Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

Моя служба на СС-26

Моя служба на СС-26

Капитан 1 ранга в отставке
Гагин Дмитрий Сергеевич
командир СС-26 в период 1978-1981 гг.

Из книги "СС-Эпрон - вторая жизнь"


Помощником командира спасательного судна СС-26 меня назначили в августе 1975 года с должности командира водолазного морского судна ВМ-416. За два года службы на ВМ-416 я уже приобрел небольшой опыт в водолазных работах и навыки в морской практике. Экипаж СС-26 представлял из себя сплоченный коллектив профессионалов спасательного дела с установившимися хорошими традициями, отработанный в ходе поисково-спасательного обеспечения сил ВМФ в Средиземном море и Атлантике, а также участия в ряде фактических спасательных работ. В 1963 году СС-26 совершило один из первых дальних походов в Центральную Атлантику для выполнения задачи поисково-спасательного обеспечения впервые вышедшей на боевую службу атомной ПЛ Северного флота. Возглавлял поход начальник штаба 409 ОДАСС капитан 2 ранга Балин Н.И., бывший командир СС-26. В январе 1972 года экипаж СС-26 под командованием капитана 3 ранга Коптяева В.И. снимал с береговых скал острова Мармара в Мраморном море военный транспорт «Иргиз», в 1974 и 1975 годах выполнял сложные водолазные глубоководные работы на затонувшем БПК «Отважный». Вот в таком опытном коллективе мне предстояло служить в новой для меня должности помощника командира корабля. Экипаж СС-26 принял меня радушно, со многими офицерами я уже был знаком по совместной службе в 409 ОДАСС. Командир дивизиона капитан 2 ранга Крот О.С., беседуя со мной о предстоящем назначении, поставил мне задачу в течение месяца изучить корабль и сдать зачеты на допуск к самостоятельному управлению кораблем, так как в сентябре СС-26 готовилось к выходу в Средиземное море для поисково-спасательного обеспечения 5 эскадры ВМФ.
Хочется назвать поименно тех офицеров и мичманов, с которыми мне предстояло начать свою службу на СС-26. Это прежде всего командир корабля капитан 3 ранга Пальчиков Василий Парфенович, опытный спасатель, строгий, требовательный командир. Заместителем командира корабля по политической части был капитан-лейтенант Ковальчук Н.А., он был хорошим политработником, умел найти подход к каждому члену экипажа, его помощником по комсомольской работе был мичман Петр Кебало. Помощником командира по снабжению был старший лейтенант Павел Захаров, штурманскую часть возглавлял старший лейтенант Александр Занозин. Командиром боевой части связи и РТС был лейтенант Алексей Швецов, старшиной команды связистов мичман Владимир Загорулько, электро-механическую часть судна возглавлял капитан-лейтенант Константин Аббакумов. Командиром ЭТГ был старший лейтенант Борис Слесарчук. Старшины команд в ЭМЧ были опытные мичманы Александр Науменко, Анатолий Падалкин. Аварийно-спасательную службу возглавлял водолазный специалист Вячеслав Беспалов, командиром водолазной группы был Александр Кононенко. В АСС служили такие опытные старшины команд как мичманы Виктор Кучерявый, Георгий Боксан, Михаил Олейник, Александр Бабенко, Виктор Савченко, Виктор Горошко, Иван Ткаченко. Обязанности начальника медицинской службы исполнял капитан медицинской службы Валерий Ляпин, врача-физиолога - лейтенант медицинской службы Анатолий Савельев.
В период подготовки к выходу на боевую службу СС-26 задействовали для обеспечения подводных киносъемок учебного фильма в бухте Ласпи и обеспечению работ на затонувшем БПК «Отважный», и ни о каком отдыхе экипажа перед выходом в море мы и не мечтали. В конце сентября 1975 года СС-26 вышло в Средиземное море для поисково-спасательного обеспечения кораблей 5 эскадры ВМФ. Прибыв в залив «Эс Салум», судно проверил штаб эскадры на предмет готовности к ПСО сил в Средиземном море и после устранения ряда замечаний командир 5 эскадры вице-адмирал В. Акимов поставил нам задачи. Штаб 9 БСО находился в п. Александрия и мы несколько раз заходили в порт. Отношения СССР с АРЕ уже стали ухудшаться, наши силы готовились к перебазированию в Сирию.
Запомнился случай, как при выходе из п. Александрия командир корабля Пальчиков В.П. приказал мне проводить лоцмана на катер, я вызвал Павла Захарова и поручил ему приготовить « бакшиш», т. е. традиционный подарок лоцману. Этот «бакшиш» в виде свертка был вручен лоцману уже на трапе, а тот передал его одному из матросов лоцманского катера, который тут же стал его разворачивать и увидел на этикетке консервной банки румяное свиное рыло. Арабы с возмущением выбросили сверток за борт… Баталер не подумал о том, что мусульмане не едят свинину. К счастью, мы уже дали полный ход. Командир сделал выговор мне, я помощнику по снабжению, он вставил фитиль баталеру…
Вскоре нам была поставлена задача совершить поход в Югославию в порт Тиват, где ремонтировались наши ПЛ-641 Б проекта Северного флота, с целью проверить состояние спасательного оборудования ПЛ и ее готовность к выходу в море на заводские испытания. Задача была очень ответственной и на переходе морем экипаж тщательно готовился к ее выполнению. При проходе через пролив Отранто я стоял на вахте, командир поднялся в ходовую рубку и приказал вызвать замполита Николая Ковальчука.
Вызвав замполита на мостик и отругав его за то, что он не дает информацию экипажу по району плавания судна, командир включил трансляцию и объявил: «Внимание, экипаж, говорит командир. Справа вы видите берег, это Албания, там живут албанцы, слева вы видите берег, это Италия, там живут итальянцы», затем выключил микрофон и сказал замполиту: «Вот так замполит! Учись, пока я жив!».
Василий Парфенович вообще обладал хорошим чувством юмора. Однажды он научил офицеров как стирать белье в морских условиях. В командирской каюте была большая ванна, во время качки он наливал туда воду, насыпал стиральный порошок и опускал все, что требовалось постирать, качка делала свое дело, оставалось только прополоскать. Штурман Саша Занозин решил проверить эффективность такой стирки и, постирав свои брюки пенообразователем ПО-1, стал их прополаскивать в море на ходу судна, привязав на конце веревки. Утром, вспомнив о брюках, он вытащил веревку, на конце которой болтался только пояс от брюк…
Прибыв ко входу в Тиватскую бухту Черногории (Югославия), мы приняли на борт лоцмана и еще 2 часа шли по бухте к порту Тиват. Бухта была огромной и очень живописной. В Тивате находился судоремонтный завод «Сава Ковачевич», в котором и проходили текущий ремонт и докование наши ПЛ Северного флота. У причала стояла плавбаза «Виктор Котельников».
За неделю стоянки мы совместно с экипажем ПЛ проверили готовность средств АСУ ПЛ к выходу в море и даже сходили в увольнение в город.
Местные жители, в основном сербы, очень доброжелательно относились к советским морякам. Через неделю мы вышли из Тиватской бухты в Адриатическое море и, пока ждали выхода ПЛ, отработали водолазов до 160 м. Обеспечив заводские ходовые испытания ПЛ в море, мы по приказу штаба 5 эскадры убыли в район Тунисского пролива. Здесь, в районе точки №3, экипаж судна занимался боевой подготовкой, проводились водолазные спуски, совместно с ПМ-24 обеспечивали ППР кораблей и ПЛ эскадры.
Новый 1976 год встретили на якоре в точке, был приготовлен праздничный ужин, дедом Морозом нарядили замполита Колю Ковальчука, одного из моряков Снегурочкой, организовали самодеятельный концерт силами экипажа.
В феврале случился у меня приступ аппендицита, и наш начальник медицинской службы Валерий Ляпин вместе с врачом-физиологом Анатолием Савельевым решили сделать мне операцию. Помогал им санитар старший матрос Блощук. Готовясь к операции, Ляпин В. потребовал выдать ему три литра спирта для дезинфекции операционной и инструментария.
Помнится, находясь уже на операционном столе, я заметил, как Толя Савельев листает толстую книгу, на которой большими буквами написано «Полостные операции». На мой тихий вопрос: «А нельзя ли было ознакомиться с этим замечательным учебником несколько раньше?» Толя с обнадеживающей улыбкой сказал, что он проходил интернатуру в госпитале и видел как делают подобные операции. Судно стояло на якоре,
прилично качало, и весь экипаж переживал за мое здоровье. К счастью, наверное благодаря хорошей дезинфекции, операция прошла успешно и уже через несколько дней я был в строю.
Хочется отметить научный подход Валерия Ляпина к проведению водолазных спусков и влияние давления на организм водолазов. Валерий выделил группу водолазов, проводил отдельно с ними физические занятия, контролировал различные параметры и за поход набрал уникальные материалы, которые легли в основу его будущей научной диссертации.
БЧ-4 РТС возглавлял Алексей Швецов, это был офицер из «студентов», закончивший Таганрогский радиотехнический институт и призванный на 3 года на флотскую службу. Помимо основных обязанностей Алексей был страстным рыбаком. Он ловил рыбу каждую свободную минуту. Однажды выловил небольшую акулу, которую сам разделал, завялил, а потом угощал всех, пока доктор не изъял и не выбросил за борт это экзотическое кушанье.
За поход судно несколько раз заходило в п. Александрия (АРЕ) и один раз в п. Тартус (САР), где уже начали создавать наш ПМТО. Командир называл эти заходы «кремпленовый поход», так как в то время входил в моду материал «кремплен», а купить его можно было только в Египте или Сирии. В конце марта нам на смену пришел СС-21 (смена прошла в море) под командованием Асламова В.
В апреле 1976 г., получив отличную оценку за боевую службу, судно вернулось в родной Севастополь, а в мае уже перешли в п. Жданов на текущий ремонт, который предстояло завершить за четыре месяца. Помимо ремонта нужно было организовать отдых экипажа, отгулять отпуска, в кратчайший срок сдать курсовые задачи и опять выйти в море на боевую службу.
Задачи ремонта экипаж выполнил успешно, и в сентябре СС-26 вернулось в Севастополь. Командир Пальчиков В.П. по состоянию здоровья готовился к увольнению в запас. Новым командиром был назначен капитан-лейтенант Юрганов Виталий Федорович. Он уже имел приличный опыт службы на спасательных судах, был инициативным и перспективным офицером. Под его руководством экипаж в короткий срок завершил подготовку к выходу для ПСО сил 5 эскадры ВМФ.
Совершив переход в Средиземное море и приступив к выполнению поставленных задач штабом эскадры, командование корабля приняло решение о коренной переделке всех корабельных расписаний. Начали мы с уточнения расписания по заведованиям, где тщательно расписали каждый механизм по боевым номерам и БП. Затем разработали все боевые и повседневные расписания, переписали все книжки боевой номер, эксплуатационные инструкции, инструкции ДВС, организационные приказы, в общем, была проделана огромная работа.
Каждое расписание отрабатывалось до автоматизма, постоянно проводились проверки знаний экипажа, отрабатывалась организация службы. Венцом этой труднейшей работы на десятом месяце боевой службы явился смотр СС-26 7 июля 1977 года командующим ЧФ адмиралом Ховриным Н.И. в точке №52. СС-26 было поставлено к борту крейсера «Дзержинский», офицеры походного штаба тщательно проверили корабль, командующий флотом лично осмотрел экипаж, выборочно опросил знания личного состава своих обязанностей и обошел основные жилые и служебные помещения. Затем он поднялся в ходовую рубку и спросил: «Командир, какие у тебя проблемы?». Виталий Юрганов, коротко доложив командующему о состоянии дел на судне, попросил принять решение о восстановлении технического моторесурса главных дизельгенераторов 3Д100 и зачислить его кандидатом для поступления в Военно-Морскую Академию. Через несколько минут начальник технического управления флота доложил командующему: «Принято решение в очередном ремонте установить новые ДГ, а в академию я тебя направлю, если вернешься домой с отличной оценкой», - сказал адмирал. Прощаясь с экипажем, командующий флотом объявил благодарность всему экипажу за отличное выполнение задач в море и хорошее содержание корабля.
По флоту был отдан приказ о поощрении экипажа СС-26. Так впервые в ВМФ спасательное судно СС-26, а не боевой корабль, было объявлено лучшим кораблем флота, а действия его экипажа были поставлены в пример всему флоту. В ходе этой боевой службы судно участвовало также в оказании помощи танкеру «Вакуленчук», который при заходе в порт Палермо пропорол себе днище о скалу, рваная пробоина была в танке №4 длинной 7 метров. АСГ СС-26 заводила пластырь на пробоину, ставили цементные ящики, работая в химических комплектах по пояс в воде пополам с мазутом.
Совместно с кораблями и ПЛ эскадры было проведено несколько учений по оказанию помощи кораблям и ПЛ. Постоянно проводились отработки водолазов и операторов СК-64, НК-300, тренировки по высадке АСГ на катерах на АК и ПЛ, подача буксирного троса, шлангов ВВД, электроэнергии и другие задачи. Помимо БП экипаж постоянно занимался повышением физической подготовки, морской выучки. Офицерская и мичманская шлюпочные команды заняли в декабре 1976 г. в точке №52 первое место в гонках на приз Командира Эскадры среди кораблей эскадры: РКР «Головко», БПК «Сметливый», БПК «Скорый», ПБ «Виктор Котельников». Постоянно проводились на корабле соревнования по волейболу, стрельбе, шлюпке на веслах и под парусом, военные эстафеты.
В ходе боевой службы осуществлены заходы в порты Тартус, Тиват, Мензель-Бургиба. Только активная боевая подготовка и занятия спортом позволили экипажу безаварийно плавать и выполнять все задачи БС в течение почти 14 месяцев.
В ноябре 1977 года СС-26 с отличной оценкой вернулся в Севастополь. По результатам похода командующий флотом удовлетворил просьбу командира Юрганова В.Ф. о поступлении в академию, а я стал исполнять обязанности командира корабля. Осенью 1977 года судно участвовало в работах на БПК «Отважный», а 23 декабря 1977 года с борта СС-26 был осуществлен подрыв 120 тонн тротила, уложенного на корпусе затонувшего БПК «Отважный». Находясь в 3-х милях от места подрыва, по команде с КП флота командир БЧ-5 капитан-лейтенант Аббакумов подал ток на подрыв боезапаса. Корабль подпрыгнул от мощного гидроудара, с глубины 120 м вырвался сноп огня, так была поставлена точка в судьбе «Отважного». Затем был ремонт в СРЗ 13 и обещанная замена главных ДГ.
Командиром СС-26 я был назначен в июле 1978 года после зачисления слушателем академии Юрганова В.Ф. и вскоре мне было присвоено очередное воинское звание капитан-лейтенант. Помощником командира корабля был назначен капитан-лейтенант Красовский Ю.М. Сменился и замполит, по состоянию здоровья ушел Николай Ковальчук, а ему на смену был назначен капитан-лейтенант Сергей Малашенко. В октябре 1978 года мы вышли в очередной поход в Средиземное море. Этот поход был насыщен целым рядом учений, проводимых с кораблями и ПЛ 5 эскадры.
Так в районе залива Хамамед (Тунис) мы проводили учение по оказанию помощи ПЛ-641Б в надводном положении, взятие ее на буксир, подача на ходу ВВД и длительное буксирование с высадкой на ПЛ АСГ на катерах, поиск и подъем с глубины 120 м практической торпеды и передача ее на плавбазу «Котельников», поиск якорной цепи и якоря ККС «Березина» в точке №3.
На борту судна размещался штаб 51 ОБ ПЛ, несколько раз принимали к борту ПЛ несущих БС, обеспечивали проведение подводно-технических работ. Осуществили заход в Бизерту, п. Мензель – Бургиба (Тунис) для докового ремонта. Как-то прогуливаясь в окрестностях этих старых доков, я наткнулся на свалку ржавых якорей, которые остались от разделанных на металлолом кораблей российского императорского флота; побывали мы и в «Бизерте» в православном храме, построенном на средства морских офицеров, вынужденных покинуть «Севастополь» в далеком 1920 году.
В море произошла замена части офицеров экипажа. Вместо командира БЧ-5 Кости Аббакумова был назначен Борис Слесарчук и прибыл командир ЭТГ лейтенант Михальчук, Вячеслава Беспалова заменил Александр Кононенко, а командиром водолазной группы был назначен Василий Величко. Прибыл и молодой врач-физиолог лейтенант медицинской службы Владимир Бешта, а также новый штурман лейтенант Сергей Белобородов. Офицеры СС-26 Константин Аббакумов, Александр Занозин, Павел Захаров получили назначения на строящийся в Николаеве «спасательный крейсер» «Эльбрус», где в последствии успешно служили под командованием Виталия Юрганова, закончившего в 1980 году академию и направленного командовать СС «Эльбрус». А молодых офицеров, прибывших в море на СС-26, предстояло обучать уже в ходе выполнения задач БС и надо сказать, что они в короткий срок изучили заведование и сдали все установленные зачеты на допуск к самостоятельному управлению подразделениями. Василий Величко проходил на СС-26 еще срочную службу, ему было легче других, корабль был его родным домом, хорошо себя проявил молодой врач Владимир Бешта. В летнее время экипаж судна очень страдал от жары, в кубриках и каютах не было кондиционеров, стальная палуба накалялась, и после обеденного перерыва на построение экипаж выходил изможденный. Было принято решение охлаждать экипаж за бортом в море, для чего старший боцман Александр Николаев изготовил из капронового троса сеть, которую мы ставили вдоль борта, использовав «выстрел», 3х-рядные трапы и надувные буи. Получился отличный бассейн, в котором можно было безопасно купать экипаж и охлаждаться. Кроме того, матросы привыкали к воде, перестали бояться оказаться за бортом, что способствовало более уверенным действиям экипажа в ходе выполнения фактических работ в море. Замполит Сергей Малашенко, готовясь к выходу в море, заблаговременно написал письма всем родителям моряков и их женам с просьбой выслать поздравления, магнитофонные записи, подарки для своих близких. И как было приятно, когда, находясь вдали от дома, в день рождения по корабельной трансляции звучали поздравления от родных и близких и вручались подарки. Все это сплачивало экипаж и позволяло успешно выполнять все задачи в море.
Домой возвращались мы под флагом командующего 5 эскадры вице-адмирала Рябинского, который высоко оценил выучку экипажа СС-26 и утвердил отличную оценку по итогам БС.


Главное за неделю