Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

ПАМЯТИ ЮРИЯ НИКОЛАЕВИЧА ДАНЬКОВА - ПОДГОТА, ПОДВОДНИКА, КОМАНДИРА, АДМИРАЛА-ч2

ПАМЯТИ ЮРИЯ НИКОЛАЕВИЧА ДАНЬКОВА - ПОДГОТА, ПОДВОДНИКА, КОМАНДИРА, АДМИРАЛА-ч2

Окончание записок комбрига Данькова.

Необходимо отметить, что по отношению к подводникам 4-й эскадры допущена несправедливость, заключающаяся в том, что почти все они лишены права быть причисленными к участникам боевых действий, в которых принимали участие наши Вооружённые Силы в послевоенное время. И это несмотря на то, что почти все подводные лодки эскадры выполняли задачи боевой службы (по всем документам боевая служба приравнивается к выполнению боевой задачи) в таком взрывоопасном районе, как Средиземное море, где всегда сталкивались интересы многих стран мира и где систематически возникали международные конфликты. Согласно Закону "О ветеранах" определены страны и периоды ведения боевых действий в послевоенное время, в которых участвовали наши Вооружённые Силы. Удостоверение участника боевых действий выдаётся военнослужащим, которые именно в эти периоды выполняли боевые задачи, находясь в этих странах. Но подводные лодки не могут выполнять свои задачи на суше, они выполняют свойственные им боевые задачи только в море. Поэтому лодки, которые выполняли боевые задачи в море в период конфликтов, под действие Закона "О ветеранах" не подпадают, а лодки, которые в период конфликтов заходили в перечисленные в Законе страны не для ведения боевых действий, а лишь для пополнения запасов, ППР и отдыха, могут подпадать под действие Закона. Мы видим явное несовершенство Закона. Кроме Закона "О ветеранах" существует ещё и подзаконный документ - специальная директива Главкома ВМФ, в которой названы все корабли ВМФ, которые причислены к участникам боевых действий, но в эту директиву по нерадивости штабных чиновников не включена ни одна подводная лодка 4 эскадры.

Ярким примером этой несправедливости могут служить "Б-409" и "Б-130", которых нет в директиве Главкома, а свои боевые задачи выполняли не в Египте или Сирии, а в море, поэтому они под Закон "О ветеранах" не подпадают. В декабре 1973 года в период конфликта я возглавлял отряд кораблей в составе плавмастерской, "Б-105" (командир Н.И.Горшков, впоследствии зам. командира 5-й эскадры по подводным лодкам, контр-адмирал) и "Б-31" (командир Л.Р.Куверский, впоследствии Герой Советского Союза) при деловом заходе в сирийский порт Латакия с целью пополнения запасов, ППР и отдыха личного состава. В порту реально ощущалась военная обстановка - в городе ходили военные патрули, наблюдалось много зенитных постов, патрульные катера систематически осуществляли профилактическое бомбометание в гавани против боевых пловцов. Эти лодки также в директиве Главкома не числились.



Мне довелось руководить работой штабного поста подводных лодок на флагманском корабле 5 эскадры. Работа всего штаба 5 эскадры в период конфликта была исключительно напряжённой. Поток донесений, которые корабли эскадры делали на командный пункт согласно табелю срочных донесений, был настолько велик, что всю эту информацию было трудно обработать. Каждую телеграмму надо было прочитать, принять решение по ней и наложить резолюцию, адресовав соответствующему исполнителю. Я наблюдал, например, что начальник штаба эскадры контр-адмирал А.Ушаков работал почти круглосуточно, делая короткие перерывы на приём пищи и ночной отдых, при этом количество поступающих донесений превышало количество донесений, по которым были приняты резолюции. И когда он уходил на короткий ночной отдых, оставалась стопка необработанных телеграмм, которые по правилам не могли храниться более суток и к утру уничтожались. Было совершенно очевидно, что управление работой штаба необходимо автоматизировать.

Наши корабли и корабли 6 Флота США постоянно осуществляли слежение друг за другом в готовности применить оружие. Силы, конечно, были не равны, но при необходимости корабли и подводные лодки 5-й эскадры могли дать достойный отпор. По мнению самих американцев, надводные корабли эскадры для них особой угрозы не представляли, так как все они на виду и их действия контролировались, а вот наших подводных лодок они побаивались, так как их местонахождение им не было известно. Мы учитывали это и иногда провоцировали их на бессмысленные противолодочные действия. Спасательное судно, например, заходило в боевые порядки АУГ и начинало производить переговоры по ЗПС (звукоподводная связь), имитируя установление связи с подводной лодкой. Корабли охранения АУГ при этом немедленно начинали поисковые действия подводной лодки в зоне действия АУГ, которой на самом деле в этом районе не было.

Возвратившись из 13-ти месячного плавания 69-й БПЛ, после оформления отчёта за это плавание и, отгуляв отпуск за два года, в феврале 1976 года я был назначен на должность командира 96-й бригады, той бригады, на которой я начинал службу на Северном Флоте. При формировании 33 дивизии на базе Краснознамённой ордена Ушакова 1-й степени бригады подводных лодок первой была сформирована 161-я БПЛ в 1951 году (полярнинцы ее так и называли - 1-я бригада). 96-я бригада была сформирована в 1952 году - по счёту третьей в составе дивизии, и за ней закрепилось название - 3-я бригада.

Бригадой командовали:
с ноября 1952 г. по сентябрь 1954 г. - Макаренков Георгий Филиппович;
с сентября 1954 г. по май 1956 г. - Горожанкин Александр Васильевич;
с мая 1956 г. по август 1958 г. - Петелин Александр Иванович;
с августа 1958 г. по август 1960 г. - Евсеев Иван Александрович;
с августа 1960 г. по январь 1965 г. - Лихарев Иван Сергеевич;
с января 1965 г. по декабрь 1966 г. - Илюхин Михаил Григорьевич;
с декабря 1966 г. по февраль 1969 г. - Шадрич Олег Петрович;
с февраля 1969 г. по июль 1972 г. - Акимов Владимир Ильич;
с августа 1972 г. по ноябрь1972 г. - Чернавин Лев Давыдович;
с ноября 1972 г. по февраль 1976 г. - Хлопунов Вадим Иванович;
с февраля 1976 г. по декабрь 1985 г. - Даньков Юрий Николаевич;
с декабря 1985 г. - Сучков Геннадий Александрович.

Штаб бригады возглавляли:
с июня 1952 г. по февраль 1954 г. - Гунченко Николай Григорьевич;
с февраля 1954 г. по октябрь 1955 г. - Ямщиков Николай Иванович;
с октября 1955 г. по апрель 1956 г. - Петелин Александр Иванович;
с апреля 1956 г. по август 1958 г. - Хомчик Сергей Степанович;
с августа 1958 г. по август 1960 г. - Лихарев Иван Сергеевич;
с августа 1960 г. по март 1962 г. - Агафонов Виталий Наумович;
с июля 1962 г. по июнь 1963 г. - Соколов Иван Алексеевич;
с июня 1963 г. по июнь 1964 г. - Зенченко Пётр Трофимович;
с июня 1964 г. по сентябрь 1969 г. - Броневицкий Леонид Михайлович;
с сентября 1969 г. по декабрь 1970 г. - Парамонов Василий Алексеевич;
с января 1971 г. по ноябрь 1973 г. - Гвадзабия Геннадий Владимирович;
с ноября 1973 г. по декабрь 1974 г. - Широченков Анатолий Матвеевич;
с декабря 1974 г. по октябрь 1978 г. - Поведёнок Михаил Васильевич;
с октября 1978 г. по август 1983 г. - Ануфриев Виктор Александрович;
с августа 1983 г. - по сентябрь 1985 г. - Сучков Геннадий Александрович;
с сентября 1985 г. - Егоров Евгений Владимирович.

За 10-ти летний период моего командования бригадой основным видом её
деятельности было несение боевой службы в Средиземном море. Как я отмечал ранее, бригадным составом во главе с комбригом и штабом подводные лодки 4 эскадры начали нести боевую службу на Средиземном море продолжительностью 8-11 месяцев с 1969 года (за исключением 69-й БПЛ, которая несла боевую службу в течение 13 месяцев в 1973 - 1974 г.г.). С 1969 по 1982 годы командиры бригад 4-й эскадры, сменяя друг друга, возглавляли дальние походы своих соединений на Средиземное море в следующей последовательности:

Чернавин Лев Давыдович (161 БПЛ, в 1969 г.);
Хлопунов Вадим Иванович (69 БПЛ, в 1969-1970 г.г., В.И.Хлопунов занимал должность зам. комбрига по БП, а переход бригады до Средиземного моря возглавлял командир эскадры Пётр Николаевич Романенко);
Акатов Альберт Васильевич (211 БПЛ в 1970 - 1971г.г., переход бригады до Средиземного моря возглавлял командир эскадры Пётр Николаевич Романенко);
Акимов Владимир Ильич (96 БПЛ, в 1971 - 1972 гг.);
Паргамон Иван Николаевич (69 БПЛ, в 1972 г.);
Акатов Альберт Васильевич (211 БПЛ, в 1972 - 1973 гг.);
Хлопунов Вадим Иванович (96 БПЛ, в 1973 г.);
Паргамон Иван Николаевич (69 БПЛ, в 1973 - 1974 гг., 13 месяцев);
Акатов Альберт Васильевич (211 БПЛ, в 1974 - 1975 гг.);
Мальков Евгений Георгиевич (161 БПЛ, в 1975 - 1976 гг.);
Даньков Юрий Николаевич (96 БПЛ, в 1976 - 1977 гг.);
Кузьмин Анатолий Алексеевич (69 БПЛ, в 1977 - 1978 гг.);
Даньков Юрий Николаевич (96 БПЛ, в 1978 г.);
Поведёнок Михаил Васильевич (211 БПЛ, в 1978 - 1979 гг.);
Ларионов Виталий Петрович (161 БПЛ, в 1979 - 1980 гг.);
Широченков Анатолий Матвеевич (69 БПЛ, в 1980 - 1981 гг.);
Даньков Юрий Николаевич (96 БПЛ, в 1981 г.);
Мохов Игорь Николаевич (211БПЛ, в 1982 г.).

Как видим, все командиры соединений эскадры в основном по разу возглавили несение боевой службы своих подводных лодок на Средиземном море, за исключением Иван Николаевича Паргамона и Вадима Ивановича Хлопунова, которые дважды водили подводные лодки своего соединения в составе бригады на боевую службу. Мне и Альберту Васильевичу Акатову выдалось трижды выполнять эту ответственную задачу.
Я вместе со штабом возглавлял несение боевой службы лодок в составе бригады в 1976г., в 1978г. и в 1981 г.

В 1976 году моя бригада меняла на Средиземном море 161-ю бригаду, которой командовал Евгений Георгиевич Мальков. Евгений Георгиевич ввёл меня в курс событий на Средиземноморском театре. Взаимоотношения между СССР и АРЕ ухудшились, и нашим кораблям пришлось распрощаться с удобным для захода подводных лодок портом Александрия. Евгению Георгиевичу довелось участвовать в выводе наших кораблей и эвакуации техники, имущества и советских граждан из Египта. По договорённости с руководством Сирии, был оборудован пункт ремонта наших подводных лодок в сирийском порту Тартус, куда были заведены плавучий склад и плавмастерская. Подводные лодки могли в этом порту производить ремонт, пополнение запасов, отдых и смену экипажей при организации межпоходового отдыха в Севастополе. Конечно, ремонтные возможности в Тартусе по сравнению с Александрией были значительно скромнее и ограничивались ремонтными возможностями плавмастерской, а межпоходовые ремонты выполнялись силами вторых экипажей. Небольшой ППР (планово-предупредительный ремонт), кратковременный отдых и пополнение запасов подводные лодки производили в основном в точках якорных стоянок в обеспечении плавбазы, плавмастерской и вспомогательных судов 54 оперативной бригады судов обеспечения 5-й эскадры ВМФ. Если погода позволяла, лодки швартовались к борту плавбазы или плавмастерской, но при усилении волнения моря, они осуществляли ППР, маневрируя в заданном секторе, так как большие глубины в точках якорных стоянок (в основном более 50 метров) не обеспечивали безопасность стоянки на якоре. Необходимо было расширить возможности захода наших подводных лодок в порты дружественных стран на Средиземном море.

В октябре 1976 года я получил приказание возглавить отряд кораблей в составе плавбазы, подводной лодки "Б-409" и черноморского тральщика для делового захода в Тунисский порт Бизерта. В сентябре этого же года командующий ВМС Туниса контр-адмирал Джудиди по приглашению командования ВМФ осуществил визит на эсминце "президент Бургиба " (фактически это был старый американский сторожевик типа "Батлер", переименованный в эсминец) в Севастополь. Такой визит корабли Туниса не осуществляли последние сто лет. В Севастополе тунисских моряков встретили с большим гостеприимством, дали возможность ознакомиться с боевыми кораблями, посмотреть строительство наших кораблей в Николаеве, показали достопримечательности города и организовали встречу с главнокомандующим ВМФ адмиралом Флота СССР С.Г.Горшковым, предоставив для этого специальный самолёт. Визит широко освещался в нашей прессе. Так случилось, что деловой заход наших кораблей в Бизерту состоялся непосредственно сразу после визита тунисских моряков в Севастополь. Под благоприятным впечатлением этого визита, в Бизерте нас встретили исключительно доброжелательно. Корабли ошвартовали у причалов военно-морской базы, поставив корабли в соответствии с нашими пожеланиями. Как только мы ошвартовались, на берегу нас встретил почётный караул тунисских военных моряков. В моё распоряжение на весь десятидневный период делового захода была предоставлена автомашина с водителем (правда, воспользоваться этой машиной у меня необходимость не возникла).



Встретивший нас представитель посольства сразу, как только подали с плавбазы трап, вручил мне план первоначальных мероприятий: визит к мэру города, визит к бургомистру, визит к командующему флотом - все визиты по 20 минут. Я был в некотором замешательстве, так как я, по общепринятому церемониалу, должен был для каждого из этих должностных лиц организовать ответный приём, а это было затруднительно. Дело в том, что наш деловой заход не являлся официальным визитом, и на него выделение представительских денег не предполагалось. Тогда я принимаю решение пригласить всех троих тунисских руководителей на обед русской кухни, который организовать в тот же день на флагманском корабле продолжительностью 1 час, руководствуясь принципом взаимности. Что касается горячительных напитков, то пришлось воспользоваться моими личными запасами и запасами командиров кораблей. Поэтому на столе оказались разномастные бутылки - и коньяк, и сибирская водка, и охотничья водка. Но за доброжелательными тостами эти шероховатости замечены не были. При моём визите к командующему Флотом, контр-адмирал Джудиди лично встретил меня у входа в здание своей резиденции. При согласовании порядка пребывания советских моряков в Бизерте, на все наши вопросы мы получили самые доброжелательные ответы. Например: никакой оплаты за пользование электроэнергией, водой; увольнение наших моряков в город в любое время по нашему усмотрению; при спусках водолазов для осмотра подводной части кораблей никаких разрешений запрашивать не надо, ну и т.д.

Во время пребывания в Бизерте наши моряки провели качественный ремонт материальной части, хорошо отдохнули (были организованы между советскими и тунисскими моряками футбольный матч, спортивные состязания по баскетболу и волейболу), посмотрели достопримечательности города.
Бизерта - небольшой, но очень живописный приморский городок. В начале ХХ века Бизерта являлась главной базой французского флота на Средиземном море, куда были выведены в 20-х годах прошлого века остатки царского российского Черноморского флота (33 корабля), нашедших здесь своё пристанище до конца своей морской жизни.


Выражаем глубокие соболезнования родным и близким, друзьям и товарищам Юрия Николаевича Данькова. Прощание состоялось 26 января в помещении УКОПП им. С.М.Кирова. Похороны состоялись на Смоленском православном кладбище.
Вечная слава и память замечательному подводнику, командиру и адмиралу!


Главное за неделю