Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

Моя служба на СС-26

Моя служба на СС-26

Капитан 1 ранга в отставке
Гагин Дмитрий Сергеевич
командир СС-26 в период 1978-1981 гг.

Из книги "Эпрон - вторая жизнь"


Продолжение

В мае 1979 г. мы вернулись в Севастополь. По результатам БС нас заслушивал заместитель командующего ЧФ по тылу контр-адмирал Ермаков Н., я был награжден орденом, а Борис Слесарчук - медалью. Межпоходовый ремонт судно проходило в СРЗ 13. В этот ремонт нам удалось добиться установки кондиционеров во всех кубриках команды, в каютах мичманов, столовой экипажа и кают-компании офицеров. В этом командованию судном оказали большую помощь ЗЭМЧ бригады Брусиловский П.М. и механик дивизиона Рябинкин И.Т.
Ремонт в Севастополе с одной стороны хорош тем, что семья рядом, но плох тем, что помимо ремонта на экипаж ложатся несение гарнизонной службы, ДВС в соединении и прочие заботы. В этот период у экипажа появились шефские связи с севастопольским хлебозаводом, среди шефов было много молодых барышень, которые познакомились с нашими моряками и некоторые в последствии даже стали женами. На корабле был создан хороший ансамбль электромузыкальных инструментов, мы обменивались концертами, ездили на совместные экскурсии в город, ведущим солистом был водолаз мичман Алексей Фандюхин, прекрасно играл на баяне старшина команды мотористов мичман Анатолий Падалкин. Все эти мероприятия способствовали сплочению экипажа судна.
Летом, среди командного состава корабля произошли перестановки, вместо капитан-лейтенанта Красовского помощником командира корабля был назначен Валерий Кузьмищев, а замом по политической части стал старший лейтенант Виктор Рябоконь. Закончили школу мичманов и были назначены старшинами команд старшины Сергей Рымарь, Владимир Шибанов, Павел Еремин, Сергей Наймушин.
В октябре 1980 г. СС-26 вышло в очередной поход для ПСО 5 эскадры ВМФ. В этот раз основным районом нашего дежурства был район залива «Хамамед» (Тунис). Здесь в районе бочки №3 мы отрабатывали водолазов и
занимались боевой подготовкой. В свободное время, стоя на якоре, ежедневно купали экипаж в море, устраивали соревнования между боевыми частями в гонках на шлюпке, состязания по стрельбе из автомата Калашникова, мелкокалиберной винтовки по плавучим мишеням, играли в волейбол. Главной задачей была постоянная занятость экипажа, так как праздное времяпровождение на флоте приводит только к ЧП.
Помимо обычной рыбной ловли периодически, в целях пополнения запасов свежей рыбы, проводилась ловля рыбы с использованием гранаты РГ-42. Для чего боцманом были изготовлены сачки. По команде с ГКП готовились с обоих бортов и приспускались до фальшборта катера, на них устанавливались большие лагуны, когда все было готово, с кормы за борт высыпалась приманка в виде остатков пищи и, когда появлялась рыба, бросалась в косяк граната. Далее спускались на воду катера и тут нужно было опередить чаек и сачками собрать улов. Рыбу употребляли в любом виде: и вареном, и жареном, и вяленом, все были сыты и довольны. Зимой 80 –81 гг. в Средиземном море были постоянные штормы, в заливе Хамамед был небольшой остров Пантеллерия и мы каждый раз крутились вокруг него, стараясь укрыться от волны. Вспоминается новогодняя ночь, когда корабль штормовал в заливе, и вдруг пришел приказ следовать полным ходом к о. Сардиния для оказания помощи советскому судну. Всю ночь мы шли максимальным ходом против волны и ветра, волны накрывали наш спасатель по самый мостик, в ходовой рубке гуляла по палубе вода, все вентиляционные грибки пришлось задраить. Шторм не утихал, но экипаж и корабль выдержали испытание и под утро мы подошли на рейд п. Кальяри, связались с аварийным судном, но его, к счастью, уже буксирами завели в порт. Особенно меня порадовал молодой врач Владимир Бешта, который с 0 часов до 4 вместе со мной стойко исполнял обязанности вахтенного офицера. Вообще, в этом походе отличились наши медики Степан Скоц и Владимир Бешта.
Выйдя из порта Тартус, мы встали на якорь на границе территориальных вод Кипра в районе порта Фамагуста. Вечером команда смотрела фильм на юте, в это время на ходовой мостик с берега прилетела цапля, матрос сигнальщик Серегин ухитрился незаметно подкрасться к птице и схватил ее за длинные ноги. Обладатель экзотического трофея решил напугать своего сменщика матроса Ковалева, в результате чего цапля ударила своим острым, как шило, клювом прямо в глаз Ковалеву, повредив роговицу глаза. Наши врачи, не будучи офтальмологами, не имея специальных инструментов, спасли матросу глаз, зашив роговицу. Ближайшей оказией пострадавший был отправлен в Севастополь, где ему сделали операцию по замене хрусталика глаза. Врач Степан Скоц в море сделал уникальную операцию по трепанации черепа матросу ККС «Березина», проделал целую серию операций по удалению аппендицита. Врача Владимира Бешту в штормовых условиях мы передавали в эвакуационном спасательном контейнере на РФС «Миус» для оказания хирургической помощи одному из членов экипажа, что он пережил, находясь в этом плавучем гробу, среди бушующего моря и как потом нашел в себе силы лечить больного, одному Богу известно. Вот с такими героическими моряками, прекрасными людьми и добрыми моими товарищами посчастливилось мне служить на СС-26.
Хочется отметить и героизм наших механиков, которые в штормовых условиях ремонтировали главный ДГ 3Д 100, меняя втулки поршней. Эту работу возможно выполнить только в условиях завода, а Борис Слесарчук, Анатолий Падалкин со своими мотористами справились в условиях сильного шторма. Старшина команды электриков мичман Александр Науменко - прекрасный специалист своего дела, умело руководил своей командой, содержал обширное электрохозяйство в постоянной готовности, после каждого шторма производил вскрытие и просушку электрооборудования, постоянно учил и тренировал своих подчиненных, был для них настоящим отцом-командиром. Вообще хочется отметить прекрасную подготовку мичманов СС-26, на которых во многом держалась организация корабельной службы и техническая готовность судна.
В районе №3 мы провели показное ученье по оказанию помощи ПЛ в надводном положении, высаживали своими катерами АСГ на ПЛ, брали ее на буксир и несколько часов буксировали с одновременной подачей ВВД и электроэнергии. В Адриатическом море участвовали в учении по оказанию помощи РКР «Слава», совместно с экипажем крейсера проводили разведку и тушение пожара с подачей пены, буксировку корабля. Под руководством командира 51 ОБПЛ принимали участие в учении ПДСС. Наши водолазы под командованием Василия Величко, совместно с группой подводных диверсантов Алексея Губко, скрытно, условно минировали корабли эскадры в ночное время.
Весной 1981 года в очередной раз нам была поставлена задача следовать в Югославский порт Тиват и готовить ПЛ к выходу из ремонта. Благополучно прибыв в Тиват экипаж в течение пяти дней занимался проверкой АСУ ПЛ, проверял знания и умение экипажа ПЛ использовать спасательные средства и затем судно вышло из Тиватской бухты, встало на якорь в шести милях от берега. В ожидании выхода ПЛ на ходовые испытания мы занялись отработкой водолазов до 160 метров. В один из вечеров, во время ужина, когда пара водолазов находилась на платформе и готовилась заходить в водолазный колокол, мы ощутили сильные подводные толчки и тряску, водолазы доложили о сильном подводном шуме, на берегу в горах поднялись клубы пыли_- это началось землетрясение, эпицентр которого находился в Адриатическом море в нескольких десятках миль от стоянки СС-26. Мы срочно подняли водолазов, перевели их в барокомплекс и сделали доклад в штаб эскадры. Толчки различной силы продолжались еще в течение часа. На следующий день мы получили приказ опять зайти в Тиват. Следуя к причалу по бухте, мы наблюдали торчащие из воды пальмы, разрушенные крыши домов, особенно пострадали старые кирпичные постройки, люди были перепуганы и в парках разбили палатки. Наши корабли и экипажи к счастью почти не пострадали, хотя в городе были жертвы, домик на берегу, где жили подводники, треснул пополам. По оценке сейсмологов сила толчков достигала 8 баллов. Экипаж СС-26 принял активное участие в ликвидации последствий землетрясения. Затем, выйдя вместе с ПЛ на ходовые испытания, благополучно выполнил все поставленные задачи. Судно возвращалось из Средиземного моря в родную базу, буксируя из Тартуса ВМ-114, который в течение шести месяцев выполнял задачи АСО в ПМТО. По итогам боевой службы СС-26 и ВМ-114 получили от командования эскадры отличные оценки.
В Сирийском порту Тартус мы успели побывать в городе и купить своим женам подарки, а также привели в порядок и подкрасили судно. Старший боцман Сан-Саныч Николаев по случаю возвращения судна домой сплел цветную дорожку на парадный трап, подновил обвесы и подготовил его к подаче на родной причал. Переход в Севастополь прошел нормально, погода нам благоприятствовала и 10 мая утром мы зашли в Стрелецкую бухту и ошвартовались к 112 причалу. Боцман подал с кормы парадный трап, застелил цветную дорожку, по которой на борт СС-26 поднялся заместитель командующего флотом по тылу контр-адмирал Ермаков Н., командир нашей бригады капитан 1 ранга Старовойтов А. и несколько сопровождающих их офицеров штаба, я сделал доклад об успешном возвращении судна с боевой службы, адмирал поздоровался с экипажем и затем комбриг приказал не распускать экипаж, а встречающие направились на другой причал для встречи ВМ-114. Следом за комбригом я сошел с трапа на причал и за мной начал спускаться по трапу мичман, прибывший в отпуск, с двумя большими чемоданами в руках и тут внезапно парадный трап с мичманом обрывается и падает в воду (обломились приваренные скобы), мгновение, трап тонет, мичман плавает под кормой и держится за парадную дорожку, чудом зацепившуюся за борт, а его чемоданы медленно тонут, наполняясь морской водой. Мичман кричит: «Спасайте чемоданы!», ютовая команда быстро подала шторм-трап, выловила мичмана и чемоданы и установила запасной, непарадный трап. Когда комбриг вернулся к нам на судно, все последствия ЧП уже были устранены, а «мокрый» мичман с намокшими подарками уехал домой. А я стоял и думал: «Что бы было, если бы трап подломился под адмиралом и комбригом?». Видимо СС-26 действительно счастливый корабль!
В июле 1981 года СС-26 убыл в порт Ильичевск для текущего ремонта в СРЗ. Этот ремонт мне запомнился тем, что помимо качественного ремонта экипаж имел возможность хорошо отдохнуть после похода. Была организована посменная работа офицеров и мичманов на судне, из Одессы в Севастополь за семь часов можно было добраться на «Комете». Для моряков в выходные дни проводили различные экскурсии, в Ильичевске был прекрасный спортивный дворец. Осенью ездили на уборку помидор и арбузов, хорошо было налажено питание на судне. Хорошо показал себя помощник командира старший лейтенант Валерий Кузьмищев. Новый 1982 год СС-26 встречало в доке, был праздничный ужин, концерт художественной самодеятельности, а утром часть экипажа ездила в Одесский цирк. Всю зиму экипаж напряженно занимался ремонтом судна, наряду с заводской ведомостью ремонтных работ были составлены по боевым частям и службам перечни работ, выполняемых силами личного состава судна, еженедельно подводились итоги ремонта, командир 37 БРСС капитан 1 ранга Старовойтов А. и заместитель командира бригады по ЭМЧ капитан 2 ранга Брусиловский П. приезжали на СС-26 с целью контроля за ходом ремонта судна, встречались с дирекцией завода, оказывали всяческую помощь. В заводе вручили мне погоны капитана 3 ранга и я был зачислен кандидатом для поступления в Военно-морскую академию.
Все это позволило в установленные командованием флота сроки завершить ремонт судна и подготовить его к выходу на очередную боевую службу. Правда, в следующий свой поход СС-26 пошел уже под командованием нового командира капитана 3 ранга Алексея Кирпичева, а я уехал в г. Ленинград для учебы в Военно-морской академии.


Главное за неделю