Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Новинки в сфере защиты информации

Силовикам представили
систему оповещения
двойного назначения

Поиск на сайте

Спасение на море

  • Облако тегов

  • Архив

    «   Апрель 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      

«Меркурий» - спасатели и бриг

Яркие страницы в историю Аварийно-спасательной службы Черноморского флота периода Великой Отечественной войны вписал экипаж спасательного судна «Меркурий», выполнивший большой объем работ по оказанию помощи аварийным кораблям и судам. Судно получило название в память о подвиге брига «Меркурий» под командованием А. И. Казарского. «Меркурий» - единственное из спасательных судов ЧФ занесено на Мемориальную стену, воздвигнутую на площади П. С. Нахимова, посвященную защитникам Севастополя в Великой Отечественной войне.
В июле 1934 г. было принято постановление СНК СССР о приобретении для ЭПРОНа за границей двух спасательных судов. В соответствии с этим постановлением в 1935 г. в Бельгии для Черноморской экспедиции было приобретено построенное в 1921 г. спасательное судно, переименованное позже в «Меркурий».
Судно имело тактико-технические данные:
Водоизмещение 720 т.
Скорость полного хода 8,5 узлов.
Силовая установка котломашинная, 600 л.с.
Вооружение: 3х145-мм орудия, 3 пулемета.
На судне были установлены водолазный компрессор, рекомпрессионная камера, водоотливной насос производительностью 900 м3/ч. Судно вошло в состав судов ЭПРОНа на Балтийском море под обозначением «Э-1», впоследствии переведено на Черное море, а 22.06.1941 г. было включено в состав АСС ЧФ.
В августе 1941 года «Меркурий» снял с мели в районе Бельбека потерпевший бедствие плавучий док грузоподъемностью 6000 тонн. При
этом проявил мастерство спасателя командир судна капитан-лейтенант Иван Дмитриевич Кравцов. Он снимал док с мели рывками в момент, когда волна ослабляла давление дока на грунт, затем док был выведен на глубокую воду и отбуксирован в Севастополь.
30.09.1941 г. «Меркурий» совместно со спасательным судном «Шахтер», морским буксиром «Дооб» участвовал в спасении подорвавшегося на мине на внешнем рейде Севастополя эсминца «Совершенный». Эсминец удалось завести в Камышовую бухту, подвести под него понтоны и отбуксировать в док. В доке при налете фашистских самолетов он получил новые повреждения и крен 35*. Взрывом авиабомб сорвало два орудия с башнями. Экипаж «Меркурия» совместно с группой эпроновцев поднял орудия за сутки, а выкренивание корабля, заделку пробоин и откачку воды выполнил за двое суток.
В январе 1942 г. экипажи спасательных судов «Юпитер» и «Меркурий» сняли выброшенные на берег подводные лодки «М-62» и «М-54».
В марте 1942 года «Меркурий» оказывал помощь поврежденному немецкими самолетами в Севастополе танкеру «Серго Орджоникидзе», подводную пробоину заделали водолазы спасателя.
Выполняя спасательные работы, «Меркурий» подвергался бомбардировкам врага, при этом экипаж самоотверженно отбивал атаки противника.
Спасательное судно «Меркурий» одним из последних ушло из Севастополя в июне 1942 года, буксируя спасенный им танкер «Серов», и первым из спасательных судов вернулось в город в июле 1944 года.
После Великой отечественной войны он участвовал в многочисленных судоподъемных работах, оказывал помощь кораблям Черноморского флота.
В наше время славным именем «Меркурий» назван спасательный буксир Морспасслужбы. .

«Эпрон» поднял находки со дна моря

Есть надежда узнать имена тех, кто воевал на пикирующем бомбардировщике.

По сообщению отдела информационного обеспечения Черноморского флота в Севастополь от побережья Краснодарского края 4 февраля с.г. вернулся СС «Эпрон». На борту он доставил поднятые со дна Чёрного моря фрагменты пикирующего бомбардировщика Пе-2 времён Великой Отечественной войны.

Историческая находка была обнаружена на глубине порядка 80 метров в районе Джубгы. В конце прошлого года моряки Черноморского флота уже подняли со дна два двигателя и часть крыла этого самолёта, но затем работы были остановлены из-за погоды. В этот раз удалось поднять со дна сохранившиеся части фюзеляжа и крыльев.

Перед началом подъёмных работ район под водой был осмотрен с помощью телеуправляемого необитаемого подводного аппарата. Работы непосредственно на дне выполняли 4 водолаза.
В Севастополе фрагменты Пе-2 очистят от ила и передадут данные о бомбардировщике для идентификации его и экипажа.

Памяти «Шахтера» посвящается

Ритта Козунова

30 октября 1941 года на рейде Евпатории произошёл бой, который вошел в летопись Великой Отечественной войны как пример героизма и несгибаемой стойкости моряков.
В тот день командир спасателя «Шахтер» старший лейтенант Павел Крысюк записал в вахтенном журнале: «13.26. Судно атаковано фашистскими бомбардировщиками Ю-87». Началась неравная схватка с пикирующими один за другим «юнкерсами». Море вокруг спасателя кипело от разрывов бомб и пулеметных очередей. Падали сраженные осколками и пулеметными очередями краснофлотцы. Их места на боевых постах занимали другие. В машинном отделении ранены машинисты Аникеев и Шкутин. Матрос Чернышев, подносчик снарядов, лежит с перебитыми ногами. Ему на помощь бросился пулеметчик Володченко. «Назад! Ты сейчас нужнее у пулемета!», - кричит Чернышев.
Наверное, чтобы успокоить товарищей, он запел. Оставшиеся после сражения в живых рассказывали: «На всю жизнь запомнился нам этот миг. Идет бой. Надрывный вой пикирующих самолетов, взрывы бомб, стук пулеметов, звон битых стекол, возгласы и команды... И песня. Последняя песня Кости Чернышева».
То тут, то там возникали пожары. Загорелся боезапас. В машинном отделении пробоины. Моряки самоотверженно борются за живучесть родного «Шахтера». Упал на мостике смертельно раненый командир. Офицера бережно уносят в каюту, а его место на мостике занимает Романенко.
Пулеметной очередью сбит флаг. Боцман старшина 1 статьи Коняхин бросается и гвоздями прибивает изрешеченное полотнище к мачте. Теперь флаг не спустить никому!
Под руководством командира БЧ-5 Салихова моряки тушат пожары, заделывают пробоины, сбрасывают за борт горящий боезапас. Из этого страшного боя «Шахтер» вышел победителем. Буксир уцелел, израненные моряки сумели привести свой корабль в Балаклаву. Когда спасатель пришел в базу, в его корпусе насчитали 486 пробоин, из них 40 ниже ватерлинии. Это почти по 16 на каждого матроса. Вряд ли корабль мог в такой ситуации остаться на плаву, не будь на «Шахтере» таких замечательных моряков, мастерски владеющих техникой и оружием, сильных своей волей и сплоченностью.
Личный состав «Шахтера», потушив пожары, заделав пробоины и устранив технические повреждения, привел корабль в свой пункт базирования – Балаклаву, где на старом кладбище были захоронены погибшие и установлен памятник. Прошли годы, и рядом появилась школа…

По инициативе председателя «ЭПРОН-Клуба», капитана I ранга в отставке А.В. Жбанова, который почти 40 лет ведет шефскую работу в школе №33, ежегодно в годовщину подвига «Шахтера» у могилы погибших спасателей проходит митинг-реквием. Ложатся к подножию обелиска красные гвоздики. Звучат слова глубокой признательности героям, которые подарили нам жизнь, мир и Победу над фашизмом. В нем участвуют ветераны аварийно-спасательной службы Черноморского флота, члены «ЭПРОН-клуба», все неравнодушные балаклавцы.
А затем ветераны аварийно-спасательной службы флота обязательно приходят к ученикам школы № 33 в класс, в котором классный руководитель Татьяна Ермакова. Дело в том, что в течение многих лет Татьяна Григорьевна проводит патриотическую работу и вместе со своим классом ухаживает за могилой моряков «Шахтера». В последние дни сентября ребята по собственной инициативе приводят в порядок территорию возле обелиска.
На традиционную встречу со школьниками ветераны аварийно-спасательной службы пришли, как всегда, с подарком. На этот раз он необычный – это картина, изображающая легендарный бой корабля с фашистскими самолетами. Ее автор – молодой севастопольский художник Роман Грищенко.
Перед ребятами выступил бывший начальник Аварийно-спасательной службы Черноморского флота Виталий Федорович Юрганов – ныне он занимается историей спасательного дела России, пишет замечательные очерки и статьи.
Виталий Федорович рассказал, что еще до революции 1917 года «Шахтер» был плавучим маяком, в Гражданскую войну его затопили, а в 1923 году Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН) подняла его со дна. Получив вторую жизнь, он был отремонтирован и оборудован как спасательное судно. Его укомплектовали военным экипажем и присвоили имя «Шахтер». С началом войны ЭПРОН был переподчинен Черноморскому флоту, и «Шахтер» вооружили зенитными пулеметами и 45-миллиметровым орудием. Так он стал поисково-спасательным кораблем.
Экипаж «Шахтера» был сплоченным, верным присяге и имел большой опыт спасательных работ, за счет чего и сохранил свой корабль в условиях неравного боя.
Далее слово взял председатель совета ветеранов Аварийно-спасательной службы флота (ныне – УПАСР) Анатолий Александрович Ишинов. Он долгие годы являлся капитаном легендарной «Коммуны», старейшего корабля Черноморского флота. Кстати, ученики школы № 33 несколько раз бывали на этом славном спасателе, который и поныне в строю, несмотря на то, что отметил свой столетний юбилей.
Анатолий Александрович передал ребятам теплые пожелания от экипажа современного спасателя «Шахтер», который продолжает его славные традиции. Моряки только что вернулись с боевого задания, а в середине ноября «Шахтер» вновь уходит в «горячую точку»…
В памятных мероприятиях также приняли участие заместитель председателя совета ветеранов УПАСР ЧФ Василий Федорович Бех, ветеран аварийно-спасательной службы флота Александр Кириллович Агафонов, ветеран АСС, подводник Валерий Николаевич Козорез и другие. Они пожелали ребятам отлично учиться и быть достойными памяти «Шахтера».

Эпроновец 34

Александр Васильевич Жбанов

Антарктическая экспедиция

2 декабря 1982 года началась Антарктическая экспедиция ВМФ по маршруту первой русской Антарктической экспедиции.
Океанографические исследовательские суда «Адмирал Владимирский»
и «Фаддей Беллинсгаузен» отправились в плавание по маршруту первой
русской Антарктической экспедиции Фаддея Беллинсгаузена и Михаила
Лазарева. Возглавил экспедицию вице-адмирал Владимир Акимов, научным
руководителем был контр-адмирал Лев Митин. В состав входили 280 человек, в т.ч. 95 военнослужащих, 185 гражданских моряков-гидрографов и ученых ряда научно-исследовательских институтов СССР.
Основной задачей экспедиции было исследование малоизученных районов Южного океана, получение данных для составления новых и корректуры существующих морских карт, лоций,
пособий для плавания.
Суда вышли из Севастополя, прошли Средиземное море и 11 декабря
в Атлантическом океане курсом шлюпов «Восток» и «Мирный» направились в воды Антарктиды. В пути проводились научные наблюдения и измерения.
Особенно интересными оказались результаты измерений т.н.
циркумполярного течения, охватывающего Антарктиду гигантским кольцом
и оказывающего влияние на климат планеты.
9 января 1983 года «Адмирал Владимирский» пересек Южный полярный круг, а на следующий день судно подошло к кромке льда в районе открытия Антарктиды русскими моряками в 1820 году. Далее судно посетило районы станций обсерваторий «Молодежная» и «Мирный». К поселку «Молодежный» участники экспедиции добрались на судовом вертолете, на рейд «Мирного» «Адмирал Владимирский» вошел, пробив 30-мильную ледовую перемычку.
За 148 суток похода в трех океанах и 19 морях было пройдено 35 369 миль, из них 13 518 - во льдах и среди айсбергов, четыре раза пересекали Южный полярный круг. Выполнено более 100 тыс. км промеров, гидрофизических съемок. Нанесено на карты 178 ранее неизвестных подводных гор, уточнено положение 13 островов. Проведены многочисленные радиозондовые, актинометрические, грунтовые и метеонаблюдения. Впервые в истории ВМФ были выполнены непрерывные измерения электрического поля в разных широтах от Черного моря до Антарктиды, что позволило определить общий фон электрического поля океана. Радиофизические исследования также дали уникальные результаты наблюдений, не имевшие аналогов в практике отечественной науки.
В ходе комплексных океанологических исследований были получены новые данные о рельефе дна, температуре и солености морской воды, течениях, грунтах и метеорологических элементах. Открыто 178 подводных
гор и возвышенностей, уточнено положение 13 островов в Южном океане.
Среди них острова Бофорта, Баунти, Антиподов, Бове, Франклина, Скотта,
Петра I и другие. Было доказано отсутствие островов Терра-Нова. Впервые
было определено положение Южного магнитного полюса после перемещения его с континента в море Д’Юрвиля, что имело важное теоретическое
и практическое значение. За 147 суток было пройдено более 33 тысяч миль,
из них 13 тысяч во льдах и айсбергах.
«Адмирал Владимирский» в проливе Мак-Мёрдо достиг широты 78°15’ — самой южной точки, достигнутой отечественными судами.
27 апреля 1983 года суда возвратились в Севастополь.

Экспедиция длиною в 96 лет

Ритта Козунова

ЭПРОН – Экспедиция подводных работ особого назначения была создана в 1923 году для поиска золота, которое якобы находилось на затонувшем у берегов Балаклавы британском пароходе «Принц». Нынешняя Аварийно-спасательная служба ВМФ и Черноморского флота России включительно, а также гражданская гидронавтика – это прямые последователи ЭПРОНа. В советские годы Экспедиция была овеяна ореолом романтики, о ней снимались кинофильмы, писали известные литераторы. Ныне об ЭПРОНе знают лишь люди, глубоко увлекающиеся историей водолазного дела, профессиональные ученые, да еще потомки самих эпроновцев. Пришла пора вернуть славное имя ЭПРОН из незаслуженного забвения.
25 сентября по инициативе члена-корреспондента РАН, профессора Российского государственного гуманитарного университета, доктора юридических наук, заведующего кафедрой международной безопасности ФМОиЗР ИАИ РГГУ Василия Степановича Христофорова и научного руководителя общественной организации «ЭПРОН-Клуб» Александра Васильевича Жбанова состоялся круглый стол «ЭПРОН и его значение для развития водолазного и спасательного дела России: история и современность».
Впервые за все постсоветское время форум, посвященный легендарной Экспедиции, проводился именно там, где она была создана. Символично, что проходил он в Балаклавском дворце культуры, который был построен 80 лет назад как клуб ЭПРОНа. За «круглым столом» собрались люди разных профессий и поколений, от военных водолазов и спасателей до именитых историков и ветеранов подводного дела, а также писатели, журналисты, библиотекари.
В. С. Христофоров познакомил участников круглого стола с изданием «Новые документы по истории Экспедиции подводных работ особого назначения при ОГПУ СССР (1923 – 1931 гг.), архивные документы и материалы». В дальнейшем Экспедиция была передана в ведение Народного комиссариата путей сообщения.
Василий Степанович убежден, что на примере ЭПРОНа надо воспитывать будущие поколения, он дает образец того, как надо работать. Итак, как же работал ЭПРОН? Обратимся к статистике. Со дна морей, озер и рек в довоенное время были подняты 450 судов и боевых кораблей общим водоизмещением 210 тысяч тонн. Немалая их часть вновь становилась в строй. Но еще большее восхищение вызывает количество спасенных кораблей – 188. Представьте, сколько человеческих жизней сохранили эпроновцы!
Кроме того, страна и флот чрезвычайно нуждались в якорях, цепях, тросах, цветных металлах, а все это эпроновцы извлекали со дна Балаклавской и Севастопольской бухт, словно из того самого сундука с сокровищами, который так и не отдал неуловимый «Принц».
В довоенные годы водолазы ЭПРОНа установили несколько мировых рекордов погружения на глубины более 100 метров. На ЭПРОН работал цвет отечественной науки тех лет: академики А. Н. Крылов, А. П. Карпинский, Л. А. Орбели, Е. М. Крепс и другие.
По словам профессора В.С. Христофорова, исследователи еще не извлекли из архивов достаточный объем документов, чтобы написать полную и правдивую историю ЭПРОНа. Вероятно, поэтому его история до сих пор покрыта «флером кладоискательства», и не иссякают легенды о сокровищах и подводных «чудо-богатырях». Несомненно, ЭПРОН действительно поражал своими успехами – но эти высокие результаты были обусловлены хорошим подбором кадрового состава.
Особенное внимание участников форума привлекали три исторические фигуры, на которых держался ЭПРОН и силами которых он, по сути, был создан. Это комиссар Лев Захаров (Мейер), изобретатель Евгений Даниленко и водолаз Феоктист Шпакович.
Евгений Григорьевич Даниленко – герой русско-японской войны 1905 года, участник грандиозного Цусимского сражения. В 1923 году он стал автором «глубоководного снаряда», c помощью которого погрузился на дно Балаклавской бухты. Глубина погружения была просто фантастической для того времени: 123 метра! Можно смело сказать, что это был триумф отечественной инженерной мысли. Только в следующем году во Франции был опробован так называемый «подводный танк» фирмы «Рено».
Феоктист Андреевич Шпакович руководил плавучей базой. Впоследствии он стал первым начальником водолазных курсов, открытых в 1924 году в Балаклаве, а затем и созданного там же в 1931 году Военизированного морского водолазного техникума ЭПРОНа, который готовил водолазные кадры и занимался исследовательской деятельностью. Шпакович воспитал тысячи специалистов для работы под водой и сам провел на глубине свыше 10 тысяч часов.
Вот лишь один эпизод из его биографии: когда в 1918 году в Севастополь входили немецкие оккупанты, Феоктист Шпакович ухитрился спрятать от них водолазное оборудование…на дне, а когда враг убрался восвояси, поднять – и оно еще долго верой и правдой служило ЭПРОНу. Примечательно, что одной из успешно выполненных задач эпроновцев был подъем эскадренных миноносцев, также затопленных, чтобы они не достались германской армии.
Личность Льва Захарова (Мейера) до сегодняшнего дня остается во многом загадкой, о нем мало писали в советское время. Неудивительно: деятельность сотрудника ОГПУ попадала под гиф «секретно», поэтому долгие годы его роль оставалась в тени. А между тем Лев Николаевич – личность незаурядная, о чем свидетельствует, в частности, исследование доктора исторических наук Ю. Н. Гусевой (г. Самара) «Темно-синее море Льва Захарова-Мейера: ЭПРОН глазами его создателя».
Лев Захаров родился в 1899 году в крепости Новогеоргиевск Варшавской губернии, то есть на территории нынешней Польши. Дед его, Иван Захаров, был участником обороны Севастополя 1854-1855 годов. По закону дети и внуки ветеранов этой кампании имели право получать образование за счет государства, поэтому учился Лев в московском кадетском корпусе. Отец его, Николай Иванович Захаров (1866-1935) в Первую мировую имел чин надворного советника, а в революционные годы перешел в Красную Армию. Будущий комиссар ЭПРОНа Лев Захаров закончил Михайловское артиллерийское училище. В апреле 1919 года он был направлен на работу в ВЧК, где и получил оперативный псевдоним «Мейер». В 1923 году начальник ОО ОГПУ Г.Г.Ягода приказал ему возглавить Экспедицию подводных работ особого назначения.
Можно себе представить, как это необычное новаторское направление увлекло молодого чекиста! Он работал со всем пылом души, сам не раз погружался на дно в новом, еще толком не опробованном глубоководном «снаряде», чем заслужил уважение и доверие эпроновцев. Несомненно, ЭПРОНу с самого начала повезло с руководителями.
В феврале 1930 г. Лев Мейер обратился к начальству с просьбой освободить его от работы в ОГПУ, чтобы заниматься только ЭПРОНом. Но произошло противоположное: в июне того же года Льва Николаевича освободили от должности руководителя ЭПРОНа. Это было тяжелым ударом как для него самого, так и для всей организации, где его искренне любили и заслуженно ценили. Некоторые эпроновцы так и не смогли смириться с отстранением Мейера и тоже уволились, остальными овладело уныние. Не скоро удалось справиться с этой потерей, а по большому счету для «старой гвардии» ЭПРОНа он уже никогда не был прежним…
Как в дальнейшем сложилась судьба Льва Николаевича? Об этом остались весьма скупые свидетельства, по большей части информация была строго секретной – но все же историки выяснили, что Мейер занимался организацией отправки оружия в Испанию из Одессы и Севастополя. Возможно, и сам участвовал в боевых действиях в Испании. В 1937 году, когда он возвращался в Севастополь из Москвы, его сняли с поезда. Ему было предъявлено абсурдное обвинение в том, что он является «резидентом польской разведки». Возможно, толчком к этому послужило то обстоятельство, что он родился в Польше и у рода Захаровых были польские корни... В ночь с 10 на 11 августа Лев Николаевич был расстрелян. В 1956 году его посмертно реабилитировали.
Лев Захаров (Мейер), Евгений Даниленко и Феоктист Шпакович были единомышленниками, относились друг к другу с полным доверием и всячески поддерживали общее дело. Эта сплоченность и энтузиазм передавались всему коллективу, у людей появлялась уверенность в том, что все трудности преодолимы. Более того, руководители ЭПРОНа, не колеблясь, первыми спускались под воду и делали самую трудную работу. К примеру, в июле 1928 г. на Балтике была поднята английская подводная лодка L-55 с глубины 32 метра. Операция длилась месяц под непосредственным руководством Льва Мейера, который в самый решающий момент «взял на себя риск и своей распорядительностью спас положение», как сказано в наградном листе: Лев Николаевич был представлен к ордену.
Примечательно, что он был против «героизации» ЭПРОНа, которая активно велась в тридцатые годы. Были планы даже возвести 40-метровый маяк в виде фигуры водолаза. Предполагалось, что за этот проект возьмется архитектор Мухина, автор «Рабочего и Колхозницы». Светить должен был «фонарь» на шлеме этого колоссального эпроновца…
На самом деле, там работали очень скромные люди, которые отнюдь не считали себя «морскими богатырями», а просто честно выполняли поставленные задачи. Тем не менее, создавать легенды о «рыцарях глубин» активно взялись советские писатели и журналисты. В результате в прессе время от времени появлялись совсем уж невероятные «сенсации». Так, в 1933 году одна из заметок на полном серьезе сообщала, что эпроновцами был поднят жюль-верновский «Наутилус», который даже приспособили в хозяйстве – в качестве установки для опреснения морской воды. Кстати, до сих пор жива легенда о том, что на самом деле наши водолазы нашли золото «Черного Принца», но утаили его от японцев.
В противовес подобным байкам Лев Мейер в 1931 г. составил из документов подробную эпроновскую хронологию, а затем написал научно-популярную книгу «Темно-голубой мир», которую редактировал лично Максим Горький. Она была закончена за год до гибели Льва Николаевича и даже отправлена в одно из московских издательств, но так и не была издана – впрочем, не удивительно: слабо верится, чтобы повесть репрессированного автора пошла в печать! По официальной версии, рукопись сгорела в 1941 году. В том же году вышла в свет повесть Михаила Зощенко о поисках «Черного Принца»...
У сестры Л.Н. Мейера чудом сохранились несколько глав, одну из них, в которой Лев Николаевич подробно описывает подъем английской субмарины L-55, напечатали в 1959 году в журнале «Советский моряк». Примечательно, что из текста вырезали абзацы, в которых говорится о том, как предавали Великобритании останки подводников.
История ЭПРОНа – это образец верности своему делу, а кроме того – прекрасной дружбы неординарных людей. О величайшем уважении и преданности, с какими они относились друг к другу, свидетельствуют берущие за душу строки из письма дочери Феоктиста Шпаковича к сестре Льва Захарова (Мейера).
Живой интерес участников «круглого стола» вызвало выступление писателя Павла Боровикова, много лет занимающегося историей развития водолазного дела в России. Он собрал массу интереснейших архивных фотографий, воссоздающих работу и быт эпроновцев.
По словам Павла Андреевича, профессия эта считалась очень престижной, наравне с летчиками. На заре советской власти многие молодые люди мечтали о ней, так как, помимо «престижа», там очень хорошо было с денежным и продуктовым довольствием, что в те суровые годы весьма ценилось. Конкурс в начале тридцатых годов на поступление в техникум ЭПРОНа был несколько десятков человек на место. Кадры отбирали придирчиво. Это в царской России от водолаза требовались лишь недюжинная сила, железное здоровье и такие же нервы. А в ЭПРОНе нужна была также смекалка, быстрота реакции, умение работать со сложными механизмами, ведь никогда не знаешь, с чем придется столкнуться на затонувшем либо терпящем бедствие корабле. Изучали множество дисциплин – от медицины до слесарного дела, даже рисование (чтобы в случае чего изобразить увиденное на дне). Много времени уделялось военной подготовке, что пригодилось в сорок первом…
Но и отношение к водолазным специалистам изменилось. К примеру, впервые появилась уголовная ответственность за ЧП во время спуска водолазов, приведшее к тяжелым травмам и гибели. Самое страшное для водолаза – кессонная болезнь, возникающая из-за быстрого подъема с большой глубины, предотвращалась использованием барокамер, которые покупались за валюту в Германии. Для учебы был построен так называемый «гидротанк», имитировавший трюм затонувшего корабля. В качестве «учебных площадок» также использовались отсеки старых, выброшенных на мель судов.
А вот на фото молодая женщина в громоздком «трехболтовом» снаряжении, которой явно неуютно: это супруга одного из водолазов проверяет на себе, как тяжел «хлеб» ее мужа – такие вот испытания устраивал созданный при ЭПРОНе женсовет…
Наталья Пинчук, заведующая библиотекой-филиалом N 21 имени А. И. Куприна ГБУК Севастополя «ЦБС для взрослых», рассказала о ежегодных «Эпроновских чтениях». Это ее авторский проект, он включает знакомство с книгами, интересными людьми, кадрами кинофильмов, экскурсию по сохранившимся в Балаклаве зданиям, в которых жили и учились эпроновцы. В ходе выступления за «круглым столом» Н. В. Пинчук выразила сердечную благодарность А.В. Жбанову за его книги об ЭПРОНе, подаренные библиотеке, и многолетнюю шефскую помощь.
К 1941 году ЭПРОН в своём составе насчитывал свыше трёх тысяч человек. Имел подразделения в Ленинграде, Архангельске, Баку, Одессе, Новороссийске, Туапсе, Керчи, Астрахани, Владивостоке, Хабаровске. Эпроновцы выполняли свой долг до последнего дня обороны Севастополя. На ботах «Надежда» и «ВМ-2» они вырвались из огненного кольца, но, имея только шлюпочный компас, сбились с курса и оказались в Турции. Через месяц, с помощью советских дипломатов, им удалось добиться возвращения на Родину.
За годы войны аварийно-спасательная служба ВМФ СССР оказала помощь 745 судам, сняла с мели 840, подняла 1920 кораблей, судов и катеров. А в послевоенные годы пришлось расчищать моря, реки и озера страны от всего, что оставило «в наследство» военное лихолетье, включая тысячи мин…
Сейчас имя «ЭПРОН» носит флагман спасательных сил Черноморского флота. 25 октября 1959 года на нем был поднят флаг аварийно-спасательной службы ВМФ. Таким образом, в этом году исполнилось 60 лет этому событию. 24 октября это событие торжественно отметили в севастопольском Доме офицеров флота.
В работе «круглого стола» также принял участие И.П. Сиваков, водолазный специалист «Центра подготовки водолазов», который продолжает традиции водолазного техникума ЭПРОНа. Интереснейшее выступление сделал гидронавт-исследователь СССР А.А. Помозов. Планами о создании в Балаклаве музея гидронавтики поделился его коллега Юрий Брага. Идею создать экспозицию об ЭПРОНе высказал директор военно-исторического музея фортификационных сооружений Ю.С. Тарариев. В заключение форума директор Балаклавского дома культуры Марина Ткачёва сообщила о запланированном ремонте исторического здания, который предполагает оборудование специального зала для размещения музея ЭПРОНа.
Не обошлось и без интриги. Общеизвестно, что в 1929 г. за многочисленные успешные действия по подъему и спасению кораблей и судов, водолазные и подводно-технические работы ЭПРОН был награжден орденом Трудового Красного Знамени и стал именоваться Краснознаменным. Но где сейчас находится награда? По просьбе А. В. Жбанова исследователи пытаются выяснить это, но пока безуспешно – из документов удалось узнать только, что в 1930 году орден еще не был вручен ЭПРОНу. Виной тому извечная бюрократия или какие-то иные причины, неизвестно. Поиски продолжаются!
«Балаклава – сердце ЭПРОНа, но в ней нет ни одной памятной доски, ни одного мемориального свидетельства об этом – несмотря на то, что сохранились построенные эпроновцами здания (включая Клуб ЭПРОНа – ныне Дворец культуры Балаклавы). Нет ни одной улицы, названной именами выдающихся эпроновцев. Они незаслуженно забыты», - заключил свое выступление генерал-лейтенант ФСБ в отставке Василий Христофоров.
По его убеждению, задача историков – не только писать книги об ЭПРОНе, о его прекрасных специалистах, но и всячески пропагандировать память о них, чтобы исправить эту несправедливость.
По итогам круглого стола были подписаны обращения к руководству Севастополя и Бакалавы, направленные на сохранение исторической памяти, а также патриотического воспитания молодежи.

Спасательному судну «Эпрон» - 60 лет!

До конца 50-х годов прошлого столетия ВМФ СССР не располагал специализированными спасательными судами, а в связи с необходимостью обеспечивать деятельность сил боевой службы в удаленных районах в 1953 г. было выдано TTЗ Западному ПКБ на разработку универсального спасательного судна пр. 527. Главным конструктором был назначен Лощинский Н. Г., главным наблюдающим от ВМФ - Сухоруких В. М. Судно было спроектировано и в 1959 году построено со следующими характеристиками:
Водоизмещение - 3230 т.
Размеры: длина - 89,7 м, ширина - 14 м, осадка - 5,1 м.
Скорость полного хода - 17,8 узлов.
Дальность плавания - 10500 миль при скорости 11 узлов.
Силовая установка - дизель-электрическая, 4 дизель-генератора 3Д-100М по 1375 кВт, 2 электромотора ПГ-215 по 2570 кВт, мощность полного хода 7000 л. с., 2 вала.
Вооружение - зарезервированы места для установки двух спаренных 57-миллиметровых АУ ЗИФ-31Б.
Специальное снаряжение: лебедка 25 т, грузовая стрела 12 т, битенг - два по 200 т, мощность водоотливных средств 3600 куб. м/час, семь стволов для пожаротушения производительностью по 220 куб. м/час, водолазный колокол ВК для глубин до 200 м, спасательный колокол для глубин до 200 м, наблюдательная камера для глубин до 300 м, комплекс барокамер.

Судно было заложено 27.11.1957 г. в Николаеве на судостроительном заводе им. 61 Коммунара по пр. 527 (заводской №1601). Спущено на воду 01.07.1958 г., флаг аварийно-спасательной службы ВМФ поднят 25 октября 1959 г., а 31.12.1959 г. под названием СС-26 (Спасательное судно - 26) вошло в состав флота. Впоследствии судно было модернизировано по пр. 527М.
В то время, да и спустя 20-30 лет, это был уникальный многоцелевой спасатель нового поколения с неограниченной мореходностью, обладающий средствами тушения пожара, проведения водолазных работ на глубинах до 200 м, спасения подводников на глубинах до 200 м, спасения людей, плавающих на воде, способный буксировать аварийные корабли, суда, подводные лодки больших водоизмещений. И в Черном, и в Средиземном море, в период несения боевой службы, при выполнении спасательных работ, при проведении водолазных спусков и буксировке аварийных объектов, особенно в штормовую погоду, экипаж судна сполна мог оценить отличные качества судна. На нашем «горбатом» спокойно было выходить в море, никакой шторм не страшен.
С увеличением глубины погружения подводных лодок возникла необходимость строительства глубоководных средств спасения подводников, в связи с чем спасательные суда пр. 527 проходят модернизацию по увеличению возможности работать на глубинах до 500 м, таким образом создаются суда пр. 527М. Этот проект разрабатывался в том же ПКБ, но главным конструктором был Горшков М. К., а главным наблюдающим от ВМФ капитан 2 ранга Головнев Н. И.
В 1968-70 гг. судно прошло модернизацию на заводе им. 61 Коммунара.
В результате модернизации были установлены спасательный колокол СК-64 для спасения подводников с глубин до 500 м, рабочая камера РК-680 с глубиной погружения 500 м, наблюдательная камера НК-300 с глубиной погружения 300 м, ГАС для поиска подводных объектов, ГАС подводной связи и телевизионная аппаратура МТК-200.
После модернизации за период с 1970 по 1984 гг. судно 10 раз выходило в Средиземное море для поисково-спасательного обеспечения сил 5 ОПЕСК, в т. ч. 4 раза судно выполняло специальные задачи в зоне боевых действий в периоды:
- 01.06.1972 г. - 08.12.1972 г. (Сирия);
- 12.10.1975 г. - 20.03.1976 г. (Сирия);
- 16.10.1982 г. - 23.07.1983 г. (Египет);
- 08.10.1983 г. - 15.11.1983 г. (Египет).
Следует отметить, что боевые службы, как правило, длились 8-10 месяцев, а одна из них, в 1977 году - 12,5 месяцев, командиром судна в то время был капитан 3 ранга Виталий Юрганов. Интересный факт – некоторые мичмана Виктор Кучерявый, Александр Бабенко, Владимир Загорулько были на боевой службе 8 раз, а Петр Кебало и Александр Науменко – 10 раз. Кебало И. П. и Науменко А. К. прослужили на судне от призыва на службу до увольнения в запас.
В 1977 году по результатам смотра судна на боевой службе командующим ЧФ адмиралом Ховриным Н. И. впервые в ВМФ спасательное судно СС-26, а не боевой корабль, было объявлено лучшим кораблем ВМФ.
На боевой службе интенсивно проводилась боевая подготовка, в обязательном порядке раз в 30-45 суток отрабатывались водолазы-глубоководники на глубины до 160 метров. Сложность состояла в том, что иностранные корабли расстреливали бочки рейдового оборудования, поэтому они тонули и, как следствие, необходимо было заново оборудовать полигоны отработки водолазов-глубоководников.
Выполнялись и фактические работы. В частности, поиск утерянных якорь-цепей в районе п. Александрия и около острова Крит, который увенчался успехом (1970 и 71 гг.).
Важнейшая задача, выполненная судном, – обеспечение глубоководного погружения подводной лодки после ремонта, предварительно вывод ее из порта Тиват. Перед глубоководным погружением проводилась проверка готовности лодки к погружению и годовая проверка спасательного снаряжения ИСП-60.
В 1984 году спасатель, можно сказать, получил право на вторую жизнь. Руководство Военно-морскими силами Индии решило купить в Советском Союзе спасатель подводных лодок проекта 527. Посчастливилось СС-26. Заключили межправительственный договор. Поскольку за 25 лет службы корпус спасателя и большая часть технических средств достаточно износились, его поставили на капитальный ремонт и дооборудование в завод имени Серго Орджоникидзе. Финансировали ремонт своевременно и в полном объеме. Ремонт затянулся на шесть лет, руководству завода было выгодно затягивать ремонт заказа, который оплачивался гарантировано.
В период ремонта заменили обшивку подводной части корпуса, часть палуб и стенок надстроек. Установили новые главные и вспомогательные механизмы, судовые системы, средства связи, судовождения, радиотехническую аппаратуру. Капитально отремонтировали спасательные и специальные средства. В связи с изменением политических отношений между СССР и Индией в конце 80-х годов прошлого века сделка в 1989 году не состоялась. К этому времени судно было отремонтировано и оставлено в составе Поисково-спасательной службы флота, что позволило до сегодняшних дней сохранить его, единственного из серии 9 судов пр. 527, а не быть порезанным на металлолом.
В 1989 г. судно получило свое нынешнее название "Эпрон".
.
В 2005 году на судно установлен комплекс нормобарических жестких скафандров "Hardsuit 1200", позволяющий спускаться оператору под воду при давлении внутри скафандра 1 атм. на глубины до 365 м, и телеуправляемый необитаемый подводный аппарат "Тайгер" для поиска и обследования подводных объектов на глубинах до 1000 метров.
Кроме того, в 2014 г. «Эпрон» получил глубоководный рабочий телеуправляемый аппарат «Пантера Плюс», способный работать на глубинах до 1000 метров. Он оснащен двумя механическими манипуляторами, на которых можно разместить тросорезы и циркулярную пилу для разрезания сложных конструкций толщиной до 90 мм.
Телеуправляемый аппарат имеет систему автоматического удержания глубины, эхолот, комплекс спутникового позиционирования и устройство для размыва грунта. Наблюдать за его действиями операторы могут с помощью двух управляемых телекамер повышенной светочувствительности, расположенных рядом с манипуляторами, а также видеокамерами заднего обзора.
Поскольку в период подготовки судна к продаже Индии исторический журнал судна был уничтожен, в связи с чем нельзя восстановить полноту и хронологию выполнения поисково-спасательных, судоподъемных, буксировочных работ, привожу их неполный перечень:
1972 г. - работы по снятию военного транспорта "Иргиз" с мели у о. Мармара;
1974 г. – обследование затонувшего БПК "Отважный";
1974 г. – буксировка потерявшей ход подводной лодки Б-641 в Средиземном море;
1977 г. - герметизация разрыва длиной 42 м, шириной 18-20 см подводной части корпуса танкера "Вакуленчук";
1977 г. – постановка нового обтекателя винта весом 150 кг на плавучей базе "Волга";
1977 г. - буксировка потерявшего ход большого морозильного траулера "Азов" в Черном море;
1993 г. - эскадренный миноносец «Сведущий». Донузлав. Откачка воды в НМО;
1993 г. - буксировка в базу потерявшей ход ПМ-138;
1993 г. – подъем затонувших в шторм в Новороссийске десантных катеров №630, №633, №654;
2003 г. - обследование у Варны (Болгария) погибшей ПЛ Щ-211;
2013 г. - обследование найденной у м. Тарханкут советской подводной лодки Щ-216;
09.2013 – 01.2014 гг. – дежурство по обеспечению охранной зоны будущей зимней Сочинской олимпиады 2014 г.;
2014 г. – подъем затопленного БПК «Очаков»;
2014 г. - выполнение задачи по допоиску и обследованию подводной лодки времен Первой мировой войны «Нарвал», которую затопили в 1919 году подразделения англо-французского экспедиционного корпуса на траверзе Севастопольской бухты, глубина затопления 60 метров;
2016 г. - буксировка учебного корабля «Перекоп» из п. Варна (Болгария) в п. Новороссийск;
2016 г. - подводные работы в районе п. Адлер по обследованию и подъему останков ТУ-154;
2017 г. - обеспечение саммита в п. Сочи, поиск и подъем самолета А-20 «Boston» времен второй мировой войны;
2017 г. - обследование затонувшего российского судна в районе пролива Босфор на глубине 90 метров;
2017 г. - работы в районе п. Туапсе по установке научного оборудования на морское дно;
2018 г. - осмотр и подрыв миноподобных объектов в районе бухты Ласпи.
Как известно, 30 августа 1974 года затонул БПК «Отважный». СС-26, находящийся в этот день в дежурстве в составе дежурного Спасательного отряда ЧФ, выходил по тревоге на аварию. На наших глазах БПК кормой начал погружаться в воду и почти вертикально затонул. Мы поднимали с воды на два корабельных катера и шлюпку прыгнувших с тонущего БПК людей, оказывали им помощь.
Сразу после погружения корабля на грунт личному составу СС-26 поступила команда обследовать затонувший корабль. Обследовали «Отважный» с помощью рабочей камеры РК-680 и наблюдательной камеры НК-300. В результате осмотра установлено: корабль затонул на глубине 127 метров с креном на левый борт, кормовая оконечность имела больший крен, нежели носовая, отчего можно было предположить, что она оторвана от носовой. Фотограф фотографировал корабль. Это были только первые результаты обследования. В дальнейшем обследование проводили СС-50 и автономный рабочий снаряд, которые подтвердили наши наблюдения и детализировали их.
В июле 2003 г. СС «Эпрон» и КИЛ-158 обследовали и идентифицировали советскую подводную лодку типа «Щука», погибшую в районе Варненского залива в 1941 году. Предстояло найти лодку, обследовать и идентифицировать. ПЛ обнаружили на второй день поисков. После обследования демонтировали и подняли на поверхность носовую 45-миллиметровую пушку, левый трехлопастной винт с кронштейнами. Всего на поверхность водолазы подняли 28 предметов с ПЛ, в т. ч. каску, котелок компаса, куски лееров и изоляцию. Флагманский водолазный специалист БРСС капитан 3 ранга Владимир Кучерявый в трехболтовом водолазном снаряжении проник в боевую рубку, сделал несколько снимков, на основании которых руководство экспедиции приняло решение - внутри подводной лодки водолазам работать опасно. Обследование лодки с большой вероятностью показало, что в данном месте лежит погибшая советская подводная лодка Щ-211.
Подводная лодка Щ-216 была обнаружена дайверами в июле 2013 года в 18 милях западнее мыса Тарханкут на глубине 52 метра. В период с 21 по 25 августа 2013 года был выполнен поиск и предварительное обследование затонувшего объекта. В ходе второго этапа работ с 17 по 22 сентября был детально обследован корпус подлодки, замерена его толщина в различных участках, подняты на поверхность носовое и кормовое орудия с деталями корпуса. На основании архивных данных специалисты предполагают, что обнаружена подводная лодка Щ-216, погибшая в этом районе Черного моря в 1944 году.
17 сентября водолазами была поднята на поверхность 45-миллиметровая кормовая артиллерийская установка с фрагментами корпуса Щ-216. Для выполнения работ использовался телеуправляемый подводный аппарат «Тайгер», а также комплекс нормобарических скафандров, которые позволяют водолазам работать без последующей декомпрессии на глубинах до 360 метров.
Несколькими днями ранее на месте гибели подводной лодки моряки "Эпрон" почтили память моряков-подводников, погибших в годы Великой Отечественной войны. На воду был опущен траурный венок.
Водолазами «Эпрона» подняты с глубин до 200 метров множество затонувших торпед, мин, ракет, авиабомб, экспериментальных образцов военной техники, обследованы сотни километров грунта в Черном и Средиземном морях, выполнен огромный объем работ по восстановлению технической готовности кораблей, подводных лодок и судов в Средиземном море. Проведены сотни учений по спасению экипажей затонувших подводных лодок с глубин до 500 метров с фактическим выводом десятков подводников из аварийных ПЛ. Найдены и подняты большое количество самолетов и вертолетов, потерпевших катастрофу над морем.
Необходимо воздать должное офицерам, контрактникам, старшинам, матросам, служившим (и служащим теперь) в разное время, за их заботу, любовь к своему морскому дому, грамотную эксплуатацию своего заведования, за успешное выполнение поставленных задач экипажами судна.
В конце августа 2015 г. судно под командованием капитана 3 ранга Бергс Д. А. прибыло в Средиземное море, а далее совершило переход через Суэцкий канал в Индийский океан, где выполняло задачи в рамках мероприятий международного военного сотрудничества с ВМС Индии.
В соответствии с достигнутыми ранее договоренностями между военными ведомствами России и Индии в рамках двустороннего военно-технического сотрудничества экипаж, водолазные специалисты и современное поисково-спасательное оборудование "Эпрона" были задействованы для обеспечения боевой подготовки подводных сил ВМС Индии.
В марте 2016 года «Эпрон» вернулся в Севастополь.
После 2016 года экипаж судна продолжал свою нелегкую спасательную службу, выполняя поставленные задачи по предназначению.
Судно находится на модернизации, которая позволит ему выполнять свои специальные задачи на новом, современном уровне.
Счастливого плавания, «Эпрон»!

Случай с колоколом СК-64 или Сколько весит кубометр воздуха

В 1970 году на СС-26 (ныне СС «Эпрон»), которому 25 октября 2019 года исполнится 60 лет, установили спасательный колокол СК-64. По сравнению с колоколом СК-59 это был шаг вперед, поскольку СК-64 колокол автономный, связан с спасателем только капроновым страховочным тросом, имеет большие запасы сжатого воздуха, аккумуляторную батарею, предназначен спасать подводников с глубин не 200, а 500 метров.
Колокол погружается к ПЛ, выбирая на лебедку трос СК, ходовой конец которого присоединен к комингс-площадке ПЛ. Действия операторов колокола по выводу подводников из затонувшей ПЛ отрабатываются на макете комингс-площадки ПЛ, а также на ежегодных учениях по оказанию помощи аварийной ПЛ, лежащей на грунте, дважды: на глубине 45-60 метров на подготовительном учении и на глубине 120 метров на зачетном учении. На учениях выводили из ПЛ 2-3 подводника. Обычно операторы колокола передавали подводникам фрукты или арбуз и т.п.
После присоса колокола к комингс-площадке аварийной ПЛ, лежащей на грунте, открываются люки колокола и ПЛ и далее подводники переходят в колокол, люки закрываются, колокол отстыковывается от ПЛ и всплывает на поверхность.
Первыми на ЧФ на глубину 427 метров в СК-64 погружались в 1969 году с СС «Казбек» водолазный специалист Ким Николаевич Красильников и два водолаза-глубоководника срочной службы, фамилию которых узнать мне не удалось.
На СС-26 на предельные глубины в СК-64 погружались мичманы Бабенко Александр Иванович и Кучерявый Виктор Ефимович. Оба водолазы-глубоководники, операторы спасательного колокола СК-64, рабочей камеры РК-680, наблюдательной камеры НК-300 и водолазы-сварщики. Они несколько раз в СК-64 спускались на глубины 480-485 м, что при нормальных условиях погружения является поступком, а тем более при возникновении нештатных ситуаций – поступок вдвойне, и при этом вели себя спокойно и хладнокровно, даже шутили; неоднократно участвовали в учениях по оказанию помощи аварийной подводной лодке, лежащей на грунте на глубинах 60-120 м, выводили подводников в СК-64 из лодки.
Как проходит погружение колокола на глубину рассказывает мичман в отставке Онуфриев Анатолий Иванович, водолаз-глубоководник, ветеран Поисково-спасательной службы ПСС ЧФ.
" Севастополь, конец 70-х. С борта СС-21 командование запланировало провести учение по погружению спасательного колокола СК-64 на предельную глубину.
В то время я был старшиной команды подводных снарядов с небольшим опытом работы в колоколе и по этой причине советчиком и помощником был назначен опытный специалист с СС-26 Бабенко Александр. Период подготовки – нудная, тяжёлая, грязная работа в буквальном смысле, растянутая по времени на недели, о которой можно говорить долго только с человеком, который всё это выполнял.
Так вот, подготовились, прошли всевозможные проверки, пришли в полигон, стали на якоря. Операторами колокола были назначены я и Бабенко А. Колокол заправили и загрузили согласно эксплуатационной инструкции, получили последние наставления командира спуска. Мы зашли внутрь, закрыли крышку, проверили проводную связь, гидроакустическую и прочие параметры и показания, доложили наверх.
Получили добро убрать воздушную подушку из предкамеры. После этой операции в рабочую камеру попадает небольшое количество воды. Зная, что эта вода – лишний вес, мы её собрали в ведро и с разрешения командира спуска, открыв люк, удалили наружу. Люк снова задраили. Выбрали слабину ходового троса, по команде убрали воздушную подушку из цистерны плавучести, получили разрешение начать спуск.
Надо было следить за показаниями счётчика вытравленного ходового троса и других приборов, смотреть в перископ как укладывается на барабан трос, не поступает ли вода, за глубиной спуска и всё это докладывать наверх, получая взамен новые вопросы. На 10 метрах остановились, осмотрелись, доложили обстановку. Замечаний нет. В рабочей камере жарковато, я подумал, что зря одели под рабочую спецовку шерстяное бельё, пот скатывался по спине и шее. Снял феску и повесил на воздушный редуктор.
Поступила команда «Продолжить спуск». Продолжили погружение. Через каждые 10 метров доклад наверх о всех параметрах на приборах колокола. Следующая остановка была на 70 метрах. У нас порядок, самочувствие хорошее, замеры процентного содержания кислорода и углекислого газа показывали норму. И остальные показания в пределах нормы. Разрешили продолжить спуск.
Стало прохладней, на корпусе колокола появился конденсат. Погружение проходило нормально, прошли 200 метров и вдруг резкий сильный треск (или мощный щелчок по корпусу) заставил остановить погружение. Причину остановки сообщили командиру спуска.
Осмотрелись: поступлений воды не увидели, всё висело, стояло и лежало на своих местах, датчик воды заместительной цистерны показывал «осушено». В перископ хорошо просматривалась предкамера с лебёдкой и тросом, уходящим в черноту. Доложили о готовности к погружению, получили «добро» и продолжили погружение сначала на первой скорости, потом второй, третьей и далее в привычном режиме.
От регенеративной двухярусной установки (РДУ) вверх шёл горячий воздух (не зря ещё её называли печкой), но в рабочей камере было холодновато, пришлось натянуть феску на голову. Спокойно одолели 300 м, потом 400 м. И снова этот щелчок заставил застопорить ход. На глубиномере 420 м счётчик троса показывает примерно то же, гробовая тишина, докладываем наверх, осматриваемся.
В предкамере в блоковой оснастке на роликах появились маленькие катышки от тросовой смазки, сам трос на барабане уже укладывался не идеальными витками, но вполне надёжно. Под колоколом темень, иногда под светильниками по течению проплывали белые пушистые ленты длиной до 10-15 см и толщиной около 1 мм, а также белые хлопья диаметром 2-3 мм.
Продолжили погружаться на 2-й скорости с частыми остановками. Комингс-площадка начала просматриваться в 1,5-2-х метрах от колокола, чистая. Сели плавно. Глубина была 470 метров. Присос произошёл удачно, стрелка глубиномера упала вниз, сработал датчик заместительной цистерны на 150 литров, закрыли клапана. Осмотрелись, прислушались. Тихо и холодно. Провели замер содержания кислорода и углекислого газа. Связь работает хорошо, надоедал гидроакустик своими вопросами, дублирующими всё, что мы получали по проводной связи.
Пришло указание приготовиться и провести отсос. Выполнили отсос. Стрелка глубиномера плавно ушла на 470 м, клапана оставили открытыми. Наблюдаем за тросом и лебёдкой, включением электродвигателя ослабляем трос – колокол стоит! Ослабили ещё – как приклеился! В перископ хорошо видно, что у троса слабина есть. С Бабенко А. поднялись по трапу повыше и пробовали покачать колокол: не получается! По команде с поверхности закрыли клапана, соединяющие предкамеру с забортом, осушили заместительную цистерну, снова сообщили предкамеру с забортом – колокол не пошевелился.
Стали на тормоз, разобщили лебёдку, дёргали ручкой тормоза туда-сюда. Не идёт! Наверху приняли решение поддуть цистерну плавучести. Поддули, ждём, ничего не меняется, поддули ещё, ждём, наблюдаем за тросом – никаких движений; продули полностью, облегчились более чем на 500 килограмм – стоим! Осматриваем снова лебёдку. Трос не закушен – видно хорошо, с барабана направлен в тросоукладчик почти перпендикулярно и далее через блоковую оснастку к люку комингс-площадки. На роликах оснастки по краям видны сгустки тросовой смазки, но их не так много, чтобы клинить ходовой трос.
По телефону передали: «Лебёдку разобщить, снять с тормоза». Пробуем потянуть за страхующий конец. «Наблюдайте». Лебёдка была разобщена, сняли с тормоза, доложили о готовности. Бабенко А. присел к тормозу, я был на связи и смотрел в перископ. Через некоторое время произошла какая-то подвижка, колокол зашевелился и ходовой трос медленно начал уходить с барабана. Я доложил, что начали медленно всплывать, закрыл клапана, проверил остальные, посмотрел в перископ. Мы медленно набирали скорость, было слышно, как за бортом бурлит воздух, уходящий через шпигаты цистерны плавучести. Всплыли. Колокол подтянули, мы перебрались на борт, доложили, что с колокола вышли, самочувствие хорошее.
На следующий день после возвращения в Севастополь с утра приходит к нам инженер ПСС ЧФ Друкер И.И. Ему поручили выяснить, почему колокол не всплывал, попросил показать всё внутри, что с собой брали, где и чем крепили, сколько было балластной воды, какое давление воздуха, пересчитал все ключи, спросил мой вес и вес второго оператора, как были одеты, какие датчики сработали при присосе и т.д. и т.п. Всё переписал в тетрадочку, сказал «спасибо» и ушёл.
Появился он через неделю, встретил я его на юте, поздоровались и с ходу услышал вопрос: «Скажи мне, сколько весит кубометр воздуха?» Я, не задумываясь, отвечаю: «Нисколько». Он: «Вот так думали и те, кто колокол сконструировал!». И пошёл в каюту к начальнику Поисково-спасательной службы ПСС судна.
С тех пор в формуляре колокола СК-64 появилась запись за подписью начальника ПСС ЧФ, дополняющая инструкцию по эксплуатации колокола. Суть этой записи заключалась в том, что в колоколе можно выводить из затонувшей ПЛ не 8 подводников, как предусматривалось тактико-техническими данными колокола, а только 6."

«ЭПРОН и его значение для развития водолазного и спасательного дела России: история и современность»

Научный руководитель Севастопольской
Общественной организации «ЭПРОН-Клуб» А.В.Жбанов

Круглый стол
Дата проведения: 25 сентября 2019 года, начало в 10.00.
Место проведения: Балаклавский дворец культуры (бывший Клуб ЭПРОНа), г. Балаклава, Республика Крым.

Темы выступлений:

Часть 1. История Эпрона и водолазного дела России: новые открытия

1. Христофоров Василий Степанович (член-корреспондент РАН, профессор РГГУ, г. Москва) «Эпрон как проект советских спецслужб».
2. Гусева Юлия Николаевна (д.и.н., г. Самара) «Темно-синее море Льва Захарова-Мейера: Эпрон глазами его создателя».
3. Хохлов Дмитрий Юрьевич (к.и.н., старший научный сотрудник Института российской истории, г. Москва) «Что мы знаем об Эпроне.
Советская и российская историография об Экспедиции».
4. Боровиков Павел Андреевич (писатель, историк, исследователь истории развития водолазного дела в России) «Ключевые моменты становления водолазного дела в России».
5. Сиваков Иван Петрович (водолазный специалист) «Центр подготовки водолазов продолжает традиции водолазного техникума ЭПРОНа».
6. Помозов Анатолий Андреевич (гидронавт-исследователь СССР, г. Севастополь) «Отечественная гидронавтика берет начало в ЭПРОНе».

Часть 2. Эпроновское наследие: сохранение, использование и приумножение

1 Кочергина Ирина Николаевна (генеральный директор ООО «Нептун») «Журнал «Нептун» как один из продолжателей традиций сборника «ЭПРОН».
2 Матвеева Любовь Николаевна (сотрудница Балаклавского дворца культуры, председатель литературного объединения имени А. Н. Озерова) «80 лет клубу ЭПРОНа».
3 Пинчук Наталья Витальевна (директор Балаклавской библиотеки имени А. И. Куприна
«Организация «Эпроновских чтений» и их результаты».
4 Ермакова Татьяна Григорьевна (классный руководитель 9 «А» класса Балаклавской СОШ № 33) «История проведения военно-патриотической работы в классе и ее связь с боевыми и трудовыми подвигами эпроновцев».
5 Брага Юрий Константинович (гидронавт СССР, директор музея гидронавтики) «Положение дел по организации и насыщению Севастопольского музея гидронавтики».
6 Жбанов Александр Васильевич (научный руководитель общественной организации «ЭПРОН-Клуб», г. Севастополь) «ЭПРОН – наша моральная и профессиональная опора».

Как строилась Севастопольская водолазная школа

Андрей Лубянов

Севастопольской водолазной школе (Центру подготовки военных спасателей и водолазных специалистов) в ближайшие годы предстоит очередная передислокация в другое место в Севастополе. Территория школы перейдет музею Херсонес Таврический. Неизвестно, как будет строиться школа на новом месте, а как строилась водолазная школа в конце 50-х прошлого столетия написал в газете «Эпроновец» Андрей ЛУБЯНОВ, корреспондент газеты «Флаг Родины».
Среди тех, кто возрождал Севастопольскую школу водолазов в тяжелое послевоенное время и сделал все возможное, чтобы единственное в стране военное учебное заведение, выпускавшее специалистов «подводного» профиля, Михаил Георгиевич Нюхин, ныне – полковник в отставке.
«Меня назначили заместителем командира по материальному обеспечению, – говорил Михаил Георгиевич. – Время был нелегкое, как раз командиру учебного отряда капитану 1 ранга Ивану Горелому была постав лена задача – передислоцировать школу водолазов из Балаклавы в район Карантинной бухты. На новом месте была лишь степь, да пылились под крымскими суховеями одни развалины. Мы начинали на пустыре с нуля. Весь личный состав школы – а это около полутора тысяч человек, из них почти сто были офицерами и мичманами – превратился в строителей. Казалось бы, в условиях ужасной разрухи что- то серьезное может появиться здесь лишь через десяток лет. Но победили объявленный командующим ЧФ хозспособ и огромное желание моряков восстановить Севастополь».
Школа водолазов одновременно строила и учебный корпус (где сегодня располагается административное здание части), и ряд двухэтажных жилых домов для комсостава по улице Гавена. Каждый день моряков на грузовых машинах возили из Балаклавы к месту строительства. Переселение школы проходило в несколько этапов и в общей сложности заняло около двух лет. При разборке храма на Херсонесском городище моряки наткнулись на заложенные немцами фугасы и мины. Водолазы школы сняли с поднятого и отбуксированного в Казачью бухту линкора “Новороссийск» трубопроводы, сантехнику, ванны и установили их в строящихся зданиях. Все строилось из ракушечника, который на баржах доставлялся из Черноморска. Добывала ракушечник бригада старателей из 30 моряков, откомандированная в карьер.
«Тогда школа водолазов насчитывала три учебные роты, – продолжает полковник в отставке Михаил Нюхин. – И все было распланировано так, чтобы строительство, как бы это помягче сказать, не мешало боевой учебе. То есть моряки как универсалы постигали азы водолазного дела и возводили своими руками первые здания Севастополя. Помню отличного командира 1-й роты старшину Валентина Задорожного. Он и после демобилизации долгие годы трудился в учебном отряде. Принципиален и строг был заместитель командира по строевой части капитан 2 ранга Михаил Колпаков. Почти сразу заработал водолазный полигон, и курсанты пошли под воду. И, наконец, наступил торжественный день, когда, взявшись за лопаты, весь коллектив части вышел, чтобы посадить 1500 кипарисов».
И среди этих кипарисов есть несколько, которые посадил ветеран флота, орденоносец Михаил Георгиевич Нюхин.

Эпроновец 31

Жбанов Александр Васильевич

Спасательный многофункциональный катер
«Виталий Теплов»


В нашем выпуске № 16 за прошлый год мы писали о талантливом водолазном специалисте, одном из последних учеников легендарного Ф.А.Шпаковича Виталии Васильевиче Теплове. Статья называлась «Настоящий эпроновец». И вот с Тихоокеанского флота от его сына Юрия, тоже специалиста водолазного и аварийно-спасательного дела, мы получили сообщение о том, что именем Виталия Васильевича назван спасательный многофункциональный катер. Катер входит в состав 79 Аварийно-Спасательного отряда, дислоцированного во Владивостоке. В этом отряде служил и работал Виталий Васильевич.
Не будем пересказывать содержание статьи о жизненном и служебном пути настоящего эпроновца, написанной его другом, профессором, капитаном 1 ранга в/о Олегом Асташенко, но вспомним об одной очень необычной водолазной работе, которой руководил Виталий Васильевич в марте 1978 года – поиске и подъеме вертолета, потерпевшего аварию в Тихом океане, при помощи спасательной подводной лодки типа «Ленок» (проект 940).
Без всяких преувеличений можно сказать, что это была далеко не ординарная работа. Водолазы через шлюзовое устройство выходили из спасательной подводной лодки и вели сначала допоиск, а затем остропку вертолета «Ка-27», после чего тем же путем возвращались в лодку. Это все происходило на глубине 90 метров. После всплытия лодки трос передавали на надводный корабль, который и поднял вертолет. Так была выполнена эта важная для государства работа благодаря мужеству и высокому профессионализму всех ее участников и, конечно, в первую очередь, водолазов-глубоководников, которыми руководил Виталий Васильевич Теплов – наш друг и соратник по благородному спасательному делу. Мы всегда будем помнить о нем.
Остается пожелать капитану катера Игорю Владимировичу Молозину и его команде счастливого плавания и успешного выполнения всех заданий командования, как это делал Виталий Васильевич Теплов, чьим именем назван их катер.




1949 год, Большой Кронштадский рейд, водолазный поиск боезапаса. Первый справа водолаз, старший матрос Виталий Теплов

Возвращение к родному причалу

Полковник медицинской службы
СОЛОДОВНИКОВ
Николай Александрович

Из книги "Эпрон"- вторая жизнь

Все позади - Вишакхапатнам,
Суэц, недремлющий Босфор.
Закончен переход домой
До берегов у Крымских гор.

Личный состав, как по сигналу,
Сменил тропический фасон
На форму «три», всё же дождались,
С корректировкой на сезон.

На Угольной всё по уставу,
Строй экипажа и рапорт,
Отмечен экипаж по праву,
Встречающий взошёл на борт.

Приветствия, рукопожатья,
Вопросы флагманских спецов,
И долгожданные объятья
Жён и подросших сорванцов.

Кто не в наряде, тому право
«Добро» получено на «сход»,
А кто в наряде, тому слава
И самый искренний почёт.

За праздничным столом подняли
Бокал вина за любимых подруг,
За тех, кто в море, вспоминали
О завершивших жизни круг.
Заговорили о работе
(Другого места не нашлось)
Так, впрочем, принято на флоте,
Не раз участвовать пришлось.

Уснуть нельзя – глаза закроешь,
Увидишь, словно наяву,
Джибутти под палящим зноем
И океана синеву.

А утром новая задача –
Освоить новый полигон,
А если проще, это значит –
Готовить к выходу «Эпрон».

Как много лет прошло с тех пор, когда
На флот пришла благая весть,
Что в строй зачислен навсегда
Спасатель номер двадцать шесть.

Служил с людьми безукоризненно честными и порядочными

Капитан 3 ранга
Аббакумов
Константин Владимирович

командир БЧ-5 СС-26 (Эпрон) в период1974-1977 гг.

Из книги "Эпрон-вторая жизнь"

12 августа 1970 года около 11 часов по московскому времени прибыл в 409 ОДАСС ЧФ. На КПП старший лейтенант c повязкой дежурного по части c легкой ухмылкой задал всего лишь один вопрос: "За что?", - и, не получив вразумительного ответа, молча махнул рукой в направлении вертушки, -проходи уж!». Шутку в то время я не понял. Прошел на территорию. Из барачного строения, оказавшегося клубом, с какого-то совещания выходили офицеры. Направился к ним. Подошел к самому, на мой тогдашний взгляд внушающему доверие, представился: "Лейтенант Аббакумов. Подскажите, пожалуйста, как мне пройти на СС-26?". Случай ли, судьба ли, теория вероятности в действии или что-то еще, но из большого числа офицеров инстинктивно был выбран именно Борис Игнатьевич Василатий - мой будущий Командир и Учитель! Он, поняв, что я назначен к нему в БЧ-5, привел на корабль, в свою каюту. После короткого с ним знакомства я был представлен командиру корабля Коптяеву Виктору Ивановичу. О чем я никогда в своей жизни не жалел, так это о том, что судьба подарила мне совместную службу именно с этими людьми, не показушно идеальными, порою противоречивыми, не всегда предсказуемыми, но... безукоризненно честными и порядочными.
В течение месяца, как в то время и было установлено в Электромеханической службе УВФ, сдал все положенные зачеты на допуск к самостоятельному управлению электротехнической группой. Так как СС-26 готовился к выходу в состав 5 оперативной эскадры ВМФ, то экзамены принимал лично начальник ЭМС УВФ капитан 1 ранга Мартынов Спартак Аркадьевич. Экзаменатором он был очень требовательным и была реальная угроза что-нибудь "завалить" и не попасть в соответствующий приказ о допуске к управлению ЭТГ, что, естественно, оставило бы меня вне своего экипажа набираться опыта в Главной базе - Севастополе. Но все сложилось удачно и 2 октября 1970 года на СС-26 убыл на первую свою боевую службу. Так как корабль недавно вернулся из модернизации в Николаевском судостроительном заводе им. 61 Коммунара и техника была отлажена, прошел тот боевой поход на "отлично". Все поставленные задачи были выполнены. По возвращении в Севастополь был направлен на учебу в 40 НИИ ВМФ в г. Ломоносов, где в течение 2-х месяцев постигал основы Аварийно-спасательного дела и получил квалификацию "офицер-водолаз", что впоследствии весьма пригодилось, ибо с легкой руки начальника АСС корабля Адамовича М.И. открыл счет практическим спускам в трехболтовом снаряжении в Средиземном море. Впечатлений было предостаточно! Никакого сравнения со спусками в учебном полигоне. Затем было еще две боевые службы. В январе 1974 года Виктор Иванович Коптяев и Борис Игнатьевич Василатий убыли для дальнейшего прохождения службы в другие воинские части и наш старший помощник Василий Парфенович Пальчиков и я были назначены на их должности, соответственно командиром корабля и командиром БЧ-5. Началась новая страница его и моей службы.
В качестве командира БЧ-5 прошел еще три боевых службы, после чего был направлен к новому месту службы принимать от промышленности новый спасатель "Эльбрус". За почти семилетнюю службу на СС-26 многое пройдено, видано, пережито, прочувствовано и т.д., но, самое главное, что с огромной благодарностью к тем годам вспоминается, так это ЛЮДИ! Вот уж с кем кораблю везло! В дополнение к написанному о сослуживцах, не могу не вспомнить о Василии Парфеновиче Пальчикове. Будучи старпомом, своими постоянными требовательностью и принципиальностью ко всем без исключения, он, мягко говоря, никак не вызывал к себе чувств доверительности и дружественности, подтверждая флотскую байку, что старпом - это всегда «цепной пес» командира. Но как раскрылся человек, став командиром! До неузнаваемости! И люди к нему потянулись, и он стал настоящим Отцом-Командиром! Под его началом две боевые службы прошли на "отлично". К сожалению, в дальнейшем, по состоянию здоровья он был переведен к другому месту службы. С огромной благодарностью вспоминаются мои помощники: механики, мотористы, электрики, трюмно-котельные. Cреди них командир электротехнической группы и будущий командир БЧ-5 Борис Антонович Слесарчук, а также старшины команд Александр Науменко, Анатолий Падалкин, Николай Войнов, Валерий Чумак, Василий Тибейкин - глубокопорядочные, технически грамотные и очень надежные люди.
Cудя по тому, что и в нынешнее время, будучи далеко не новым, корабль продолжает нести нелегкую морскую службу уже на просторах Индийского океана, глубоко уверен, что и те, кто пришел после нас, достойно несут переданную нами эстафету.

Замерзали лебедки, перемерзали шланги": водолазы МРТС провели под водой почти месяц полярной зимы

Владислав Букин

В середине января 2016 г. новостные СМИ отрапортовали о важном для Мурманского региона событии: нефтеналивной танкер "Умба" встал на якорь на рейде в акватории морского порта Мурманск в среднем колене Кольского залива. Журналисты отметили ювелирную работу лоцманов, проведших 330-метровый танкер от входа в Кольский залив до рейда. За кадром осталась лишь работа водолазов, установивших якорно-швартовые связи, без которых стало бы невозможным использование "Умбы" в качестве перевалочной базы.
Между тем, выполняя эти работы, глубоководные водолазы АО " Межрегионтрубопроводстрой МРТС" поставили новый рекорд России по глубине, длительности погружения. Две команды, из четырех человек каждая, провели суммарно 24 дня под давлением стометровой глубины.

Рекорд рекорду рознь

О покорении глубин сейчас говорят чаще, чем об освоении космического пространства. Регулярно появляется информация и о новых рекордах. Совсем недавно два российских дайвера-любителя совершили подледное погружение на глубину 106 метров и провели под водой 80 минут. Военные водолазы-спасатели также погружались на 100 метров. В чем же рекорд, спросите вы?
Значение имеет длительность и цель погружения. Одно дело кратковременный спуск, и совсем другое ― длительное погружение, при котором две группы водолазов живут и работают под давлением одна 17, а другая 7 суток, а глубоководный водолазный комплекс 24 дня поддерживает соответствующее стометровой глубине давление.

Алексей Алексеевич Пехов – главный водолазный специалист АО "МРТС":
Подбор водолазов для выполнения работ на такие глубины очень важен, необходим индивидуальный подход к совместимости людей, так как они живут бок о бок в небольшом замкнутом пространстве по много суток.

Нефтеналивной танкер "Умба" / МРТС

Свою роль играют и условия окружающей среды. Январская погода в Кольском заливе, когда температура воздуха то и дело опускается ниже -20ºС, а температура воды колеблется в районе -1,5ºС, не самый приятный вариант для погружений. И не только для погружений. Техника рассчитана на работу при температуре не ниже -20ºС, но зима диктует свои условия.

Дмитрий Божинский – руководитель водолазных спусков:
Самой большой трудностью для команды МРТС стало обеспечение работоспособности техники в периоды, когда температура опускалась до -22-27ºС. Мороз усугублялся ветром и метелью. Техника просто не предназначена для таких условий эксплуатации. Замерзали лебедки, перемерзали шланги. Приходилось ежеминутно контролировать состояние оборудования. Горячая вода через шланги шла круглосуточно: иначе все просто перемерзло бы. Мы делали все возможное, вплоть до обогрева самых "слабых" узлов с помощью обычных грелок. Иначе никак: при поступлении команды начать работу мы должны были быть готовы ее начать. Однако теперь мы знаем, что способны выполнить работу даже в таких тяжелых условиях.
Не стоит сбрасывать со счетов и уровень организованности. "Штабу" МРТС приходилось координировать действия водолазов, оператора колокола и экипажей двух судов. За все время проведения работ ни одного промаха, хотя в общей сложности было задействовано около 80 человек, а позиционирование и укладка массивов весом 200 тонн создавали множество предпосылок для возникновения ЧП.
Работа на глубине затруднялась тем, что на поверхности стояла полярная ночь, видимость была незначительной. Для выхода к месту работ водолазы ориентировались по компасу.
Еще одна составляющая ― использование уникального для России оборудования, управление им силами собственных специалистов. Впрочем, на этом стоит остановиться подробнее.

"Такие работы в России могут выполнять только водолазы АО "МРТС": только у нас есть оборудование, которое обеспечивает длительное погружение на такую глубину; только у нас есть такие специалисты, которые могут работать с такой техникой и в таких жестких условиях", - рассказывает руководитель водолазной службы МРТС Алексей Ильич Пехов.

Ход работ

Цель работ ― установка якорно-швартовых связок для танкера "Умба".


"Кендрик" / "МРТС"

В этом проекте у компании было задействовано три судна – "Кендрик", "Литса" и "Сервис". На борту "Кендрика" был установлен МГВК-300 с пристыкованной камерой-колоколом. На "Литсу" поставили кран "Либхерр" грузоподъемностью 350 тонн. "Литса" приходила к причалу, загружала краном массивы по 200 и 50 тонн, возвращалась на участок и начинала выполнять грузоподъемные работы. "Сервис" был задействован на разработке грунта для первой цепочки пяти массивов, которые сейчас находятся между танкером и берегом. Цепочка расположена на мелководье, другие суда из-за отливов туда даже не могли подойти. Грунт с большим уклоном, поэтому задачей "Сервиса" было разработать площадку ― своеобразную террасу ― на которую устанавливался массив. После этого массив закапывали, иначе он мог начать сползать под нагрузкой собственного веса.
В целом от "Умбы" отходит 10 якорно-швартовых связок. Схема выглядит так: танкер – цепь – подвесной массив 50 тонн – цепь – массив 200 тонн – цепь – массив 200 тонн. Задачей водолазов было отцеплять стропы от массивов.
Работа занимала самое меньшее порядка 7 минут, не считая времени, необходимого на отстыковку и спуск колокола, подготовку водолазов к выходу. Но иногда стропы перекручивались с цепями ― даже небольшого захлеста было достаточно, чтобы задача становилась физически невыполнимой. В этом случае на помощь приходила "Литса": совершала маневры, пока нагрузка не ослабевала и водолаз мог отцепить стропы.
Водолазы работали тройками: первый выполнял задание, второй страховал и оказывал необходимую помощь, третий находился в колоколе для управления его системами. В общей сложности операция занимала 3-4 часа. Сам спуск или подъем колокола с прохождением 100 м глубины - 15 минут, выход водолаза после достижения глубины ― еще 15 минут, второй водолаз выходил еще через 10 минут. Стыковка и отстыковка колокола отнимала 30-40 минут. То есть 1,5-2 часа ― это время на погружение без работы.
Контроль качества осуществлялся по нескольким каналам. Картографическое судно "Дунай" делало промеры и определяло, насколько правильно лег якорь, с помощью гидрографического оборудования. Оно показывало, как ложились массивы, есть ли отклонения. Кроме того, велась видеосъемка водолазов – все, что они делали, снималось.

Водолазный комплекс МГВК-300

Мобильный глубоководный водолазный комплекс МГВК-300 с камерой-колоколом ― первый в истории нашей страны комплекс такого уровня, установленный на отечественном судне. МГВК предназначен для работ на глубинах до 300 метров и рассчитан на 9 водолазов.
В комплекс входят водолазный колокол на 3 человек, 2 жилые барокамеры, предназначенные, соответственно, для 3 и 6 человек, все необходимые системы жизнеобеспечения и рабочее оборудование. В целях безопасности водолазы на время пребывания в барокамере лишены возможности пользоваться телефонами, планшетами и другими гаджетами. К комплексу пристыкована спасательная, эвакуационная барокамера с одним отсеком на девять человек. Она служит гарантией защиты водолазов: в случае форс-мажорных обстоятельств выбрасывается за борт, после чего ее можно отбуксировать и поставить на другое судно для декомпрессии водолазов.
Комплекс работает в режиме насыщенных погружений. Девять водолазов могут работать в три смены. Остающиеся на ГКВ операторы могут отслеживать погружение колокола на глубинах до 200 метров.


Участники экспедиции. Слева направо: Специалист (водолаз) Дмитрий Васильевич Божинский , водолазы-глубоководники Максим Михайлович Тарасов, Александр Владимирович Комлев, Евгений Владимирович Пысь, Евгений Анатольевич Маркелов , Начальник МГВК Алексей Ильич Пёхов, Старший специалист (водолаз) Алекесей Алексеевич Пёхов, Старший врач по водолазной медицине Валерий Николаевич Левицкий.

Насыщенные погружения — водолазные спуски методом длительного пребывания под повышенным давлением газовой среды. Они проводятся из условий повышенного давления газовой среды барокамеры водолазного комплекса. Время пребывания под повышенным давлением равно времени полного насыщения тканей организма индифферентными газами или превышает его. Последующая декомпрессия происходит в тех же условиях.
Камера-колокол заслуживает отдельного описания. В отличие от барокамеры, колокол находится в движении. Приемно-выходной отсек герметично пристыкован к шлюзу барокамеры ― через него водолазы попадают в колокол, чтобы отправиться к месту проведения работ. Колокол рассчитан на 3 водолазов и в сложных случаях готов обеспечить их жизнедеятельность на протяжении суток. Вес колокола с водолазами ― около 9 тонн. Чтобы спустить его под воду к месту проведения работ и поднять обратно на борт, используется спускоподъемное устройство (СПУ), которое нейтрализует воздействие на колокол качки судна и обеспечивает безопасность водолазов в нештатных ситуациях.

Подготовка водолазов

17 водолазов МРТС изначально прошли серьезную подготовку и постоянно поддерживают высокий уровень профессионализма. Первым этапом обучения стал подготовительный курс в Подводном центре Тасмании в Австралии. Курс включал аттестационную подготовку на подтверждение опыта шланговых водолазов, курс оказания медицинской помощи. Также в программу входила подготовка на ассистентов техника. Завершающим этапом стало обучение на озере Сентанана на барже DiveDevil 2. На этом судне расположен особый глубоководный комплекс, состоящий из двухместного колокола и барокамеры. За время подготовки каждый водолаз команды АО "МРТС" сделал пять спусков в колоколе, в процессе которых отрабатывались аварийные задачи. Был проведен и смешанный глубоководный спуск на глубину 90 метров с последующей декомпрессией длительностью 63 часа.
Все водолазы АО "МРТС" успешно сдали экзамены и получили сертификаты международного образца на ведение водолазных работ на континентальном шельфе на глубине до 300 метров. Однако получение сертификатов не стало конечной точкой. Регулярно проводятся тренировочные погружения. К примеру, перед началом работ в Кольском заливе три команды, каждая из которых состояла из четырех водолазов, совершили по два погружения на глубину 10 метров на трое суток каждое. Такая серьезная подготовка ― необходимость. Без нее отправлять людей на глубоководные работы нельзя.

Безопасность

Нефтеналивной танкер "Умба" / МРТС

Любой спуск водолаза ― это риск, особенно на такую глубину. Любая неосторожность смертельно опасна. Сорвало судно с якорей, и водолаз может остать¬ся на глубине. Запутался в стропах, травмирован погружаемым оборудованием... Но водолазы АО "МРТС" работали безопасно: при каких-либо работах на поверхности, водолаз отходил в колокол. Дала результат слаженность действий экипажей "Кендрика", "Литсы" и команды водолазов. Это три кита, на которых держалась безопасность спусков. Все беспрекословно подчинялись руководителю погружений. Он был напрямую на связи, следил за всеми действиями и водолазов, и кораблей.

Алексей Алексеевич Пехов
Успешное выполнения всякой работы зависит от качества подготовки к ней. Так, перед глубоководными спусками были проведены тренировочные с проживанием на глубине 10 м, длительностью по нескольку суток. Во время этих спусков проводились работы в водолазном колоколе, водолазы оттачивали мастерство, вспоминали порядок действий при различных операциях в колоколе, запоминали расположение многочисленных клапанов, имитировали аварийное покидание МГВК с помощью спасательной барокамеры. Специалисты СЖО (систем жизнеобеспечения) практиковали приготовление различных смесей для дыхания водолазов. Электромеханики проводили обслуживание техники без перебоев в работе МГВК, незамедлительно устраняя неисправности, понимая, что на кону жизни людей.

Жизнь под давлением

За время погружения водолазы получили новый опыт, новые эмоции, новые, порой совершенно неожиданные, ощущения. Члены водолазной команды ― одни из немногих людей, встречавших Новый год под давлением стометровой глубины. Согласитесь, такие воспоминания надолго остаются в памяти. Например, под воздействием давления знакомая и привычная пища приобретает абсолютно другой вкус и запах, меняется ее консистенция. Вся еда больше напоминала пластилин или отсыревший картон, привыкание потребовало определенного времени. Водолазы "МРТС" столкнулись и с другой трудностью: кислородно-гелиевая смесь совместно с давлением заставляют голос звучать совершенно иначе. В первые сутки практически не могли понять друг друга ― настолько изменились голоса. Потом адаптировались, слух подстроился, появилось и понимание.

Итоги и планы

"Безусловно, мы гордимся, как гордились бы любой отлично выполненной работой. Но для нас это не рекорд, это просто очередной шаг вперед. Останавливаться на достигнутом мы не собираемся, впереди еще много задач, требующих смелых и неординарных решений. Уверен, что и с ними мы справимся", ― отметил генеральный директор ОАО "МРТС Холдинг" Валерий Коликов.
Этот проект ― не первый и не последний в деятельности АО "МРТС". Однако, как и каждая серьезная задача, он оставил свой след и в душах людей, и в истории компании. Этот проект показал, что специалисты "МРТС" могут выполнять сложные задачи в очень непростых условиях.

5 мая 2019 г. Кронштадтской Водолазной школе - 137 лет!

Активное развитие водолазного дела в России началось в 1882 году после создания Кронштадтской Водолазной школы. Про Водолазную школу до севастопольского периода написано во многих источниках. Не буду описывать перипетии, происходящие со школой в это время, а они не простые. Все эти годы функционирования школа держала высокий статус, особенно значим был балаклавский период и он хорошо освещен в литературе. Перейду к периоду с 1957 г. по настоящее время.
В 1957 году водолазную школу передислоцировали из Балаклавы в Севастополь, однако и в 1961 году, когда я учился в этой славной школе, её еще обустраивали. Кроме обучения по специальности наш взвод достраивал стадион. Сколько помню водолазную школу и когда уже служил в 37 бригаде спасательных судов (БРСС) и в ПСС ЧФ, там всегда что-то строили, перестраивали. В 1981- 83 гг. перестраивали водолазные посты водолазного полигона, насыщали их новым оборудованием, совершенствовали. Командиром водолазного полигона в то время был кап. 3 ранга Хорун Николай Михайлович, товарищ по училищу, учился курсом ниже.
Учебный полигон водолазного дела и аварийно-спасательных работ используется для практической отработки водолазов, он включает в свой состав 14 водолазных постов, которые способны обеспечить одновременный спуск под воду 70 водолазов.
Командирами водолазного полигона были кап. 3 ранга И.П. Шевченко (1961-69 гг.), кап. 3 ранга Н.Н. Князев (1970-75 гг.), кап. 3 ранга А.И. Заика (1976-79 гг.), кап. 3 ранга Н.М. Хорун (1980-84 гг.), кап. 3 ранга И.М. Савченко (1985-87 гг.), кап. 3 ранга А.В. Новицкий (1988-91 гг.), кап. 3 ранга А.И. Пехов (1992-97 гг.).
Для теоретической подготовки водолазов имеются учебные кабинеты и классы. В кабинетах и классах находится материальная часть, необходимая для подготовки водолазов, учебно-наглядные пособия и макеты. В школе постоянно ведется работа по совершенствованию учебно-материальной базы.
Для отработки водолазов на глубинах 15 - 45 метров имеется группа учебных судов обеспечения.
Во время моей учебы в водолазной школе ее командиром был кап. 1 ранга И.Е. Горелый, это он на новом месте организовывал учебный процесс и обустраивал школу, где проявились его способности хозяйственника и командира.
После И.Е. Горелого водолазную школу в разное время возглавляли капитаны 1 ранга В.А. Зотов, И.И. Нестеренко, Н.И. Колот, А.И. Крамаренко, В.И. Вишневский, В.И. Пономаренко. Все они поддерживали учебный процесс, материальную часть, качество подготовки курсантов, организацию водолазных спусков на достойном уровне.
Водолазная школа не только готовила водолазов, но и выполняла большой объем работ по испытанию и опытной эксплуатации нового водолазного снаряжения и другой техники для проведения подводных работ.
В 1969-71 гг. мичман Л.А. Куртуков занимался испытанием новых водолазных аппаратов АВМ-5 и ИДА-71. В процессе опытной эксплуатации аппарата было выявлено ряд существенных недостатков, отрицательно влияющих на безопасность спусков водолаза. В результате опытной эксплуатации на аппарате некоторые узлы были усовершенствованы.
В 1974-75 гг. на водолазном полигоне школы мичманы Л.А. Куртуков и Б.В. Чудаков проводили испытания специальных эпоксидных клеев Киевского института химии высокомолекулярных соединений «Вак», «Спрут», «Спрут-4», «Спрут-5», «Спрут-5 МДИ» для склеивания металлов под водой. Испытания клея «Спрут -5 МДИ» прошли успешно и в 1975 году клею нашли практическое применение. В Керченском заводе «Залив» клеем склеили снаружи под водой три понтона буровой установки, которую транспортировали с Каспия в Керчь для «Черноморнефтегаза» в разобранном состоянии, после чего из каффердама понтонов откачали воду и в воздушной среде, находясь внутри каффердама, сварщики электродуговой сваркой сварили понтоны капитально. Этим же клеем в 1978 году водолазный специалист 158 дивизиона спасательных судов 37 бригады спасательных судов (БРСС) кап. лейтенант В.Г. Беспалов и командир 167 Аварийно-спасательной партии (АСП ) 37 бригады спасательных судов ст. лейтенант И.А. Кулаков с участием мичманов школы водолазов В.И. Задорожного, Л.А. Куртукова и Б.В. Чудакова загерметизировали фланец шахты выдвижного руля успокоителя качки ТАКР «Киев», при этом израсходовали 20 литров состава клея.
В 1978-81 гг. Л.А. Куртуков и Б.В. Чудаков испытывали экзотермическую резку под водой. Испытания проводились на различных режимах резки, подбирались оптимальные конструкции электродов по их длине, диаметру, наполнителям, обмазкам, способам герметизации. Разрезались металлы разных толщин (до 45 мм), обшивочная резина ПЛ (50-60 мм), бетон. Испытания прошли успешно.
В 1981-83 гг. старшие мичманы В.И. Задорожный и Л.А. Куртуков провели успешную опытную эксплуатацию полуавтомата подводной электросварки «Нептун» и полуавтоматической резки. В 1983 году с использованием экзотермической резки старший мичман В.И. Задорожный вырезал отверстие в днище 4-го отсека на затонувшей подводной лодке К-429, в который подавался воздух и отжималась вода из отсека, что увеличило подъемные силы, необходимые для подъема подводной лодки.
В.И. Задорожный, Л.А. Куртуков, Б.В. Чудаков и П.Н. Бантыш - старшие инструкторы-водолазы, старшины постов водолазного полигона, мастера военного дела, рационализаторы, отдавшие своей профессии на военной службе по 30 лет и более, обучившие тысячи водолазов, проработавшие под водой 6-7 тысяч часов, являлись ведущими специалистами водолазной школы.
В водолазной школе было и есть много высокопрофессиональных офицеров и мичманов, энтузиастов водолазного дела кроме выше названных.
Водолазная школа, выражаясь современным языком, это бренд, это гордость Военно-морского флота РФ. Многим водолазам школа дала хороший жизненный старт и они достигли определенных служебных высот, как например Герои Советского Союза космонавт В.И. Рождественский, кап.1 ранга П.И. Державин, подполковник П.Е. Филоненко, контр-адмирал А.В. Трипольский, водолазный специалист Л. Солодков, ставший последним Героем более не существующей страны и Герой России акванавт А.Н. Звягинцев. Водолазы с особым трепетным чувством относятся к своей альма-матер и всегда благодарны ей за профессию сильных и мужественных.
Севастопольская водолазная школа уже в который раз претерпела трансформацию и с 2015 года преобразована в Центр подготовки водолазных специалистов и военных спасателей. Центр возглавил кап. 1 ранга Новожилов А.В.. После образования Центра опять перестраивали водолазный полигон и модернизировали учебные кабинеты.
Но это не последнее испытание для школы. На самом высоком уровне летом 2018 г. принято решение о ее передислокации, но место будущего ее нахождения пока не определено.
Верю, школа сохранит кадровый потенциал, учебно-материальную базу, традиции и будет ей и 140, и 150, и много, много лет.

5 Мая День водолаза

Уважаемые коллеги! Поздравляю вас с Днем водолаза, желаю крепкого водолазного здоровья, мирного неба, чистого шланг-кабеля, интересных безопасных работ под водой, согласия и любви в семьях.

Моя служба на СС-26

Капитан 1 ранга в отставке
Гагин Дмитрий Сергеевич
командир СС-26 в период 1978-1981 гг.

Из книги "Эпрон - вторая жизнь"


Продолжение

В мае 1979 г. мы вернулись в Севастополь. По результатам БС нас заслушивал заместитель командующего ЧФ по тылу контр-адмирал Ермаков Н., я был награжден орденом, а Борис Слесарчук - медалью. Межпоходовый ремонт судно проходило в СРЗ 13. В этот ремонт нам удалось добиться установки кондиционеров во всех кубриках команды, в каютах мичманов, столовой экипажа и кают-компании офицеров. В этом командованию судном оказали большую помощь ЗЭМЧ бригады Брусиловский П.М. и механик дивизиона Рябинкин И.Т.
Ремонт в Севастополе с одной стороны хорош тем, что семья рядом, но плох тем, что помимо ремонта на экипаж ложатся несение гарнизонной службы, ДВС в соединении и прочие заботы. В этот период у экипажа появились шефские связи с севастопольским хлебозаводом, среди шефов было много молодых барышень, которые познакомились с нашими моряками и некоторые в последствии даже стали женами. На корабле был создан хороший ансамбль электромузыкальных инструментов, мы обменивались концертами, ездили на совместные экскурсии в город, ведущим солистом был водолаз мичман Алексей Фандюхин, прекрасно играл на баяне старшина команды мотористов мичман Анатолий Падалкин. Все эти мероприятия способствовали сплочению экипажа судна.
Летом, среди командного состава корабля произошли перестановки, вместо капитан-лейтенанта Красовского помощником командира корабля был назначен Валерий Кузьмищев, а замом по политической части стал старший лейтенант Виктор Рябоконь. Закончили школу мичманов и были назначены старшинами команд старшины Сергей Рымарь, Владимир Шибанов, Павел Еремин, Сергей Наймушин.
В октябре 1980 г. СС-26 вышло в очередной поход для ПСО 5 эскадры ВМФ. В этот раз основным районом нашего дежурства был район залива «Хамамед» (Тунис). Здесь в районе бочки №3 мы отрабатывали водолазов и
занимались боевой подготовкой. В свободное время, стоя на якоре, ежедневно купали экипаж в море, устраивали соревнования между боевыми частями в гонках на шлюпке, состязания по стрельбе из автомата Калашникова, мелкокалиберной винтовки по плавучим мишеням, играли в волейбол. Главной задачей была постоянная занятость экипажа, так как праздное времяпровождение на флоте приводит только к ЧП.
Помимо обычной рыбной ловли периодически, в целях пополнения запасов свежей рыбы, проводилась ловля рыбы с использованием гранаты РГ-42. Для чего боцманом были изготовлены сачки. По команде с ГКП готовились с обоих бортов и приспускались до фальшборта катера, на них устанавливались большие лагуны, когда все было готово, с кормы за борт высыпалась приманка в виде остатков пищи и, когда появлялась рыба, бросалась в косяк граната. Далее спускались на воду катера и тут нужно было опередить чаек и сачками собрать улов. Рыбу употребляли в любом виде: и вареном, и жареном, и вяленом, все были сыты и довольны. Зимой 80 –81 гг. в Средиземном море были постоянные штормы, в заливе Хамамед был небольшой остров Пантеллерия и мы каждый раз крутились вокруг него, стараясь укрыться от волны. Вспоминается новогодняя ночь, когда корабль штормовал в заливе, и вдруг пришел приказ следовать полным ходом к о. Сардиния для оказания помощи советскому судну. Всю ночь мы шли максимальным ходом против волны и ветра, волны накрывали наш спасатель по самый мостик, в ходовой рубке гуляла по палубе вода, все вентиляционные грибки пришлось задраить. Шторм не утихал, но экипаж и корабль выдержали испытание и под утро мы подошли на рейд п. Кальяри, связались с аварийным судном, но его, к счастью, уже буксирами завели в порт. Особенно меня порадовал молодой врач Владимир Бешта, который с 0 часов до 4 вместе со мной стойко исполнял обязанности вахтенного офицера. Вообще, в этом походе отличились наши медики Степан Скоц и Владимир Бешта.
Выйдя из порта Тартус, мы встали на якорь на границе территориальных вод Кипра в районе порта Фамагуста. Вечером команда смотрела фильм на юте, в это время на ходовой мостик с берега прилетела цапля, матрос сигнальщик Серегин ухитрился незаметно подкрасться к птице и схватил ее за длинные ноги. Обладатель экзотического трофея решил напугать своего сменщика матроса Ковалева, в результате чего цапля ударила своим острым, как шило, клювом прямо в глаз Ковалеву, повредив роговицу глаза. Наши врачи, не будучи офтальмологами, не имея специальных инструментов, спасли матросу глаз, зашив роговицу. Ближайшей оказией пострадавший был отправлен в Севастополь, где ему сделали операцию по замене хрусталика глаза. Врач Степан Скоц в море сделал уникальную операцию по трепанации черепа матросу ККС «Березина», проделал целую серию операций по удалению аппендицита. Врача Владимира Бешту в штормовых условиях мы передавали в эвакуационном спасательном контейнере на РФС «Миус» для оказания хирургической помощи одному из членов экипажа, что он пережил, находясь в этом плавучем гробу, среди бушующего моря и как потом нашел в себе силы лечить больного, одному Богу известно. Вот с такими героическими моряками, прекрасными людьми и добрыми моими товарищами посчастливилось мне служить на СС-26.
Хочется отметить и героизм наших механиков, которые в штормовых условиях ремонтировали главный ДГ 3Д 100, меняя втулки поршней. Эту работу возможно выполнить только в условиях завода, а Борис Слесарчук, Анатолий Падалкин со своими мотористами справились в условиях сильного шторма. Старшина команды электриков мичман Александр Науменко - прекрасный специалист своего дела, умело руководил своей командой, содержал обширное электрохозяйство в постоянной готовности, после каждого шторма производил вскрытие и просушку электрооборудования, постоянно учил и тренировал своих подчиненных, был для них настоящим отцом-командиром. Вообще хочется отметить прекрасную подготовку мичманов СС-26, на которых во многом держалась организация корабельной службы и техническая готовность судна.
В районе №3 мы провели показное ученье по оказанию помощи ПЛ в надводном положении, высаживали своими катерами АСГ на ПЛ, брали ее на буксир и несколько часов буксировали с одновременной подачей ВВД и электроэнергии. В Адриатическом море участвовали в учении по оказанию помощи РКР «Слава», совместно с экипажем крейсера проводили разведку и тушение пожара с подачей пены, буксировку корабля. Под руководством командира 51 ОБПЛ принимали участие в учении ПДСС. Наши водолазы под командованием Василия Величко, совместно с группой подводных диверсантов Алексея Губко, скрытно, условно минировали корабли эскадры в ночное время.
Весной 1981 года в очередной раз нам была поставлена задача следовать в Югославский порт Тиват и готовить ПЛ к выходу из ремонта. Благополучно прибыв в Тиват экипаж в течение пяти дней занимался проверкой АСУ ПЛ, проверял знания и умение экипажа ПЛ использовать спасательные средства и затем судно вышло из Тиватской бухты, встало на якорь в шести милях от берега. В ожидании выхода ПЛ на ходовые испытания мы занялись отработкой водолазов до 160 метров. В один из вечеров, во время ужина, когда пара водолазов находилась на платформе и готовилась заходить в водолазный колокол, мы ощутили сильные подводные толчки и тряску, водолазы доложили о сильном подводном шуме, на берегу в горах поднялись клубы пыли_- это началось землетрясение, эпицентр которого находился в Адриатическом море в нескольких десятках миль от стоянки СС-26. Мы срочно подняли водолазов, перевели их в барокомплекс и сделали доклад в штаб эскадры. Толчки различной силы продолжались еще в течение часа. На следующий день мы получили приказ опять зайти в Тиват. Следуя к причалу по бухте, мы наблюдали торчащие из воды пальмы, разрушенные крыши домов, особенно пострадали старые кирпичные постройки, люди были перепуганы и в парках разбили палатки. Наши корабли и экипажи к счастью почти не пострадали, хотя в городе были жертвы, домик на берегу, где жили подводники, треснул пополам. По оценке сейсмологов сила толчков достигала 8 баллов. Экипаж СС-26 принял активное участие в ликвидации последствий землетрясения. Затем, выйдя вместе с ПЛ на ходовые испытания, благополучно выполнил все поставленные задачи. Судно возвращалось из Средиземного моря в родную базу, буксируя из Тартуса ВМ-114, который в течение шести месяцев выполнял задачи АСО в ПМТО. По итогам боевой службы СС-26 и ВМ-114 получили от командования эскадры отличные оценки.
В Сирийском порту Тартус мы успели побывать в городе и купить своим женам подарки, а также привели в порядок и подкрасили судно. Старший боцман Сан-Саныч Николаев по случаю возвращения судна домой сплел цветную дорожку на парадный трап, подновил обвесы и подготовил его к подаче на родной причал. Переход в Севастополь прошел нормально, погода нам благоприятствовала и 10 мая утром мы зашли в Стрелецкую бухту и ошвартовались к 112 причалу. Боцман подал с кормы парадный трап, застелил цветную дорожку, по которой на борт СС-26 поднялся заместитель командующего флотом по тылу контр-адмирал Ермаков Н., командир нашей бригады капитан 1 ранга Старовойтов А. и несколько сопровождающих их офицеров штаба, я сделал доклад об успешном возвращении судна с боевой службы, адмирал поздоровался с экипажем и затем комбриг приказал не распускать экипаж, а встречающие направились на другой причал для встречи ВМ-114. Следом за комбригом я сошел с трапа на причал и за мной начал спускаться по трапу мичман, прибывший в отпуск, с двумя большими чемоданами в руках и тут внезапно парадный трап с мичманом обрывается и падает в воду (обломились приваренные скобы), мгновение, трап тонет, мичман плавает под кормой и держится за парадную дорожку, чудом зацепившуюся за борт, а его чемоданы медленно тонут, наполняясь морской водой. Мичман кричит: «Спасайте чемоданы!», ютовая команда быстро подала шторм-трап, выловила мичмана и чемоданы и установила запасной, непарадный трап. Когда комбриг вернулся к нам на судно, все последствия ЧП уже были устранены, а «мокрый» мичман с намокшими подарками уехал домой. А я стоял и думал: «Что бы было, если бы трап подломился под адмиралом и комбригом?». Видимо СС-26 действительно счастливый корабль!
В июле 1981 года СС-26 убыл в порт Ильичевск для текущего ремонта в СРЗ. Этот ремонт мне запомнился тем, что помимо качественного ремонта экипаж имел возможность хорошо отдохнуть после похода. Была организована посменная работа офицеров и мичманов на судне, из Одессы в Севастополь за семь часов можно было добраться на «Комете». Для моряков в выходные дни проводили различные экскурсии, в Ильичевске был прекрасный спортивный дворец. Осенью ездили на уборку помидор и арбузов, хорошо было налажено питание на судне. Хорошо показал себя помощник командира старший лейтенант Валерий Кузьмищев. Новый 1982 год СС-26 встречало в доке, был праздничный ужин, концерт художественной самодеятельности, а утром часть экипажа ездила в Одесский цирк. Всю зиму экипаж напряженно занимался ремонтом судна, наряду с заводской ведомостью ремонтных работ были составлены по боевым частям и службам перечни работ, выполняемых силами личного состава судна, еженедельно подводились итоги ремонта, командир 37 БРСС капитан 1 ранга Старовойтов А. и заместитель командира бригады по ЭМЧ капитан 2 ранга Брусиловский П. приезжали на СС-26 с целью контроля за ходом ремонта судна, встречались с дирекцией завода, оказывали всяческую помощь. В заводе вручили мне погоны капитана 3 ранга и я был зачислен кандидатом для поступления в Военно-морскую академию.
Все это позволило в установленные командованием флота сроки завершить ремонт судна и подготовить его к выходу на очередную боевую службу. Правда, в следующий свой поход СС-26 пошел уже под командованием нового командира капитана 3 ранга Алексея Кирпичева, а я уехал в г. Ленинград для учебы в Военно-морской академии.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... 15 След.


Главное за неделю