Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

Ванкарэм Желтовский. ПАР НА МАРКЕ (Сын об отце). Часть 24.

Ванкарэм Желтовский. ПАР НА МАРКЕ (Сын об отце). Часть 24.

Говоря о золотых руках и светлой голове польского хирурга, мне кажется, необходимо отметить еще одну черту его характера.
На третий день после операции на желудке мать спросила хирурга: как себя чувствует Дед. Хирург пожал плечами и сказал, что по его представлению у Деда должно быть все в порядке, а на самом деле он выглядит очень сумрачно: «Не понимаю, почему так. Когда женщина после операции попросит зеркальце, а курящий мужчина сигарету — то все в порядке, а тут молчит. Не понимаю».
Мать сказала, что она запретила думать отцу о куреве.
Дед рассказывал, что хирург зашел в его палату, сел на подоконник, открыл окно, закурил и стал наблюдать его страдающую физиономию. Потом спросил, не хочет ли он затянуться. Дед сказал, что не возражает, но после операции, видимо, этому не бывать. Хирург хмыкнул и сказал: «Что за ерунда, ведь я не легкие резал, а живот. Курить можно». Он предложил сигарету из своей пачки. Дед закурил. Через несколько секунд лицо его прояснилось и приняло здоровый вид. Дед закурил вторую сигарету. У хирурга не было больше сомнений, что Дед пошел на поправку. Тогда Дед, осмелев, спросил: «А можно что-нибудь пить? Ну, скажем, шампанское, или сухое вино, или коньяк». На что хирург ответил: «А водка тебя не устраивает, пей вашу русскую водку».
После ухода хирурга пришла в палату мать и увидала Деда с сигаретой. Дед сказал: «Согласовано». И все.
Чтобы закончить этот вопрос, сразу скажу, что до последних дней Дед продолжал курить и пить водку, но никогда ею не злоупотреблял. Дома всегда была водка. Дед никогда не ставил перед собой цель выпить всю водку, имеющуюся в доме.



Что касается матери, то она всегда прекрасно готовила и для домашних, и для гостей, так что рюмка водки на сытый желудок не вредила. Вспоминаю поросят с гречневой кашей... А всякие булочки...
Тогда в магазинах деликатесов особенно не было, вот и радовала мать нас своей кулинарией.
Надо отдать должное, что, когда Деда направили в Варшавский госпиталь, моей матери, Ольге Павловне, в Министерстве морского флота в считанные часы были оформлены все необходимые документы для загранпоездки и выдан билет на поезд. Спасибо товарищам из ММФ.
Но вернемся к «Лене». Судно продолжало освобождаться от грузов с помощью понтона, буксируемого катером, и двух спаренных вельботов. Генеральный груз ушел на мыс Хмары, а бочки с горючим — на остров Строителей, расположенный в полутора километрах к северу от Мирного.
По результатам аварийной комиссии получился акт на 93 листах. Главная причина катастрофы, зафиксировала комиссия, в позднем приходе судна, поставившем руководство перед необходимостью выгрузки на ненадежный, по существу, барьер. А «Лена» пришла в Антарктиду всего на две недели позднее, чем «Обь» в Первую экспедицию.
12 февраля вечером весь Мирный, «Лена» и «Кооперация» провожали в последний путь своих товарищей, безвременно погибших при выполнении служебного долга. Молча стояли экспедиционники у свежей могилы товарищей, слушая, как разносит ветер скорбные гудки салютующих судов.



Погост

Строительство ледоколов. Снова Арктика

Как отмечалось в предыдущих главах, во время аварии в Антарктиде на «Лене», Дед получил тяжелые травмы таза и желудка. До последних дней он хромал на левую ногу, в связи с чем вынужден был ходить с палочкой. С желудком получилось так — после операции он примерно с полгода был на больничном: ездил в санаторий в Трускавец пить «тяжелую» воду.



На курорте в Карпатах после аварии в Антарктиде

Дома питался «по капельке», воровал куски у соседей со стола, хотя мать, Ольга Павловна, старалась кормить его как можно чаще, но понемножку. Постепенно желудок принимал нужные размеры, и Дед мог увеличить разовую норму питания, одновременно увеличив разрывы между приемами пищи.
Находясь дома, он постоянно был в курсе практически всех дел в министерстве, часто либо к нему, либо он приходил в министерство, где обсуждали наболевшие вопросы. И вот однажды, когда обсуждался вопрос о строительстве в Финляндии серии ледоколов для Советского Союза, встал вопрос о направлении наблюдающего представителя от заказчика. Эту должность предложили Деду с условием, что он поедет в Финляндию под «наблюдением» Ольги Павловны.
Это Деда вполне устраивало...



Так Дед оказался в Хельсинки на верфи Вяртсиля. Работа была очень интересная. Наблюдали практически от закладки киля до завершающих ходовых испытаний. Первым ледоколом была «Москва», затем «Ленинград», «Киев» и «Владивосток». Во время строительства первого ледокола возникало много спорных вопросов: финны предполагали делать все так же, как на ранее построенных ледоколах типа «Белоусов», только в больших размерах. Дед настаивал на изменении многих конструктивных решений. Не всегда находилось общее решение. Но при строительстве второго ледокола финны признались, что с внедрением предложений Деда он им обходится значительно дешевле, чем первый.
Тут, видимо, уместно привести некоторые параметры ледокола типа «Москва»:
— длина судна - 122 метра;
— ширина судна — 22,4 метра;
— осадка судна - 10,5 метра;
— водоизмещение — 15300 тонн;
— мощность дизель-электрической установки 22000 л.с.
По нашим законам человек с «разрезанным» желудком не может быть допущен к плаванию на судах. Так было вначале решено и с Дедом, но, когда врачи увидали его снимки с новым, нормальным желудком, они сдались - ему разрешили принимать ледокол «Москва» в роли главного механика.



Главный механик ледокола «Ленинград»

Дед плавал на ледоколах «Москва» и «Ленинград» в роли главного механика в 1960, 1961, 1962, 1963 и 1964 годах, успешно выполняя проводку судов и специальные задания. В 1965 году Дед был вторично командирован в Финляндию по линии В/О «Судоимпорт» Министерства Внешней Торговли СССР для наблюдения за постройкой ледоколов «Киев» и «Владивосток». Он также вел наблюдения за ремонтом ледоколов «Капитан Белоусов», «Капитан Воронин», «Капитан Мелехов» и ряда транспортных судов Морского флота.



Закладка «счастливой» монетки

Сохранились записи тех лет с рекомендациями по ремонту ледоколов. В этих записях приведены не только возникшие в течение эксплуатации дефекты, но даны рекомендации по их устранению. Например, «До последнего времени завод Васа-Механика-Веркстад производит заливку всех видов подшипников кустарно, на плите, разливным ковшом. Хорошего качества быть не может. Обращаем внимание завода на необходимость организации центробежной заливки с контролем температурных режимов».
И еще «Быстро поддаются эрозии каналы протоков охлаждающей воды топливных форсунок. Полости охлаждения сообщаются с полостью подачи топлива, и работа форсунок нарушается. Считаем целесообразным рассмотреть охлаждение форсунок не водой, а топливом».
Как просто. Вместо воды пустить топливо, и все. И таких инженерных решений множество. Вот где опыт судоремонтника.
И это еще не все. В ходе работы у Деда возникла необходимость ознакомить сослуживцев из В/О «Судоимпорт» с характеристиками на некоторых специалистов финской стороны.



Характеристики даны на директора завода Ландтмана, главного инженера Вестербаха, прораба Сундкаиста. второго директора Форселя и некоторых других.
В этих характеристиках дана оценка личных и деловых качеств специалистов. Представляет интерес, например, характеристика на Ландтмана: «В период постройки ледокола «Москва» был главным инженером завода. Активно участвовал в решении всех технических вопросов. Глубоко переживал, когда был вынужден что-то переделывать, неудачно спроектированное заводом. Убедившись в справедливости наших требований — принимал к исполнению без споров, затаив обиду.
Несет полную ответственность за главные дизели ледокола, так как является инженером-дизелистом. Занимается большой теоретической разработкой дизельных проблем. Вполне добросовестный человек. Отрицательного отношения к нам и Союзу не проявлял.
Принимать его нужно радушно, по-русски. Стараться вкусно накормить. Пьет он немного. Когда выпьет — весел. В обычной обстановке всегда озабочен и сосредоточен. Любит шутку, веселый анекдот, даже не совсем приличный, был бы остроумно и во время рассказан. Рассказывает и сам. Ревниво относится к состоянию наших судов, гордится, что участвовал в их постройке. Любит показывать приезжающим в Финляндию иностранцам. Считает, что мы также обязаны хвалить свои ледоколы и показывать их в выигрышном виде, что мы для пользы дела и должны выполнять. Все документы просматривает сам.



Ледокол "Москва" прокладывает канал каравану судов

Имеет интересную жену и двух сыновей. Можно приглашать его на кофе с женой. Приглашает к себе и хорошо кормит и показывает самим заснятые кинокадры, в том числе и процесс постройки ледокола «Москва». Очень интересуется работой атомного ледокола «Ленин». Любит получать подарки в виде коньяка, столичной, старки. Для его жены нужно дать бутылку хорошего советского вина».
И вот у такого человека в период работы Деда в Финляндии исполнилась круглая дата со дня рождения.
Что подарить? Нужно сделать что-то необычное. И Дед придумал!
Он шифровкой запросил прислать с Чукотки косточку моржа. Ту самую косточку, о которой мечтают все мужчины. Ни у кого ее нет, а у моржа есть — наградил его бог этой косточкой, и все тут. Косточку прислали. Дед заказал на заводе изготовить футляр из красного дерева, обшить его бархатом и вложить в него эту косточку размером примерно 500 мм.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю