Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

Воспоминания владивостокского подгота. В.М.Ермаков. Часть 9.

Воспоминания владивостокского подгота. В.М.Ермаков. Часть 9.

Да, чутье, интуицию нельзя сбрасывать со счетов, но главное все же - уверенная ориентация в динамике атаки, концентрация внимания на главном. На моей памяти Писарский дважды (в двух атаках) переориентировал ТАС перед залпом на другую цель (ошибались акустики), и она оказывалась главной.
Кстати, современные БИУС (боевые информационные и управляющие системы) значительно разгружают командира, "оттесняя" в сторону второстепенное, помогая сосредоточиться на главном и в то же время, не давая забыть простые, сами собой разумеющиеся, но крайне важные действия и команды.
Как-то тот же Писарский забыл перед залпом ввести кильватерную поправку, предназначенную для того, чтобы торпеда прошла у цели по корме и навелась на нее по кильватерной струе. Вспоминаю "на разборе" красное лицо Писарского и снисходительные улыбки флагманских специалистов: они-то знали, что кильватерную поправку вводить нужно, а вот Писарский… Немудрено выпустить из виду одну деталь, если их в голове - десятки. Но улыбались-то зря! Торпеда прошла не по корме, а прямо под целью, то есть поразила ее в кратчайший срок. Писарский и в ошибках был велик!
В общем, если главная цель атакована, то говорить о везении, о случайности - просто смешно. Что же касается АМГ, то это - действительно грозная сила, добраться до авианосца и атаковать его очень непросто. Но можно. Атаковали, и неоднократно. Условно…

Пичугины

В 1953 году ТОВВМУ им. С.О.Макарова закончили два однофамильца: Анатолий и Аркадий Пичугины. Второй - подгот. О первом вспоминает Егор Андреевич Савенко (см. А.В.Батаршев "Ходили мы походами" (Очерки-воспоминания о выпускниках ТОВВМУ им.С.О.Макарова). СПб.: Изд-во "Морская газета", 2007 г.): «В молодые годы я служил на Балтике, в Лиепае на ПЛ 613 проекта. В 1955-1958 гг. там же, в Лиепае, служил и наш однокашник Толя Пичугин. С ним мы особенно подружились здесь, в Прибалтике. Он начал службу тоже на ПЛ 613 пр., затем - на «малютке». Если не изменяет мне память, в 1957 г. к нему в Лиепае приехала его нареченная, красавица Оля. Мы все были рады их помолвке, вскоре они поженились. Я был на их свадьбе и верил, что родилась хорошая крепкая семья. Вскоре у них родился сын, названный Андреем. Но не все так просто в семейных делах. Впоследствии, к сожалению, этот брак распался. Но я по-прежнему дружил с Толей Пичугиным. Вместе мы учились с ним на ВОЛСОКе в 1960-1961 г. Вновь с ним встретились на Камчатке, когда нас обоих назначили старпомами на подводные лодки. За время 23-летней службы на подводных лодках всякое было. Мы были молоды и стремились служить самоотверженно и честно. Автономки, боевые походы, дежурства, учения - это ритм нашей службы в молодости и зрелые годы.

Пичугин Аркадий Матвеевич

Аркаша был направлен служить на Дунай. Подробности узнал недавно, после выхода специального выпуска альманаха "Тайфун" в 2009 году, а также органически связанного с альманахом сайта, посвященного 116-й бригаде речных кораблей ЧФ.



На берегах Дуная Аркадий Матвеевич прошел путь от гвардии лейтенанта до командира 327-го гвардейского Белградского дивизиона артиллерийских катеров. В июле 1972 года гвардии капитан 3 ранга А.М.Пичугин назначен преподавателем 55-х КОС ВМФ.

Пошивайлов Василий Иванович



Подгот Василий Пошивайлов. В.И.Пошивайлов в конце службы в штабе ЧФ.

Василий Иванович Пошивайлов служил в 10-й, противоавианосной дивизии подводных лодок

1 февраля 1967 года была издана директива о создании в составе эскадры, базирующейся на Камчатке, соединения атомных подводных лодок.
31 июля 1967 года приказом командира эскадры ПЛ было сформировано управление нового соединения - 10 дивизия подводных лодок ТОФ.
Этот день считается днем рождения соединения АПЛ, которое и сегодня решает ключевые задачи по обеспечению обороноспособности России на Тихом океане.
Местом базирования 10-й дивизии был определен поселок Рыбачий. В дальнейшем здесь появилось здание штаба дивизии, казармы экипажей ПЛ, камбуз личного состава и другая необходимая инфраструктура для нормальной жизнедеятельности соединения.
Первоначально в состав дивизии вошли четыре АПЛ пр. 675 (включая К-189 и К-108), четыре вторых экипажа и прибывшая с КЧФ ПБПЛ-6 (с 1968 года - ПБПЛ «Иван Кучеренко»). АПЛ пр. 675, командовали: капитан 2 ранга Дронов, капитан 1 ранга Пошивайлов, капитан 2 ранга Куприянов, капитан 2 ранга Удовиченко. Лодки передавались из состава 26-й и 45-й дивизий ПЛ.
На вооружении АПЛ пр. 675 были крылатые ракеты П-5 и П-6 для стрельбы по береговым и морским движущимся целям соответственно. Отсюда вытекал круг задач, который ставился перед кораблями этого проекта - нанесение ударов по береговым объектам противника и уничтожение крупных морских целей (в первую очередь авианосцев) и соединений противника.



ПЛАРК пр.675 в море. Снимок с НАТОвского самолёта

Пятнадцатилетние капитаны. Лев БЛЕСКИН. - Слава Севастополя. 07.06.2011.

... В созданной в 1967 году детской морской флотилии им. Н.Г.Кузнецова, являющейся единственной в Украине, за время ее работы прошли обучение и воспитание около 10 тысяч школьников. Их наставниками являются бывшие флотские офицеры, которые занимали ответственные командные должности и своим ратным трудом обеспечивали высокую боевую готовность кораблей и частей. В их числе капитан 1 ранга в отставке В.И. Пошивайлов, командовавший первой атомной подводной лодкой на Камчатке, а сейчас обучающий юнг, капитан 2 ранга В.И. Резцов, попасть к которому в кружок судовождения стремятся многие воспитанники, капитан 2 ранга А.И. Малышев, с помощью которого юные моряки постигают искусство управления маломерными судами.



В морскую флотилию зачисляются школьники с 9 лет. Начав обучение по программе юнг, они продолжают заниматься в других кружках и в 15 лет становятся настоящими капитанами.

Сапрыкин Алексей Никифорович

Алексей Никифорович Сапрыкин - не подгот, выпускник штурманского факультета ТОВВМУ им. С.О.Макарова 1953 года, интересен, в частности, тем, что появился в училище в звании старшины 1 статьи. О его жизни и службе можно прочитать у А.В.Батаршева - "Ходили мы походами" (Очерки-воспоминания о выпускниках ТОВВМУ им. С.О.Макарова). - СПб.: Изд-во "Морская газета", 2007 г.

Дополним очерк о нем отзывом автора нашего блога контр-адмирала В.Г.Лебедько, сослуживца А.Н.Сапрыкина (ПЛ "С-91";): В апреле на лодку пришел новый помощник командира старший лейтенант Сапрыкин Алексей Никифорович. Он ранее был у нас командиром рулевой группы. Человек он был серьезный, исполнительный, начатое дело доводил до конца, требовательный и в то же время доступный для людей. Знал он и мои привычки, и это облегчало нам совместную работу. Как и зимние месяцы, так и весь апрель мы «не вылезали из морей» от Авачинского залива до Берингова моря. Иногда на ночевку становились на якорь в какой-нибудь бухте, и если там оказывались на якорях рыбаки, то непременно завязывался торг: спирт в обмен на крабов и рыбу.



Бывало, крабы доходили до полутора метров по размаху своих ног. Мы варили их на камбузе в котле с морской водой, и по готовности подавали на стол кают-компании. Вкуснятина необыкновенная! Матросы почему-то крабов не ели, как впрочем, не ели ни красной, ни черной икры, положенных им по пайку.

Свищ Иван А.

Для истории имя подгота Ивана Свища сохранил Жан Михайлович Свербилов, у которого он служил старпомом на "С-270". К-19. ЖАН СВЕРБИЛОВ "ЧП, КОТОРОГО НЕ БЫЛО". - «Звезда». 1991. №3.

Это было в июле 1961 г. Подводная лодка С-270, которой я в то время командовал, участвуя в учениях под кодовым названием «Полярный круг», находилась в северной части Атлантического океана.
В этом районе было свыше 30 подводных лодок. Поднявшись для очередного сеанса связи на глубину девять метров, мои радисты приняли радиограмму: «Имею аварию реактора. Личный состав переоблучен. Нуждаюсь в помощи. Широта 66° северная, долгота 4°. Командир К-19».



Собрав офицеров и старшин во второй отсек, я прочитал им шифровку и высказал свое мнение: наш долг идти на помощь морякам-подводникам. Офицеры я старшины меня поддержали.
Сомнение вызвало только место нахождения аварийной подводной лодки: долгота в радиограмме была не обозначена. То ли восточная, то ли западная. Наша С-270 в это время была на Гринвиче, т. е. на нулевом меридиане. И тут старпом Иван Свищ вспомнил, что суток семь назад мы перехватили радиограмму, в котором командир К-19 доносил состояние льда в Датском проливе. Так мы догадались, что долгота, на которой находится аварийная лодка, западная.
Мы всплыли в надводное положение и полным ходом пошли к предполагаемому месту встречи. Погода была хорошая. Светило солнце. Океан был спокоен. Шла только крупная зыбь. Часа через четыре обнаружили точку на горизонте.
Приближаясь, опознали в ней подводную лодку в крейсерском положении. На наш опознавательный запрос зеленой ракетой получили в ответ беспорядочный залп разноцветных ракет. Это была она. До этого нам, т. е. мне и моим офицерам, матросам, не доводилось видеть первую советскую атомную ракетную подводную лодку. Вся ее команда собралась на носовой надстройке. Люди махали руками, кричали: «Жан, подходи!!!», узнав от командира мое имя.
По мере приближения к лодке уровень радиации "стал увеличиваться. Если на расстоянии 1 кабельтова он был 0,4— 0,5 рентген/час, то у борта поднялся до 4—7 рентген/час. Ошвартовались мы к борту в 14 часов. Командир лодки Николай Затеев был на мостике.
Я спросил, в какой они нуждаются помощи. Он попросил меня принять на борт 11 человек тяжелобольных и обеспечить его радиосвязью с флагманским командным пунктом, т. е. с берегом, так как его радиостанции уже окисли и не работают.
На носовой надстройке К-19 среди возбужденных людей трое лежали на носилках с опухшими лицами. Сразу же возникла проблема, как переносить людей на нашу лодку: подводные лодки, уходя в море, оставляют сходни на пирсе в базе.
Я предложил Затееву отвалить носовые горизонтальные рули и, продвигаясь вперед вдоль его борта, подвел под них форштевень С-270.
Теперь по рулям, как по сходням, можно было перенести трех человек на носилках. Это были лейтенант Борис Корчилов, главный старшина Борис Рыжиков и старшина 1-й статьи Юрий Ордочкин. Восемь человек перебежали сами.



Едва эти 11 человек разместились в первом отсеке, в нем сразу стало 9 рентген/час.
Когда я сообщил об этом Коле Затееву, он предложил раздеть ребят и одежду выбросить за борт. После этой процедуры в нашем отсеке стало 0,5 рентген/час. Но сами эти ребята излучали значительно больше, особенно когда их рвало.
Наш доктор Юрий Салиенко обработал каждого спиртом и одел в наше аварийное белье. Я дал «радио» на ФКП: «Стою у борта К-19. Принял на борт 11 человек тяжелобольных. Обеспечиваю К-19 радиосвязью. Жду указаний. Командир С-270».
Приблизительно через час в мой адрес пришли телеграммы от Главкома ВМФ и Командующего Северным флотом почти одного содержания: «Что вы делаете у борта К-19? Почему без разрешения покинули завесу? Ответите за самовольство».
Прошу Затеева составить шифровку о состоянии его лодки, чтобы передать ее моей рацией на ФКП. Через полтора часа после того, как шифровка пошла на берег, ФКП приказал подводным С-159 под командованием Григория Вассера и С-270 (? не тот тактический номер – автор сайта) под командованием Геннадия Нефедова следовать к аварийной подводной лодке и помочь Свербилову снимать людей.
А мы продолжали стоять у борта. Больными в первом отсеке занимался доктор Юра Салиенко. Старпом Иван Свищ вместе с помощником Затеева Володей Ениным заводили швартовые концы с нашей кормы на их нос, чтобы попробовать отбуксировать подводную лодку. Но как только мы давали ход, обтянувшиеся концы рвались, как струны. Все попытки были тщетными — с буксировкой ничего не получалось.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю