Видеодневник инноваций ВПК
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

«Следую своим курсом»- о чем не рассказали в фильме, и что сочинили

«Следую своим курсом»- о чем не рассказали в фильме, и что сочинили

      В 1974 г. на экраны вышел фильм под названием «Следую своим курсом», который рассказывал об одном боевом и трагическом эпизоде последних дней обороны Севастополя, последнего прорыва в город двух крупных кораблей (после них прорывались только тральщики и катера МО-4), с пополнением и боеприпасами на борту, эсминца «Безупречный» и лидера эсминцев «Ташкент»,  хотя не понятно, почему имена командиров и названия кораблей были изменены. В фильме под именем «Дерзкий» скрывается эсминец «Безупречный», лидер «Ташкент» представлен как эсминец «Стремительный».  

      Прежде чем вести разговор об этом фильме необходимо пояснить, зачем нужно разбирать фильм, снятый почти 50 лет назад. Этот фильм до сих пор смотрят, он в каталогах многих сайтов, и этот фильм не достоверно показывает произошедшие события, что не допустимо в историческом плане.

     После того как один за другим погибли крупные санитарные транспорты «Сванетия», «Абхазия», «Грузия», «Белосток», вся тяжесть снабжения окруженного города легла на боевые корабли которые благодаря высокой скорости хода и наличию зенитного вооружения могли выгрузив груз уходить из города еще за темно. Однако немцы, учтя все свои ошибки и недоработки во время предыдущих двух штурмов Севастополя, перед третьим штурмом значительно усилили блокаду с моря торпедными катерами, с воздуха большим количеством самолетов, пилоты которых приобрели опыт нанесения ударов по судам во время эвакуации англичан из Дюнкерка.

Кольцо блокады вокруг города сужалось защитникам не хватало подкреплений, боеприпасов и продовольствия, положение было отчаянное. В виду тяжелой ситуации сложившейся в Севастополе лидер «Ташкент» и эсминец «Безупречный» получили приказ немедленно, не дожидаясь темноты, доставить в истекающий кровью город пополнение.

«Безупречный» вышел из Новороссийска в Севастополь, первый, 26 июня, 1942 г, в 12 часов 33 минуты. На борту эсминца разместились 320 бойцов, шестнадцать медицинских сестер, 20 тонн боеприпасов и 15 тонн продовольствия. Около 18 часов 30 минут «Безупречный» находился в 40 милях к югу от мыса Аю-Даг и с него обнаружили прямо по курсу на высоте 3500 - 4000 метров группу из двадцати бомбардировщиков «Ю-87» и «Ю-88». Маневрирование не помогло и со второго захода две 250-кг авиабомбы попали в эсминец у кормового мостика. «Безупречный» потерял ход. С третьего захода еще три авиабомбы поразили беспомощный корабль, попав в полубак, в районы машинного и 1-го котельного отделения. В воздух взметнулся столб пара и дыма на высоту более 40 - 50 метров. Именно его и заметили с лидера «Ташкент» в 18 часов 57 минут. Видя, что корабль тонет командир «Безупречного» Петр Максимович Буряк отдал свой последний приказ - «Всему личному составу покинуть корабль».

Сам он остался на мостике и на глазах у плавающих вокруг людей скрылся вместе с кораблем под водой.

Погибло свыше пятисот человек (триста двадцать солдат, шестнадцать медицинских сестер плюс двести тридцать шесть моряков эсминца).

В числе погибших моряков был родной сын командира корабля П. М. Буряка, Володя, который служил на «Безупречном» юнгой. Перед походом мать просила оставить сына на берегу, но Петр Максимович отказался это сделать, считая, что его поступок, перед опасным походом может негативно отразится на боеспособности экипажа.

На следующий день подводные лодки М-112 и М-118 подобрали трех уцелевших моряков, мичмана Миронова, весто­вого командира «Безупречного» краснофлотца Чередниченко и сигнальщика Сушко.

Всего этого в фильме нет, «две 250-кг авиабомбы попали в эсминец у кормового мостика…», палуба корабля полностью заполнена людьми, и вот в эту толпу падают две бомбы…во все стороны летят куски разорванных тел падают и на бак и на рубку, как раз на корме у зенитного орудия и был сын командира, что чувствовал командир-отец в эти минуты мы не узнаем никогда, но точно известно, что он остался до конца командиром и отцом для всех.

«Ташкент» вышел из Новороссийска в 15 часов, имея на борту 944 бойца 142-й отдельной стрелковой бригады, четыре 76-мм орудия, 20 тонн боеприпасов, 20 тонн продовольствия и 2 тонны медикаментов. к месту гибели «Безупречного» пришел, когда корабль уже затонул. Лишь на поверхности остались плавать большое пятно мазута, обломки и... сотни людей. Немецкая авиация продолжала добивать плавающих людей, расстреливая их на бреющем полете из пулеметов. Лидер «Ташкент» отогнал своими зенитками германские самолеты и начал на ходу готовить к спуску шлюпки для спасения тонущих. Они что-то кричали и махали руками. Но махали как-то странно: не к себе, а от себя, что можно было понять как просьбу не под­ходить к ним или как предупреждение. Однако Ерошенко скомандовал подойти к плававшим. Но через несколько минут в небе появились новые пикировщики, которые теперь обрушились на «Ташкент». Маневрируя, лидер все дальше уходил от места трагедии, сбросив за борт все, что могло помочь людям продержаться на воде. Ерошенко донес в Новороссийск о гибели «Безупречного» и попросил разрешения с наступлением темноты начать спасение его экипажа. Но в 20 часов 45 минут от начальника штаба флота контр-адмирала И.Д. Елисеева поступил приказ: «...Следовать по назначению. Помощь личному составу «Безупречного» высылается».

     В общем, в фильме этот эпизод показан довольно хорошо, если не считать что роль лидера «Ташкент» «играет» эсминец проекта 30 К «Огневой», у которого «на носу» не хватает одной орудийной башни, а «огонь» по самолетам ведет спаренная 37 мм зенитная установка В11М, которая появилась на кораблях уже после войны.

Но в целом для неискушенного зрителя все показано достаточно достоверно.

После боя с немецкими самолетами на месте гибели эсминца «Безупречный», «Ташкент» продолжил прорыв в Севастополь, а с наступлением темноты подвергся атаке трех итальянских катеров у мыса Фиолент. Две торпеды, выпущенные с левого борта «Ташкента», прошли у лидера буквально перед носом. Вскоре «Ташкент» отшвартовался к причалу бухты Камышовая (23 часа 15 минут), у полузатонувшей баржи. Лидер стал последним крупным боевым надводным кораблем, сумевшим прорваться в осажденную крепость. Зенитчики «Ташкента» сбили в этот день один бомбардировщик типа «Хейнкель-111».

С борта «Ташкента» быстро высадили пехотинцев и выгрузили продовольствие, медикаменты и боеприпасы. Началась погрузка раненых и эвакуируемых женщин и детей. В кормовые кубрики погрузили также около семидесяти рулонов и тюков с остатками знаменитой панорамы Севастопольской обороны 1854 - 1855 годов, которая была создана в начале века Ф.Рубо и считалась шедевром мировой батальной живописи. При бомбежке днем 26 июня, здание Панорамы загорелось и морякам пришлось спасать национальную реликвию, а затем доставить бесценный груз в Камышовую бухту. Общее время стоянки «Ташкент» в Камышовой бухте удалось сократить до двух часов пятнадцати минут. Принято на борт всего более 2100 человек (а по некоторым данным - 2300 человек) - за себя и за погибшего «Безупречного». Пора уходить...

27 июня 1942 года. В 01 час 50 минут, с трудом маневрируя из-за противного ветра, лидер «Ташкент» вышел задним ходом из Камышовой бухты (небольшие размеры бухты не позволяли большим кораблям развернуться в ней и, они вынуждены были выходить из нее задним ходом прим.). Перегруженный корабль развил скорость порядка 33 - 34 узлов и в 02 часа 15 минут начал прорыв на Кавказ. Водоизмещение «Ташкента» на этот момент составляло 3800 тонн, а средняя осадка - 4,2 метра, на корабле была объявлена «боевая готовность № 2» и личный состав отдыхал на своих боевых постах. К рассвету «Ташкент» находился в 28 милях от мыса Ай-Тодор и в 4 часа 15 минут был обнаружен немецким самолетом-разведчиком. Предвидя тяжелый бой командир «Ташкента», а за ним и вся команда переоделись в парадную одежду - «первый срок» (Вековая традиция русских моряков, идя в смертельный бой одеваться как на парад).

Что у нас происходит в фильме. С борта лидера видят плавающих в воде и на шлюпке (!) людей из экипажа «Безупречного» и даже тяжелораненого командира эсминца(!) которого поддерживали на плаву матросы.

«Командир» «Безупречного» в фильме умирает на борту лидера и его тело придают морю.… В то время было еще много живых свидетелей тех событий, как можно так живо фантазировать и привирать?

Первая волна немецких бомбардировщиков атаковали корабль в 5 часов 30 минут. Воздушные атаки продолжались до 9 часов 15 минут, то есть четыре часа! За это время на лидер было сброшено 336 бомб. Германские пикирующие бомбардировщики «Ю-87» и «Ю-88» заходили с кормовых курсовых углов и атаковали лидер каждые 5-10 минут, прорываясь через заградительный огонь корабельных зениток. Пауз в атаках практически не было, а цепочки «юнкерсов» парами атаковали «Ташкент» с пикирования.

«Ташкент» отчаянно маневрировал, но уже первые 250-кг авиабомбы разорвались в 5-6 метрах от кормы с левого борта. На лидере заклинило руль и «Ташкент» стремительно покатился вправо. Из-за пробоины с левого борта затопило румпельное отделение, и там погибли пассажиры. Руль заклинило в положении 21° на правый борт. Командир лидера приказал снизить обороты главных турбин, чтобы иметь возможность маневра, манипулируя оборотами машин: от малого назад одной, до полного вперед - другой. А в это время, в полузатопленном румпельном отделении, моряки «Ташкента» искали причину заклинения руля. Предполагая повреждение гидравлического привода, сначала решили освободить руль от привода подрывным патроном. Но пока вооружали патрон, случайно обнаружили, что привод заклинен сорванным взрывом гаечным ключом. Ключ вытащили, и руль встал в диаметральную плоскость. При взрывах также пострадало освещение и телефонная связь. Атаки с воздуха между тем, следовали непрерывно. Примерно через 40 минут после первой атаки несколько авиабомб взорвались с правого борта, на траверзе первого котельного отделения.

На мостик поступили доклады, что затоплено первое котельное отделение и через поврежденную переборку на 75-м шпангоуте медленно затапливается второе котельное отделение. Находясь на вахте в первом котельном отделении старшина 2-й статьи В.Ф.Удовенко, старший матрос Ф.К.Крайнюков и матрос М.М.Ананьев сумели вовремя потушить поврежденные котлы и стравить пар. Этим они предотвратили взрыв котлов, но, обожженные паром не смогли выбраться из затопленного котельного отделения и погибли (четвертый вахтенный матрос А.Милов получил сильные ожоги, потерял сознание, но хлынувшая вода поднесла его к люку и он был спасен).

В фильме: показан эпизод с заклинкой руля, хорошо показан подвиг матросов котельного отделения исполнивших свой долг и тем самым спасшие корабль, экипаж и пассажиров.

Через пять минут начало падать давление и во втором котле. Началось затопление центрального артиллерийского поста (ЦАП), второго артпогреба и кубрика № 3. Эти повреждения наполовину уменьшили энергетические ресурсы «Ташкента» и вызвали еще большее снижение скорости (до 20 узлов). Для сохранения возможно большей скорости хода и обеспечения паром турбин носового эшелона, их подключили к котлам кормовой группы. Носовые турбины продолжали работать в полузатопленном отсеке, а ряд вспомогательных механизмов - под водой). Бой продолжался, лидер сохранил ход.

Новая серия бомб взорвалась вблизи носовой части лидера по правому борту, повредив наружную обшивку. Дифферент на нос достиг уже 2,5 градусов. Командир БЧ-5 П.П. Сурин сразу же понял, что главная опасность для «Ташкента» - водотечность носовой части корпуса. Экипаж лидера самоотверженно и мужественно боролся за живучесть и удержание корабля на плаву. Всех пассажиров с верхней палубы перевели на ют, продолжили работы по локализации распространения воды и заделке пробоин, удаления воды эжекторами и вручную («цепочкой»). Все водоотливные средства использовались максимально интенсивно, трещину на верхней палубе (71-75 шп.) заделали матрацами и подкрепили подпорами. Моряки и пассажиры подкрепили переборку на 89-м шпангоуте носового машинного отделения и на осушение отсека пустили стационарный эжектор. Осушение шло медленно, и вспомогательные механизмы пришлось остановить. Запустили дизель-генераторы № 1 и № 2 и подали с них электропитание к пожарным насосам. Скорость хода «Ташкента» упала до 13 - 14 узлов.

Близкие разрывы наносили «Ташкенту» все новые и новые повреждения, а одна 250-кг авиабомба нанесла скользящий удар в районе левого якоря, но не взорвалась и утонула. Для облегчения медленно тонущего лидера и облегчения носа (в целях продольного спрямления) были сброшены за борт параваны, бухты стального троса, колосники и запасной котельный кирпич. Подготовили к сбрасыванию якоря и торпеды. Дифферент на нос медленно, но неуклонно нарастал, носовая оконечность погрузилась в воду до якорных клюзов и только благодаря штилевой погоде «Ташкент» оставался на плаву и мог медленно двигаться. С разрешения В.Н. Ерошенко, командир БЧ-1 приказал затопить свободные топливные цистерны, кубрик № 5, артпогреб № 3 и погреба малого калибра и торпедных головок. Принятие решения на контрзатопление
было единственно правильным и своевременным в сложившихся условиях. На ГКП каждые 10 - 15 минут следовал доклад об изменении осадки, а так как марки углубления были для конспирации закрашены, то ориентировались по заклепкам. Положение «Ташкента» удалось стабилизировать, но не удавалось определить и ликвидировать главные источники поступления воды. В 8 часов 30 минут лидер находился в 40 милях южнее мыса Такиль и самостоятельно двигался со скоростью 12 узлов. Кончался зенитный боезапас, но в воздухе еще кружилось несколько «юнкерсов». В 9 часов 15 минут над «Ташкентом» появились советские пикирующие бомбардировщики «Пе-2», разогнавшие последние бомбардировщики врага. Появление пары «Петляковых» было восторженно встречено на истерзанном лидере. Появилась надежда на благополучный исход прорыва. «Ташкент» остановился и для осмотра наружных повреждений за борт спустили командира отделения водолазов старшину 2 статьи И.М. Краснощекова. Водолаз доложил о наличии двух пробоин в обшивке правого борта ниже ватерлинии. Командир БЧ-1 доложил на ГКП, что лидер принял чуть более 1900 тонн воды и в т.ч. 200 тонн воды принято для спрямления корабля. Потеряно 45% запаса плавучести и в действии находятся только механизмы кормового эшелона. Корабль снова начал двигаться 12-узловой скоростью, курсом 70°.

За время этого боя только спаренная кормовая 76,2-миллиметровая зенитная артустановка «Ташкента» выпустила 750 снарядов, а дивизион зенитных автоматов - 3500. Четыре бомбардировщика Ю-88, сбитые метким огнем «Ташкента», рухнули в волны Черного моря.

В бою погибли три моряка и 10 человек получили ранения. Из перевозимых на борту раненых и эвакуируемых погибли 56 человек и 5 человек получили ранения.

Для оказания помощи аварийному лидеру из Новороссийска в 6 часов 45 минут вышел эсминец «Сообразительный» в сопровождении четырех морских охотников. В 7 часов 20 минут вышли еще четыре сторожевых катера, через час - еще 8 торпедных катеров, а в 8 часов 40 минут - эсминец «Бдительный» и семь торпедных катеров. В 8 часов 45 минут из Анапы вышли 5 сторожевых катеров, а от мыса Утриш следовал к «Ташкенту» спасательный буксир «Юпитер». Он принимал участие до этого в спасательных работах на транспорте «Фабрициус», поврежденном авиационной торпедой. В 10 часов 35 минут из Геленджика на помощь «Ташкенту» отправился и спасательный буксир «Черномор». Примерно в 9 часов 50 минут на торпедном катере прибыли Л.А. Владимирский и В.И. Семин. Они поднялись на «Ташкент» и поздравили командира лидера с присвоением ему звания капитана 2 ранга, последовавшем еще в момент прорыва и сообщенном в Новороссийск по радио.

Лидер «Ташкент» в 8 ч 30 м находился в сорока милях к зюйду от мыса Такиль, вскоре на эсминце «Сообразительный», который вошел в этот район, заметили на горизонте дым. Между лидером и эсминцем прошел обмен позывными и вскоре после этого на «Сообразительный пришла радиограмма – «Идите полным ходом. Лидер погружается». С «Сообразительного» послали запрос командиру «Ташкента» Ерошенко, какие на корабле имеются повреждения.                                                                                    

Ответный семафор гласил: «Имею две большие пробоины. Затоплены румпельное отделение, третий и пятый кубрики, первое и второе котельные отделения. Вода медленно поступает в корабль. Близко не подходите, управляюсь машинами».

Через пять минут новый семафор с лидера: «Пока буду идти своим ходом. Приготовьтесь взять меня на буксир. Сообщите свои координаты».

 

Когда «Сообразительный» подошел к «Ташкенту» перед ним открылась тяжелая картина: «нос» лидера погрузился в воду на уровень палубы полубака, корма сильно приподнята. По правому борту, в районе кормы, большая пробоина. Корабль не держится на курсе, то и дело рыскает, скорость небольшая. Густо валит дым из труб. А на юте полно людей: раненые с окровавленными повязками, жен­щины, дети, то же самое на надстройках, рострах, мостиках

«Сообразительный» подойдя ближе послал новый семафор Ерошенко: «Нужно ли снимать раненых? Как ведет себя корабль? Поступает ли сейчас вода?»

Ерошенко не ответил, очевидно, выяснял обстановку. Морская традиция требовала от Ерошенко бороться до последнего и лишь, в крайнем случае, обращаться за помощью. И в этот час эта традиция все еще владела командиром лидера, и он всеми силами старался сам, без руля, полный воды, выбраться из беды. Старался, шел своим ходом и из-за порчи румпельного отделения управлял кораблем с помощью машин. Понимая чувства командира «Ташкента», командир «Сообразительного» С.С. Ворков послал ему семафор: «До берега двадцать шесть миль, курс в ближайшую точку 60°. Считаю целесообразным снять раненых».

На этот раз ответа долго ждать не пришлось - тотчас же последовал семафор с «Ташкента».

«Подходите к борту для снятия раненых».

Эсминец встал лагом к застопорившему ход «Ташкенту» и ошвартовался своим левым бортом к правому борту лидера.

Перенесение раненых, детей и переход женщин с «Ташкен­та» на «Сообразительный» и их размещение на корабле заняло 22 минуты, а всего переместилось на эсминец за это время - 1975 человек! (По «штатному расписанию» эсминец мог принимать на борт не более 400 человек, в момент получения приказа об оказании помощи лидеру «Сообразительный» стоял под погрузкой возле борта «Парижской коммуны», принимая с нее 12-ти дюймовые снаряды (вес одного снаряда 470 кг) для Севастополя, которые из-за больших размеров укладывались на верхней палубе, в районе шкафута и, успел погрузить 70 тонн боеприпасов). При такой нагрузке эсминец мог перевернуться при крене 22-230.

В фильме ничего об этом не сказано, корабль пришел в порт, слезы радости и грусти радость спасения, и на этом фильм заканчивается.

С эсминца на лидер передали часть зенитного запаса, аварийное имущество и шланги для осушения шахты первой холодильной машины. Оставшихся на лидере пассажиров приняли сторожевые катера № 014, 084 и 036. Эсминец и катера убыли в Новороссийск. Около 15 часов эсминец «Бдительный» взял лидер на буксир, но корабль «рыскал» из-за большого дифферента на нос и вскоре лопнул буксирный трос. Тогда решено было буксировать «Ташкент» за корму. Рядом следовал (лагом) спасатель «Юпитер» и откачивал воду из носового машинного и 2-го котельного отделения. Скорость буксировки составляла около 8 узлов. На полубаке установили также переносные помпы (по 50 тонн в час). Несмотря на постоянное откачивание воды, ее уровень почти не убывал, так как заделывать пробоины было уже нечем. Буксировка длилась около 6 часов и лишь в 20 часов 15 минут «Ташкент» прибыл ко входу в гавань Новороссийска. Два буксира приняли трос с эсминца «Бдительный» и осторожно ввели лидер в гавань, поставив его к правой стороне Элеваторного причала. За массовый героизм, проявленный во время последнего перехода, весь экипаж был представлен к правительственным наградам, а командиру В. Ерошенко и комиссару Г. Коновалову вручили ордена Ленина. 1 июля 1942 года корабль посетил командующий Кавказским фронтом маршал С. М. Буденный. В своем выступлении перед экипажем он сказал, что «...такими бойцами может гордиться вся наша армия», и обещал ходатайствовать о присвоении «Ташкент» гвардейского звания. Но лидеру не суждено было поднять этот почетный флаг...

         На следующий день около 12 часов стоявший у Элеваторного причала корабль внезапно атаковали около 30 зашедших со стороны  суши «юнкерсов». Всего при налете было сброшено 170 бомб весом в 250 - 1000 кг. Налет длится всего 15 минут, но его последствия были ужасными. Вспыхнули сильные пожары в порту, на элеваторе, на складах и причалах. Вышла из строя линейная связь базы. В результате налета были потоплены лидер «Ташкент», эсминец «Бдительный», санитарный транспорт «Украина» (5770 т), корпус недостроенного транспорта «Пролетарий» (1123 т), спасательный буксир «Черномор», три рыболовных катера и одна баржа. Повреждения разной степени получили крейсер «Коминтерн», эсминцы «Сообразительный» и «Незаможник», сторожевые корабли «Шторм» и «Шквал», подводная лодка «Л-24», торпедный катер № 41, транспорт «Курск» и плавучий док с транспортом «Ворошилов». Плавдок в 4000 тонн восстановить не удалось и при оставлении Новороссийска его пришлось затопить. При налете было убито 106 военнослужащих (в том числе 9 офицеров) и ранено 164 военнослужащих (в том числе 11 офицеров). Из гражданского населения убито 8 и ранено 87 человек. Проведя безнаказанное бомбометание, самолеты противника удалились. Советские истребители появились лишь при отходе врага и в воздушном бою сбили три «Ю-88» и потеряв один «ЛаГГ-3». Атака вражеских бомбардировщиков оказалась настолько неожиданной, что боевая тревога на многих кораблях не была объявлена, пока не раздались взрывы авиабомб. Лидер «Ташкент» являлся одной из главных целей налета и его экипаж ничего не успел сделать для отражения налета, так как никаких приготовлений к бою не проводилось. Первая авиабомба, разорвалась прямо на пирсе и осыпала землей лидер. Две следующие 250-кг авиабомбы взорвались прямо в носовом машинном отделении, а еще две - в кормовой части «Ташкента». Первый торпедный аппарат забросило взрывом на элеватор и через 3-4 минуты лидер затонул у стенки причала № 3. Глубина в месте гибели «Ташкента» составила 9,5 - 10,5 метров и корабль лег на грунт с креном 19 градусов на левый борт в носовой части и 21 градус в кормовой части. Затонувший «Ташкент» имел выраженный дифферент на корму. Из воды остались торчать артиллерийские башни главного калибра, носовая рубка и дымовые трубы. «Ташкент», получив два  прямых  попадания, лег на  грунт. Из находившихся на борту 344 человек экипажа 76 погибли и 77 были ранены. Возвратиться в строй «голубому крейсеру» больше не удалось. Водолазы, осмотрев корабль, сняли с него все ценное оборудование, в том числе и зенитную 76-мм артустановку, которая позже вернулась на намеченный к достройке «Огневой».

Во время работ у борта «Ташкента» немецкая авиация потопила три водолазных бота, килектор № 3, две глубоководные водолазные станции и утопила четыре помпы общей производительностью 1000 тонн воды в час. Подъем лидера пришлось отложить до лучших времен. Поднять его оказалось возможным только после освобождения Новороссийска, уже в 1944 году. Обследование показало, что восстанавливать корабль нецелесообразно - слишком тяжелы были повреждения. «Ташкент» отбуксировали в Николаев и после войны разобрали на металл. За год участия в боевых действиях «Ташкент» прошел свыше 27 тысяч миль, провел около ста артиллерийских стрельб по позициям и скоплениям немецко-фашистских войск под Одессой и Севастополем, у Судака, Феодосии и Евпатории, уничтожил шесть береговых батарей и большое количество боевой техники и живой силы врага. Корабль без потерь отконвоировал 17 транспортов, перевез 19300 человек и 2538 тонн воинских грузов, отразил сотни атак гитлеровской авиации, сбил девять, повредил четыре самолета и потопил торпедный катер противника. На граните мемориальной стены, воздвигнутой на площади Нахимова в возрожденном Севастополе, перечислены наиболее отличившиеся корабли, части и соединения армии и флота, оборонявшие город во время Великой Отечественной войны. Имя «Ташкент» там значится одним из первых.


Главное за неделю