Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

ГУБЫ (Рассказ от первого лица ученика 9–го класса).

ГУБЫ (Рассказ от первого лица ученика 9–го класса).

Посвящается Галине Евгеньевне ОРЛОВОЙ, учительнице русского языка и литературы 521 московской средней школы.

Наша семья состояла из четырёх человек, в которой я, как старший сын, обладал, как мне казалось, привилегированным положением. Мне уже исполнилось семнадцать лет. В те далёкие 19.. годы мы проживали в одном из домов-новостроек юго-западного района, весело называемого «Новыми Черёмушками», в окрестностях которого ещё преобладали частные деревенские дома с приусадебными участками. Москва быстрыми темпами расширялась и застраивалась.
Вновь построенное здание средней школы, где мне пришлось обучаться на последнем этапе перед получением аттестата зрелости, собрало под свою крышу молодой коллектив учителей, которым предстояло выполнить серьёзную задачу по подготовке к выпускным экзаменам учеников старших классов, ранее учившихся в других школах и имевших неодинаковый уровень знаний. С какими проблемами встретились наши педагоги в ходе учебного процесса мне трудно рассказать во всех деталях и подробностях. Наверное, этот вопрос требует отдельного освещения, своего разбирательства, оценки, анализа и большого душевного подхода.



Самое главное, что задачу свою они, наши новые учителя, выполнили блестящее, и за это им великое спасибо и большая благодарность.
Надо сказать, что я учился легко, успевал по всем предметам, бывало, прогуливал занятия, чтобы посмотреть новый кинофильм или просто пошататься в каком-нибудь парке, как это нередко делали и другие мои одноклассники, но не слишком часто, чтобы не запускать учебный материал, а потом усиленно не догонять. Даже посещал, чтобы показать своё старание к учёбе, дополнительные занятия, которые, по мнению известного острослова, иногда называли пресс-конференциями. В числе круглых отличников, естественно, не числился, но и среди отстающих никогда не был. Мне без труда давались физика, химия и даже математика, но и в русском языке я не отставал, считая, что обладаю природным качеством абсолютной грамотности.
Вот теперь представьте, что в такой, в целом спокойной и доброжелательной обстановке, со мной однажды произошел случай, который сохранился в моей памяти на всю оставшуюся жизнь. Главным действующим лицом, как легко догадаться, явилась глубокоуважаемая учительница русского языка и литературы Г.Е.Орлова.
События развивались следующим образом.
В один из майских дней первой половины месяца, когда некоторые ученики нашего девятого класса собрались на очередное дополнительное занятие по русскому языку, стояла замечательная тёплая и солнечная погода. Окна в классе были открыты настежь. Над «Черёмушками» почти зримо витал неудержимый запах цветущей сирени и распустившейся черёмухи. Настроение было превосходное.
На данном дополнительном занятии наша учительница, уверенная, в меру строгая и прекрасно знающая свой предмет, решила проверить нашу грамотность, с помощью, так называемого словарного диктанта. Предлагалось записать пятьдесят слов, каждое из которых прочитывалось вслух три раза. Мне нравились такие тесты. Своего рода ребусы. Они у меня никогда не вызывали трудностей – ещё бы природная грамотность.
Вот значит, учительница читает слово за словом, чётко выговаривает каждую буковку. У меня никаких проблем. Иногда даже посматриваю в окно и вспоминаю, что сегодня вечером должны играть в футбол: надо разорвать «под ноль» этих хвастунов из соседнего класса. Возможно, мой приятель Г. из соседнего дома подойдёт с предложением отыграться в шахматишки. Покажу тогда ему настоящую «защиту Нимцовича» или какую-нибудь «защиту Каро-Канн».
Диктант успешно подходил к завершению. Наконец, учительница своим уверенным и хорошо поставленным голосом зачитала последнее слово, которое для меня прозвучало подобно грому среди ясного неба. Что такое? Б…Е (или И), далее Л (или ещё второе Л) и снова Е (или И), а в завершение …Т Р И С Т И К А. Никогда прежде такого слова не слышал. Ну, хотя бы: БАЛЛИСТИКА, СТАТИСТИКА, СТИЛИСТИКА, КРИМИНАЛИСТИКА, ЭКВИЛИБРИСТИКА – вроде всё понятно. А тут незнакомое для меня слово. В каких древних анналах раскопала уважаемая учительница это труднопроизносимое и малопонятное слово? Из какой области знаний, из какой сферы деятельности? Стал прислушиваться, как учительница произносит звуки «Е» и «И». Помню, что по правилам фонетики при произношении гласного звука «Е» губы не округлены, а задняя часть спинки языка не приподнята к мягкому нёбу. А вот при произношении звука «И» передняя спинка языка как раз приподнимается к нёбу, рот приоткрыт и губы растянуты. Про звук «Л» совсем забыл проследить. Теперь не свожу своего пристального взгляда с губ учительницы. Губы как губы, тонкие, выразительные, чувственные, без яркой губной помады. Показалось, что рот учительницы слегка приоткрылся и губы, как бы оказались в лёгкой улыбке. Вот уж действительно, что губы женщины являются выразителем её души.



Снимок скомпилирован с Твиттера Тины Канделаки - телеведущей популярной передачи «Самый умный»

Мне казалось, что, в конце концов, я определил, как следует писать это запутанное слово. Довольный собой и результатом своего тщательного и глубокого анализа по губам учительницы, я окончательно записал трижды озвученное слово в следующей редакции: БИЛИТРИСТИКА. Однако полной уверенности в правильности принятого решения у меня не было.
После завершения занятий я совершенно непроизвольно, поддаваясь какому-то внутреннему инстинкту, направился в школьную библиотеку, которую, надо заметить, регулярно посещал не реже одного раза в неделю.
И вот тут, даже представить себе невозможно, со мной произошло невероятное событие. То, что я увидел, поразило меня. На одной из книжных полок прямо перед глазами я неожиданно увидел написанную жирными аршинными буквами заставку между книг с надписью БЕЛЛЕТРИСТИКА. Как же так? Ведь я, можно сказать, тысячу раз проходил мимо этой надписи, но не обращал никакого внимания. Вот такая наблюдательность, вернее полное отсутствие наблюдательности. Абсолютное верхоглядство и самоуверенность. Меня тут же охватила волна противоречивых чувств: ярость и злость, неудовлетворённость и обида – переполняли всё моё существо.
Постепенно успокоился, убеждая себя в том, что надо радоваться тому, что тебя окружает.
Медленно приближаясь к своему дому, я по-прежнему думал о том, что произошло на занятиях, а перед моими глазами сами по себе возникали эмоциональные, чувственные губы учительницы, скрывающие добрую и мягкую улыбку. Аромат сирени и черёмухи всё так же был неистребим и кружил голову.



«Черемуха душистая
С весною расцвела
И ветки золотистые,
Что кудри, завила».

Сергей Есенин.

Трудно, однако, представить, что я только в одном слове допустил сразу три грамматические ошибки. Ранее незнакомое слово БЕЛЛЕТРИСТИКА, означающее художественную повествовательную литературу, для меня с той поры стало каким-то близким и понятным.
Вот и верь теперь женским губам?
Многое, что происходило в школьной жизни, забылось, но этот диктант я хорошо помню.

P.S. Записал Верюжский Н.А. со слов племянника Юрия Захарова.


Главное за неделю