Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

СЕГОДНЯ ГОДОВЩИНА УХОДА В ПОСЛЕДНЮЮ АВТОНОМКУ ВАЛЕРИЯ ЯКОВЛЕВИЧА ХОДЫРЕВА

СЕГОДНЯ ГОДОВЩИНА УХОДА В ПОСЛЕДНЮЮ АВТОНОМКУ ВАЛЕРИЯ ЯКОВЛЕВИЧА ХОДЫРЕВА

Сегодня мы склоняем головы в память о нашем однокашнике, друге, штурмане, подводнике, командире, председателе Оргкомитета Содружества "46-49-53" и Всеподготского Оргкомитета Валерии Яковлевиче Ходыреве.
Однажды, отвечая на мой вопрос - когда мы увидим его воспоминания, Валерий Яковлевич сказал, что невозможно рассказать всю правду, а вымысел - это от лукавого. Закон для штурмана: ЧТО ВИЖУ, ТО И ПИШУ.

Вдова нашего друга, Наталья Михайловна, подготовила небольшой материал о Валерии Яковлевиче, который мы вам и представляем.

О моем муже - Ходыреве Валерии Яковлевиче, хорошем, надёжном человеке военно-морском офицере, подводнике, капитане 2 ранга



26 августа 2018 года исполняется год, как ушел из жизни Валерий, ушел неожиданно, пробыв в больнице всего несколько часов. За день до этого - 24 августа - мы были на Богословском кладбище. Уже семнадцать лет это день памяти ближайшего друга Валерия, командира АПЛ, капитана 1 ранга Гаврильченко Александра Сергеевича и нашего свата, познакомившего нас в далеком 1984 году. Ритуал посещения никогда не менялся. Мы поклонились Александру Сергеевичу, поставили свечку и подошли к еще девяти местам памяти, где покоятся военно-морские офицеры, в числе которых Александр Маринеско, однокашники Валерия по совместной учебе и люди, с которыми его столкнула судьба.

Валерий не написал воспоминаний, не очень часто рассказывал о своей прежней жизни и о службе, но эти рассказы всегда были яркими, образными и четко расставляли по местам его оценку людей, событий, происшествий. Мне посчастливилось услышать и запомнить эти рассказы-воспоминания, а события нашей совместной тридцатитрехлетней жизни это наши общие, но уже - воспоминания.
Разбирая архивные документы Валерия, я увидела скромный лист, 12 пунктов напечатанного на компьютере текста - плана воспоминаний. Видно Валерий думал об их написании, но так и не собрался реализовать задуманное. Этот листик и копия (полная!) послужного списка Валерия Яковлевича Ходырева Военно-морского Министерства Союза ССР очень помогли мне конкретизировать прошлое, но очень многое осталось за кадром.

Родился Валерий 16 мая 1932 года в Сталинграде и всегда с гордостью называл себя сталинградцем. Он был вторым сыном Ходырева Якова Ильича, служащего, умершего в 1942 году, и Комовой Александры Гавриловны, тоже служащей по документам. Родители быстро разошлись. Мать вышла замуж за Дьячкова Льва Николаевича и Валерий всегда с теплотой и благодарностью вспоминал об отчиме, прошедшим всю войну. Старший брат Валерия - Владимир - на 2 года старше. Оба считали себя “старшими”, так как во втором браке мать родила четырех детей - трех мальчиков и сестру.

Когда началась Великая Отечественная война, семья жила в Сталинграде неподалеку от места, которое сейчас известно как дом Павлова. На их долю выпали и авианалеты, и бомбежки. Мальчишки собирали на развалинах осколки снарядов. Семью успели эвакуировать до полного разрушения города и прорыва немцев. Выехали мама, бабушка Надежда Васильевна Комова (Глинчева), два старших сына - Ходыревы Володя и Валера и два совсем маленьких брата от второго брака матери. Как написал Валерий об этом в плане воспоминаний: “Конец июля месяца 1942 год, левый берег Волги, п/х “Марат”, Палласовка, ж/д станция Красный Кут, октябрь м-ц, г. Джамбул, Ленинский тупик дом 8”.

Семья попала в Джамбул, унеся то немногое, что удалось унести в руках и на подростковом велосипеде. У братьев Ходыревых сначала была одна пара ботинок на двоих, и ходили они в школу по очереди, но ходили! Учились и делали все нужные дела по хозяйству. Жила семья в комнате с земляным полом, холодно - зимы в Джамбуле холодные. Мать выдала старшим сыновьям денег на покупку ножовки или сама ее купила (уже не вспомнилось) и мальчишки самостоятельно добывали дрова. Разрешалась срезать сухие ветки с деревьев. Один залезал на пирамидальный тополь с ножовкой и срезал ветви, а второй собирал их внизу, чтобы не утащили. Эти дрова и в своем хозяйстве были нужны, а Валерий даже на базаре продавал драгоценное по тем временам топливо. Там же на базаре Валерий - 12 лет пацану - реализовывал те вещи, которые получали по ордеру отчима и не пригодились в семье. И еще Валерий вспоминал яблоки, которые они сбивали со свисающих на улицу веток и потом вылавливали их в арыке. И учились, учились братья несмотря ни на что.



После войны оба брата поступили в Ленинградские училища. Владимир - в Высшее Арктическое морское училище им. адмирала С.О.Макарова, а Валерий сначала в Военно-морское подготовительное училище (ЛВМПУ, как они называли - Подготия), затем в 1 Балтийское Военно-Морское училище, впоследствии переименованное в Ленинградское ВВМУ подводного плавания им. Ленинского Комсомола. Оба брата получили дипломы штурманов. Валерий связал свою судьбу с подводным флотом России и всегда ставил акцент - он из того первого выпуска, где в дипломе рядом со “штурманом” стоит - “подводник”.
О судьбе старшего брата - Ходыреве Владимире Яковлевиче - можно прочитать и в интернете, и в многочисленной справочной литературе. Он участник первой Антарктической экспедиции и строил Мирный, занимался наукой и защитил диссертацию, руководил профильными институтами Ленинграда, работал в команде Григория Васильевича Романова. Крупный партийный и хозяйственный деятель города на Неве. Семь лет был “мэром” Ленинграда, тогда это называлось председатель Ленгорисполкома.
Владимир Яковлевич никогда не порывал связи с братом и всегда был и остается “старшим”. Дай, Бог, ему здоровья и долгих лет жизни.



Валерий принял военную присягу 30 июня 1949 года, а в 1953 году начал службу на Тихоокеанском флоте, как он написал в плане мемуаров: “ТОФ. б. Малый Улисс, б. Находка. Владивосток, б. Конюшкова…” Служба на ТОФе была суровой. Валерий вспоминал, как подводная лодка несколько часов “лежала на грунте” и рассказывал о тех высококлассных специалистах, с которыми ему пришлось служить и под чьим командованием ему пришлось плавать. Не все военно-морские офицеры заслужили высокую оценку Валерия. Когда один из командиров (фамилия есть в плане мемуаров, но я её не упоминаю), отправлял Валерия на Специальные офицерские классы ВМС: “будем ждать командиром”, Валерий ответил: “Служить будем, но не под вашими знаменами”. Характер у Валерия был жесткий, не всегда он мог промолчать. К сожалению, эта открытая прямолинейность не помогала ему во взаимоотношениях с начальством.



Дальнейшая военно-морская судьба опять привела Валерия в Ленинград. В июле 1960 года он окончил Высшие специальные офицерские классы ВМФ и назначен на подводную лодку (ПЛ) С-189. На этой лодке Валерий прослужил семь лет - четыре года старшим помощником, три - командиром. Лодка под его командованием несла боевую службу на Балтике, в Кронштадте, в Ладожском озере, где есть настоящие морские глубины. Испытывали новое оборудование и оружие, о чем Валерий не любил говорить, как я к нему ни приставала с вопросами.

В Военно-морскую ордена Ленина Академию Валерий поступил в 1968 году и в 1970-м получил диплом с присвоением квалификации офицера с высшим военным образованием. И здесь не обошлось без проблем. Все полученные оценки по всем предметам “отлично”, как бы сказали на гражданке “красный диплом”, а дипломная работа по оперативно-тактическому профилю - “хорошо”. Валерий пытался доказать правильность расчетов и выводов, по рассказам - защита прошла повторно, но оценку не изменили. Что-то в работе Валерия не совпало с точкой зрения профильного института. Как написано в плане воспоминаний: “Не соревновался с институтом. Использовал учебные данные по боевым возможностям сил, т.к. пользоваться фактическими данными в учебных целях запрещено приказом Главкома”.



Диплом ВМА получен и Валерия Яковлевича направили в Ленинградскую военно-морскую базу командовать ПЛ С-168, затем перевели в Палдиски, где он два года прослужил начальником штаба дивизии подводных лодок Балтфлота. Служба продолжилась, но карьера не задалась. Несколько раз его представляли к званию капитана 1 ранга, не присвоили. Может быть, имел место непростой характер, может быть причиной был отказ поехать служить на Северный флот после академии. Отказался Валерий из-за слабого здоровья первой жены, которая развелась с ним впоследствии. О причинах гадать не буду.



С января 1975 года Валерий уволен с действительной военной службы и началась жизнь “на гражданке”. Как и чем он жил до 1984 года я не знаю, и написать об этих годах мне нечего. И в плане мемуаров ничего не написано, и ничего об этом времени Валерий не любил рассказывать. Ясно, что жил он непросто, но говорить о трудностях, а тем более - жаловаться - никогда! Не тот характер!

Наша совместная, поначалу непростая супружеская жизнь началась с августа 1984 года. Валерий в этот период был просто военным пенсионером, не работал. Я активно трудилась в институте туберкулеза, вскоре реорганизованного в НИИ фтизиопульмонологии. Вел себя Валерий безупречно. Взял на себя магазины, решал жилищные проблемы, занимался семейными финансами. Сегодня это кажется несущественными проблемами, но все кто жил в конце прошлого века помнят развал повсюду, пустые полки магазинов, непонятные зарплаты в миллион рублей, приход на рынок более или менее стабильного доллара и далее, и далее. Время было непростое. Валерий вдруг решил поработать и к моему удивлению “пошел в пролетарии” - устроился слесарем в торговом порту, где на Гутуевском острове был деревообрабатывающий цех. Устроился “по рекомендации” троюродного брата - безработица была повсюду. Получилось. В рабочем коллективе - без проблем подводника приняли, даже вскоре разряд повысили. Но простудился, долго скрывал болезнь, заработал серьезную пневмонию. Лечился у меня в институте, выздоровел. С большим трудом удалось уговорить Валерия уволится, но с Гутуевским островом он не расстался. До 2015 года работал в институте водных коммуникаций, занимаясь гражданской обороной учреждения. И опять - новый коллектив и профессорско-преподавательский, и обслуживающий, и студенческий, приняли командира подводной лодки без проблем.



Очень давно, уже и вспомнить трудно когда, в нашей жизни появилось сообщество военно-морских офицеров “46-49-53”. Эта общественная организация выпускников 1 Балтийского Военно-Морского училища 1953 года зародилась в начале шестидесятых годов прошлого века, окончательно сформировалась к 1973 году с оргкомитетом, председателем, ежегодными встречами “Вторая суббота апреля” у памятника миноносцу “Стерегущий”, с пятилетними юбилейными встречами в стенах родного училища. В этом, 2018 году планируется отметить 65-летний юбилей сообщества “46-49-53”, вспомнить своих учителей, воспитателей, наставников, однокашников. Завидный пример долголетия организации, но она существует и Валерий много лет участвовал в ее работе.

Сначала Валерия ввели в состав оргкомитета “46-49-53”, мне так и не удалось вспомнить, когда это было - где-то в начале двухтысячных лет. В 2009 году его избрали председателем оргкомитета. До последних дней и даже часов своей жизни Валерий делал все, чтобы не нарушать давние традиции, поддерживать контакты всех выпускников, разбросанных по разным городам России и мира. Состоялись в срок “Вторые субботы апреля”, пятилетние встречи. Абсолютное большинство членов сообщества Валерий поздравлял с днями рождения по телефону или электронным письмом. С членами оргкомитета и активом сообщества проводились “селекторные совещания” по всем текущим вопросам. К сожалению, меньше становилось личных встреч, возраст! Однако прощания с “уходившими в последнее плавание” всегда собирали всех, кто смог приехать, а многие из тех, кто не смог добраться, присылали электронные соболезнования. Оповещение работало практически без сбоев. Домашний и мобильные телефоны Валерия временами буквально раскалялись, активно работала электронная почта, объединившая значительную часть членов сообщества “46-49-53”. Уже очень солидные люди при появлении компьютеров освоились в электронном пространстве и общаться стало проще. И эту традицию Валерий не нарушил: став председателем ОК, обучился работе на компьютере. Когда подвели глаза, заставил меня освоить это непростое дело, возложив технические обязанности как он говорил “на начальника штаба”.

В последние годы Валерия ввели во Всеподготскую организацию, объединившую выпускников всех подготовительных училищ Советского Союза. Это очень серьезная и интересная история кадровой политики ВМФ. Я уговаривала Валерия отказаться от работы: и “46-49-53” занимает много сил и времени, и здоровье уже надо беречь. Но подгот - всегда подгот! Не только не отказался, но и согласился стать председателем всеподготского оргкомитета. Работал недолго, но успел и совещания провести на “Авроре”, и вместе с коллегами провел 12-ую Всеподготскую встречу в стенах родного училища.

Работать с людьми всегда непросто, особенно когда коллеги - офицеры высоких рангов, подводники, командиры, добившиеся многого и в гражданской жизни. Не все получалось так, как хотелось, случались и объективные, и субъективные трудности, но Валерий не отказывался от общественной работы и всегда говорил “Она держит меня на плаву”.



Самые радостные события последних лет жизни Валерия опять связаны с ПЛ С-189. Лодка 613 серии, единственная сохранившаяся в России из 215 лодок, построенных с 1954 по 1990 годы. Советские средние дизель-электрические торпедные подводные лодки несли службу на всех флотах страны, использовались для испытания нового вооружения и в качестве учебных центров для подготовки личного состава. С-189 заложена на Судостроительном заводе им. Серго Орджоникидзе (ныне - Балтийский завод) 31 марта 1954 года и спущена на воду через 5 месяцев - 4 сентября. В боевом составе ВМФ лодка находилась 35 лет, выполняя боевые задачи в Балтийском регионе. Подводную лодку спасло то, что в 1998 году она затонула в Купеческой гавани Кронштадта, а не была разрезана “на иголки” или не продана за границу.



В 2005 году по инициативе Андрея Анатольевича Артюшина, бизнесмена и подводника в прошлом, а также за счет его средств, лодка была поднята, помещена в док Канонерского завода, отремонтирована высококлассными специалистами, оснащена и теперь это частный музей у набережной лейтенанта Шмидта.



ПЛ-музей С-189 открыт для посещения, это музей “на плаву” и такая же достопримечательность как крейсер Аврора и ледокол Красин. Валерий не только прослужил на лодке семь лет, но и не расставался с ней с момента её “реанимации” - с помещения в док Канонерки, транспортировки на набережную Невы, оснащения лодки как музея. Часто он повторял: “Я всплыл вместе с лодкой”. Действительно, он именно с тех пор стал чаще выходить в свет в военно-морской форме, даже кортик достал, помолодел и стал почти как на своих фотографиях времен службы.



Валерий, как один из командиров С-189 (пятый по счету) участвовал во всех мероприятиях, связанных с подводной лодкой. Мы праздновали на лодке дни Военно-Морского Флота России, дни Защитника Отечества, дни подводника, дни “рождения” ПЛ. Пять, шесть раз в году Валерий посещал свою любимицу, приводил туда курсантов, студентов, друзей и знакомых и сам проводил экскурсии.



Не могу не сказать о капитане-директоре ПЛ-музея С-189, капитане 1 ранга Николае Владимировиче Чернышеве. Его трудами музей оснащен и полноценно функционирует, экипаж работает. В праздничные дни лодка закрыта для экскурсантов, но всегда открыта для профессионалов - военно-морских офицеров, подводников, инженеров и ремонтников ПЛ, для членов их семей.



В кают-компании за накрытым столом собираются люди, хорошо знающие, что такое служба на воде и в морских глубинах. Интересно, что почти все гости лодки через одного, максимум двух человек знают друг друга, служили или учились в одних местах. А чувства юмора подводникам занимать не надо. Засиживались надолго, вспоминая прошлое и обсуждая сегодняшний день. Валерия зачастую с трудом удавалось оторвать от беседы и увести домой. Можно сказать, что все посещения были радостными, несмотря ни на мороз, ни на изнуряющую жару, ни на дождик по пути к лодке.



С ПЛ С-189 связаны еще два эпизода, о которых часто вспоминал Валерий. Он служил тогда в Ленинграде, лодка стояла на Неве. Был получен приказ командования “Обеспечить освещение Дворцовой площади для съемок фильма “Залп Авроры”. Освещение обеспечили, съемочная группа была приглашена на лодку. Среди артистов, снимавшихся в фильме, были те, кого мы теперь назвали бы звездами - Павел Луспекаев, Владимир Зельдин, Ефим Копелян, Бруно Фрейндлих. Никого из них Валерий не вспоминал, может, и на лодке их не было, но то, что Кирилл Лавров был и был посвящен им в подводники, Валерий вспоминал часто.



Другой эпизод связан с нашими путешествиями. Мы поехали на Валаам, пробыли там несколько дней, побывав в скитах, посмотрев линию Маннергейма, пройдя на моторке вдоль побережья острова. Валерий так сказал перед отъездом: “Хорошо, что пожили на острове, красиво, а то я Валаам только в перископ С-189 видел”.
Перечитав написанное, рука потянулась к тексту - писать дальше. Остановила себя. Основное изложено. К сожалению, об офицерской службе Валерия написано немного. Дополнить рассказ может публикация Евгения Константиновича Пензина: - “Иди и узнай! Моему первому командиру подводной лодки С-189 Ходыреву Валерию Яковлевичу посвящается”. опубликовано в книге “За тех, кто в море” - СПб: Изд-во “ПаркКом”, 2007. - В сокращенном варианте опубликовано в книге Курганский Ю.Н., Сирый С.П.- За погружением - всплытие. - СПб: МорВест, 2010.



Евгений Константинович, выпускник Кораблестроительного института прошел переподготовку в училище подводного плавания и лейтенантом пришел служить на С-189.Он знал, о ком пишет. Мой взрослый внук, прочитав публикации, сказал “Это точно дядя Валера”.
Первый вариант написанного текста я прочитала Владимиру Яковлевичу Ходыреву, меня больше всего волновало правильно ли описала воспоминания о детских и юношеских годах. Замечаний не было, только пожелание - “Подробно напиши о ПЛ С-189, Валерий о ней столько рассказывал, а я так и не выбрался на экскурсию”. Постаралась написать.

Еще я должна извиниться перед однокашниками Валерия, членами сообщества военно-морских офицеров “46-49-53” - я не упомянула ни одной фамилии и сделала это сознательно. Валерий работал не один, активно общался с членами оргкомитета, с активом сообщества, с друзьями. Это почти три десятка человек. Все - незаурядные личности, за плечами которых большая и интересная жизнь. О каждом можно написать много. Так нагружать текст я не рискнула.

После ухода Валерия надо было срочно передать в оргкомитет сообщества “46-49-53” все то, что хранилось дома - адресные бумаги, списки, финансовые документы, архивы по деятельности ОК, фотографии разных лет. Все было собрано и передано по назначению. Разбирая бумаги на книжных стеллажах, я одновременно рассматривала стоявшие рядом тома и отобрала массу книг, посвященных военно-морскому флоту, преимущественно подводному. Это книги о подводных лодках как современных, так и более ранних, как российских, так и зарубежных. Книги о командирах ПЛ, о создателях ПЛ, о деятельности ПЛ в военные годы и в мирное время, о таких местах базирования как Гаджиево. Томов и томиков получилось более ста. Это серьезная, специальная литература и я не хотела, чтобы она пылилась у меня на полках. Договорилась с начальником музея училища И.К.Исматуллаевым и передала книги в ведение музея и библиотеки. Мы с Валерием не были библиофилами и не имели экслибриса, но каждую книгу я подписала: “Из книг Ходырева Валерия Яковлевича, капитана 2 ранга, подводника, выпускника 1 Балтийского Высшего Военно-Морского училища 1953 года”. Пусть эта ниточка памяти существует.

Аналогичная мысль возникли при разборе фотографий из семейного фотоархива. Отобрала дубликаты снимков Валерия в период службы на ПЛ С-189, групповую фотографию с младшими командирами лодки и передала их капитан-директору лодки-музея Н.В.Чернышеву вместе с электронной копией снимков, сделанных нами в течение многих лет при посещениях лодки. Не пожалела оригинала групповой фотографии, поскольку на её обороте перечислены командиры, запечатленные на снимке. Небольшая память о пятом командире ПЛ С-189 пусть останется в архивах музея.

Много лет назад, доставая тужурку Валерия с наградами, я шутливо спросила “ Что мне делать с твоими регалиями?” Валерий ответил не сразу, но очень чётко “Отдай все племяннику, он Ходырев и сам решит, что делать”. Весной этого года я передала Александру Владимировичу Ходыреву награды, кортик, знаки, погоны, нашивки, все, что связано с военно-морской службой Валерия. Практически все они имеют возраст далеко за сорок лет, почти раритеты. Совсем недавно Александр переслал мне фотографию стенда, посвященную Валерию, где расположены “регалии”, хранящие память об офицерской службе родного дяди.



Памятник Валерию Яковлевичу Ходыреву изготовлен и установлен на Северном кладбище, участок 13-й Зеленый, 25 ряд. Памятник - это ведь материализованная память и мне очень трудно было решить, что должно быть изображено. После долгих поисков решения, я сделала эскиз и показала его Владимиру Яковлевичу. Получила полное одобрение. На двух плитах памятника - символы тех событий, которые наиболее ценил Валерий и чем он мог гордиться. Верхняя плита - символ волны, на ней кроме имени, воинского звания и дат жизни изображен значок - дельфин на кортике и даты службы Валерия - 1949-1975. Дельфин - символ подводников, а кортик - это кортик Валерия, который он носил с парадной формой. На нижней плите несколько слов биографии Валерия и два “поплавка” - значки об окончании Высшего военно-морского училища и Военно-морской Академии. Внизу плиты изображена ПЛ С-189 в морских волнах. Валерий семь лет служил на ней сначала старшим помощником и потом - командиром и не расставался с ней, когда она стала музеем. Здесь не могу не сказать слова благодарности Мосину Борису Андреевичу, он автор рисунка подводной лодки.



То, что вы сейчас прочитали - это крупицы моей памяти о муже, о его и нашей совместной жизни. У каждого из вас сохранился свой Валерий Яковлевич Ходырев и пусть память о нем будет доброй и долгой.

Наталия Чужова-Ходырева


Главное за неделю