Видеодневник инноваций ВПК
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
КМЗ как многопрофильное предприятие

Новая "литейка"
Кингисеппского машзавода

Поиск на сайте

Дела давно минувших дней...

Дела давно минувших дней...

Дела давно минувших дней.....



В последнее время в СМИ бурно обсуждалась горячая тема об опасном маневрировании боевых кораблей ВМФ России и ВМС США в Средиземном море.
Речь идет о нашем сторожевом корабле «Ярослав Мудрый» и эсминце ВМС США «Gravely”, входящим состав американского авианосного ударного соединения во главе с аву «Гарри Трумен», а также якобы опасном сближении нашего сторожевого корабля с крейсером «Сан-Диего», входящим в силы сопровождения аву «Дуайт Эйзенхауэр».
Версии сторон об опасном маневрировании кораблей естественно разнятся, но исходя из имеющейся информации, в том числе и видеоинформации, размещенной в интернете, явно видно, что эсминец ВМС США опасно сблизился с нашим кораблем, который следовал постоянным курсом и скоростью, не маневрировал, а эсминец ВМС США даже пересек его курск по носу на расстоянии порядка 200 метров.
Авианосец, которому якобы мешал «Ярослав Мудрый» в это время был от него на расстоянии (по заявлению самих же американцев ) не много ни мало около 5 миль!
Так чего же испугались американцы? Видимо, собственной тени...
Два авианосца , десяток и не меньше кораблей охранения испугались одного сторожевого корабля ВМФ России....
И пошли и полетели жалобы американцев на поведение нашего корабля в Средиземном море.

Наш же корабль не нарушил “духа и буквы” «Соглашения между Правительством СССР и США о предотвращении инцидентов в открытом море и воздушном пространстве над ним от 25.02.1975г.».

В указанном Соглашении и Протоколе к нему не оговариваются расстояния минимального приближения кораблей и самолетов и вертолетов к кораблям и самолетам другой стороны, а говорится только о проявлении благоразумия.
Наш сторожевой корабль, вероятно, следил («наблюдал», если придерживаться буквы Соглашения, что делать совершенно не возбраняется) за деятельностью авианосного соединения ВМС США, но проводил эти действия при четком соблюдении Статьи 3, пункта 4 указанного Соглашения, который гласит:
« 4. Корабли, ведущие наблюдение за другими кораблями, обязаны удерживаться на расстоянии, исключающем риск столкновений, а также избегать каких-либо маневров, стесняющих действия или создающих опасность кораблям, за которыми ведется наблюдение.....».
Никакой опасности авианосцу ВМС США, который находился на удалении 5 миль от «Ярослава Мудрого» не было. А вот эсминец ВМС США явно нарушал это Соглашение, опасно маневрируя и пересекая курс «Ярослава Мудрого».
Просто американцы в Средиземном море всегда вели себя и ведут сейчас, мягко говоря невежливо, а попросту говоря, откровенно хулиганят, нарушая Соглашение, а затем предъявляют России абсолютно необоснованные претензии к действиям наших кораблей, выполняющим свои задачи в Средиземном море.
В связи с этими инцидентами я вспоминаю события почти сорокалетней давности в Средиземном море, связанные также с выполнением указанного Соглашения.

Тогда аву ВМС США «Америка» был «напуган» действиями вертолета ВМФ СССР Ка-25Е.

В середине 1973 года появилась информация, что в ВМС США разработана специальная аппаратура устанавливаемая на вертолетах корабельного базирования для ведения разведки наших кораблей, на предмет обнаружения на них ядерного оружия.
Приводились даже результаты обследования наших боевых кораблей этой аппаратурой, причем приводились результаты разведки наличия ядерного оружия на кораблях, на которых его некогда не было и не могло быть.
Как выяснилось позднее, эта информация оказалось на 90% не достоверной, но дала нам хороший толчок к разработке своей аппаратуры для аналогичных целей.
Тогда эта работа была естественно закрытой, но прошло немного времени начался процесс сокращения ядерных вооружений, подписания соответствующих договоренностей о проблеме контроля над ядерными вооружениями, снятия ядерного оружия с надводных кораблей и пр.пр.
О разработке такой аппаратуры в СССР, позволяющей определять наличие ядерного оружия на борту надводных кораблей заявил даже М.С. Горбачев на встрече с Рональдом Рейганом.

В июле 1989 году все эти разработки вылились в организацию советско-американского эксперимента по обнаружению ядерного оружия на надводных кораблях, проведенного на Черном море, на ракетном крейсере «Слава» (с 1995 г. крейсер получил новое имя - "Москва";).
Но об позже, а сейчас немного расскажу как создавалась эта аппаратура и проходила испытания, в том числе и в реальных условиях, в Средиземном море.
Сразу после получения информации по заданию 6 Управления ВМФ, была начата разработка опытно-экспериментального комплекса аппаратуры, который получил название “Советник”.
Разработку указанной аппаратуры вел Институт атомной энергии им. И. В.Курчатова, руководимый в то время академиком Анатолием Петровичем Александровым.
Наземные испытания комплекса аппаратуры проходили в Балаклаве, на Объекте 820, о котором я рассказывал и приводил его снимки в своей статье «Раскрытые тайны подземелий Балаклавы», которая размещена в моем блоге.
Первый экспериментальный детектор нейтронов был достаточно громоздким устройством, весом порядка тонны, состоящим из нескольких десятков сцинтилляционных счетчиков на основе NaI (натрия-иода).
Проводилась регистрация нейтронного излучение на различных расстояниях от разных типов ядерных боеприпасов, которые вывозили из хранилища.

Эти испытания, проведенные летом 1974 года показали реальную возможность дистанционной регистрации (на нескольких десятках метров) нейтронного излучения, исходящего от ядерного боеприпаса.
По тем временам это была действительно фантастическая задача, в которую мало кто тогда верил, но ее в принципе удалось решить.

К лету 1975 года был создан уже другой образец аппаратуры, детектор на основе гелиевых счетчиков и менее габаритной аппаратурой обработки информации, и вновь проведены испытания в Севастополе, но уже на кораблях–носителях ядерного оружия.
В ходе этих испытаний детектор вывешивался с помощью плавкрана над местом (хранилищем) на корабле, где были размещены ядерные боеприпасы, а аппаратура обработки информации, связанная длинными кабельными трассами с детектором, находилась на небольшом вспомогательном судне, пришвартованным к борту корабля.
И эти испытания оказались успешными.
Можно было переходить к следующему этапу-испытанию аппаратуры на вертолете.
Началась разработка уже вертолетного варианта аппаратуры, к которой подключился Ухтомский вертолетный завод им. Н. И. Камова.
Комплекс аппаратуры разместили на дооборудованном противолодочном вертолете Ка-25, получившим наименование Ка-25Е.
Принцип действия комплекса аппаратуры «Советник» был основан на регистрации нейтронного излучения ядерного боезаряда, испускаемого в результате спонтанного деления плутония-240, который присутствует в составе оружейного плутония ядерного боезаряда.
Вертолетный образец аппаратуры «Советник», его основная часть -детектор нейтронов, был выполнен теперь на основе нейтронных счетчиков с гелием-3, помещенных в соответствующий замедлитель, и позволял регистрировать нейтронный поток от ядерного заряда на расстоянии до 100-150 метров.
Учитывая, что на таких расстояниях поток нейтронов от заряда не превышает 10% от величины природного нейтронного фона, проводились длительные измерения флуктуаций природного фона над морской поверхностью и был разработан соответствующий алгоритм обработки и выделения полезного сигнала-нейтронного излучения, исходящего непосредственно от ядерного боеприпаса при различных уровнях фона.
При проведении летных испытаний комплекса “Советник” на Черноморском флоте, с облетом наших кораблей ВМФ - носителей ядерного оружия (сначала без наличия на них ядерного оружия, а затем с загруженным ядерным оружием) вертолетом с комплексом аппаратуры, были получены также положительные результаты по дистанционному обнаружению ядерного оружия.
В процессе этих испытаний корабли–носители ядерного оружия, приходящие из Севастополя на Феодосийский внешний рейд, обследовались с помощью переоборудованного вертолета Ка-25Е, который вначале базировался на летной базе Ухтомского вертолетного завода под Феодосией, а затем вертолет был перебазирован на “Севан”.

Испытания прошли успешно, все технически было подготовлено для проведения испытаний аппаратуры “Советник” в Средиземном море, в условиях боевой службы.

В декабре 1977 года пск “Севан” вышел на боевую службу в Средиземное море для проведения испытаний комплекса “Советник” по фактическому обнаружению ядерного оружия на надводных кораблях ВМС США.



Вертолет Ка-25Е на пск «Севан»
Под фюзеляжем видны размещенные детекторы, (обтекатель с них снят).



При испытаниях аппаратуры “Советник” в Средиземном море для получения достоверной информации необходимо было приближаться на вертолете Ка-25Е на предельно малые высоты и расстояния к кораблям ВМС США, иногда до 25 метров.
Что называется, это было на грани фола, и могло вызвать ответную реакцию ВМС США, в виде представления претензий по поводу «нарушения» нами Соглашения от 25.02.1975г.

В соответствии со Cтатьей 4 этого Соглашения:

“Командиры экипажей самолетов каждой из Сторон должны проявлять величайшую осторожность и благоразумие при приближении к самолетам другой Стороны, действующим над открытым морем, и кораблям другой Стороны, действующим в открытом море, в частности, к кораблям, занятым выпуском или приемом самолетов, и в интересах взаимной безопасности не должны допускать: имитации атак путем имитации применения оружия по самолетам, любым кораблям, выполнения различных пилотажных фигур над кораблями и сбрасывания вблизи них различных предметов таким образом, чтобы они представляли опасность для кораблей или помехи для мореплавания”.

Соглашением, как видим, не оговариваются расстояния минимального приближения самолетов и вертолетов к кораблям, а говорится только о проявлении благоразумия.

Наш вертолет, даже приближаясь на минимальные расстояния, строго и точно соблюдал «дух и букву» этого Соглашения: проявлял осторожность при приближении к кораблю ВМС США, не сбрасывал никакие предметы вблизи их, тем более не имитировал атаки, и пр.пр.

За период испытаний вертолетного комплекса "Советник" в Средиземном море в период января-февраля 1978 года, в ходе которых был обследован целый ряд ( более десяти ) кораблей ВМС США и стран НАТО с приближением нашего вертолета Ка-25Е на предельно малые расстояния к кораблям.

Испытания проведены успешно. Было фактически обнаружено наличие ядерного оружия на ряде обследованных кораблей ВМС США.



Средиземное море. 21 января 1978г. Вертолет Ка-25Е обследует фрегат ВМС США «Трует» ( Снимок сделан с пск «Севан»)



Средиземное море. 21 января 1978г. Фрегат «Трует». В этой пусковой установке противолодочных ракет Асрок был обнаружен ядерный боеприпас.( Снимок с вертолета Ка-25Е)




30 января 1978г. Средиземное море. Эсминец ВМС США «Берри». В этой пусковой установке «Асрок» также зафиксировано нахождение ядерного боеприпаса


Были проведен полет по обнаружению обнаружения ядерного оружия на борту авианосца “Америка”, который в составе 6 флота ВМС США находился в Средиземном море.
В то время проходили учения ВМС США под названием “National Week” (Национальная неделя). В море, в непосредственной близости от авианосца было более десятка различных кораблей ВМС США, фрегаты, суда снабжения и пр.пр.
И в гордом одиночестве, среди этой всей армады находился наш пск “Севан”.



Средиземное море. 7 февраля 1978г.
Авианосец ВМС США «Америка.» Снимок сделан с вертолета Ка -25Е
На снимке виден взлетающий с его борта вертолет ВМС США «Си -Кинг»( борт.№
004), За ним взлетел второй вертолет (борт.№006).
Вертолеты ВМС США поднялись в воздух после облета авианосца нашим Ка-25Е и преследовали его до посадки на пск «Севан»


С борта авианосца «Америка» уж после того, как вертолет Ка-25Е после проведенного облета начал удаляться от авианосца, были подняты два американских вертолета “Си Кинг”, которые начали преследовать наш Ка-25Е, буквально зажав его в клещи.
Только великолепное мастерство нашего летчика позволило избежать очень серьезного инцидента, а может быть даже падения вертолета в воду.
Американские вертолеты обладали больше скоростью полета но были более тяжелыми, чем Ка-25Е и менее скороподъемными, чем и воспользовался на наш летчик. Когда они приближались к нему с двух сторон на предельно малое расстояние, пытаясь, что называется, его взять в “клещи”, то наш летчик, пользуясь тем, что Ка-25Е быстрее набирает высоту, поднимал вертолет несколько выше или спускался ниже, и пока американцы пытались сделать то же самое, он в горизонтальном полете удалялся от них. Американские вертолеты вновь его догоняли и вновь зажимали в клещи, и опять маневр повторялся.
Итак, до самого пск “Севан” они преследовали наш вертолет, пока он не сел на палубу.
Вот это уже было настоящее хулиганство американцев, которое могло привести к катастрофе и падении вертолета в воду.
Американцы ведь буквально своими действиями шли на это.


На верхнем снимке вертолеты ВМС США, поднятые с аву «Америка», преследует вертолет Ка-25Е (второй вертолет борт № 004 , находившийся слева не поместился в кадре, т.к. съемка велась с корабля на достаточно близком расстоянии ) до его посадки на корабль.
Снимки сделаны с пск «Севан»


Наш вертолет, несмотря на противодействие, которое оказывали ему американские вертолеты, благополучно сел на палубу, выполнив свою задачу.
При обработке полученных данных обследования авианосца, было четко установлено, что ядерное оружие размещено в кормовой части авианосца, где, вероятно, размещено хранилище ядерных боеприпасов (ядерных авиабомб и ракет) для палубной авиации.

Никаких претензий к нашим действиям со стороны США не поступило. Им не к чему было придраться. Соглашение нами выполнялось!

Правда и мы со своей стороны также не предъявили никаких претензий на весьма рискованные и явно хулиганские действия вертолетов и самолетов США.
Самолеты и вертолеты ВМС США и стран НАТО довольно часто приближались к пск “Севан “ на предельно малые расстояния, часто нарушая требования этого Соглашения, имитируя атаки на наш корабль, выполняя пилотажные фигуры прямо над ним, включая форсаж и резко взмывая вверх, пролетая прямо над кораблем.
Испытания комплекса «Советник» с фактическим обнаружением ядерного оружия на кораблях ВМС США были успешно проведены.

По результатам проведенных испытаний были начата разработка и в 1986 году в ВМФ СССР был принят на вооружение комплекс специальных технических средств (КСТК) дистанционного обнаружения ядерных боеприпасов на кораблях, включающий в себя :
- вертолетный комплекс специального технического контроля,
установленный на вертолете (“Советник СВ”);
- корабельный комплекс специального технического контроля, установленный на поисково-специальном судне “Апшерон” (“Советник CК”).
Проводимые в ту пору работы по подготовке Договора по стратегическим наступательным вооружениям требовали процедур соответствующих проверок и контроля выполнения положений Договора.
Однако, вопросы контроля договорных соглашений и особенно в плане контроля ядерных боеголовок не находили нужного понимания и прежде всего в Правительстве США.
Предложение советской стороны провести правительственный эксперимент по контролю ядерного оружия не нашло поддержки в правительстве США.
И вот тогда между Академией наук СССР и Национальным Советом по защите природных ресурсов США-NRDC (неправительственная организация) было достигнуто соглашение, которое своей целью поставило показать всем реальную возможность обнаружения ядерного боеприпаса на борту надводного корабля.
Вся организация и обеспечение работ легла на Военно-Морской флот.
То, что сделано в июле 1989 года на крейсере “Слава” было с нашей стороны беспрецедентным шагом к открытости, демонстрация доверия к совместной работе в области контроля над ядерными вооружениями.
Это особенно ярко проявилось, когда на крейсере “Слава” была открыта крышка одного из контейнеров корабля и все присутствующие на эксперименте увидели головную часть ракеты “Базальт”, причем не просто головную часть, со штатной ядерной “боеголовкой”.
В эксперименте с советской стороны участвовали:
- крейсер “Слава”;
- вертолет Ка-27Е;
- пск “Апшерон”;
- большой десантный корабль (на нем была размещена аппаратура дистанционной регистрации гамма-излучения);
- госпитальное судно “Енисей” (на котором были размещены более 120 человек - участники эксперимента, пресса).
В эксперименте со стороны СССР принимали участие представители 6 управления ВМФ, Центра программных исследований АН СССР, Института Атомной энергии им. Курчатова, ГЕОХИ АН СССР, ИФЗ АНСССР, НИИИС (Министерства атомной энергии и промышленности), экипажи названных кораблей и вертолетчики.
На эксперименте присутствовал заместитель Министра иностранных дел СССР В. Карпов, академик С Беляев, корреспонденты газет “Правда”, “Известия,” “Красная звезда” и др.
Руководство экспериментом с советской стороны осуществлял академик В. Барсуков.
Общую координацию работ по подготовке и проведению эксперимента осуществляло 6 управление ВМФ и Центр программных исследований АН СССР.
От Черноморского флота силами и средствами руководил начальник штаба Черноморского флота вице- адмирал В.Селиванов.
С американской стороны в эксперименте участвовала группа ученых и специалистов из Массачусетского технологического института, Станфордского и Мэрилендского университетов и Брукхейвенской национальной лаборатории со своей переносной гамма-спектрометрической аппаратурой. Это был полупроводниковый детектор гамма-излучения на основе кристалла высокочистого германия с энергетическим разрешением около 2 кэв. Детектор при проведении эксперимента размещался непосредственно на пусковой установке крейсера.
Эту группу ученых физиков возглавлял Томас Кохрэн.
В составе американской делегации была также группа членов конгресса США во главе с членом комитета палаты представителей по делам вооружений Дж. Спрэттом, в группу входили конгрессмены Б. Карр, Т. Канн, Дж. Колин.
Присутствовали представители средств массовой информации США, ФРГ, Испании, Италии, Японии и КНР.
По мнению американских представителей Т. Кохрэна, Стива Феттера, Мартина Зукера и др. результаты эксперимента превзошли все ожидания.
По результатам эксперимента опубликовано сообщение ТАСС:
“ В Министерстве обороны.

5 июля на Черном Море в районе порта Ялта в присутствии представителей науки, правительственных кругов, и средств массовой информации СССР, США, ФРГ, Испании, Италии, Японии и КНР проведен совместный неправительственный эксперимент по дистанционному контролю за наличием ядерного оружия на военных кораблях.
От Военно-Морского флота в эксперименте участвовали ракетный крейсер “Слава” со штатной крылатой ракетой с ядерным боеприпасом, поисково-спасательное судно “Апшерон”, и большой десантный корабль с соответствующими техническим средствами контроля.
Для дистанционного контроля использовался комплекс “Советник”, а для непосредственных измерений -американская и советская гамма –спектрометрическая аппаратура.
В результате эксперимента подтверждена принципиальная возможность дистанционного обнаружения наличия ядерного оружия на надводных кораблях”.



Копия сообщения в газете “Правда’ от 11июля 1989г. об Ялтинском эксперименте.
На снимке:
- крейсер “Слава”
- американские специалисты устанавливают спектрометрическую аппаратуру на контейнере пусковой установки;
- конгрессмен Б. Карр ( слева) и академик В. Барсуков на борту крейсера.


По результатам эксперимента сделано также Заявление американских и советских ученых, копия которого приводится ниже.


Но мероприятия, намеченные в этом Заявлении, за исключением семинара по обобщению материалов Черноморского эксперимента, не нашли своей реализации и этот первый совместный шаг в области контроля над ядерными вооружения, сделанный в июле 1989 года, не привел к выработке практических мер по в области контроля морских ядерных вооружений.
Вот такая история сорокалетней давности....
Так что американцам давно не нравилось и не нравится сейчас наше возобновленное присутствие в Средиземном море.
Их претензии к "неправомочным" действиям наших кораблей в Средиземном море будут продолжаться...
А флот России, думаю, будет расширять там свое присутствие...


Главное за неделю