«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

katastrofa

  • Архив

    «   Октябрь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31  

Про "Гондурас" или откуда дырка в борту появилась

Общаясь на разных сайтах и форумах с людьми долгое время проведшие на флоте и дослужившиеся до высоких чинов, я убедился, что именно они выдвигают самые тупые. безграмотные версии тех или иных событий, почему? Могу предположить, что занимаясь практической службой эти люди мало занимались своим дальнейшим образованием (самообразованием) теряя со временем когда-то полученные знания.
Самый свежий пример: в своей статье "Про Гондурас" https://flot.com/blog/k-433-1/3322.php?commentId=50449#50449 уважаемый автор дал ссылку на статью посвященную разбору обстоятельств гибели АПЛ "Курск" выложенную https://podlodka.info/education/26-accidents/288-nuclear-submarine-k-141-kursk.html и в свою очередь автор сам задался вопросом "Вот чеши? не чеши, а что это за дыра с правого борта?" (имеется ввиду рваная пробоина по правому борту "Курска" под надстройкой).
Но вернемся к статье на сайте podlodka.info в которой автор "не моргнув глазом" уверенно рассказывает о торпедной дуэли между "АПЛ "Курск" и неизвестной субмариной при чем неизвестная субмарина выпустила по "Курску" две (!) боевые торпеды: "Но торпеды идут выше корпуса и взрываются над носовой частью «Курска»  в районе стыка 1-го и 2-го отсеков. Первая торпеда проделывает пробоину  в легком корпусе, а вторая уже в прочном". В результате чего лодка затонула, но... наши подводники сумели в последний момент пустить во врага торпеду(!) - практическую, но она все таки пробила борт супостата и тот лег на грунт именно поэтому вражескую подлодку потом обнаружили лежащей на грунте возле "Курска".
Сейчас не помню на вскидку, а искать не охота, по причине позднего времени, но в американской -английской торпеде имеется как минимум 300 кг сильного ВВ, представьте уважаемые читатели какой силы может быть взрыв и какая пробоина на борту, конечно кто то возразит: А, расстояние было большое, поэтому и пробоина маленькая!

Да ответ прям "не в бровь, а в глаз" даже дыхание на миг перехватило...Но здесь нужно вспомнить теорию взрыва и геометрическую фигуру расхождения взрывной волны. А фигура при взрыве в воздухе или массиве воды приближается к идеальному шару, возьмите шар и поднесите (мысленно) к борту лодки там такая пробоина (вмятина) будет? Конечно нет, и вот этот не сложный эксперимент показывает всю безграмотную ересь автора статьи выложенной на сайте podlodka.info.

Но здесь пытливый читатель может задать вопрос: А, откуда все таки взялась эта самая пробоина по правому борту?    

Ответ на этот вопрос я дал четыре года назад в своей статье "Вспоминая "Курск", опубликованную в моем блоге на данном сайте: https://flot.com/blog/katastrofa/vspominaya-kursk-chast-iii.php
(версия восьмая)

Амурская зкспедиция Г.И.Невельского, продолжение

Геннадий Иванович поручил Бошняку выехать к заливу Де-Кастри и основать там пост, а также подго­товиться к плаванию на юг. В сопровождении двух ка­заков и одного якута Бошняк 15 февраля отправил­ся в путь. Он благополучно прибыл к берегу за­лива.

04 марта 1853 года в присутствии местного населения Бошняк поднял русский государственный флаг, положив начало существованию Александровского поста.

Теперь Бошняку предстояло выполнить вторую часть поручения Невельского 2 мая он на лодке поплыл на юг, вдоль побережья Татарского пролива. «С волне­нием в сердце, - писал впоследствии Бошняк, - подо­шли к перешейку, перетащили лодку и вошли в обшир­ную, совершенно закрытую бухту. Кругом густой лес. Я скомандовал - шапки долой!»

Так было совершено одно из крупнейших открытий Амурской экспедиции, найдена южная бухта, назван­ная Бошняком Императорской Гаванью (теперь - Советская Гавань). На берегу бухты Бошняк и его спутники водрузили крест с надписью: «Гавань Импе­ратора Николая, открыта и глазомерно описана лейте­нантом Бошняком 23 мая 1853 года, на туземной лодке, со спутниками казаками Семеном Парфентьевым, Киром Белохвостовым, амгуньским крестьянином Иваном Мосеевым».

Это событие трудно переоценить. Невельской впо­следствии писал: «Результаты открытий и исследований Бошняка были очень важны. Он был первым из евро­пейцев, который дал свету точное понятие о северной части побережья Татарского пролива и обнаружил неточное изображение этой части берега на карте Крузенштерна; он открыл на этом берегу одну из пре­восходнейших и обширнейших гаваней в свете и узнал, что там находится еще несколько гаваней, чем разру­шил сложившееся до этого времени мнение, отразив­шееся на карте Крузенштерна, что будто бы на всем пространстве этого берега - от залива Де-Кастри до корейской границы - нет не только ни одной гавани, но даже какой-либо бухты, сколько-нибудь удобной для якорной стоянки, почему берег этот считался опасным и недоступным».

Невельской направил к Муравьеву донесение, в ко­тором подробно объяснял причины, побудившие его основать посты на озере Большое Кизи и на берегу залива Де-Кастри. А спустя короткое время в обоих постах был поднят русский флаг.

Таким образом, уже к середине 1853 года над русскими землями в восточной части Азиатского материка, которая прилегала к берегам Татарского пролива, Амурской экспедицией был поднят русский государст­венный флаг. Это событие приобретало особенно важное значение в связи с резким ухудшением взаимоотноше­ний России с Англией и Францией. Яснее становилась реальная опасность нападения этих держав на террито­рию России в районе Дальнего Востока. Даже многие из недальновидных царедворцев начали понимать важ­ность деятельности Невельского. Все очевиднее станови­лась его правота.

Наконец правительство приняло решение: выделить Амурскую экспедицию из подчинения Российско-Амери­канской компании и дать ей отдельный штат.

Невельской наметил первоочередные задачи. Следо­вало поскорее укрепить Императорскую Гавань: это оградит Сахалин и Татарский пролив от иностранного вмешательства.

17 июля 1853 года Невельской вышел из Петровского в Татарский пролив на транспорте «Байкал». Его путь лежал к Сахалину. Вместе с руководителем экспедидии ехало пятнадцать человек команды. Южной части острова - залива Анива - они достигли 29 июля. Нача­лись поиски удобной бухты, но мешали встречные рез­кие ветры. Решили на время укрыться в Императорской Гавани. 9 августа здесь был основан Константиновский пост. Начальнику поста Невельской поручил заявлять командам всех иностранных судов о принадлежности данной территории России.

Не теряя времени, Невельской на корабле «Нико­лай» Российско-Американской компании направился в залив Де-Кастри. Там он сошел на берег, а сопровож­давшему его Д. И. Орлову дал новое поручение: сле­довать на «Николае» к западному побережью Саха­лина и отыскать в этом месте удобную бухту для осно­вания поста. Затем Орлов должен был отправиться на юг острова для осмотра побережья. Он выполнил по­ручение. 30 августа Орлов основал на Сахалине новый пост, названный им по указанию Невельского Ильин­ским.

Сам Геннадий Иванович тоже успел сделать в этот период многое. Он проверил состояние Александров­ского поста, укрепил его дополнительно людьми. По­сле этого направился к озеру Большое Кизи. Там он тоже основал пост, назвал его Мариинским.

Как мы видим, Амурская экспедиция под руковод­ством Невельского постоянно находилась в движении, в состоянии кипучей деятельности. Задолго до конца года были выполнены все намеченные задания. В Им­ператорской Гавани и на западном берегу Сахалина действовали посты; транспорт «Байкал» крейсировал в Татарском проливе. Но Геннадий Иванович считал, что необходимо срочно побывать в южной части Саха­лина в заливе Анива.

Это и стало первоочередной задачей экспедиции. Откладывать ее было нельзя: близилась осень с ее штормами и холодом. К тому времени в Петровское пришло судно «Николай». С ним прибыл майор Н. В. Буссе. Он привез Невельскому распоряжение: для организации нового поста на Сахалине ждать оче­редного судна.

И вот уж в который раз в интересах дела наруша­ется пресловутая инструкция. Невельской объявил май­ору Буссе, что «Николай» после поездки в Аян вернет­ся в Петровское и вместе с ним, Невельским, направит­ся на Сахалин. На самую южную его точку.

Аргументы начальника экспедиции неотразимы. Уже вскоре «Николай», на борту которого находились Не­вельской, Бошняк и Буссе, обогнув мыс Крильон, стал на якорь в водах залива Анива. А 20 сентября 1853 го­да на самой южной точке Сахалина поднялся пост, названный Муравьевским (ныне-город Корсаков). Пост охранялся небольшим гарнизоном, во главе кото­рого встал Буссе.

25 сентября «Николай» направился в Император­скую Гавань. Здесь, на новом Константиновском посту, Невельской оставил лейтенанта Бошняка с десятью казаками и матросами. Сам же поспешил в залив Де-Кастри, куда должна была прибыть шхуна «Восток», посланная вице-адмиралом Е. В. Путятиным. Шхуна вошла в залив, и Невельской заторопился в Петровское, Уходя, он дал Бошняку еще одно задание: отыскать путь из гавани к Амуру и Уссури.

Пришла суровая зима 1853/54 года. Для многих участников Амурской экспедиции она оказалась траги­ческой, На Константиновском посту на зимовке оказалось свыше восьмидесяти человек вместо одиннадцати предполагавшихся. Дело в том, что «Николай» из-за внезапно ударивших морозов не смог выйти в море, да еще сюда пришел на зимовку требующий ремонта транспорт «Иртыш».

Геннадий Иванович делал все возможное для спа­сения зимовщиков: посылал в бухту местных жителей на оленьих упряжках с продовольствием и медикамен­тами, причем оленей предполагалось использовать на мясо; командировал туда же подпоручика Д. И. Орло­ва с припасами. Но всего этого было недостаточно; кроме голода зимовщиков мучил и холод - стояли же­стокие морозы.

Да и в самом Петровском люди страдали от недо­едания. Бедствовала наравне со всеми и семья началь­ника экспедиции: у Невельских умерла от истощения их маленькая дочь Кагя...

Наконец пришла весна. В середине апреля в Импе­раторскую Гавань прибыл корвет «Оливуца»; вслед за ним - барк «Меншиков» и фрегат «Паллада» из эс­кадры Е. В. Путятина. Но утраченного было уже не вернуть. В одном только Константиновском посту зи­ма 1853/54 года унесла двадцать девять жизней.

А в далекой Европе вовсю бушевала Крымская война. Естественно, она крайне обострила обстанов­ку и на Дальнем Востоке. Но все посягательства Ан­глии и Франции на русские владения встречали реши­тельный отпор.

Война с Англией и Францией потребовала измене­ний в планах экспедиции Невельского. Главные усилия пришлось сосредоточить на укреплении естественных границ края, позаботиться о его безопасности в случае нападения англо-французского флота.

Однако наличных сил для этого в то время у Не­вельского не было. Правда, открылась навигация по Амуру и помощь могла прийти по этой реке. 14 мая 1854 года к Мариинскому посту - по Шилке и вниз по Амуру - была отправлена русская флотилия. Она состояла из семидесяти пяти различных судов, воз­главляемых пароходом «Аргунь» - первым пароходом, построенным на Шилке. С флотилией прибыл Мура­вьев.

Корабли доставили в Мариинский пост девятьсот солдат, матросов, мастеровых. Их расселили в Мариинском, Николаевском, Александровском и в Петров­ском. Они стали продолжать начатые здесь Невельским работы-благоустраивать территорию, строить до­ма, укрепления. «Вся Сибирь встрепенулась при вести об открытии плавания по Амуру»,- писал об этом важном событии Невельской.

Участники Амурской экспедиции узнали: англичане и французы, несмотря на провал первого натиска на Петропавловск-Камчатский, снова готовятся к штурму города, а также стремятся уничтожить русскую эскад­ру в Тихом океане. В этот критический момент Невель­ской вновь обращается к Муравьеву. Он пишет, что спасение доблестных защитников Петропавловска-Кам-чатского возможно лишь в том случае, если они сами ранней весной уплывут из города на судах эскадры и, обманув бдительность неприятеля, успеют скрыться в лимане. Вот часть этого исторического послания: «Пре­жде чем добраться до нас, ему придет­ся встретиться с негостеприимным и богатым банками лиманом, в котором он или разобьется, или очутится в совершенно безвыходном положении. Он не решится также без пользы терять людей, высаживая десанты на пустынные берега Приамурского края. Таким обра­зом, война здесь будет кончена со славой, хотя и без порохового дыма и свиста пуль и ядер; со славой, потому что она нанесет огромный вред неприятелю без всякой с нашей стороны потери».

Ответа от Муравьева Невельской не получил. Лишь ранней весной 1855 года тот уведомил Геннадия Ива­новича, что в залив Де-Кастри прибудут семьи защит­ников Петропавловска, о которых Невельскому надле­жит позаботиться.

С нарочным Невельской неожиданно получает из­вестие, что в залив пришли из Петропавловска тран­спорты «Иртыш», «Двина», «Байкал». Вслед за ними движутся фрегат «Аврора» и корвет «Оливуца» с людь­ми Петропавловска.

В заливе Де-Кастри Невельской увидел всю рус­скую Камчатскую эскадру. Но он сразу понял, что та­кое скопление опасно: военный начальник Камчатки контр-адмирал В. С. Завойко сообщил ему, что недав­но к этому заливу уже приближались три неприятель­ских корабля. По-видимому, это авангард англо-фран­цузской эскадры.

Было ясно, что неприятель уверен; русские корабли надежно заперты в заливе,- ведь о проливе ему не было известно. Поэтому англо-французская эскадра отошла немного на юг и скрылась, пытаясь выманить русские корабли из залива: там, на просторе, им удоб­нее вести бой.

Но, не дождавшись русских, неприятель вернулся к заливу и не поверил своим глазам. Русская флотилия как сквозь землю провалилась. На самом же деле все русские суда спокойно ушли на север - проходом, от­крытым Невельским. Вскоре флотилия сосредоточилась возле устья Амура.

В 1855 году по Амуру прибыл второй караван су­дов. В нем было сто тринадцать барж. Караван доста­вил два батальона солдат для защиты Приамурского края и большую группу русских переселенцев. Они и основали между Николаевским и Мариинским постами шесть деревень. Караван возглавлял Муравьев. Он вручил Невельскому приказ: Амурская экспедиция уп­разднялась, ее заменяло управление Камчатского гу­бернатора контр-адмирала Завойко. Невельской же на­значался начальником штаба при самом Муравье­ве - главнокомандующем всеми морскими и сухопут­ными силами, сосредоточенными в Приамурском крае. Это был конец всей деятельности Невельского.

Невельской недолго числился при Муравьеве началь­ником штаба. Генерал-губернатор уехал в Иркутск, взяв с собой всех сотрудников. «Позабыл» он одного Невельского.

Весной 1856 года Геннадий Иванович Невельской ос­тавил берега Амура, уехал на транспорте «Иртыш» в Аян, а оттуда на перекладных добирался до Петербур­га. Сорокатрехлетний мореплаватель и путешественник остался не у дел.

   Геннадий Иванович по своей натуре не мог оста­ваться без работы. В Петербурге он выступал с докла­дами о замечательных свершениях экспедиции.

Невельской консультировал тех, кто отправлялся по его стопам в новые экспедиции по Амурскому краю, публиковал на страницах «Морского сборника» и дру­гих изданий статьи о своей экспедиции, откликался на выступления в печати исследователей Приамурья.

В десятой книге журнала «Современник» за 1858 год Н. А. Добролюбов в своей статье «Русские на Аму­ре» дал высокую оценку работам Амурской экспеди­ции, возглавляемой Невельским.

 

Справедливо отозвался о деятельности Невельского А. П. Чехов, который в 1890 году приезжал на Саха­лин. «Замечательным русским человеком» назвал он Геннадия Ивановича. «Это был энергичный, горячего темперамента человек, образованный, самоотверженный, гуманный, до мозга костей проникнутый идеей и пре­данный ей фанатически, чистый нравственно».


В 1876 году в газете «Санкт-Петербургские ведо­мости» появилось маленькое объявление, окаймленное черной рамкой: «Екатерина Ивановна Невельская с де­тьми с душевным прискорбием извещает родных и зна­комых о кончине супруга своего, адмирала Геннадия Ивановича Невельского, последовавшей после продол­жительной и тяжелой болезни 17 сего апреля в 10 1/2 ве­чера».  

Лишь две-три газеты да журнал «Всемирная иллю­страция» откликнулись официальными некрологами на смерть выдающегося деятеля России. Невельского похо­ронили на кладбище Новодевичьего монастыря.

Но память о его славных делах осталась и не ум­рет никогда.

Имя Г. И. Не­вельского встречается на географической карте девять раз, Н. К. Бошняка - шесть, Д. И. Орлова - пять, Н. М. Чихачева - четыре раза. Увековечены имена и других участников Амурской экспедиции.

По мнению автора этой статьи, значение деятельности и открытий Геннадия Ивановича Невельского недостаточно осмысленны и оценены потомками - он практически в одиночку имея лишь несколько помошников вопреки воле самого царя (!), присоединил к России огромный край, в немалой степени благодаря которому наша страна является ведущей мировой державой. Это второй случай в Российской истории, после подвига Ермака который с небольшим отрядом завоевал Сибирь и преподнес ее в 1582 году Ивану Грозному в подарок, когда деятельность одного человека привела к приобретению государством без кровопролития и войн, без значительных финансовых затрат, земель которые впоследствии становятся оплотом его могущества, материального и финансового благосостояния. Если взять для сравнения такое значительное открытии – открытие Антарктиды, Россия вложила в экспедицию средства, русские моряки рисковали своей жизнью, терпели трудности и лишения и, что в итоге, какие дивиденты мы имеем с этого открытия кроме славы первооткрывателей и русских названий открытых земель затертых на картах наглыми иноземцами (о.Березина (Гринвич), о.Бородино (Смит), о.Ватерлоо (Кинг-Джордж), о.Елены (Бриджмен), о.Смоленск (Ливингстона)) и.т.д., да ничего (если не считать Антарктических станций следящих за погодой, такие станции имеют и другие страны не открывавшие Антарктиду), а благодаря трудам Невельского целый край стал собственностью России где он сам заложил новые населенные пункты ставшие городами, еще больше городов возникло в дальнейшем, в открытых им и его верными помощниками бухтах базируется в настоящее время военный и торговый Дальневосточный флот.

Амурская экспедиция Г.И. Невельского

170 лет назад 1 августа 1850 года русский моряк и патриот Геннадий Иванович Невельской поднял в устье реки Амур Российский государственный флаг и объявил о присоединении обширных дальневосточных территорий к России.

К сожалению мало кто знает об этом, этот подвиг незаслуженно забыт.

 

Считая, что результаты работ Лаперуза, Крузенштерна и других исследователей утверждавших, что  устье этой великой дальневосточной реки несудоход­но из-за того, что воды Амура теряются в песках..., а материковый берег соединяется с побережьем Сахалина перешейком, не дают основания для заключения о несудоходности устья Амура. Карты рус­ских промышленников и мореходов XVIII века, а также «скаски» (рассказы) В. Д. Пояркова и первые русские атласы ясно говорили: устье Амура выходит в пролив, отделяющий остров Сахалин от материка.       Г. И. Невельской задался целью исследовать устье этой реки, имевшей большое значение для экономического развития Дальнего Востока и Сибири. После получения им чина капитан-лейтенанта, его собирались назначить командиром на строящийся фрегат «Паллада», и тут, к общему удивлению, он решительно отказал­ся от этого заманчивого предложения и стал просить совсем о другом: о назначении его командиром неболь­шого военного транспорта «Байкал» - двухмачтового барка. Этот барк был предназначен для перевозки грузов. Он добился назначения командиром на военный транспорт «Байкал», шедший с грузами из Кронштадта в Петропавловский Порт (Петропавловск-Камчатский). Прибыв в место назначения, Невельской стал готовиться к экспедиции. Российско-Американской компании из Кронштадта на Камчатку. Ведь это совсем недалеко от Сахалина, а там и Амур рядом!

Просьбу Невельского удовлетворили - о нем хода­тайствовал сам Ф. П. Литке. В конце 1847 года Геннадий Иванович стал командиром «Байкала». Спешил: хоте­лось спустить корабль на воду раньше срока, сэкономить время. Для этого у него были свои соображения. Не на­рушая планов компании, Невельской собрался уже в нынешнем году, не откладывая в долгий ящик, прове­рить: пригоден ли Амурский лиман для плавания кораб­лей. У него было время, чтобы всерьез пораз­мыслить об этом. Все свидетельствовало: такая многоводная река, как Амур, не может бесследно поте­ряться в песках. Она обязательно должна иметь выход к морским просторам.

Казалось бы, важное для интересов государства дело, которое задумал передовой морской офицер,    должно всюду встретить поддержку. Но на пути Невельского встала поистине непроходимая стена косности царских сановников и самого Николая I. «Основанием» для от­каза в исследовании устья Амура послужило    простое недоразумение. Еще в 1846 году в район Амура был направлен из Ново-Архан-гельска бриг «Константин». Командир его, поручик корпуса флотских штурманов А. М. Гаврилов - человек до крайности аккуратный - неукоснительно выполнял все пункты данной ему Рос­сийско-Американской компанией инструкции. А один из пунктов инструкции гласил: «В случае, если при входе в лиман встретите мели, то не должны подвергнуть суд­но опасности, ибо положительно известно, что устье ре­ки недоступно». Встретив мели, Гаврилов в самый ли­ман и не пошел, а в своем донесении правителю Россий­ско-Американской компании Ф. П. Врангелю написал, что этот лиман-де доступен только для мелкосидящих судов. Министру иностранных дел графу К. В. Нес­сельроде этого показалось недостаточно, и он «от себя» приписал: «...река Амур не имеет для России никакого значения». Прочитав сие донесение, Николай I наложил окончательную резолюцию: «Вопрос об Амуре, как реке бесполезной, оставить».

Весьма затруднительным было положение рядового флотского офицера. Ведь ему приходилось идти напере­кор самому царю, а такое даром не сходило. И все же Геннадий Иванович Невельской встал на этот путь. Он обратился с просьбой разрешить ему вновь исследовать устье Амура, ссылаясь на старинные документы. Конеч­но, Невельскому в его просьбе отказали. Правда, после многих ходатайств ему все же было разрешено соста­вить инструкцию для производства описи берегов и глубин Амура. Проект такой инструкции он составил. И стал надеяться на удачу: вдруг проект утвердят?

Тем временем пора было отправляться в путь. «Бай­кал» вышел из Кронштадта 21 августа 1848 года. Не­вельской рассчитывал, что, пока он идет к Петропав-ловску-Камчатскому, он получит разрешение на плава­ние в Амурском лимане.

Надежды не сбылись. Хотя переход из Кронштадта в Петропавловск-Камчатский был выполнен в кратчайший срок, всего за 8 месяцев и 23 дня (на два месяца быст­рее обычного), вместо разрешения на плавание в Амур­ском лимане он получил лишь частное письмо недавно назначенного генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н. Н. Муравьева. Тот туманно сообщал, что при­нимает участие в подготовке инструкции. Но самой инструкции Невельской не получил.

30 мая 1849 года транспорт «Байкал», спешно сдав грузы, вышел из Петропавловской гавани. Но отправил­ся не туда, куда ему было предписано, а в Амурский лиман. Когда транспорт вышел в море, Невельской объявил офицерам: всю ответственность за исход пла­вания он берет на себя, а их долг - выполнять его распоряжения. Он объяснил, в чем заключается цель его действий, и его слова были столь убедительны, что никто из офицеров не стал возражать.

Поход начался. Северной оконечности Сахалина «Байкал» достиг 17 июня 1849 года. Два дня спустя он пошел на юг, теперь уже вдоль западного берега Саха­лина. Началась особо опасная часть плавания - по совершенно не изведанным водам. Решалась и судьба самого Невельского. Он знал: в случае неудачи его ждет суровое наказание.

Беспрерывно лавируя, то и дело промеряя глуби­ны, «Байкал» медленно шел вперед. И вдруг прямо у входа в широкий залив корабль неожиданно сел на мель. Положение сложилось критическое. Однако Невельской не потерял хладнокровия. Начинался прилив. Набегав­шие волны то приподнимали судно, то вновь опускали его, ударяя о твердое дно. А ночью начался настоящий шторм. Гибель «Байкала» казалась неизбежной.

Командир приказал спустить шлюпку и отвезти на ней подальше от судна якорь с тяжелой длинной цепью. А затем начать подтягивать корабль на более глубокое место - выбирать цепь при помощи шпиля - ручной лебедки с вертикальным валом. Шестнадцать часов бо­ролись за спасение судна мужественные люди и вышли победителями. «Байкал» снова покачивался на широкой волне. Этот тревожный день - 19 июня - заставил ко­мандира впредь быть еще более осторожным.

Невельской направился в Амурский лиман, чтобы исследовать его и произвести опись берега. Опись велась с самого транспорта и со шлюпок. Эта работа для не­большой команды оказалась очень трудной. Мешали быстрые течения, юго-западные ветры, лабиринты мелей и банок. «Много надобно было энергии, чтобы при таких обстоятельствах твердо идти к предложенной цели», писал впоследствии Невельской.

Чтобы сократить время для решения главной зада­чи - определить, доступны ли устье Амура и его лиман для морских судов,- Невельской стал производить об­следование в двух направлениях: в устье Амура и вдоль западного берега Сахалина. Первую задачу было пору­чено выполнить лейтенанту П. В. Казакевичу, вторую - мичману Э. В. Гроте.

Следуя вдоль материкового берега, Казакевич достиг устья Амура. Моряков охватило радостное волнение. Ведь они были первыми из европейцев после смелого казака Василия Даниловича Пояркова, путешествовав­шего по Амуру в 1643-1646 годах, кто побывал в этих местах. Возвращаясь обратно, моряки установили, что здесь проходит извилистый фарватер с глубинами от 3,5 до 5 сажен - вполне достаточными для больших судов.

Экспедиция мичмана Гроте была менее удачной. Встретив отмели, тянувшиеся поперек лимана, она вер­нулась на транспорт. Гроте пришел к выводу, что Са­халин - полуостров.

Однако Невельской продолжал в этом сомневаться. Он тут же решил лично возглавить новую экспедицию, На трех шлюпах и байдарке разместились четырнадцать матросов, доктор и три офицера. Моряки прошли по лиману и миновали устье Амура. Идя к югу, участники экспедиции, как писал впоследствии Невельской, 22 июля 1849 года «достигли того места, где этот матерый берег сближается с противоположным ему сахалинским. Здесь-то, между скалистыми мысами на материке, названными мной в честь Лазарева и Му­равьева, и низменным мысом Погиби на Сахалине, вместо найденного Крузенштерном, Лаперузом, Броуто-ном и в 1846 году Гавриловым низменного перешейка, мы открыли пролив шириною в 4 мили и с наибольшею глубиною 5 сажен. Продолжая путь свой далее к югу и достиг­нув 24 июля широты 50 градусов 40 минут, то есть той, до которой доходили Лаперуз и Броутон, мы возврати­лись обратно и, проследовав открытым нами южным проливом не те­ряя нити глубин, выведших нас из Татарского залива (пролива) в лиман, направились вдоль западного берега Сахалина». На «Байкал» отряд вернулся к вече­ру 1 августа после двадцатидвухдневного плавания.

Свершилось! Русский моряк Геннадий Иванович Не­вельской достоверно определил островное положение Сахалина и доступность устья Амура для  

прохода судов.

А в это время никто не мог понять, куда исчез транспорт «Байкал»? Генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев, который совершил инспекцион­ную поездку по Дальнему Востоку и прибыл в порт Аян с наконец-то утвержденной инструкцией, срочно отпра­вил на розыск исчезнувшего транспорта бот «Кадьяк» во главе с М. С. Корсаковым.

Почти два месяца - с 6 июня по 2 августа - кружил «Кадьяк» по Охотскому морю вблизи Сахалина. Вер­нувшись в Аян, Корсаков узнал от Муравьева, что тот послал на поиски «Байкала» еще и прапорщика корпуса флотских штурманов Д. И. Орлова с двумя якутами и одним знавшим местность русским. Они поехали на байдарках. Однако время шло, а «Байкал» как сквозь землю провалился!

«Пропавшее» судно появилось в первый день сен­тября. Ему навстречу стремительно рванулся катер с генерал-губернатором Муравьевым. Прямо с палубы «Байкала» Геннадий Иванович Невельской при помощи сигнализации флагами доложил о сделанных открытиях. Позднее он рассказал и о своем трудном плавании, по­казал карты и журналы - свидетельства замечательного успеха экспедиции. Муравьев, конечно, понял значение этого события, - в Петербург пошло срочное донесение начальнику Главного Морского штаба. Сдав в Охотске транспорт, Невельской вместе с офи­церами- участниками экспедиции - отправился в Пе­тербург, чтобы представить журналы и карты, рапорт генерал-губернатора. Он хотел лично доложить о своих открытиях, надеясь, что впоследствии ему разрешат приступить к более подробным исследованиям. Все произошло иначе. Граф Нессельроде, теперь уже не просто министр, но и председатель так называемого Особого комитета для обсуждения и выработки мер по укреплению позиций России на Дальнем Востоке, слу­шал Геннадия Ивановича весьма холодно и отнесся к его сообщению с явным недоверием. Комитет вынес половинчатое решение: создать Амурскую экспедицию во главе с Невельским и поручить ей организовать зи­мовье на юго-восточном берегу Охотского моря. Но ни в коем случае не касаться лимана и реки Амура!
 

Почему Невельской получил такое указание? Из-за целой цепь небрежностей и ошибок. Первую ошибку совершило русское правительство, поверив сообщению директора русских чайных караванов Владыкину и свидетельству русской миссии в Пекине. Хитрые китайские чиновники уверили их, что по Амуру живет много китайского населения, а в устьях его постоянно содержится флотилия с четырехтысячным экипажем. В доказательство они показы­вали карту. Все это было ловкой выдумкой, но русское правительство, не произведя должного расследования, слепо поверило сообщению и с тех пор проявляло величайшую осторожность в отношении Амура, чтобы не задеть Ки­тай. На самом же деле низовья Амура многие века находи­лись в состоянии первобытной дикости и не играли никакой роли ни в экономике, ни в политической жизни Китая. Вторую ошибку совершил академик Миддендорф, вернувшийся из своего нашумевшего путешествия по Сибири.

 Миддендорф, не дошедший 200 верст до устья Амура, собрал многочисленные сведения от местных жителей. Но дело было не в этих сведениях, а в его находке, которая чуть не сыграла пагубной роли в Амурском вопросе. Миддендорф на склонах Станового хребта нашел несколько камен­ных знаков в виде пирамидальных груд камней. Он при­нял их за китайские пограничные столбы, чем внес новые сомнения в опасливую душу Нессельроде. Между тем эти кучи камней обозначали удобные перевалы, указы­вали места торга и обмена между бродячими охотниками. Это были те самые «обо», что встречаются повсюду в Монголии и Средней Азии. Никакого отношения к Китаю они не имели. Т.е. царское правительство боялось  

своей экспансией вызвать недовольство Китая с которым велась очень выгодная торговля в г. Кяхта (единственный город по договоренности Китая и России где между двумя странами велась торговля) в которой были заинтересованы (не бескорыстно) некоторые царские вельможи в т.ч. и сам Нессельроде.


 

Невельской упорствовал. Он убеждал сановников, что исследовать лиман и реку Амур нужно, притом де­лать это необходимо срочно: во время экспедиции коренные жители рассказывали, что в прибрежных водах стали появляться иностранные корабли.

Невельскому вновь приходилось действовать на свой страх и риск. Полный новых смелых замыслов, он вы­ехал в обратный путь, на Дальний Восток. В конце марта 1850 года он был уже в Иркутске и представил Муравье­ву решение комитета. А спустя неделю в сопровождении двадцати пяти казаков выехал в порт Аян, оттуда на транспорте «Охотск» вышел в море.

Вот и знакомый берег. Здесь, у северного входа в Амурский лиман, Невельской 29 июня 1850 года зало­жил первое со времен Пояркова русское зимовье. Он назвал его Петровским в честь Петра I. Задание коми­тета было выполнено. Миссия Невельского закончилась. Сам Геннадий Иванович мыслил иначе. Он думал о том, как надежнее охранить Амурский лиман от втор­жения иностранных кораблей. Без нового нарушения указаний «свыше» ему опять не обойтись: он решает основать еще один пост, теперь уже на самом Амуре.

Оставив в Петровском энергичного и толкового пра­порщика Д. И. Орлова, Невельской в сопровождении шести матросов спокойно вошел на судне из лимана в Амур и стал подниматься вверх по реке, отыскивая удоб­ное место для нового поста. По берегам были разброса­ны стойбища. Невельской осмотрел несколько мест, вы­бирая наиболее удобное, советуясь с местными жителя­ми. Попутно он узнал, что минувшей весной возле мыса Погиби на Сахалине около полутора месяцев стояли два английских судна. Одно - с двадцатью, другое - с че­тырнадцатью пушками. А моряки этих судов измеряли глубины пролива и производили съемку берегов острова. Значит, предположения о возможном иностранном вме­шательстве подтверждались. Надо было ускорить строи­тельство укреплений.

Невельской определил, что из всех осмотренных мест больше всего для поселения подходит мыс Куегда. Не­большая ширина реки и возвышенность на берегу дела­ли его удобным для обороны со стороны Амурского лимана, а густая сеть стойбищ позволяла надеяться, что здесь впоследствии образуется крупный населенный пункт.

Тщательно осмотрев мыс и его окрестности, Невель­ской объявил своей команде: тут будет основан пост. Для дальнейшего обследования местности остались топограф и два матроса, сама же экспедиция перебралась через Амур выше мыса Куегда и направилась вверх по течению вдоль правого берега. По возвращении на мыс Куегда, Невельской приказал поставить юрту, пакгауз для товаров и флагшток. А пока шли эти приготовления, он объезжал с переводчи­ками окружающие селения, приглашая жителей прибыть 1 августа 1850 года на церемонию торжественного подъ­ема русского флага.

Этот день настал. Невельской объяснил собравшим­ся местным жителям суть происходящих событий. Ровно в 12 часов на флагштоке взвился русский военно-мор­ской флаг. Невельской читал: «От имени Российского правительства сим объявляется всем иностранным су­дам, плавающим в Татарском проливе, что так как при­брежье этого пролива и весь Приамурский край, до ко­рейской границы, с островом Сахалином составляют Российские владения, то никакие здесь самовольные распоряжения, а равно и обиды обитающим племенам не могут быть допускаемы. Для этого ныне поставлены российские военные посты ...в устье реки Амур. В случае каких-либо нужд или столкновений с местным населе­нием нижеподписавшийся, посланный от правительства уполномоченным, предлагает обращаться к начальникам этих постов».

Так в устье Амура был заложен знаменитый впослед­ствии Николаевский пост. Ныне на этом месте большой промышленный и портовый город - Николаевск-на-Амуре.

В Николаевском посту были оставлены шестеро матросов во главе с топографом, прапорщиком Попо­вым. Ему приказано сделать черновую съемку устья Амура; даны и подробные инструкции на случай встре­чи с командами иностранных судов: Невельской предпо­лагал, что такие встречи возможны. Сам он на оленьих упряжках отправился в Петровское. Здесь встретился с гиляками - те обратились с просьбой: пусть русские останутся с ними и защищают их от врагов.

Перед тем как снова отправиться в путь, Невельской отдал необходимые распоряжения подчиненным. Он приказал обеспечивать Николаевский пост всем необхо­димым, а также производить промеры фарватеров реки, по возможности составлять и карту лимана. Вес­ной же неукоснительно следить за вскрытием Амура, отмечать все особенности этого явления.

Из Петровского на «Охотске» Невельской прибыл в Аян. Оттуда он выехал в Иркутск, чтобы доложить обо всем сделанном генерал-губернатору Муравьеву. Но Муравьева в Иркутске не оказалось. Он уехал в Петер­бург, оставив распоряжение Невельскому: следовать за ним.

Тревожное предчувствие не обмануло Геннадия Ивановича: в столице над ним собрались грозовые тучи. Причина недовольства им была прежняя: как он пос­мел нарушить указания самого царя и самолично уста­навливать посты в устье Амура?! «Наказать, и нака­зать примерно» - так судили вельможи, подобные Нес­сельроде. Уже был подготовлен приказ о ликвидации Николаевского поста. А самого Невельского было реше­но ни более ни менее... разжаловать в рядовые. За что? А все за то же: «за дерзкие и противные высочайшей воле» действия. От опалы Невельского спасло лишь вме­шательство Муравьева. Тот сумел доказать царю необ­ходимость спешного освоения русскими бассейна реки Амур. Но при этом было принято решение всемер­но ограничить действия Амурской экспедиции. «Никако­го дальнейшего продвижения в этой стране не предпри­нимать и  

никаких мест отнюдь не занимать» - так и записали в одном из пунктов решения об освоении Приа­мурского края. На содержание же всей Амурской экс­педиции выделили ничтожную для таких важных целей сумму - 17 тысяч рублей в год.

Это, пусть частичное, признание полезности его дел окрылило Геннадия Ивановича. И он немедля вновь отправился на Амур. Ехал он в самом радужном наст­роении еще и потому, что к нему наконец-то пришло долгожданное счастье: он женился. Екатерина Ивановна Ельчанинова, с которой он познакомился во время одной из своих поездок в Иркутск, отныне стала разделять все его радости и невзгоды, помогать мужу во всех его делах.

Теперь, когда на обоих постах развернулись строи­тельные работы, можно было приступить к более под­робному исследованию края. Перед этим предстояло провести разведку. На юго-восток был направлен мич­ман Н. М. Чихачев, а на юго-запад - поручик Д. И. Ор­лов. Оба вернулись в Петровское незадолго до нового» 1852 года и привезли ценные сведения.

Так, Чихачеву удалось выяснить, что от правого бе­рега Амура к морю есть несколько путей. На побережье много закрытых бухт и заливов. Самый же короткий путь к морю тот, что проложен жителями побережья озера Большое Кизи, сообщавшегося с Амуром. Это была просека, устланная бревнами. Неподалеку от нее - закрытый залив, в XVIII веке получивший назва­ние Де-Кастри (теперь - залив Чихачева).

Слава о Невельском, как о добром и справедливом человеке, дошла и до Сахалина. Незадолго до нового, 1852 года в Петровское приехали на нартах четверо нивхов с Сахалина. На одежде одного из гостей была блестящая пуговица из черного камня. Орлов сразу жз заинтересовался ею и, разглядев, увидел, что она сде­лана из... каменного угля! Расспросив нивхов, он узнал, что на Сахалине, около речки Дуэ, такого черного мяг­кого камня - целые горы. Нивхи рассказали также, что на острове помнят пятерых русских матросов, - они жили там очень долго.

Невельской решил исследовать и Сахалин, и другие интересные места, о которых ему говорили местные жи­тели. Уже в январе - феврале 1852 года были органи­зованы четыре новые экспедиции. Руководителями их стали проверенные в трудных походах люди.

Д. И. Орлову предстояло пройти в верховья реки Тугур и выяснить направление находящихся там горны хребтов. Н. К. Бошняку - исследовать Сахалин, Н. М. Чихачеву - установить, точно ли залив, назван­ный французским мореплавателем Ж.-Ф. Лаперузом Де-Кастри, и есть тот, который местные жители назы­вают Нангмар. Приказчику компании Березину и топо­графу Попову поручалось следовать вверх по Амуру, производить съемку правого берега реки, а также вести торговлю с местными жителями и собирать всевозмож­ные сведения о крае, его народностях. В 1854 году в трех километрах от селения Дуэ на Сахалине встала на якорь винтовая шхуна «Восток» под командованием капитан-лейтенанта В. А. Римского-Корсакова. Это был первый корабль, прошедший из Амурского лимана на юг  

проливом, открытым Невель­ским.

Судно к тому времени оказалось почти без топлива. Однако его командир уже знал, что в этих местах Бош­няк нашел запасы каменного угля. Матросы вскоре обнаружили мощные пласты его прямо на берегу.

Первые итоги экспедиций говорили, что этот край со временем станет истинной жемчужиной России. Отличились не только Бошняк, но и другие руководители экспедиций, посланные Невельским. Д. И. Орлов за пять недель зимы сначала на собаках, а потом на оле­нях проехал добрых семьсот верст и составил карту, которая убедительно доказывала: к северу от верховь­ев реки Уды тянутся горы. Мичман Чихачев нашел кратчайший путь от Амура к морю. Притом оказалось, что в этой части побережья иного удобных гаваней и бухт.

Об этом Невельской срочно сообщил генерал-губер­натору Муравьеву. Он настойчиво доказывал необходи­мость дальнейших исследований в Амурском крае и об­ращал внимание царского сановника на скудость средств. Но Муравьев знал о пренебрежительном отно­шении к экспедиции Невельского в правительственных кругах Петербурга и в своем ответе Невельскому ук­лончиво советовал ограничить деятельность торговлей с местными жителями.

Геннадия Ивановича поражала слепота тех, от кого зависела судьба Амурской экспедиции. Заботила его и судьба уже основанных постов. Над их жителями навис­ла угроза голодной смерти, начались заболевания цин­гой. Воспользовавшись тем, что на Петровском рейде остановился корвет «Оливуца» (на нем прибыли для пополнения экспедиции мичманы А. И. Петров и Г. Д. Разградский), Невельской направил на корабль Чихачева с письмом к генерал-губернатору. В нем он писал об отчаянном положении экспедиции. Правда, на этот раз прислали немного продуктов. Через два меся­ца прибыло другое судно компании, которое тоже доста­вило кое-что из продовольствия. Всего этого было явно недостаточно, хотя даже местные жители охотно дели­лись всем, чем могли, с русскими. Приходилось урезать и без того скудные пайки, чтобы оставить часть продук­тов для новых походов.

В заботах о делах экспедиции миновал 1852 тод. Подошел новый, 1853-й. На встречу его в Петровском участники Амурской экспедиции собрались вместе. Праздновали весело, хотя и чувствовали: этот год бу­дет нелегким. Участники экспедиции заверили своего начальника, что во имя великой цели они готовы пере­жить любые испытания. Уже тогда остро ощущался недостаток продовольствия, а ведь впереди были самые тяжелые и голодные месяцы. В конце зимы Невельской писал Муравьеву: «В Петровском у нас появляется цин­га, уже пять человек больны ею, и один наш лучший плотник умер. Это меня весьма беспокоит... Начинаю бить скот, и, кажется, придется весь его уничтожить, хотя жалко - только что начали разводить, - но люди дороже».

Невельской, вновь нарушая все инструкции, решил поднять русский флаг теперь уже на правом берегу Амура, у озера Большое Кизи, а также на берегу залива Де-Кастри. Он понимал, что новые посты позволят контролировать вход и выход всех судов в залив. Озеро Большое Кизи, лежащее на пути к заливу, могло бы стать хорошей тыловой базой.

Продолжение следует

Нам нужен авианосец! А, он вам зачем? Заключение

По скорости уничтожения авианесущего флота видно, что не такие уж «слабые» и «плохие» это были корабли их явно боялись наши «партнеры». Всем были хороши и сильны наши ТАКР единственным слабым местом было авиакрыло, самолеты Як-38 и Як-38М, которые уступали палубным самолетам американцев, но если кому-то были так ненавистны эти «вертикалки» то можно было авиакрыло составить из одних вертолетов, тогда бы не пришлось, позорится с «Мистралями» тем более что уже проходил летные испытания новый самолет СВВП Як-141 который по своим ТТХ ничем не уступал палубным F-18.

Уничтожили ТАКР, закрыли тему Як-141, а документацию по нему и Як-38М продали американцам. Мол, берите нам не жалко мы же теперь с вами друзья!

Американцы, как и англичане, свою авиацию СВВП не уничтожили, а продолжают развивать, все наверное, слышали о выпуске нового американского самолета 5-го поколения F-35, но мало кто знает, что одной из модификаций этого самолета является F-35В, это самолет короткого разбега (130 м.) и вертикальной посадки.

Самолет предназначается для Корпуса морской пехоты США и комплектования авиакрыльев универсальных десантных кораблей.

В этом самолете были применены наработки и технические решения взяты у Як-141.
 

Нужно отдать должное американцам в истории с самолета СВВП они оказались умней и дальновидней наших «специалистов». Растоптав, оплевав, и распилив самолеты и продав документацию по СВВП у нас все успокоились, все расправились с ненавистным советским прошлым, ведь это глупые коммунисты шли «не тем путем» не понимая «ненужность» самолетов СВВП.

К сожалению, у нас не хватило ума (надеюсь пока), понять большие возможности этого типа самолетов.

Этот самолет позволяет строить не только дешевые авианосцы и даже формировать авианосный флот на базе гражданских судов-контейнеровозов, но он крайне необходим в условиях войны и на суше, когда для выведения из строя значительного количества самолетов достаточно вывести из строя ВПП аэродрома.

Этот самолет может использовать либо сохранившиеся куски ВПП длиной до 120 м. либо он может взлетать и садится вертикально, что позволит в условиях войны оказать противодействие авиации противника при разбитых аэродромах и бездействия обычной авиации, а также оказывать поддержку наземным войскам, базируясь в непосредственной близости «от переднего края», при этом время реагирования от запроса до удара будет минимальным.

Эта тема была достаточно подробно рассмотрена автором данной статьи в статье:

https://flot.com/blog/katastrofa/akhillesova-pyata.php

https://flot.com/blog/katastrofa/akhillesova-pyata-chast-ii-.php

Выводы:

Авианосная авиация современному флоту необходима!

Использование авианосцев (авианесущих кораблей) придает устойчивость соединению кораблей, повышает боевую эффективность и ударные возможности.

Весь вопрос в том, какие нужны для этого авианосцы. На данном этапе и в ближайшей исторической перспективе России тяжелый авианосец не нужен!

Для него нет подходящих задач, а возможные противники значительно превосходят нас по количеству авианосцев.

В настоящее время наиболее подходящим типом авианосца для России является авианосец типа «Кузнецов». Также желательно в перспективе вернутся к теме самолета СВВП и боевых кораблей для его базирования, типа ТАКР.

Такие авианосцы, входя по два-три в состав корабельных эскадр, совместно с авиацией берегового базирования смогут, не уходя далеко от своих берегов, эффективно противостоять всем возможным комбинациям флотов вероятного противника.

Предыдущие части статьи

 

https://flot.com/blog/katastrofa/nam-nuzhen-avianosets-a-on-vam-zachem1.php

https://flot.com/blog/katastrofa/nam-nuzhen-avianosets-a-on-vam-zachem-prodolzhenie.php

Нам нужен авианосец! А, он вам зачем? Продолжение

Вторая.  

В 1946 году американцами на атолле Бикини была проведена операция «Перекресток» - вторая серия тестов атомной бомбы, в которых изучалась в т.ч. устойчивость боевых кораблей к ядерному взрыву и последствия этого взрыва на боевые корабли в т.ч. и на авианосцы.

После того как сведения об этих испытаниях были изучены аналитиками ВМФ СССР, были разработаны рекомендации которые указывали, что наиболее вероятно в дуэли с авианосцами США быстрое выведение из строя палубной авиации, как своей, так и противника, из-за близких к авианосцам ядерных взрывов. Испытание в ходе операции «Перекресток» доказало, что парокапельная волна от ядерного взрыва обмывает палубу авианосца создавая на ней экстремальное радиоактивное заражение не позволяющее летному составу на нее подняться. На этом основании и были разработаны авианесущие корабли, которые в несколько раз были дешевле авианосцев, но могли выполнять сопоставимые с авианосцами задачи, и были рассчитаны на устойчивость к 30-килотонному ядерному взрыву на расстоянии 2000 м от корабля и использование ПКР «Гранит» как основного средства атаки с учетом того, что авиакрыло после ядерного взрыва утратит свою боеспособность.

 

Как мы видим Советские ТАКР были хорошо продуманными кораблями, которые были «по плечу» бюджету прошедшей страшную войну страны и которые могли сохранить боеспособность в условиях ядерной войны.

Здесь кто-то может возразить: А, как же американцы они, что не сделали выводов из проведенных испытаний, если они не свернули программу строительства авианосцев.

Американцы, конечно же, сделали те же правильные выводы об устойчивости авианосцев, как и советские аналитики, но… у них не было и нет альтернативы авианосцам, с помощью них американцы продавливают свои интересы по всему свету, откажись от авианосцев из-за низкой устойчивости в условиях ядерной войны и Америка сразу превратится в далекую заокеанскую страну, которую никто не боится.

Но конечно были приняты меры по повышению боевой устойчивости авианосной группировки, в первую очередь содержание в боевом составе флота 11 авианосцев и 10 на хранении, это много даже для Америки но, тем не менее, они мирятся с расходами на их строительство и содержание. Во-вторых, они разработали эффективную систему прикрытия авианосцев надводными кораблями и подводными лодка создав АУГ.

Было построено четыре ТАКРа.

«Киев», принят ВМФ 28 декабря 1975 г.

После своего последнего выхода в море летом 1990 г. «Киев» был поставлен к стенке ССЗ «Севморпуть», где он и простоял, дожидаясь окончательного списания, фактически «Киев» прослужил всего 15 лет.

В 1993 году в связи с недостатком средств на эксплуатацию и ремонт, значительной выработки ресурса вооружения, механизмов и оборудования, выведен из боевого состава флота, и разоружен.

28 августа 1994 г.- ТАКР «Киев» продан частной фирме в Китае и 20.05.2000 г. уведен буксиром «Дэу» в Шанхай, где прошел переоборудование под плавучий туристический развлекательный центр. В сентябре 2003 года «Киев» отбуксировали в Тяньцзинь, где он является частью тематического парка.

В 2011 году авианосец «Киев» полностью переоборудовали в роскошный отель. На чудесное превращение было потрачено около $15 млн. Сегодня отель-авианосец уже принимает гостей. В «Киеве» 148 номеров разной категории, оформление которых совсем не напоминает дизайн военного корабля. В комнаты для постояльцев были переоборудованы каюты матросов. В номерах стоит массивная мебель, полы устланы мягкими коврами. Ванные комнаты украшены мрамором. Есть в новом отеле и номера президентского класса, площадь самого просторного из них – 400 кв. м.

На бывшем авианосце обустроены уютные рестораны. Интересно, что в меню представлены блюда преимущественно украинской кухни.

Снаружи авианосец мало изменился – на палубе красуется старое вооружение, таким образом «Киев» выполняет в парке Binhai сразу две функции – дополняет экспозицию в качестве примера военной техники СССР и принимает гостей, как оригинальный отель.

 

«Минск», принят ВМФ 19 февраля 1978 года

В 1991 году крейсер должен был прибыть в Николаев для ремонта и модернизации, но из-за сокращения финансирования он был поставлен на прикол в бухте Постовая близ Советской гавани. 30 июня 1993 года корабль разоружен и исключен из состава ВМФ. 31 августа 1994 года команда «Минска» расформирована и он передан для разделки на металл. В том же году продан южнокорейской фирме «Янг Дистрибьюшн Компани» (за 4,583 млн. долларов) для разделки на металл. 20 октября 1995 года на буксире был уведен в Пусан (Южная Корея). В том же году его за 5 млн. долларов перепродали китайской «Минск Эйркрафт Карриер Индастри Компани». 30 июля 1998 года корабль был отбуксирован в порт Шэнь Чжень (провинция Гуан Дон) и после проведения реставрационных работ превращен в музей. С 27 сентября 2000 года является центром выставочно-развлекательного комплекса «Мир авианосца».

«Минск» прослужил 13 лет.

«Новороссийск», принят ВМФ 14 августа 1982 г.

Из-за сокращения финансирования в 1991 году был поставлен на прикол в бухте Постовая близ Советской Гавани.

В январе 1993 года на корабле произошел пожар (от пожара пострадало одно из машинных отделений). Был поставлен в док для ремонта, но 30 июня 1993 года было принято решение об исключении из состава флота.

В 1994 году продан южнокорейской компании «Янг Дистрибьюшн Компани» за 4,314 млн долл. Для разборки на металлолом. В январе 1996 года отбуксирован в порт Пусан (Южная Корея).

«Новороссийск» прослужил 11 лет.

«Баку» /«Адмирал флота Советского Союза Горшков», принят ВМФ 11 декабря 1987 г.

3 февраля 1992 года ТАКР поставили на ремонт на СРЗ-35 в Росте (Мурманск). 26 июля советский Военно-морской флаг был сменен на Андреевский. 2 февраля 1994 года корабль пострадал от пожара, который вывел из строя одно из двух машинных отделении, а 7 февраля в результате аварии паропровода погибли 6 человек. После этого корабль перевели в Росляково.

«Баку» прослужил всего фактически чуть более 3 лет.


 

Судьба «Баку» отличается от остальных ТАКР, его подарили!

После того как Россия договорилась с Индией на поставку последней трамплинного авианосца сделанного в корпусе ТАКР «Баку», этот самый корпус подарили Индии, безвозмездно, и все выплаты от Индии шли за работы по реконструкции корабля и вооружение.

После полной реконструкции корабль изменил свое назначение: вместо авианесущего противолодочного крейсера корабль стал полноценным авианосцем.

В процессе перестройки корпуса корабля на нем было заменено большинство элементов выше ватерлинии, заменены котлы энергетической установки, убрано все вооружение и установлено новое, исключительно зенитное. Перестройке также подвергся ангар. На палубе корабля установлен трехтросовый аэрофинишер, трамплин и оптическая система посадки, два подъемника. Принимать на борт авианосец сможет самолеты массой до 25 тонн, среди них МиГ-29К, С-54/55/56, Rafale-M, F/A-18. Также на авианосце будут присутствовать вертолеты Ка-28 и Ка-31, возможно базирование индийских вертолетов HAL Dhruv и российских Ка-60(Ка-62) «Касатка».

16 ноября 2013 года Россия передала Индии авианосец «Викрамадитья». Торжественная передача корабля прошла на судостроительном предприятии «Севмаш». На авианосце спустили российский флаг и подняли индийский, а жена нового командира корабля Сураджа Берри разбила о борт «Викрамадитьи» кокос.

 

Тяжелые авианесущие крейсера Советского Союза, которые могли бы служить еще не один десяток лет, целенаправленно уничтожили, иначе и не скажешь, если у кого то другое мнение, то объясните, как можно списывать боевые корабли, которые прослужили от 3 до 15 лет?

Самое интересное свой авианосный флот, власть придержащие, удушили, что не удушили, разбросали (и не только авианосный флот), а через несколько лет побежали покупать заморские консервные банки под названием «Мистраль» (проект вертолетоносца «Мистраль» является, переработаны проектом гражданского судна), правда, и нужно отдать должное французам, они, унизив Россию на весь мир преподали нам хороший урок – береги и преумножай свое и не рассчитывай на чужое!

Продолжение следует...

Часть I см.https://flot.com/blog/katastrofa/nam-nuzhen-avianosets-a-on-vam-zachem1.php

Нам нужен авианосец! А, он вам зачем?

В интернете появилась серия статей одного автора, который подверг резкой крике «неполноценные» авианосцы, т.е. корабли на которых базируются самолеты с СВВП, автор дошел до того, что прямым текстом заявляет, что в России имеется «лобби» которое работает как «пятая колонна» пытаясь списать на слом единственный авианосец и все кто хоть слово сказал или скажет в защиту авианесущих кораблей с СВВП то тот, по сути «Родину не любит», автор старательно подбирает «факты» в пользу строительства «полноценного» авианосца, «убедительно» доказывая его необходимость. Зачем новый авианосец нужен России автор, судя по его статьям, точно не знает, приводя только один аргумент его необходимости – прикрытие районов боевой службы РПКСН.

У данной точки зрения достаточно много сторонников, постараемся разобраться, если возникла такая тема, в «неполноценных» авианосцах и в необходимости строительства нового «полноценного» авианосца.

Начиная разговор об авианосцах нужно исходить из одного непреложного правила - без господства в воздухе невозможно господство на море.  

Казалось бы, после этого не может быть никаких сомнений и разговоров, однозначно нужно строить новый авианосец! Атомный, желательно на 70-80 летательных аппаратов.

Но, тут, позвольте задать вопрос: А, вам, зачем такой авианосец нужен?

Конечно, кто - то удивленно спросит: Что за вопрос, сам же автор статьи отметил, что без авианосцев мы господства на море не добьемся, вот нам для этого и нужен авианосец!

Дорогие возможные оппоненты, любой корабль не делается просто так, он строится для чего-то, для выполнения конкретной узкой задачи, по принятой программе, для усиления той или иной группировки кораблей и т.д.

Если бы наша страна попыталась спроецировать военно-морскую мощь на территорию США тогда понятно, без авианосцев не обойтись. Но одним, двумя авианосцами вряд ли наших партнеров напугаешь, а строгать их пачками у нас ни верфи подходящей нет, ни средств, и если мы корвет водоизмещением в 2 тыс. т. строим более 10 лет то «армаду» авианосцев, с помощью которых мы завоюем господство на море и в воздухе над водной поверхностью мы и за 100 лет не построим.

Это с одной стороны, с другой стороны может быть мы в обозримом будущем, будем все - таки кого - то завоевывать и тогда нам понадобится авианосец для завоевания господства в воздухе и на море.

Давайте посмотрим «Основы государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года», утверждённым указом президента №327 от 20 июля 2017 г.

10. В осуществлении военно-морской деятельности   участвует Министерство иностранных   дел   Российской   Федерации,   которое определяет основные направления   внешней   политики   в   части, касающейся обеспечения военно-морского   присутствия   Российской Федерации и демонстрации флага Российской Федерации в Мировом океане, а также координирует военное сотрудничество с иностранными партнерами в соответствии с   внешнеполитическими   приоритетами Российской Федерации и международной обстановкой.

12. Военно-Морской Флот как вид Вооруженных Сил Российской Федерации предназначен   для   обеспечения   защиты   национальных интересов Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности на глобальном и региональном уровнях, отражения агрессии   против Российской Федерации с океанских и морских направлений.    

13. Военно-Морской Флот создает и   поддерживает   условия, необходимые для обеспечения безопасности морской   деятельности Российской Федерации, обеспечивает ее военно-морское присутствие, демонстрацию флага Российской Федерации и военной силы государства в  Мировом  океане, принимает   участие в борьбе   с пиратством, в

осуществляемых мировым сообществом военных,   миротворческих   и гуманитарных акциях, отвечающих интересам Российской Федерации, осуществляет заходы военных кораблей (судов) Российской Федерации в порты иностранных государств, защиту   государственной   границы Российской   Федерации   в   подводной   среде,   в    том    числе противолодочную, противоподводно - диверсионную оборону в интересах безопасности Российской Федерации.

Как видно из приведенного документа, правительство России не собирается проводить какие либо агрессивные (наступательные) действия против какого либо государства где нам может понадобиться новый авианосец.
Кто - то может возразить: А, как же демонстрация флага, заходы в иностранные порты? Насколько повысится авторитет России у африканских народов когда они увидят, как наши адмиралы снисходительно поплевывают с высокого борта атомного авианосца.

Уважаемые читатели знаете ли вы что такое демонстрация флага, с заходом в иностранные порты? Это приятное морское путешествие с функцией «все включено», замечательный шопинг в иностранных портах за счет добросовестных налогоплательщиков.
Не жирно ли будет, для кого то строить атомную яхту за пару триллионов рублей?
У нас больным детям на лечение со всего мира деньги собирают, хотя согласно 41 ст. Конституции Российской Федерации «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь» (имеется ввиду со стороны государства прим. Автора).
Да и других социальных проблем не мало.

Стоит сейчас у стенки один авианосец, построим и рядом поставим еще другой, а как иначе?
А в случае войны, они покажут всем врагам, мы же для войны их построим, как в старой советской песне «Мы мирные люди, но наш бронепоезд (авианосец) стоит на запасном пути».
Хорошо как мы можем использовать «новый» авианосец в мирное время и в вооруженном конфликте?
В мирное время как предлагают некоторые авторы, наш авианосец с 70-80 ЛАК на борту может прикрывать районы развертывания наших РПКСН, замечательно, и дело нужное. Только РПКСН несут круглогодичную боевую службу используя либо другие атомоходы, либо вторые экипажи, это во - первых, во - вторых - у нас на боевую службу выходят несколько РПКСН с Северного флота и Тихоокеанского флота. Даже если мы все РПКСН соберем в одном районе, то одного и даже двух авианосцев будет недостаточно для выполнения поставленной задачи.

В статье https://flot.com/blog/katastrofa/chto-obshchego-mezhdu-severoamerikanskimi-indeytsami-i-rossiyskimi-rpk.php автор данной стать показал, что для надежного прикрытия районов боевого развертывания РПКСН нет достаточных сил и, судя по тому, как мы строим только сторожевые корабли этих сил не прибавится. Поэтому отправлять в сложившейся ситуации наши РПКСН в отдаленные районы Мирового океана через противолодочные рубежи НАТО без надежного прикрытия надводными кораблями это, прямое самоубийство. В ближайшее время наши РПКСН вероятно будут нести боевую службу в Охотском и северных морях, где есть возможность их прикрытия легкими силами флота и если будут восстановлены заброшенные советские аэродромы на севере то и береговой авиацией, в этих районах возможно создание стационарной и мобильной систем обнаружения подводных объектов, т.е. мы более-менее сможем, как то прикрыть наших стратегов.  
Ну, тогда нет смысла в использовании авианосцев для данной задачи.
(По имеющейся в интернете информации работа по восстановлению заброшенных арктических аэродромов ведется, так восстановлен аэродром «Темп», расположенный на острове Котельный, входящий в архипелаг Новосибирские острова, на очереди аэродром «Тикси»).

В военное время
Наши авианосцы будут свободно чувствовать себя только возле земли Франца-Иосифа или в районе вблизи от Северного полюса потому, что при любом приближении к враждебному берегу, они попадают под боевое воздействия флотов и авиации стран НАТО, к тому же для охраны этих авианосцев будет задействовано большое количество боевых кораблей, которые не смогут принимать участие в других боевых действиях.

В открытом океане нашему авианосцу будут противостоять американские авианосцы, превосходящая по количеству палубная авиация, подводные лодки, надводные корабли, короче говоря, ему придется воевать с превосходящими силами, даже если у него и будет свое корабельное сопровождение.

В головах обычных обывателей, наверное, когда слышат слово – авианосец, возникает картина: заставленная в сплошную самолетами палуба авианосца, сигнал тревоги, и все самолеты взмывают в небо как стая напуганных птиц. Ага, как бы ни так, самолет необходимо заправить, подвесить вооружение, поднять на палубу, установить на стартовую позицию, у разных авторов время подъема в воздух боевой группы из 20 самолетов разнится, но в среднем, если все самолеты будут заранее заправлены и вооружены то на подъем группы из 20 самолетов уйдет 30 мин, если их поочередно заправлять, вооружать (держать заранее заправленные и вооруженные самолеты в ангаре крайне опасно, т.к. в случае возникновения пожара его уже не чем не затушишь) то на подъем группы уйдет, примерно 1 ч. 30 мин.

Представим, что наш супер авианосец вышел в море и движется в направлении Баренцева моря, здесь он попадает в зону действия береговой авиации с территории Норвегии. Предположим, что на атаку нашего авианосца вышли две группы по десять самолетов с ПКР с интервалом в 10 мин. Подлетное время к точке пуска ракет 15 мин.
При подлете самолетов противника они будут обнаружены, и воздух за 15 мин, будут подняты стоящие на палубе 6 самолетов, первая группа самолетов противника производит пуск ПКР, подлетное время 10 мин.
На палубу подаются и взлетают еще 2 самолета, итого в воздухе 8 самолетов против 20 ПКР. Предположим, что самолеты и средства ПВО кораблей сопровождения авианосца сбили все 20 ПКР, но прошло уже 10 мин и вторая волна самолетов противника также производит пуск ПКР, с палубы авианосца взлетают еще 2 самолета. В воздухе 10 самолетов, но 8 из них практически расстреляли уже весь боезапас, средства ПВО кораблей требуют перезарядки в этой ситуации несколько ПКР обязательно прорвутся к нашему авианосцу, и если они будут вооружены тактической ЯБЧ, а в случае серьезного конфликта подобные боеприпасы будут обязательно использованы, то наш авианосец будет уничтожен.
(кто-то из читателей может предложить и свой вариант отбития атаки самолетов противника, путем подъема с палубы большего количества самолетов, но при этом необходимо учесть, что и самолетов противника участвующих в налете может быть и 50 и 100 и т.д. в результате итог будет один и тот же)  

И так, из вышеизложенного ясно, что боевых задач под новый авианосец нет, конечно, хотелось бы завоевать, господство в море и в воздухе, но одного и даже двух авианосцев для этого не достаточно, кто то может возразить: А, как же «Кузнецов» его то построили, хотя он один тоже превосходства над вероятными противниками не добьется.  

Что бы понять, почему у нас появился единственный авианосец, который практически постоянно стоит на приколе, нужно вспомнить историю развития авианосных сил Советского Союза.

В СССР постепенно развивался авианосный флот, который был органичной частью всего флота и авианосец «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», был дальнейшим развитием ТАКР, мало кто знает, что «Адмирал Кузнецов» не является авианосцем в привычном понимании, поскольку помимо авиакрыла на его борту имеется и тяжелое ракетное вооружение, в частности противокорабельные ракеты «Гранит». Именно поэтому этот корабль определяется как тяжелый авианесущий крейсер, и спектр выполняемых им задач несколько отличается от целей обычных авианосцев.

После того как Советский Союз развалили, авианосец чудом не повторил судьбу остальных авианосных кораблей, и этот «осколок» старой боевой структуры в современном флоте смотрится как гадкий утенок в курятнике, и на металлолом не списывают и настоящей работы для него нет.

Т.к. мы плавно подошли к теме «неполноценных авианосцев» или ТАКР с самолетами вертикального взлета и посадки на борту, попробуем разобраться так уж ли они плохи как нам пытаются доказать некоторые авторы и вообще почему они появились как класс.

История авианесущих кораблей (АНК) в СССР началась с вертолетоносцев проекта 1123 (шифр «Кондор»).

Появление этих кораблей было вызвано создавшейся обстановкой в Мировом океане. Районы патрулирования атомных субмарин (как выражаются современные политики – «наших зарубежных партнеров») находились на большом удалении от берега, т.е. находились вне действия противолодочного обнаружения берегового базирования и, в то же время патрулирующие в океане противолодочные корабли были не в состоянии отслеживать огромные районы, где могли находиться на боевом дежурстве подводные лодки вероятного противника т. к. дистанция обнаружения подводной цели гидроакустикой надводного корабля была небольшой. Корабли обладали значительными шумами, а при слежении за ними патрульными самолетами не могли рассчитывать на первичное обнаружение ПЛ, имевших возможность своевременно уклониться. Сам собой напрашивался единственный выход – расположить поисковую аппаратуру на значительном удалении от противолодочного корабля сделав ее стационарной, дрейфующей или установленной на вертолетах. Вертолетный вариант давал наибольшую гибкость тактического использования и был самым предпочтительным. Вертолеты, имея превосходство в поисковой скорости, могли быстро менять позиции обследования акватории, практически не обнаруживаясь ПЛ. В тоже время АНК могли пройти в районы, недоступные для авиации при базировании ее на береговых аэродромах. Так родилась идея корабля-вертолетоносца дальней зоны ПЛО.

Головной корабль, получивший название «Москва», был спущен на воду в 1965 году и спустя два года вошел в строй. «Ленинград» был заложен на следующий день после спуска на воду «Москва». Через полтора года «Ленинград» был спущен на воду, а в 1969 году вошел в строй. Оба корабля, классифицировались как противолодочные крейсера (ПКР).

 

Авианесущие корабли пр.1143, 1143.3, 1143.4 (шифр «Кречет»)

      Эксплуатация вертолетоносцев пр.1123, выявила ряд недостатков и показала, что они не вполне отвечают современным требованиям. Созданные для поиска и слежения за атомными подводными лодками вертолетоносцы не могли выполнить другие задачи.

      Поэтому еще до вступления в строй головного корабля пр.1123 (ПКР «Москва») Невское ПКБ приступило к разработке проекта 1123.3, по которому предполагалось построить третий противолодочный крейсер-вертолетоносец с усиленным составом вооружения, увеличенной дальностью плавания и т.п. Корабль, уже получивший название «Киев» (заводской но­мер заказа С-703), планировалось зало­жить на стапеле «0» Черноморского судостроительного завода в Николаеве в феврале 1968 года. Однако, несмотря на то, что завод провел соответствующую подготовку производства и даже успел изготовить несколько днищевых секций нового ПКР, его закладка на стапеле не состоялась. Главной причиной этого стало намерение командования ВМФ оснастить будущий корабль самолетами вертикального взлета и посадки. Демонстрация эк­спериментального СВВП Як-36 прошла летом 1967 года в Домодедове (разработчик - ОКБ А.С. Яковлева).  

Скромные боевые возможности нового самолета, не впечатлили армейское руководство, уникальная способность Як-36 вертикально взлетать и садиться достигалась за счет значительного ухудшения других летно-технических характеристик, а военным морякам этот самолет «приглянулся». Конечно, командованию советского ВМФ были известны ограниченные возможности СВВП. Однако принятие флотом на вооружение Як-36 давало свои плюсы, во-первых: появлялась возможность создать с меньшими, чем у вероятного противника, затратами собственные авианосные корабли, во-вторых: применение СВВП Як-36 открывало новые возможности и повышало ударную мощь соединений надводных кораблей (НК),  в третьих: была уверенность, что отечественная авиапромышленность после освоения околозвуковых СВВП сможет создать и более совершенные сверхзвуковые истребители, которые позволят почти на равных конкурировать с палубными самолетами обычного взлета и посадки.

28 декабря 1967 г. было принято постановление Совета Министров СССР о создании на базе Як-36 легкого корабельного штурмовика Як-36М (Як-38). Кроме этого, Минавиапрому поручалась разработка аванпроекта более совершенного варианта машины Як-36МФ (Як-36П) с улучшенными характеристиками. Як-36МФ планировался как истребитель -перехватчик для флота и как фронтовой истребитель для ВВС.

В связи с этим к новому кораблю пр.1123.3 (пр.1123М) были предъявлены новые требовании: при базировании на нем вертолетов Ка-25ПЛ и СВВП Як-36М корабль теперь не только должен был обеспечивать поиск и уничтожение подводных лодок, но и нанесение авиационных уда­ров по надводным и наземным целям. Позднее добавилось также участие в десантных операциях. При этом требовалось увеличить общее количество ЛАК (летательные аппараты корабельного базирования) до 20-22 единиц, усилить зенитное вооружение (путем установки 30-мм автоматов), предусмотреть возможность временного размещения десанта, вдвое увеличить автономность плавания по запасам провизии и улучшить условия обитаемости личного состава. Дополнительно в целях повышения боевой устойчивости ПКР необходимо было найти место для пусковых установок противокорабельного ракетного комплекса малой дальности. А проект 1123.3, с точки зрения свободных пло­щадей, объемов и резервов энергообеспечения, свои возможности исчерпал.

В итоге постановлением правитель­ства от 2 сентября 1968 года № 685-251 было принято совместное предложение Министерства обороны и Минсудпрома о прекращении постройки на ЧСЗ в г. Ни­колаеве ПКР по пр. 1123.3 и о начале строительства ПКР «Киев» с авиацион­ным вооружением уже по новому проек­ту 1143.

На корабли этого проекта возлагалось выполнение следующих задач:

 

- прикрытие корабельных соедине­ний от ударов с воздуха, их противоло­дочное и противокатерное обеспечение;

- обеспечение боевой устойчивости ракетных подводных крейсеров стратегического назначения в районах боево­го патрулирования;

- обеспечение развертывания под­водных лодок;

- прикрытие морской ракетоносной, противолодочной и разведывательной авиации в зоне досягаемости корабель­ной истребительной авиации;

- поиск и уничтожение ракетных под­водных лодок противника в составе груп­пировок разнородных противолодочных сил;

- поражение группировок надводных кораблей противника;

- обеспечение высадки морских де­сантов.

Здесь необходимо обратить внимание на перечень возлагаемых задач, здесь нет ни слова о захвате господства воздухе и на море, речь идет о конкретных задачах, которые в сумме и ведут к завоеванию господства на море.

Сравним вооружение советских ТАКР с американскими авианосцами

 

Авианосцы типа «Нимиц»

   

3   или 4 ? 20-мм АУ Mk   15   или ASMD

 
Ракетное   вооружение
 

16–24   ПУ «Си   Спарроу»  

   

64   самолета и вертолета (макс. - 85…90)

Тяжелый авианесущий крейсер «Баку»

 

Артиллерия

 

2   ? 1 АК-100 (600   снарядов)

 

Зенитная артиллерия

 

8   ? 6 АК-630 (48 000   снарядов)

 

Ракетное вооружение

 

6   ? 2 ПУ ПКРК «Базальт»
  4 ? 6 модулей ЗРК «Кинжал» (192 ракеты)

 

Противолодочное   вооружение

 

2   ? 10 РБУ-12000 (60 бомб)

 

Авиационная группа

 

20   самолетов,
  16 вертолетов
 
  По проекту:
  14 ? СВВП Як-41М
  6 ? СВВП Як-38М
  10 ? Ка-27ПЛ
  2 ? Ка-27ПС
  4 ? Ка-27РЛД

Как хорошо видно из сравнения вооружения в случае возникновения проблем с взлетом самолетов (сильный шторм, повреждение полетной палубы и т.д.) американский авианосец, имеющий на вооружении только системы ПВО в одно мгновение превращается, из мощной боевой единицы в громоздкую обузу для кораблей охранения.

Советские ТАКР при аналогичных проблемах оставались мощными боевыми единицами, которые будут придавать боевую устойчивость всей корабельной эскадре.

Конечно, если нет проблем с авиакрылом то американский авианосец будет выглядеть более массивно с этим не поспоришь, тем более, что по ТТХ американские палубные самолеты превосходили советские Як-38 и Як-38М.

Возникает вопрос: почему же советское правительство не строило полноценные авианосцы?

Расхожее мнение, что якобы советское руководство стало заложником своего пропагандистского штампа – Авианосцы это орудие агрессии, СССР не агрессор и авианосцы строить не будет, не выдерживает критики, такой слоган использовался в СССР, но когда пришло время строить «настоящие» авианосцы про него никто не вспомнил и не смутился.

По мнению автора данной статьи, строительство «полноценных» авианосцев не было начато по вполне разумным причинам.

 

Первая.

Здесь нужно вспомнить крылатую фразу Н.С.Хрущева: Мы Америку догоним! Но перегонять не будем, чтобы они нашу голую жопу не увидели!

Вышедшему из войны Советскому Союзу вступать в гонку с Америкой, которая озолотилась на военных поставках и концу войны имела в действующем флоте несколько десятков авианосцев с подготовленными пилотами, было бы явно не по силам.

Вторая.  

В 1946 году американцами на атолле Бикини была проведена операция «Перекресток» - вторая серия тестов атомной бомбы, в которых изучалась в т.ч. устойчивость боевых кораблей к ядерному взрыву и последствия этого взрыва на боевые корабли в т.ч. и на авианосцы.

Другие части статьи

 

https://flot.com/blog/katastrofa/nam-nuzhen-avianosets-a-on-vam-zachem-prodolzhenie.php

https://flot.com/blog/katastrofa/nam-nuzhen-avianosets-a-on-vam-zachem-zaklyuchenie.php

Еще один печальный повод вспомнить АПЛ К-219

В соц сети пообщался с пользователем под ником "Галина", она рассказала, что участвовала в мероприятии по увековечиванию памяти матроса Николя Смаглюка, погибшего при аварии на АПЛ К-219, "Галина" рассказала, что приглашение было послано и тогдашнему командиру К-19 И.Британову но он не приехал.
Для тех читателей кто не знаком или мало знает об обстоятельствах гибели АПЛ К-219, предлагаю свою статью "Гибель АПЛ К-219"

http://flot.com/blog/katastrofa/gibel-apl-k219-chast-i.php
http://flot.com/blog/katastrofa/gibel-apl-k219-chast-ii.php

Стараниями Общественного комитета родственников членов экипажа АПЛ «Курск» и Всеукраинской ассоциации ветеранов-подводников. Шестого апреля 2013г. состоялось открытие памятной доски матросу Николаю Смоглюку, погибшего на АПЛ К-219 в 1986г. на школе села Дубривск, Ровенской области (Украина).
Голова этого села организовал музей своего земляка и с открытием памятной доски был открыт музей.










В центре фотографии маленькая старушка с иконой в руках, это мама Н.Смаглюка, на момент открытия памятной доски ей исполнилось 80 лет.
И.Британов со товарищами даже тело погибшего сына ей не вернул. с телами других погибших он его бросил на борту лодки как не нужный мусор, хотя времени для эвакуации тел погибших на подошедшие суда было вполне достаточно.



И.Британов вывел ракетоносец на боевую службу с неисправностью в ракетной шахте, об этой неисправности, которая была на лодке уже несколько лет знала вся дивизия, но когда случилась авария и И.Британов и бывший старпом Курдин и некоторые офицеры служившие на лодке стали удивленно разводить руками и заявлять, что они ничего не знали! В результате И.Британов всю вину за аварию свалил на погибшего офицера.
Кадр из американского фильма "Враждебные воды" на этом снимке раздвижной упор которым якобы пытались открыть дверь реакторного отсека но не в рассказах "героев-моряков" якобы стоящих с этим упором в руках ни в фильме не показано следующее: у упора как известно две оконечности одну уперли в дверь реакторного отсека, а вторую оконечность куда уперли? Если перед дверью реакторного отсека находился тамбур?  

Благодаря неграмотности самого Британова и других офицеров они не смогли создать противодавления в отсеке и спасти матроса Преминина которого послали в реакторный отсек одного, хотя по инструкции в аварийный отсек должна идти партия минимум из двух человек. А потом все сидели и слушали как в реакторном отсеке медленно и мучительно умирал Преминин, крепкие у этих ребят нервы.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... 23 След.


Главное за неделю