрессорное отделение для зарядки баллонов сжатым воздухом до давления 25 атмосфер и понижающим редуктором, динамомашина для электрического освещения и зарядки батарей, оборудование для мелких слесарных и кузнечных поделок. Школа располагала необходимым минимумом водолазного снаряжения.

      Преподаватели школы не только обучали курсантов, но и занимались переводами с иностранных источников, составляли учебники, разрабатывали нормативные документы, изобретали и создавали новую водолазную технику, руководили практическими подводными работами. В 1886 г. были разработаны «Правила обращения с водолазными аппаратами и о технических обязанностях водолазов и правила ухода за заболевшими водолазами при водолазных работах». Преподаватели школы А. А. Кононов, М. Н. Храбростин, Н. А. Есипов написали учебники по водолазному делу и водолазной медицине.

     Врач школы Ф. И. Шидловский изобрел несколько вариантов автоматических травящих клапанов для водолазного скафандра. Водолазная помпа Е. В. Колбасьева в то время была значительно надежнее зарубежных образцов. Он же изобрел подводный электрический светильник, а также подводный телефон. Врач Н. Е. Есипов и инженер-механик Л. А. Радионов создали фотоаппарат для подводных съемок.

      Курсанты школы осматривали дно кронштадтских гаваней и расчищали их от свай и камней, строили порт в Либаве, принимали участие в работах по подъему маячного судна в Гельсингфорсе и носовой части подводной лодки «Камбала», а также выполняли много других работ. Практически Кронштадтская водолазная школа представляла собой и учебное заведение (причем по нынешним меркам довольно высокого уровня аккредитации), и научный центр, и производственное подразделение. Со времени создания и до 1917 года школа выпустила 2695 специалистов высокой квалификации различных категорий: водолазов, водолазных старшин и офицеров – руководителей водолазных работ.

     Накануне 130-летия школы в Кронштадте на доме, где размещалась школа, установлена мемориальная доска.

Компания МРТС – лидер в области строительства подводных переходов и морских сооружений в России

Д.В. Божинский, водолазный специалист

    В силу специфики выполняемых работ в компании создана и много лет функционирует водолазная служба, руководителем которой является Пехов Алексей Ильич. В данной статье мы хотели бы кратко описать особенности каждодневного труда водолазов и трудности с которыми им приходится сталкиваться.

    За последний год водолазная служба АО «Межрегионтрубопроводстрой» принимала участие во всех проектах, выполняемых компанией. Среди них:

- дноукрепительные работы в порту Сабетта, где силами водолазов на дно укладываются бетонные маты;

- строительство причала на Салмановском месторождении на Ямале;

- строительство участка подводного перехода в рамках проекта «Северный поток-2»;

- строительство причала ЦСКТМС близ Мурманска;

- строительство подводного перехода через Обскую губу с Новопортовского газоконденсатного месторождения.

Международный опыт.

     Среди всех проектов водолазы компании отмечают, как наиболее интересную и запоминающуюся, работу на Северном потоке-2. Особенностью работ на данном проекте являлось использование высокотехнологичных судов и оборудования, работа в тандеме с иностранными коллегами.

    Укладку трубопровода производила трубоукладочная баржа «Фортуна». Водолазы же привлекались для выполнения технологической операции, называемой захлест – соединение двух участков уложенного трубопровода. Для выполнения захлеста необходимо два конца трубопровода поднять на поверхность, где непосредственно происходит их сварка. Подъем осуществляется с помощью шести специальных спускоподъемных устройств –дайвитс. Так же для уменьшения веса поднимаемого трубопровода на него устанавливаются разгружающие понтоны. Задачей водолазов при захлесте являлось завести гаки дайвитс за подъемные хомуты трубопровода, установить и надуть понтоны непосредственно перед захлестом.

    По требованию заказчика все оборудование для водолазных работ было представлено иностранной подрядной организацией. В кратчайший срок, буквально за один день, водолазы изучили применяемое оборудование и приступили к выполнению работ. Перед выполнением основной работы были проведены тренировочные спуски с отработкой аварийных задач: «спасение водолаза и оказание ему помощи».

    Высота борта Фортуны около 8-ми метров поэтому спуски производились с помощью водолазной беседки, причем их было установлено 2 - для работающего и страхующего водолазов. Беседки были оборудованы баллоном с аварийным запасом воздуха – это требование IMCA. ТУБ «Фортуна» была установлена точно над местом работ. В результате был обеспечен безопасный и удобный спуск водолазов к месту работы.

    Работа с понтонами и остропка трубопровода проблем для водолазов не создавала, так как у каждого из них большой опыт выполнения подобных работ. Плюс к этому отличная видимость под водой, что встречается в нашей практике достаточно редко, обычно работать приходится на ощупь. А неблагоприятным фактором была значительная глубина 25-26м, вследствие чего работу необходимо было выполнять быстро, чтобы не проходить длительную декомпрессию.

   Для обеспечения безопасности на палубе была установлена водолазная барокамера. Основным ее отличием от отечественных барокамер являлось наличие стационарной дыхательной системы, которая обеспечивает подачу кислорода пострадавшему(заболевшему) водолазу. В России, к сожалению, такие барокамеры пока встречаются редко, а ведь дыхание кислородом оказывает отличный терапевтический эффект при декомпрессионной болезни и других профессиональных заболеваниях водолазов.

    В результате работа на Северном потоке была выполнена быстро и качественно. Инженеры и руководители проекта высоко оценили профессионализм водолазов МРТС. А водолазы оценили подход к работе на проекте, так как от них требовалось только выполнение работы под водой, а все подготовительные работы на поверхности и подготовка водолазного оборудования осуществлялась спец. персоналом, что позволило сконцентрироваться на основной работе.

Весна 2020. Работа в условиях пандемии.

     Весна 2020 года оказалась богата на события. В то время как по всему Миру разгоралась эпидемия коронавируса, работы в компании шли своим чередом. В частности в активную фазу перешли работы на Новопортовском газоконденсатном месторождении, где предстояло произвести протаскивание газопровода от берега в глубь Обской губы, а затем укладка трубопровод через губу в летний период.

    Все подготовительные работы были выполнены в феврале-марте, и на начало апреля было назначено протаскивание. По всей стране уже был введен режим самоизоляции, поэтому, на время, смена персонала на обьекте была приостановлена, а немногие приезжающие специалисты попадали на объект после двухнедельной обсервации. Благодаря данным мерам ни одного заболевшего в вахтовом городке не было.

    Протяжка осуществлялась с помощью 300-тонной лебедки, которая была установлена на берегу, а в морской части был установлен «мертвяк» с блоком, изменяющим направление троса на противоположное. Работа водолазов вновь заключалась в установке разгружающих понтонов и их демонтаже, осмотре траншеи и трубопровода после укладки.

    Основные трудности в работе на проекте создавала погода и гидрологические условия. В апреле на Ямале еще совсем не весна, сильные ветры, метели, низкие температуры, вот в каких условиях необходимо работать. Погоду буквально надо ловить, чтобы произвести водолазные работы безопасно и более менее комфортно. Для спусков устанавливались обогреваемые будки, а иногда просто вахтовый автобус. Водная поверхность постоянно забивалась льдом, толстым слоем «шуги», поэтому водолазным спускам предшествовала трудоемкая подготовка. А под водой водолаза встречало абсолютное отсутствие видимости и специфический «засасывающий» грунт.

    Несмотря ни на что протаскивание было завершено в срок. А задержка могла обернуться срывом проекта, так как из-за ранней весны после завершения работ пришло резкое потепление, и в считанные дни выезд тяжелой техники на лед был уже затруднен.

   Следующий этап работ на данном проекте происходит в данный момент(август 2020). Полным ходом идет сварка и укладка трубопровода трубоукладочными баржами «Дефендер» и «Капитан Булганин». Водолазные работы ведутся практически ежедневно, ведь помимо обеспечения укладки трубопровода, задачей водолазов является проведение судовых водолазных работ, в частности размотка винтов и осмотр корпусов.

   Все работники, приехавшие на объект, предварительно сдавали анализы на коронавирус, а затем проходили 2-х недельную обсервацию. Соблюдение этих и других противоэпидемиологических мер позволило вовремя начать и успешно производить работы по проекту.

Окончание работ запланировано на конец сентября и мы уверены в успешном их завершении.

     В конце хотелось бы отметить, что успех в реализации таких сложных проектов невозможен без наличия высококвалифицированных специалистов. Водолазный коллектив компании формировался много лет и на сегодняшний день является командой профессионалов – мастерами своего дела. Многие водолазы работают в МРТС с самого основания компании. В водолазной службе налажена работа по постоянному повышению квалификации сотрудников, как в учебных центрах, так и внутри компании.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... 33 След.


Главное за неделю