Видеодневник инноваций ВПК
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
КМЗ как многопрофильное предприятие

Новая "литейка"
Кингисеппского машзавода

Поиск на сайте

питон56

  • Архив

    «   Октябрь 2022   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31            

“Мертвые сраму не имут”

     27 января 2021 - 78 годовщина снятия блокады Ленинграда - священный день для жителей города и всех наших людей. В этот день блокадники и жители города приходят на Пискаревское кладбище поклониться павшим Ленинградцам во время страшной девятьсот дневной блокады.

   Сам  блокадник, шесть моих близких родственников умерли в Ленинграде от голода во время блокады, два моих двоюродных брата остались без отца и матери,  отец погиб в феврале 1943 года, на Синявинских высотах,  защищая Ленинград.

   Для меня  просто стыдно было смотреть, как повел себя наш Президент в это священный для Лениградцев  день,  показав,  в каком удалении и одиночестве находятся он от народа.

   Одинокий президент, идущий  на засыпанной снегом центральной аллее Пискаревского  мемориального  кладбища (ПМК) в Санкт-Петербурге, под прикрытием снайперов, стоящих на крыше входа в Мемориал.  Просто жутковатое  и постыдное зрелище.

    И вдали, за забором,  стоят  мерзнущие  блокадники и другие жители города, пришедшие поклониться покоившимся в братских могилах Ленинградцам,  смотрят и смотрят  на своего одинокого гаранта, лишившего их этой возможности. Ждите! Сейчас Гарант возложит свои цветы, и тогда и Вас соизволят пустить.…   Воистину “Мертвые сраму не имут”


       
По   сообщению  сотрудницы ПМК  питерским корреспондентам:  “ самая жесткая подготовка началась с 8.30 27 января. Были установлены рамки металлоискателей, такого раньше не было; металлический забор на противоположной стороне проспекта Непокоренных, и с раннего утра у кладбища перестал останавливаться общественный транспорт, все телекамеры заклеили  малярным скотчем, провели санитарную обработку  сугробов вдоль маршрута. Территорию мемориала открыли  только в 13.30, когда  Президент ее покинул”.

  И с 09.00 люди мерзли за забором,      а  не  “10 минут ждали”, как  об этом говорил  Д. Песков.

  В  “бункере”- сидит один, в  церкви -  стоит один, на Пискаревском кладбище – идет один,  под  охраной снайперов нам крыше ,  защищающих его от “народной любви”.

   Эта картинка  его одиночества  на  Мемориале   страшна  еще и тем, что показывает, в каком одиночестве и собственном величии,  и непогрешимости  находится человек, принимающий важнейшие решения для нашей страны  и для мира. Что вокруг него нет никого,   кто мог бы сказать ему, или возразить в чем то.  Нет всегда и все с ним согласны!

  Нет никого, кто мог бы вернуть его к реальности.   А значит, он неизбежно начинает верить в свои собственные фантазии:  про СССР, где делали только галоши,  как он таксовал в девяностые, про  агентов ЦРУ под столом у членов правительства  и пр.     CCCР-  это все по нему плохо, а вот Победа в Великой Отечественной войне - это хорошо. А  ведь это наши прадеды, деды, отцы сражались и победили, в том числе сражался и его отец!  Сталин  не сбежал из Москвы, не прятался в бункере, когда немцы  были в шаге от нее.

  Только однажды  нашелся мальчик, который возразил   нашему Президенту, когда он “нес пургу” о Семилетней  войне, перепутав ее с Северной войной.

  В этом вся суть режима созданного им. Память о войне  и блокаде нужна для картинки в телевизоре

     Ярослав Третьяков ( из Яндекса Дзен):

Стояли люди... За забором,  

Вокруг спецслужбы и конвой...

Он шёл один... Под приговором,

Судьба такая, он чужой...

   “Несущий пургу” его пресс-секретарь Д.Песков (по выражению самого Президента) пытается объяснять,  что одиночество руководителя, его отдаление от граждан объясняется «известными, совершенно понятными причинами эпидемиологической безопасностью».

 Вот поэтому мерзнущий вдали народ терпел, чтобы оберегать главного от заражения. А для блокадников,  что эта опасность другая?

   Он ведь вакцинирован и ревакцинирован  “самой лучшей вакциной в мире,   многие страны выстраиваются в очередь на ее получение”.  как ему докладывают его подчиненные.  Кроме того,  он  вакцинирован и назальной вакциной, которая только проходит  испытания.   Мало того он сам говорил на      XVIII сессии  заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай»:

  - ” Приезжают граждане европейских стран, делают здесь, у нас, прививку „Спутником“, а там справку покупают, что они привиты Pfizer».

    Еще в апреле  2021 года Президент РФПИ  Дмитриев  ему бодро доложил, что у нас создан для аэропортов  робот- конвеер, который делает 300 тестов на ковид в час!!!  Правда, при этом забыл  рассказать,  где находятся эти аэропорты.

  Но вот ложку дегтя в  эту  прекрасную картину влил бывший наш престолоблюститель Д. Медведев. Он заявил, что  “…если удастся создать лекарство от ковида, то  это была бы точно Нобелевская премия…”

  Так почему же господину Гинзбургу, создавшему “лучшую вакцину  в мире”  дали только Государственную премию, а не представили на Нобеля? Выходит, что  Спутник V  - это не  то   лекарство и вакцина?!

 Чего же так боится  наш  Президент! Почему, например, все другие, в том числе и Премьер Мишустин ездят по стране встречаются с людьми и т.д

  Ведь вокруг него и так создают беспрецедентные меры, для встречи с ним нужен двух недельный карантин, который, видимо, и прошли ребята, несущие перед ним венок.

                                             

  Даже “немощный”, как говорят наши СМИ,   Президент США Байден  ездит по стране, встречается в маске с людьми, заходит даже в магазинчик, чтобы купить  презент  супруге,  разговаривает с его хозяйкой, (думаю, что не сидевшей на двух недельном карантине),  что недавно показали в каком-то  телеролике.                

Лучше уж совсем бы не приходил на Пискаревское кладбище, а “встретился” c  блокадниками  в телетрансляции, дистанционно,  чем устраивать такое  зрелище…, постыдный эффект от которого думаю не меньше,  чем от  безхозного  “Дворца Ротенберга” под Геленджиком.
 Но это еще не весь театр абсурда, который бы устроен 27 января в Санк-Петербурге,   на Пискаревском мемориальном  комплексе.
Вечером 27 января  пресс-служба губернатора Санкт-Петербурга сообщила:

 - "Александр Беглов доложил Президенту о выполнении его поручений по развитию Музея обороны и блокады Ленинграда…  также доложил, что выполнено поручение Президента о создании Института истории обороны и блокады Ленинграда…..    Особые слова благодарности он передал от ветеранов за визит в наш город в День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады".???!

  Видимо, от тех, кто стоял за забором...

    Какое кощунственное  заявление!

Однако, выяснилось, что Путин с Бегловым не встречался, и задерживаться в Питере  не стал. РИА Новости сообщили: "Путин не встретился лично с губернатором Петербурга Бегловым, когда был вчера в городе".

    "Очная встреча, к сожалению, не смогла состояться в связи с ковидными ограничениями", - сказал журналистам Д.Песков.     Опять ковид…..

Фото:

Что рассказали архивные документы о гибели теплохода “Армения”.

     7 ноября 1941 года в Черном море немецкой авиацией  был потоплен теплоход  “Армения”.
     “Армения” была найдена только в апреле 2020 года, в 15 милях от Крымского побережья, на глубине 1500 метров. Об этом сообщила пресс-служба Русского географического общества.
  Поисковую операцию проводило Минобороны России совместно со специалистами Центра подводных исследований РГО,  на   опытовом  судне проекта 11982 "Селигер" Черноморского флота, располагающим возможностями для глубоководных исследований. Для  поисков был   задействован телеуправляемый необитаемый подводный аппарат отечественного производства серии «РТ»..
     В катастрофе "Армении" - этой самой  крупной  морской  трагедии   в годы войны было много  неясностей, начиная с того,  чем была потоплена  “Армения” -  бомбами или авиационными торпедами, организацией выхода в море, ее охраны  на переходе, кто виноват в ее гибели   и заканчивая количеством понесенных жертв.

   В  80–ю годовщину этой трагедии   вышел телефильм на НТВ, который, достаточно подробно, с использованием открывшихся архивных  документов и материалов  ответил на неясные вопросы, связанные с этой трагедией. Но некоторые вопросы остаются.

   В свое время, основываясь на документах в открытых источниках  написал статью  об этой трагедии, размещенную в моем  блоге.   Конечно, тогда в ней из-за отсутствия  достоверной информации оказалось  много неточностей.  
  В  течение 2015-2016 гг. трижды официально  обращался в Русское Географическое общество,  с предложением об организации в рамках проекта “Подводные исследования”   поиска  теплохода “Армения”. Получал любезные ответы, что мои предложения  направлены  в  Центр подводных исследований РГО для  рассмотрения и ответа. Хочу надеяться,  что эти  обращения  хоть в какой - то мере  способствовали   началу поисков  теплохода “Армения”.
   Теперь   о  событиях   связанных с  гибелью “Армении”.
  Начнем с телеграммы   от 3.11.1941г Командующего ЧФ адмирала Ф.С. Октябрьского и Члена Военного Совета вице-адмирала Кулакова.  (Октябрьский  только 2 ноября  вернулся с Кавказа, где  с 28 октября  проводил рекогносцировку для обеспечения перебазирования флота):
  -   “…Произошло резкое ухудшение обстановки. Если Приморская армия не подойдет, противник ворвется  в город. Необходимо вывести  на Кавказ основные корабельные силы флота, оставив в Севастополе два старых крейсера, четыре эсминца и несколько тральщиков и катеров. Передислоцировать всю авиацию на Кавказ, оставив в районе Севастополя  лишь небольшое количество самолетов….. Октябрьский,  Кулаков».
  Эта буквально паническая  телеграмма послана в самом начале обороны Севастополя, которая   началась 30 октября 1941 года и продолжалась до 1 июля 1942г.
  (Уже 3 ноября  командующий Приморской армией генерал Петров со своим штабом прибыли в район Севастополя и начали размещение армии в его оборонительной системе).
   Подобные  телеграммы,   предложения  об эвакуации и  постоянные  просьбы  в  Ставку ВГК, Наркомат ВМФ  о переводе  Военного Совета ЧФ и Флагманского командного пункта флота  на Кавказ, (чтобы   оттуда руководить действиями  по обороне Севастополя!!!) отправлялись Октябрьским и Кулаковым    3, 4, 5 и 9 ноября 1941г., 23 ноября 1941 г., 21 мая 1942г.
      Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов впоследствии писал:
   - «В момент, когда фашисты готовили штурм Главной базы, когда были особенно необходимы организационная четкость и твердое руководство,  предлагалось Военному Совету руководить флотом с Кавказского побережья, т.е. с него фактически снималась ответственность за судьбу Главной базы».
   В ответ на  эту телеграмму от 3 ноября направлена  Директива  Ставки ВГК от 07 ноября 1941г. №1882, которой предусматривалось:
  «...2. Севастополь не сдавать ни в коем случае и оборонять его всеми силами...
 
…9. Эвакуировать из Севастополя и Керчи на Кавказ все ценное, но ненужное для обороны. ...».

    “Ненужного для обороны”  оказалось слишком много.
 И намеченный план по эвакуации Октябрьского  уже начал осуществляться,     начался  отвод  на  Кавказ кораблей, авиации, зенитной артиллерии (Главная база осталась к 12 ноября  почти без средств ПВО и 12 ноября прямо у Графской пристани немецкой авиацией был потоплен крейсер “Червона Украина”),  всех запасов, мастерских и судоремонтного завода, госпиталей и медицинского персонала. (Подробно об этом в моей статье “Черноморский флот в начале войны. Героическая оборона  и  трагедия защитников   Севастополя   1941-1942гг.”).
   В Ялте  скопилось громадное число раненых, которых везли  туда из Севастополя и других мест Крыма, где шли бои. Число развернутых  госпитальных коек  45 госпиталей   51 армии там было около двадцати тысяч.      Прибывший  3 ноября в Ялту капитан 1 ранга И.А. Бурмистров (Герой Советского Союза, подводник,   бывший старший морской начальник  г. Феодосия)  по приказанию Нач.Штаба ЧФ  контр-адмирала И.Д.Елисеева остался для помощи штабу ялтинского участка.
    Оценив обстановку, он  настоятельно требует у Штаба ЧФ присылки морского транспорта для эвакуации раненых.   Получает информацию от ОД Штаба ЧФ, что теплоход “Армения” 4 ноября  по приказанию начальника Штаба ЧФ  контр-адмирала И.Д.Елисеева  вышел  из Туапсе  для приема раненых, населения  и 5 ноября,  в 22.00  прибудет в Ялту. Бурмистров дает указания подготовить порт  к приему “Армении”.
  Но теплоход “Армения” прошел мимо Ялты, где ее ждали, а пришел в 03.45   6 ноября в Севастополь!?  И был там воспринят как совершенно неожиданный подарок для эвакуации…  Что же случилось?
 
   4 ноября Штабом ЧФ около 15.00 было передано оповещение по флоту: -- “Побережье Крыма от Ялты до мыса Чауда   считать побережьем противника”.
  4 ноября в 05.40 из Туапсе в Ялту выходит “Армения” в сопровождении э/м “Способный”, но из-за возникших проблем в котельном отделении возвращается назад. Выйдет она снова в море только через 10 часов,  в  15.10   в сопровождении тральщика “Груз”.
Через 25 минут после выхода т/х “Армении” и тщ “Груз” из Туапсе выходит  в море э/м “Сообразительный” (командир капитан-лейтенант Ворков).
 
 Как сказано в его боевом донесении  командиру отряда легких сил капитану 1ранга Басистому: “имея приказание Начальника штаба флота контр- адмирала Елисеева о конвоировании транспортов в Севастополь в 15.35 вышел из Туапсинского порта…  с задачей конвоирования танкера “Серго” и транспорта “Армения”  в Севастополь”.
  Вот Так!
Причем в своем боевом донесении он жаловался   на: “…слабую организацию службы ОВРа в порту,   безрассудную распорядительность оперативных дежурных, мало сведущих с морем,  а досужливый начальник конвойной службы базы даже не успел проинструктировать ни командира ТЩ, ни командира “Армении”,  которые не знали, что  следуют совместно с “Серго” и э/м “Сообразительный”, выпустил транспорта раньше времени…”.
 Когда и  кем командиру “Сообразительного” было передано приказание Начштаба флота остается загадкой. Об этом даже никто не знал  в Штабе ЧФ.      Ведь   в Журнале боевых действий Штаба ЧФ   за 4 ноября есть запись:    
   - “18.00 На переходе Туапсе- Севастополь танкер “Серго” охрана э/м “Сообразительный”.

    Как видим об “Армении” здесь ни слова. Еще одна загадка!  
   Но весьма инициативный командир “Сообразительного” ринулся вперед без оглядки. В 20.10 он  оставляет тихоходный танкер “Серго”, увеличивает ход  до 25 узлов, догоняет “Армению”  и “Груз”   и в  22.15 дает семафор на тщ “Груз”:
-   “Лечь на обратный курс вместе с   теплоходом “Армения”.
    После чего корабли возвращаются  к  танкеру,  строятся в походный ордер и берут курс на Севастополь.
 
Надо учесть еще следующее, что всем транспортам согласно “Наставлению флота по конвоированию транспортов” радиосвязью на переходе пользоваться запрещается. Радиорубки должны быть опечатаны.
  Впоследствии,   в ходе следствия командир тщ “Груз” старший    лейтенант Кроль А.М. при допросе 13 ноября, который проводил батальонный комиссар Кузнецов, показал:
-   “…вышел в море с заданием доставить “Армению” в Ялту, а самому следовать в Севастополь. В  9.00 5.11 получил от командира э/м “Сообразительный” семафор, что “берег от Чауды до Ялты занят противником…” и   на основании этого я 5.11. в 23.00 сообщил светограммой  теплоходу “Армения”:  “Ялта занята противником. Немедленно следуйте в Севастополь”. Также поступило приказание от командира э/м “Сообразительный” - “Следовать вместе с “Арменией” в Главную базу ”.
    Это же подтвердил при допросе и Власов Н.Н.- комиссар тщ “Груз”.  Он   также сообщил, что “просил командира “Сообразительного” связаться   с Севастополем, чтобы уточнить, куда им с “Арменией” следовать.   Через полтора часа мы получили от командира “Сообразительного” подтверждение, что нам следовать в Севастополь. После этого я вместе с командиром тральщика дали светограмму на “Армению”.
  Вот так повернулись события на переходе теплохода “Армения” и тщ “Груз”. По приказанию командира  э/м “Сообразительный” они направляются вместо Ялты в Севастополь.
Но  ФКП  Черноморского флота   по прежнему считает, что из Туапсе  идут  разные конвои  в разные пункты назначения.

  На 18.00  5 ноября в Журнале  обстановки  оперативного дежурного ФКП  две записи:

- “Серго” и  “Сообразительный”:  Туапсе – Севастополь.

- “Армения” и “Груз”: Туапсе – Ялта  за  ранеными. Передать  командиру, чтобы выходил из Ялты не позднее  3-4 часов  6 ноября”.

    Кроме этого, ОД Штаба флота 5 ноября  в 19.39 направляет   командирам тщ “Груз” и  теплохода   “Армения”  следующую телеграмму:

 “ Следовать  Ялту принять раненых.  ОД  Штаба ЧФ  Дьяченко”

  Телеграмма  не могла быть принята “Арменией” т.к.  на переходе ее радиорубка закрыта, но должна была  принята тщ “Груз” и передана светограммой на Армению.

 Поэтому   понятно то,  в какое сложное положение командиров  тщ “Груз” и теплохода “Армения” поставил  командир “Сообразительного” своими указаниями о следовании в Севастополь.
 Объяснить и понять    действия  очень инициативного командира э/м ‘Сообразительный’  капитан – лейтенанта Воркова, видимо,  можно только  его   сугубо личным  пониманием      оповещения Штаба флота -  “побережье  от Ялты до мыса Чауда  считать побережьем противника”,    как -  “побережье  занятое противником”   и в том числе и сама Ялта.
  Протоколов допроса  его нет,  и что он мыслил,  изменяя курс “Армении”  и  тщ “Груз”  на Севастополь, от кого  получил указания      на этот счет неизвестно.
   В конце перехода “Сообразительный ”,  потеряв  в тумане “Армению” и   тщ “Груз”, которые с 22.55 уже шли самостоятельно,   в  02.00  6 ноября  приходит в  Севастополь.    “Армения” и “Груз”-   пришли  только в 03.45.
   В  своем  донесении о выполнении задания капитан-лейтенант Ворков бодро  напишет:
   “Вошел  в Северную бухту, встав у нефтеналивного причала для пополнения. Задание выполнено,  два транспорта доставлены в Главную базу с людьми (4000 человек) горючих материалов  10000 тонн и другое”.

   Вот теперь стоп! Вопрос -  откуда внезапно  появились  4000 человек?!

 

 Перед самым  началом первого штурма  Севастополя, где острая нехватка    защитников, когда еще  полностью не  подошла  Приморская армия, а тут  с неба сваливаются 4000 человек пополнения!

 Но ведь “Армения”  шла  в  Ялту, за ранеными и пустая! Выходит,  в пришедшем пустом теплоходе  “Армения” была доставлена  почти половина  дивизии в разгар первого штурма Севастополя?!
 10000 тон горючего - это полная грузоподъемность танкера  “Серго” (построен в 1930 году в Николаеве), водоизмещением 16000 тонн. Это значит, что    он был загружен  полностью  по грузовую марку.
 
  Могли,  эти 4000 человек  быть  доставлены  на этом,  что называется “под завязку”  загруженном  танкере?  Предположим, хотя бы -  3000 человек, а 1000  человек взял на борт “Сообразительный”?
  Но это из области фантастики.
 Кроме того, во всех сводках -  “Сообразительный” конвоирует  танкер “Серго”,  и ни о каких  людях не говориться.  О таком большом пополнении Штаб Флота,  в такой критической обстановке, конечно бы знал.
   Посмотрел   “Боевую летопись Военно-Морского флота 1941-1942гг”.
 Там указано, что пополнение в Севастополь морем  было доставлено  только  7 ноября, когда из   Ялты начали эвакуацию войск. Туда 6 ноября Штабом Флота были посланы эсминцы “Бойкий” и “Бдительный”, которые,  приняв на борт два батальона морской пехоты,  (третий батальон отправили автотранспортом),   ночью 7 ноября уйдут из Ялты в Севастополь. Больше ни о каком пополнении не говориться. Пополнения в Севастополь начнет прибывать позже.

  . Эта погрузка войск  на причалах Ялты и приведет  к задержке погрузки и последующего выхода  “Армении” из Ялты  7 ноября.
 Так что в действиях и боевых донесениях  очень “инициативного и сообразительного” командира  эсминца “Сообразительный”  очень много загадок, если не просто явной дезы..…
    Кем  и когда ему  было передано приказание Нач.Штаба ЧФ о конвоировании  “Армении” в Севастополь?  Откуда в  донесении появилась 4000 человек?  
    Кроме того,  в своем боевом донесении он просто “обгадил” должностных лиц порта Туапсе:  “..мало сведущие  с морем…  досужливый начальник конвойной службы  базы..” и пр. Этот слоган  скорее для кляузы, а не для боевого донесения командира.

 Такие  “бодрые” боевые донесения, видимо, и складывались  в Штабе отряда легких сил, куда входил  эсминец “Сообразительный” и создавали  образ деятельного и инициативного командира, а потом выводы и награждения…(Впоследствии он стал контр-адмиралом),
     В выводах “Докладной записке по результатам расследования  причин гибели т/х “Армения” от 11 ноября 1941 года ,  подписанной начальником 2  отделения 3 отдела ЧФ батальонным комиссаром Кузнецовым, который проводил расследование,  в п.1 указано:

     - “ 1. Если  бы командир тщ “Груз” – старший лейтенант Кроль не дал бы командиру теплохода “Армения”  безусловно вымышленную, ничем не обоснованную светограмму  5 ноября,   в 23.00, о том, что Ялта,  якобы занята противником, теплоход  бы своевременно и раньше на сутки  прибыл в Ялту и 6 ноября, c  наступлением темноты,  вышел  бы   из  Ялты по назначению”.
На основании этого,  в  записке было предложено арестовать и предать суду  командира тральщика “Груз” старшего лейтенанта Кролль.

  Таких  выводов  и все они  в сослагательном наклонении ( Если бы.. имярек.. не … ) в записке  еще  семь, из которых  -  четырех  человек предать суду, а трех- привлечь в ответственности, в том числе и  Нач.Штаба ЧФ контр –адмирала Елисеева.

Что касается  ст.лейтенанта Кролль, то как указано в записке “чем руководствовался Кроль давая такую  светограмму следствием пока не установлено.. дано приказание допросить командира тщ “Груз”  по этому вопросу”.( Кроль будет допрошен только 13 ноября).

  Однако,  выводы по нему уже сделаны -  арестовать и предать суду!
 Но ведь   ст. лейтенант Кроль при своем допросе ответил, что светограмму он передал  “Армении” на основании семафора  от  “Сообразительного”  и приказа его командира  следовать в Севастополь.
 Тем не менее,  командир “Сообразительного” нигде в записке  не фигурирует  и его фамилии там  не значится, допросу он  не подвергался  и никаких объяснений не давал.  Значит,  все его инициативы  были правомочны?!
   Это уже загадка проведенного следствия…

  Исходя же из действий командира эсминца “Сообразительный”,  в  первом  пункте  выводов Докладной записки  должна была бы стоять   фамилия- капитан-лейтенанта Воркова, а не  ст. лейтенанта Кроль.
Ведь именно его “инициативные” действия и привели к инициированию цепной реакции событий, которые окончились трагедией теплохода “Армения”, начиная с ее “привода” в Севастополь, а не  прихода  6.ноября  вечером  в Ялту,  за ранеными
 
 
Здесь как раз тот случай – “наказание не виновных и награждение непричастных”.
   
Приход “Армении” стал настоящим и неожиданным подарком для Командующего ЧФ  и Военного Совета,    полным  ходом  осуществляющих планы по  подготовке  к эвакуации флота,  и изыскивающими для этого средства, которых явно не хватало.  Для эвакуации госпиталей были  выделены, например,  танкеры   “Иосиф Сталин” и “Туапсе”.
  Но    появляется  “Армения”, и на ее борт было принято 300 раненых,  также поднялись на борт 307 человек – севастопольских врачей и медперсонала. Значительная часть из них   перешли на “Армению” перед самым  ее уходом уже с танкеров. Кто не перешел,  того миновала  трагическая судьба.

     Согласно плану Отдела обеспечения коммуникаций штаба ЧФ  
“Армения” должна была выйти в Ялту 6 ноября в 18.00 , принять там на борт раненых бойцов и городское население Ялты в количестве до 5000 человек.     Командир теплохода “Армения” капитан-лейтенант В.Плаушевский получил следующее предписание:

    “Командиру теплохода Армения. Задача.

    Выйти в Ялту для приема раненых. После чего выйти в Туапсе . Время выхода 18.00  6 ноября. Время прибытия в Ялту  22.00 6 ноября.  Маршрут: Севастополь- Ялта-  Туапсе.

   Особые указания:  Выход  из Ялты  не позднее  05.00  7 ноября. В случае невыхода  в 05.00  7 ноября,   выход  в 19.00  7 ноября.  Соблюдайте время выхода точно. Не подвергайте корабль опасности.

     Начальник Отдела  обеспечения коммуникаций  Нестеров”

  Однако, произошла задержка.   “Армения” выходит только в 20.10. Возможные причины задержки, как указано в Докладной записке - неисправность машин, вывод из бухты буксиром теплохода “Грузия” и нераспорядительность ОД Штаба ЧФ капитан-лейтенанта Иванова.
    Как говорилось выше, в Ялту около 18.00  6  ноября ушли  эсминцы  “Бдительный” и “Бойкий”    В Ялту они прибыли  около 22.00  и более часа  ждали появления  в порту войск,  предназначенных для погрузки.
  “Армения”  прибыла в Ялту в сопровождении  сторожевых катеров СКА 051  и СКА 0122  в  02.15     7 ноября  и дожидалась окончания погрузки войск  на “Бдительный” и “Бойкий”, которая закончилась в 03.15.
   В 02.15  7 ноября,  согласно  показаниям ОД Штаба капитан-лейтенанта   Дьяченко, им было передано  по телефону лично командиру   “Армении”  В.  Плаушевскому  указание Нач.Штаба флота о том, что “теплоход  “Армения”  должен  выйти в 05.00   7 ноября. Если погрузка не будет завершена,  то выход разрешен  в светлое время только в случае нелетной погоды. В случае летной погоды выход разрешен  в 19.00  7 ноября”
  Такие же указания были переданы и капитану 1 ранга Бурмистрову

  После этого больше никаких указаний лично командиру  теплохода  из Штаба  ЧФ не передавалось. Так показал Дьяченко на допросе.
  Погрузка на теплоход “Армения” была начата в 04.00  7 ноября  и закончена в 08.00. Об этом капитан 1 ранга Бурмистров сообщил  ОД Штаба флота капитан-лейтенанту В. Иванову.
    Общее  руководство погрузкой осуществлял капитан 1 ранга Бурмистров. Ответственными лицами  при погрузке были комбриг Киселев, начальник санитарного управления 51 армии бригадный врач А.И. Пулькин. Присутствовал при погрузке  Председатель Президиума Верховного Совета Крымской АССР Мембариев.     Обстановка при погрузке была тяжелая. Отходящие воинские части  пытались садиться  на теплоход. Чтобы это предотвратить командир “Армении” даже  отдавал концы и отходил от стенки…
  Почему так затянулась погрузка указано в Рапорте следствию  старшего уполномоченного 2 отделения 3 отдела ЧФ лейтенанта гоcбезопасности  Губка:
 - “ ..Так как машин для подвозки сидячих и лежачих раненых было недостаточно  и к тому же госпиталя  сильно разбросаны,  погрузка затянулась до 8 утра. По второму трапу теплохода шла погрузка эвакуирующихся из г. Симферополь и Ялта граждан, преимущественно  больные  из числа сов. партактива  и их семьи..”
    Всего на теплоходе   “Армения” перед его  выходом  согласно Докладной записке  находилось  около 5000 человек, в том числе:
- раненых бойцов – до 1500 человек;
- сотрудников Ялтинского ВМГ -30 человек;
 -сотрудников Севастопольких госпиталей -307 человек;
 -сотрудников госпиталя Приморской армии- 60 человек;
 - городского населения  -3000 человек.

   Согласно Рапорта  оперуполномоченного  транспортного отдела  НКВД Крыма    сержанта госбезопасности - Питомец   на “Армению” было погружено раненых из Севастополя и Ялты -    2200 человек, эвакуированных партийно- советского актива из  Симферополя, Ялты, Алушты -  примерно  2000  человек. Всего  4200 человек.  
  Но в любом случае там, конечно, не могло  быть 7000-10000 человек, а такие предположения  очень часто звучали.
 В ЦНИИ им. Крылова провели моделирование максимально возможной  загрузки теплохода "Армения"  и  получили - 6200 человек. Но за 4 часа  погрузки принять на борт столько человек просто не раально.

  В 05.00   7 ноября капитан 1 ранга Бурмистров  сообщил ОД Штаба ЧФ капитан-лейтенанту Дьяченко, что обстановка в районе Ялты не позволяет держать теплоход  в течение дня 7 ноября  в Ялте, что противник занял Кизилташ  (ныне Краснокаменка) и движется на Ялту, что отмечается движение противника на Алупку.
  В журнале ОД Штаба ЧФ записано:

   - “Наши части отходят. Противник обстреливает Ялту с гор”.
   Эти данные о  противнике в районе Ялты не проверялись и по заявлению капитан-лейтенанта Дьяченко разведка Штаба ЧФ таких данных не имела.
  Капитан 1 ранга Бурмистров при своем допросе показал, что обстановки на фронте он не знал  и подобной информации  ОД Штаба ЧФ не передавал. Он заявил, что от комбрига Киселева - старшего армейского начальника в Ялте,  имел информацию, что “обстановка тяжелая, что необходимо срочно закончить погрузку   и немедленно теплоходу отойти в море”. Где находится противник,  Бурмистров не знал.
  Также  по его словам:

   - «  в 06.50  7.11 получил    через  ОД  Штаба приказание  Нач. Штаба ЧФ контр-адмирала И.Д.Елисеева,  что ввиду нелетной погоды теплоходу после погрузки людей выйти в море и следовать по назначению. А так как к 08.00 погрузка раненых и населения была окончена, поэтому командир теплохода вышел в море. Содержание приказа Нач.Штаба флота я передал словесно командиру теплохода”.

    Вот это приказание Нач.Штаба ЧФ, переданное  помошником ОД Штаба ЧФ по разведке старшим  лейтенантом  Куваевым  капитану  1 ранга Бурмистрову  7 ноября  в  06.50 по телефону ОД Штаба ЧФ, изложенное в Рапорте, подписанным Дьяченко и Куваевым:

  - “плав.средства, не могущие уйти из Ялты, уничтожить;    

   -   принять меры к быстрой погрузке раненых на теплоход;

   -   принять меры к посадке городского актива;

   -  погрузить на теплоход всего 5000 человек;

   -   самому сесть на СКА и сопровождать теплоход;

   - теплоходу после погрузки людей, ввиду нелетной погоды выйти в море и следовать по назначению, согласно указаний, данных командиру теплохода;

 

 - пост связи оставить в Ялте до последнего момента. Дать ему шхуну  для отхода на Севастополь”

    Погода в это время в районе Ялты  в момент передачи этого приказания действительно нелетная: Облачность-10 баллов, высота 30-400метров, от мыса Сарыч  до Ялты 100-200метров. Слабый дождь.
   Самолетам из 32 истребительного полка, выделенным согласно приказу  Нач.Штаба ЧФ для прикрытия  “Армении” при стоянке в  Ялте и  на ходу,   на весь действии  радиус действия,  было передано указание  быть в готовности.
   
Спустя 40 минут,  Нач.Штаба ЧФ дает приказание оперативному дежурному  -  “выход Армении задержать до вечера”.   Но в  это время связи с Ялтой уже не было. Как показал на допросе капитан-лейтенант Дьяченко,  Нач.Штаба  контр-адмирал И.Д. Елисеев  тогда ему сказал, “что все указания даны пусть действуют по обстановке”.
   Командир  "Армении"  В. Плаушевский  и действовал по обстановке,  в соответствии с данными ему  указаниями.  Нельзя обвинять его в том, что он самостоятельно принял решение о выходе из Ялты, нарушив данные ему ранее приказания, как об этом часто писали в материалах о гибели “Армении”.  В 1970 году  именем  Владимира Плаушевского назвали сухогруз.
     Даже  адмирал Ф.С.Октябрьский в своих воспоминаниях обвинил его в нарушении своего приказания:
  -  "Когда мне стало известно, что транспорт собирается выходить из Ялты днём, я сам лично передал приказание командиру, ни в коем случае из Ялты не выходить до 19.00, то есть до темноты. Мы не имели средств хорошо обеспечить прикрытие транспорта с воздуха и моря. Связь работала надёжно, командир приказание получил и, не смотря на это, вышел из Ялты в 08.00. В 11.00, он был атакован самолётами торпедоносцами и потоплен. После попадания торпеды "Армения" находилась на плаву четыре минуты".    
  В действительности  же он  ничего лично командиру  “Армении” не передавал, а  просто  находился в помещении   ОД Штаба ЧФ, когда в 02.15  по телефону ОД Штаба Дьяченко  передавал Плаушевскому такое приказание Нач.Штаба флота, согласованное  с Комфлота.   Об этом Дьяченко упомянул  на своем допросе.    И связь уже к 08.00 не работала  с Ялтой…
В 08.00   поступает  указание   прикрыть “Армению”   четырьмя  истребителями, и дополнительно для охраны теплохода выслать  тральщик.

  В это время связи с Ялтой уже нет.  Реальной обстановки и сведений о противнике Штаб флота не имеет. Разведчики, посланные в район Ялты  утром 7 ноября  вернуться только вечером,   и стало известно, что  Ялта противником еще не занята.
 Старший  уполномоченный  2 отделения 3 отдела ЧФ лейтенант гоcбезопасности  Губка в своем рапорте от 08 ноября написал:
 
  - “Капитан 1 ранга Бурмистров  в 08.00 отдает приказание  начальнику охраны Ялтинского рейда  лейтенанту Журавлеву:
 -  немедленно отправлять из порта все суда, что не может выйти затопить!     После чего лейтенант Журавлев распорядился  о выходе всех судов из Ялты.  “Армения”  в порту оставаться не могла и капитан теплохода, считая пасмурность погоды достаточным покровом, чтобы не быть замеченным с воздуха лег на курс в направлении Кавказа.”
   
  7 ноября  в 08.20    теплоход “Армения”  в сопровождении  двух сторожевых катеров СКА  051 (командир- лейтенант Кулашев) и СКА 0122 командир (лейтенант Валовиков)   вышел в море.  
  СКА 051, сопровождавший  “Армению” по левому борту, не доведя теплоход до 44 параллели, как это было установлено Штабом флота при конвоировании  транспортов, несмотря  на приказания капитана 1 ранга Бурмистрова продолжать сопровождение,  ушел от теплохода значительно раньше. Левый борт теплохода оказался незащищенным.
  После выхода судов из порта был подорван  мол и подожжена уцелевшая после бомбежек часть морского вокзала.
   К 09.00 погода  улучшилась.   Звено в составе 3 истребителей И-153  32 авиационного полка под командованием лейтенанта Феоктистова вылетело для прикрытия теплохода “Армения”.  Почему вылетело 3,  а  не 4 самолета, как приказывал Нач.Штаба ЧФ,  неизвестно.
  В 09.20 самолеты прибыли в Ялту, не обнаружив там “Армении”,  легли на курс 140,  пошли в море и, обнаружив теплоход, стали его сопровождать.
 
 По показаниям летчиков ст. лейтенанта Феоктистова и мл.лейтенанта Степанова  в   10.40,  на расстоянии  30-40 км от Ялты  они наблюдали  зенитный огонь с  левого борта теплохода и сопровождающего  катера.  Увидели бомбардировщик Ю-88, появившийся из-за облаков и пикирующий на теплоход, атаковали его.  Он  сбросил 2 бомбы  и попал в носовую  часть,   теплоход загорелся  и носом пошел в воду. После 5-ти минутного преследования Ю-88, возвратились, увидели различные плавающие предметы, сторожевой катер, теплоход носом погружающийся в воду, винты не работали.
  В следственном деле   о  гибели “Армении”   есть спецсообщение по действиям летчиков.  В нем  указано, что в самолете  Степанова не работало 3 пулемета, не было рации?!  Командир  звена Феоктистов  в сложных метеоусловиях неправильно сопровождал транспорт, отходил далеко.
   Первое сообщение о гибели “Армении” появится после 11.07, когда самолеты вернулись на аэродром.

Согласно докладу  командира СКА 0122, которой он сделал,  возвратившись в Балаклаву, через 7 часов после гибели “Армении”,  время атаки торпедоносца  Ю-88 -  11.25.  Торпедоносец заходил в атаку на теплоход с кормовых курсовых правого борта. Но катер открыл  огонь,  и самолет пошел на заход с   левого борта. Катер,  ввиду большой волны, море было 7 баллов, имея ход не более  8 узлов,  не успел перейти к  незащищенному  левому  борту теплохода.  Ведь СКА 051 ушел.  Ю-88  сбросил  2 торпеды, из которых одна попала в носовую часть теплохода. Он стал быстро погружаться  носом в воду  и в 11.29 затонул. С теплохода сбрасывали шлюпки. Удалось спасти 6 человек. На воде было до 300 человек.   Почему спасли только 6?   Ведь катер мог бы принять на порядок больше. Видимо из-за погоды, море 7 баллов, большая волна, людей разбросало в море…
По сообщениям летчиков–были сброшены  2 бомбы, по сообщению СКА 0122 – 2 торпеды.

   Немецкие сводки  штаба Люфтвффе содержат записи:

- “ 09.24 (10.24 мск) 40 км южнее Ялты боевой самолет потопил большой военный транспорт двумя торпедами”.

- “ 40 южнее Ялты пароход водоизмещением 8-10000тонн потоплен торпедной атакой (I.KG28) в 9.24( 10.24 мск)».
   Тральщиком, который был направлен  для усиления охраны,  оказался все тот же “Груз”.  Он вышел в море только в 10.38  7 ноября. К месту гибели "Армении" он подошел  в 16.00  и в районе обнаружил  только   2 плавающих чемодана и какую-то коробку.
   Так завершилась трагедия “Армении”.
  По просьбе Секретаря Крымского обкома ВКПб  Булатова от 8 ноября было проведено расследование,  и уже 11 ноября была представлена “Докладная записка о результатах расследования  причин гибели теплохода Армения и 5000 человек, находящихся на его борту”.  Докладная записка была направлена в несколько адресов, в том числе Зам. Наркома внутренних дел  Аваккумову, Командующему ЧФ адмиралу Ф.С. Октябрьскому и др.
 В выводах записки   было предложено  4 человек арестовать и предать cуду:
Старшего лейтенанта  Кроль – командира тщ “Груз”

   Капитан-лейтенант Иванова- ОД Штаба ЧФ

   Капитан-лейтенанта Дьяченко- ОД Штаба ЧФ

   Командира СКА 051 – лейтенанта Кулашева

  Привлечь к ответственности:

   Капитана 1ранга Бурмистрова

   Контр-адмирала Елисеева

   Старшего лейтенанта Феоктистова

 Не  упомянута  в материалах  проведенного расследования роль командира  эсминца “Сообразительный”- капитан-лейтенанта Воркова в этих событиях,  по каким причинам остается тайной.

 Адмирал Ф.С. Октябрьский наложил резолюцию на Докладной записке:
  - “Случай тяжелый ! Но судить представленных людей незачто. Наверное, единственно согласен судить к-ра тщ  Кроль. Но надо еще дораcследовать.
                                        Октябрьский  11.11.41”
  В дальнейшем Военный Совет ЧФ  не согласился с заключением  о привлечении к ответственности  Елисеева, Бурмистрова, Иванова и Дьяченко. Дела Кулешова и  Феоктистова в уголовном порядке были прекращены.  Фамилии ст. лейтенанта Кроль здесь нет.
  Следственное дело о гибели теплохода “Армения” 17 июня 1942 года направлено в архив.   Как решился вопрос с командиром тщ “Груз”  старшим лейтенантом Кроль, неизвестно.  По имеющейся информации он погиб в 1942 году.
 Преждевременная  эвакуация  и  гибель  практически всей медслужбы ЧФ на  теплоходе «Армения» привели  к тому, что   вся тяжесть медицинского обеспечения во время второго штурма Севастополя легла на плечи санитарной службы Приморской армии, которая не могла справиться  полностью с этим полностью из-за большого числа  поступающих раненых.
 
В конце декабря 1941г. было принято решение восстановить прежнюю организацию медицинской службы.  В Севастополь были вновь переброшены два морских госпиталя,  группа хирургов и восстановление  медслужбы Севастопольского оборонительного района  продолжалась до мая 1942г.
   
 После обнаружения места гибели “Армении” в апреле 2020 года,  подводный телеуправляемый аппарат  опускался  к нему еще семь раз.
  Обследование “Армении”,  проведенное в 2020-2021 году с опытового судна “Селигер”,  показали, что  все шлюпбалки  теплохода  были откинуты. Значит, успели сбросить все шлюпки! 16  шлюпок  было на  “Армении”.  О  сброшенных  шлюпках на воду   сообщал и СКА 0122.
   Кроме того, были открыты  бортовые грузовые  люки –лацпорты.  В  нижней части корпусе не осталось пробоин, что исключает вероятность гибели теплохода от попадания торпед.  Громадные разрушения  надстроек и  палубы в носовой части свидетельствуют, что это результат воздействия бомб, одна из  которых    попала в ходовую  рубку. Судя по обследованиям,  предполагается, что эти разрушения -  результат попадания двух бомб, может быть даже трех, которые привели  к
быстрому затоплению носовых  отсеков  и затоплению теплохода.  При обследовании увидели,  что на теплоходе были   установлены  45ммм зенитные орудия.  Летчики  отмечали, что велся огонь с  орудий  левого борта.

     Это исключает всякие домыслы, что  теплоход был санитарным и на его бортах нанесены  красные кресты.  
   В июне 2021 года,  подводным телеуправляемым аппаратом в результате сложнейшей проведенной операции удалось поднять с погибшего теплохода  корабельную  рынду, с надписью “Армения”, которая станет  памятью об этой трагедии.
Центром подводных исследований РГО создан специальный информационно-мемориальный портал. Его главная цель  - составление списка погибших на "Армении", так как официального списка погибших не существует. Уже установлены имена более  300 человек погибших на  теплоходе "Армения",

                                                             

О поисках трагически закончившихся трех русских полярных экспедиций Г.Седова, Г.Брусилова, Н. Русанова

     В 2022 году исполняется 110 лет со дня начала русских полярных экспедиций Г. Я. Седова на шхуне “Святой Фока”  к Северному полюсу, Г.Л Брусилова на шхуне “Святая Анна”, планировавшей пройти Северным морским путем впервые после Норденшёльда, и В. А. Русанова на судне “Геркулес” к Шпицбергену и далее к полюсу.

Эти экспедиции, снаряжавшиеся практически одновременно, явилась следствием необычайно возросшего во всем мире в начале XX века интереса к Арктике и полюсам Земли.

    Началом  этого  интереса  был  знаменитый дрейф во льдах Северного Ледовитого океана Фритьофа Нансена на судне "Фрам" 1893-1896гг..,  затем знаменитые походы к Северному  и Южному полюсам Роберта Пири, Руала Амундсена, Роберта Скотта.

   И только Россия оставалась в стороне от охватившей весь мир полярной лихорадки. Правда, в 1910 году начала работы гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана на ледокольных транспортах "Таймыр" и "Вайгач".

     В печати высказывались горечь и недоумение по поводу отставания России в полярных исследованиях. В этой атмосфере Седов, Брусилов, Русанов,  по своей инициативе, решили снарядить экспедиции для исследования Арктики. Все они не имели государственного финансирования, а готовились на личные средства и пожертвования.

    Не следует забывать также, что приближался   1913 год - трехсотлетие дома Романовых. Видимо, к этой дате также были приурочены эти экспедиции, которые в случае их успеха могли быть использованы для возвеличивания династии Романовых и России.

     К сожалению, эти экспедиции готовились наспех, ощущалась нехватка средств, они не имели радиостанций, в то время уже достаточно широко распространенных на морских судах.  

    Экспедиция Седова  вышла из Архангельска 14 августа 1912 года.

                                             
                                                         
                          Георгий Седов. Шхуна “Святой  Фока”

   Экспедиция Русанова - 9 июля 1912 года  вышла из Александровска- на Мурмане на “Геркулесе” .



   Экспедиция Брусилова - 28 июля 1912 года вышла из Петрограда, а 28 августа – из Александровска на

Мурмане.  


                     Г.Л.Брусилов, шхуна “Святая Анна”

      Все три экспедиции закончились трагически.   Судьбы двух из этих экспедиций оказались связаны с Землей Франца-Иосифа.

     Где-то у берегов Таймыра погибла экспедиция В. А. Русанова.   На пути к Северному полюсу умер Г. Я. Седов. Из экспедиции  "Св. Анны" Г. Л. Брусилова возвратились лишь двое.

      На исход этих экспедиций сказалась также необычайно ледовая обстановка 1912-1913 годов, которая была самая тяжелая за несколько десятилетий. Летом 1912 года преобладали северные ветры, согнавшие льды Карского моря на юг и образовавшие большие пространства чистой воды в его северной части.

    Судьбы двух из этих экспедиций оказались связаны с Землей Франца-Иосифа.

     Далее не рассматривается ход этих экспедиций. Будет  идти речь об организации и проведении поиска этих экспедиций, закончившихся весьма трагически.

     Последнее известие от  Русанова  пришло  в сентябре   1912 года,  которое  доставил пароход «Королева Ольга Константиновна» с Новой Земли. Это была  телеграмма  Русанова,  оставленная  им 18-го августа на Новой Земле следующего содержания :

- «Колонии Maточкин Шар окружены льдами. На юг от Шпицбергена, у острова Надежды, занимались гидрографией. Штормом отнесены южнее Маточкина Шара. Иду к северо-западной оконечности Новой Земли. Оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь ближайшим путем к островам Уединения, Новосибирским и Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов”.

    Первая  информация   об  экспедиции Брусилова (письма), после  выхода  шхуны из Александровска  - на Мурмане   были  отправлена    из Югорского Шара  01 октября 1912 года,   (попала  в Архангельск   31 октября 1912 года), где он сообщал, что  “Святая Анна”  вышла  в Карское море.

       Последние сведения  о Брусилове  появились в  августе 1914 года,   когда  возвратились  штурман Альбанов  и  матрос Конрад - только двое  из 24 членов экспедиции.    Шхуна  “Святая Анна”  10 апреля 1914 года,  в  момент ухода с нее группы  Альбанова  находилась на 83 градусе 17минутах северной широты и 60 градусе  восточной долготы,  что  примерно в  70 милях севернее ЗФИ.

   (Об экспедиции Брусилова и ледовом походе Альбанова подробно  рассказано  в моей статье “Неразгаданные тайны    полярной экспедиции Г.Л. Брусилова на шхуне “Святая Анна” и киносценарии “Полярная одиссея Святой Анны и штурмана Альбанова”).

    В  сентябре 1913 года  “Комитетом по снаряжению экспедиции   к Северному полюсу” ( далее –Комитет), который   был создан для подготовки экспедиции  Седова, было получено  известие,  что его  экспедиция зазимовала  на Новой Земле, у Панкратьевых островов.  Седов намерен идти дальше, на Землю Франца-Иосифа, но имеет очень небольшой запас угля и просит прислать судно с углем.

   17 октября 1913 года  в Петрограде, в редакции газеты “Новое время” состоялось заседание этого Комитета, в котором  принял участие  знаменитый полярный исследователь Фритьеф Нансен. Было высказано твердое мнение о высылке экспедиции для помощи Седову.

   В ноябре 1913 ведущие русские географы  обратились в Совет Географического общества с письмом, в котором призывали: «взять на себя инициативу в организации помощи экспедиции Седова и поисков пропавших экспедиций Брусилова и Русанова и оказания им помощи… Все вспомогательные экспедиции необходимо организовать уже в предстоящем 1914 году, так как всякое промедление в этом деле может иметь самые печальные последствия».

    В то же время информационная шумиха вокруг экспедиции  Седова с самого начала  была весьма значительной, многочисленные публикации вызвали в России большой общественный резонанс, встревожили  общественность и заставили все же действовать Правительство.

    “Проснулcя”   и Совет Министров, отказавший 17 мая 1912 года  отпустить из Государственного казначейства средства на  организацию  экспедиции   в Северному полюсу под начальством  старшего лейтенанта Седова, найдя план экспедиции  недостаточно обоснованным и продуманным. Таким образом, была отказана государственная поддержка  национальной идее покорения полюса первой русской экспедицией.

    А ведь именно недостаток средств и явился одной из причин трагических неудач этих экспедиций. Брусилову и Русанову  не хватило средств даже для закупки радиостанций.

Что касается Седова, то  он  хотел взять радиостанцию  системы Маркони на судно, но, к сожалению, не получилось. Участник экспедиции художник Н.Пинегин вспоминал:

- «Сколько трудов стоило достать радиотелеграфную аппаратуру, отыскать радиста, согласного пойти в экспедицию! В конце концов радиста все же нашли в военном флоте, выхлопотали ему отпуск. Но за две недели до выхода экспедиции морское министерство аннулировало этот отпуск. Уже погруженную на корабль аппаратуру пришлось выгрузить и оставить на берегу. «Святой Фока» ушел в море без радиосвязи”.

     В результате – все три экспедиции не  имели никакой возможности, кроме случайной оказии,  сообщать о своем местонахождении.

     12 января 1914 года  Комитет обратился к  Председателю Совета Министров  с просьбой  об отпуске  средств на снаряжение экспедиции  по спасению Седова и его спутников.

    И уже 18 января 1914 года  Совет Министров  рассмотрел это вопрос  и постановил:

- “…предоставить Морскому ведомству взять на себя при участии Министерства  торговли и промышленности  организацию  казенной  спасательной экспедиции для доставки Седова и его спутников в Архангельск”.

   Кроме того, экспедиции Русанова и Брусилова  имели провизии только на полтора года, то и  их положение было оценено тоже,  как критическое и Министерство внутренних дел по ходатайству  Русского  Географического  общества  вошло в Совет Министров  с представлением  о необходимости  снаряжения  особой экспедиции  для поисков Русанова и  Брусилова.

   20 февраля 1914 года  Совет Министров поручил Морскому ведомству послать  для  их поисков промысловое судно  и осмотреть  берега Карского моря и остров Уединения (остров в центральной части Карского моря).

  Для организации поисков Седова состоялось Особое совещание под председательством Начальника Главного Гидрографического управления (далее - ГГУ) генерал-майора М.Е. Жданко из представителей Морского Генерального штаба, Главного морского штаба, Министерства внутренних дел, Министерства  Торговли и промышленности, географического общества и др.

 Выяснилось, что подходящих русских судов для поисковых экспедиций  нет, а те немногие русские суда, пригодные  к плаванию во льдах, слишком малы по водоизмещению, за исключением паровой шхуны “Андромеда” и моторной шхуны “Татьяна”, но которые могут использоваться только как вспомогательные суда.

    Поэтому   было принято решение о закупке в Норвегии двух паровых судов:  “Герта” -    зверобойный парусный барк, водоизмещением в 252 рег.т  и барк “Эклипс” грузоподъемностью 440 регистровых тонн,  специально приспособленных для плавания во льдах.

   На этом совещании Министерство торговли и промышленности  не сочло возможным выделить ледокол “Ермак” для участия в экспедиции по поиску Седова, Брусилова и Русанова, что, конечно, значительно снизило  поисковые  возможности.

   В Норвегию был послан сотрудник Главного Гидрографического управления,  статский советник Л. Брейтфус.  Он  вместе с известным норвежским  полярником  Отто Свердрупом  (первый помошник  Ф.Нансена и капитан  «Фрама» во время дрейфа Нансена к полюсу, считается третьим выдающимся полярником,  после Фритьофа Нансена и Руаля Амундсена),  осмотрели  эти суда  и признали их подходящими для целей экспедиции. Выбор  судов одобрил  Фритьоф Нансен,  и он же рекомендовал  и Свердрупа.

  Кроме того,  Отто Свердруп,  после переговоров с   Л. Брейтфусом, имевшим на то полномочия,   согласился взять на себя организацию  и руководство  экспедицией по поиску  Русанова и Брусилова, а также   быть капитаном  на “Эклипсе”.  

  Капитанами “Герты” и “Андромеды”  были выбраны  авторитетные полярные капитаны И.П.Ануфриев  и   И. Поспелов соответственно.

    В марте 1914 года Начальником экспедиции из судов “Герта”, “Андромеда” и “Татьяна” был назначен капитан 1 ранга  Исхак  Ислямов, опытный  полярник, участвовавший в 1899 году в экспедиции ледокола “Ермак” во главе с адмиралом С.О. Макаровым к  Шпицбергену.         В 1901 году   С.О. Макаров предлагал ему участвовать в своей экспедиции к Земле Франца-Иосифа, но по какой-то причине  участие И. Ислямова  не состоялось.

                                         

                                                               

                             Полярный исследователь капитан 1 ранга Исхак Ислямов.

     Снабжение судов экспедиции было рассчитано на 16 месяцев.  С обеспечением продовольствием   помог Амундсен, чья экспедиция на Северный полюс была отложена, и он передал часть своих консервов на суда.   “Герта”  и “Эклипс” были снабжены радиостанциями системы Гута и по настоянию  И.Ислямова значительным количеством взрывчатки.

  Стоимость обоих экспедиций по приблизительной смете была оценена в сумме 575.000 руб., при этом должны  быть  гарантированы расходы  на зафрахтованные  судна – “Андромеду” и “Татьяну” (впоследствии   это судно признали непригодным  и заменили  на судно “Печора”) в сумме  127 тыс. руб.

  Эти суда принадлежали Мурманскому пароходному обществу. Как  впоследствии  отмечал в   своем Отчете об экспедиции  И. Ислямов, который занимался еще и вопросами  найма команды, фрахта судов,    владельцы судов наложили на них страховые ограничения: “Андромеда”  не будет подниматься выше широты Панкратьевых островов, а “Печора” –  выше  широты  Крестовой губы на Новой Земле.

  Также пришлось отказаться от фрахта  норвежского ледокольного парохода  “Ллойдсен”, ввиду очень высокой цены,  запрошенной за его  фрахт.

     23 апреля 1914 года  Комиссия Гос.Думы  по военным и морским делам рассмотрела все предложения  Особого совещания  и Бюджетная комиссия приняла их, сократив  только на 20.000руб расходы на фрахт.

   Как отмечал  И.Ислямов в своем Отчете:  “большие затруднения  возникли с организацией летной части экспедиции, нужно было найти двух летчиков… На “Герту” был приглашен авиатором  военный летчик  поручик Ян Нагурский. На “Эклипс”  пришлось пригласить  статского летчика П.В. Евсюкова. Оба летчика были зачислены  на службу  в Главное Гидрографическое управление и отправлены во Францию  для покупки аэропланов..”,  

    Во Франции были закуплены два самолёта - «Морис Фарман» для “Герты”   и «Генри-Фарман» для “Эклипса”,    и  в разобранном виде доставлены в Норвегию, в Христианию (Осло),   где снаряжались  эти суда. Аэроплан для “Герты”  в разобранном виде был погружен на судно “’Эклипс”.  Для второго аэроплана пришлось нанимать грузовой пароход,  идущий а Архангельск, из-за этого  произошла задержка.    “Эклипс” впоследствии уйдет из Александровска - на Мурмане  в экспедицию  без аэроплана и летчика Евсюкова..

  Летчик П.В. Евсюков,  считавшийся  мастером воздушного пилотажа того времени, сразу с началом Первой мировой войны  был отозван в Петроград. 13 сентября 1914 года погиб  при испытании летающей лодки М-2 Григоровича.

   В целом же ряде  публикаций, например – “По следам затерянной экспедиции”, растиражированной в нескольких блогах,   с  удивлением прочитал, что “опытный пилот Евсюков, оказавшись впервые в Арктике, сразу же  отказался  от полетов и с первой оказией  ретировался на Большую Землю”.  Внес свою “лепту” в огульное охаивание летчика  и известный писатель Михаил Чванов. В  своей книге  “Загадка гибели шхуны “Святая Анна”. По следам пропавшей экспедиции”, в главе  “”Несостоявшаяся встреча”  написав, что  “…Евсюков,  увидев север,  даже  не стал собирать машину…”

  Вот так взяли и  оклеветали  пилота, мужественного человека, одного из первых российских пилотов.

  16 июня  1914 года И.Ислямов  выехал в Христианию, предварительно получив  следующую  инструкцию ГГУ, утвержденную  Морским министром от 10 июня 1914 года.  Эту инструкцию привожу полностью, так как она представляет собой  весь план действий для И. Ислямова:

 - “ 1. В состав  вверенной Вам  экспедиции назначаются:  пароход “Герта” и вспомогательные суда “Андромеда” и  “Печора”.

    2. Вам поручается  принять зависящие от Вас меры  для нахождения  экспедиции  старшего лейтенанта  Седова и его спутников и доставления их в Архангельск. Старший лейтенант Седов,  согласно сведениям от 2 августа 1913 года,  провел зиму с 1912 на 1913 год у Панкратьевых островов на Новой Земле и намеревался идти осенью 1913 года на Землю Франца –Иосифа.

   С целью  облегчить Вам задачи, пароход “Андромеда”  5 июня  вышел  к Панкратьевым островам.

   3. Никаких научных задач экспедиция  не преследует.

   4. В конце июня  сего года пароходы “Герта” и  “Печора”  должны придти в Александровск на- Мурмане, откуда   Вы на “Герте”,   в первых числах июля имеете выйти к Панкратьевым островам.

    Что касается парохода “Печора”, на котором находится груз для вверенной Вам экспедиции,  так и для экспедиции капитана Свердрупа,  то вы посылаете этот  пароход, по согласованию с капитаном Свердрупом,   в пункт на западном берегу Новой Земли,  и там, по принятию им с этого парохода  груза,  даете  дальнейшие указания, куда идти пароходу “Печора”.

    Если экспедиция старшего лейтенанта Седова будет Вами найдена,  то Вы отправляете  судно этой экспедиции “Св.Фоку”, совместно с пароходом “Андромеда”,  в Архангельск.

    5. Если состояние  парохода “Св. Фока” таково, что являются сомнения в том, чтобы он мог достичь Архангельска, то весь состав экспедиции Седова пересаживаете на пароход “Андромеда” или “Печора” для следовании в Архангельск.

    6. По отправлении старшего лейтенанта Седова  со спутниками в Архангельск, вы идете в Карское море, и, принимая все предосторожности, чтобы не быть  затертыми льдами, осматриваетесь на море в целях розыска экспедиций  Брусилова и Русанова.

   7. Если лед не позволит Вам подойти к Панкратьевым островам, то Вы держитесь  у кромки льда,  или спускаетесь  южнее,   в ближайшею бухту  на западном берегу Новой Земли и производите воздушную разведку,  при  чем стараетесь войти в сношение с жителями самого северного пункта Новой Земли, пользуясь при этом пароходом “Андромеда”

  8. Если эти разведки не дадут результаты, то ожидайте  более благоприятных условий для плавания, стараясь  се время достичь Панкратьевых островов.

 9.  Если Вам   не удастся  достичь места зимовки  “Св. Фоки”  и из документов, там оставленных, Вы  узнаете, что старший лейтенант Седов ушел  на Землю Франца- Иосифа, то, взвесив на месте все обстоятельства, или  произведите разведку  вдоль западного берега Новой Земли с помощью аэроплана, или идите  к Земле Франца - Иосифа, к мысу Флора, взяв предварительно весь груз  с “Печоры”.

10. Если экспедиция старшего лейтенанта Седова будет найдена на ЗФИ в текущем году, то  Вы должны приложить все усилия, чтобы вернуться в Архангельск этой же осенью.

11.  Если в текущем году  будет установлено с очевидностью, что  экспедиция старшего лейтенанта Седова погибла, то вы немедленно возвращаетесь в Архангельск.

12.  Если на ЗФИ сразу не найдете старшего лейтенанта Седова и его спутников, то  остаетесь на зимовку с пароходом “Герта”.

13.  Главнейшая Ваша задача после того, как вы устроитесь на зимовку, будет разведка на ЗФИ с целью отыскать Седова и его спутников.

14.   Если поиски старшего лейтенанта Седова  на ЗФИ будут безуспешными, то летом 195 года, устроив на  ЗФИ склады провизии, Вы должны при первой возможности  вернуться в Архангельск или Мурман.

15. Помощью  радиотелеграфа Вы возможно чаще должны доносить в Главное гидрографическое управление о ходе дел в экспедиции”.

       Как видим, это был весьма подробный план действий для  экспедиции И. Ислямова, однако, реальные события повернулись несколько иначе и и план пришлось существенно изменить.

   29 июля 1914 года “Герта” пришла в Александровск –на Мурмане, где “Печора”  уже стояла  под погрузкой угля,   ездовых  собак, которых взяли в количестве пятидесяти, продовольствия  и других грузов. Также  пришел  “Эклипс”   и аэроплан Яна Нагурского был перегружен с него на “Печору”.

  30 июля 1914 года   стало известно о призыве запасников. 1 августа 1914 года Германия объявила России войну. В составе экипажа ‘Герты’ и  ‘Печоры’ были  такие  запасники –военнообязанные , а заменить их не кем. Поэтому И.Исхакову  пришлось обращаться в ГГУ с просьбой, чтобы подлежащие призыву  члены команды  были оставлены на судах.

  Кроме того, на И.Ислямова, как он пишет в своем  Отчете:

-   “…к заботам по подготовке экспедиции, прибавилась  необходимость решать чисто военные вопросы, т.к. я в Александровске остался в эти дни  старщим из военных чинов…,  В полученной  3 августа телеграмме от русского консула в  Гаммерфесте  сообщалось, что четыре  иностранные  крейсера идут в Белое море.  Пришлось временно  заботы об экспедиции   отложить на второй план.  Первым делом я учредил сигнальную вахту  на одной из гор Екатерининской гавани, откуда были отлично видны походы  к Александровску с моря…. Некоторым стоящим судам в Александровске  дал указание  временно укрыться в одной из близких к Александровску  бухт.    На меня легли заботы и по экспедиции  Отто Свердрупа  на “Эклипсе”, на который еще не был доставлен аэроплан.  Радиотелеграфист  “Эклипса”  был запасным унтер-офицером  германской службы.  По приказанию из Петрограда его  списали. Свердрупп, опасаясь прихода  неприятеля,   во что бы то ни стало хотел уйти в Карское море, даже без телеграфиста  и аэроплана, спрашивал  моего совета на выход, от которого я  воздержался  и  указал ему послать телеграмму в Петроград.

     С Вайдагубского  маяка телеграмма сообщала, что четыре неприятельских крейсера проходят маяк, имея курс  Ost.

   Пришла телеграмма  архангельского губернатора с приказанием сжечь все запасы  угля, хранившегося в Александровске, чтобы они не достались неприятелю. А тревога уже началась: жители, бросив свой скарб, удалялись  в горы. Александровск опустел наполовину.  

   Так как горящий уголь  сжег бы все пристани и весь город с его складами, запасами.., распространил бы панику по всему Мурману, то я решил уголь ни в коем случае не сжигать..

    ..Неприятель  не появился в Александровске, но  известия о его близости  продолжали держаться  еще несколько дней…”

   Как видим,  благодаря  хладнокровию и выдержанности И. Ислямова, не поддавшегося  паническим настроениям,  город Александровск - на Мурмане   был спасен от страшного пожара и уничтожения.

  Надо также отметить, что И.Ислямов, имея  в своем распоряжении аэроплан,   послал запрос в  Петроград, чтобы получить разрешение его собрать  и использовать его для разведывательного полета, но ответа так  до своего отхода и не получил.

   Также  он сообщил в Петроград о том, что  получил сведения, что самоеды Ямала в марте 1913 года видели судно, похожее на “Святую Анну”.

 Эта информация впоследствии подтвердилась. “Св. Анна” действительно начала свой ледовый дрейф из района побережья  Ямала.

   Была получена телеграмма от Начальника ГГУ, разрешающая выход “Эклипсу”  без  аэроплана и  телеграфиста.  Телеграфиста  Свердруп получит в Югорском шаре, куда должен будет зайти.   Аэроплан, предназначавшийся  для “Эклипса” был затем доставлен Архангельск, а  оттуда  на театр военных действий.    6 августа  “Эклипс” вышел в море.

   Все эти обстоятельства задержали выход  “Герты”  из Александровска почти на две недели.

   В ночь  на  9 августа 1914 года, когда “Герта”  снялась с якоря  и начала выход из Екатерининской бухты  для следования к Панкратьевым островам, но   ее  догнала шлюпка  с радиотелеграммой с острова Вайгач, от “Андромеды”.

   “Андромеда”, вышедшая из Александровска- на Мурмане  еще 5 июня 1914 года, успела осмотреть  к этому времени западный берег Новой Земли от Маточкина Шара до Панкратьевых остров, где была обнаружена записка от Седова.   Не имея радиостанции,   “Андромеда” направилась сразу  к Вайгачу, чтобы оттуда по радиотелеграфу сообщить об этом на “Герту”.

   Вот эта телеграмма:

  - “На полуострове Панкратова нашел записку от Седова, извещающую о том, что  экспедиция покинула зимовку  22 августа  1913 года, пошла на мыс Флора  и что на северном Панкратьевом острове,  на вершине,   у знака  устроен  склад провизии,  где оставлены  карты. Был у знака…  карт и провизии не нашел… Оставили копию записки Седова. Жду дальнейших распоряжений.  Абряшитов”.    (В.А. Абряшитов  был на “Андромеде” представителем Морского министерства)

  Получив эту телеграмму,   И.Ислямов  возвращается и дает новые инструкции  “Печоре” и  “Андромеде”:

.-  “Печоре”  идти в губу Крестовую для устройства там склада провизии. На “Печоре” отправляется  летчик Ян Нагурский, с   авиатехником из  Севастополя матросом Евгением  Кузнецовым  и аэропланом “Farman MF.11”, чтобы осмотреть  северо-западный  берег  Новой Земли от  губы Крестовой до  Панкратьевых остров,  и если возможно и далее на север.  10 августа  “Печора” на борту которой находился  представитель Морского министерства капитан 2 ранг Синицин вышла из Александровска;

- “Андромеде” идти в губу Крестовую, дождаться там “Печору” и оказывать всяческое содействие полетам Нагурского, а также устроить склад провизии  на Панкратьевых островах”.

     21 августа 1914 года  в губе Крестовой,  собрав аэроплан,  Нагурский взлетел впервые, сделал несколько кругов и приводнился. Полет прошел успешно.  Нагурский стал пионером арктических полетов, открыв  эру авиации в Арктике. Всего совершил 6  разведывательных полётов вдоль западного побережья Новой Земли, достигнув 76 параллели. (21, 22, 23 августа, 12, 13 и 14 сентября 1914 года).  Общая продолжительность  составила 10 часов 40 минут, расстояние около 1060 километров.

   

                                                         

Гидросамолет Яна Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле

 




                                    Карта полетов Нагурского у Новой Земли

          12 августа 1914 года И. Исхаков на “Герте” вышел из Александровска и взял курс на ЗФИ, к мысу Флора.   16 августа, на 75 параллели “Герта” встретила  льды, что значительно затруднило ее движение к ЗФИ.


                                                       Шхуна‘Герта’


Участники экспедиции на шхуне "Герта" (четвертый  справа
в нижнем ряду капитан “Герты” - И.П. Ануфриев)
  В офицерский состав экспедиции, кроме самого И. Ислямова, входили летчик поручик Я,И. Нагурский ( он был на “Печоре”), врачи надворные советники   Г.Коган ( на”Герте” ) .и И.И.Тржмесский ( на “Эклипсе”), В.Я. Абряшитов (представитель Морского ведомства на    “Печоре”), капитан 2 ранга в отставке.А. Синицын ( представитель Морского ведомства на “Андромеде”).

      Экипаж “Герты”, как следует из Отчета об  экспедиции И.Ислямова,    состоял их 22  человек. Причем,   выбор матросов в экипаж И.Ислямов предоставил  капитану И.П. Ануфриеву, который нанял в матросы поморов, имеющих опыт плавания  на севере:

       И.П. Ануфриев –капитан; Е.А Кузнецов- первый помошник; .Е.Е. Петерс - второй помошник; К.Г.Левантовский- старший механик, А.Королький-, машинист; А.Мехренгин-боцман; М.Похолов-плотник; И. Пономарев-парусник; Ф.Вагрецоов-матрос; А.Киприянов-матрос; М.Ложкин-матрос; Д.Кузьмин-матрос; И.Измайлов-матрос; И.Корконосов-матрос; Х.Вахер-матрос; А.Андреев-кочегар; Н.Воронцов-кочегар; А.Овчинник-радиотелеграфист;  Я. Ислямов - помошник радиотелеграфиста; А. Панкратов-повар; С. Лемберов-каюр; П. Ефремов –юнга.

     Где-то на  этом  пути,  видимо,  между  75 и 76  параллелями  «Герта» разминулась  с возвращавшимся  с ЗФИ  в Рынду «Святым Фокой», взявшим  на мысе Флора на борт  Альбанова  и  Конрада  - членов экспедиции Г. Брусилова.  Чтобы выйти в этот путь членам экипажа “Св. Фоки” пришлось разобрать  на дрова три домика  из пяти, которые   были на мысе Флора, а затем даже разбирать даже отдельные настройки на топливо.     28  августа 1914 года   “Святой Фока” – судно  первой русской экспедиции к Северному полюсу пришел  в  Рынду, но уже без Седова

    А “Герта”   только 29  августа,   без аварий и происшествий ,преодолев тяжелые льды,  подошла     к мысу Флора.   На этом мысе  поисковая экспедиция  нашла  четыре  записки в жестянках:

- одну, написанную Седовым 17 сентября 1913 года,  об уходе экспедиции  от мыса Флора к Земле Кронпринца Рудольфа;

- вторую записку -  от 24 марта 1914 года доктора Кушакова, вступившего  в  начальствование экспедиции,   о том, что Седов пошел  к полюсу и погиб и похоронен на Земле  Рудольфа;

- третью записку – от 7 августа 1914 года доктора Кушакова  о том, что “Св. Фока”  сначала пойдет к мысу Гранта, чтобы возможно  отыскать спутников Альбанова,  пропавших без вести на Южном берегу ЗФИ,   а потом к Новой Земле;

-  четвертую записку - от  7 августа 1914 года штурмана Альбанова со сведениями об экспедиции Брусилова на “Святой Анне”, которую Альбанов со своими спутниками покинул  10 апреля 1914 года.

  На мысе Флора в торжественной обстановке был  поднят русский флаг в  знак  присоединения  Земли Франца-Иосифа к России. Причем флаг поднимал Илья - сын И.Ислямова, который на “Герте” был юнгой.  Была оставлена соответствующая записка на английском и русском языках, за подписью капитана 1 ранга И.Ислямова. Записку поместили в бутылку и привязали к древку флага, который сделали  из  листового железа и свободно вращался на древке .  

   Так  107 лет назад капитан 1 ранга  И.Ислямов  присоединил к России  Землю Франца- Иосифа.

   Оставив на мысе Флора  запас продуктов, теплые вещи     и записку со сведениями ,  И. Ислямов  30 августа 1914 года отправился к мысу Гранта, рассчитывая найти кого-либо из группы Альбанова.  На шлюпке выслали на берег партию,  которая обошла весь мыс, но не нашла никаких следов пребывания человека. Также  был обследован  и мыс  Краузер.

  После этого был взят курс  к Панкратьевым островам, где 2  сентября встретилась с  “Андромедой”, которая  устраивала  склад продовольствия и обеспечивала полеты Яна Нагурского, и  “Печорой”.

   И.Ислямов поручил  Нагурскому  долететь до гавани Русских, а затем, сколько возможно  совершить  разведывательные  полеты по направлению на запад.  Эти полеты Нагурский  сделал  12 и 13 сентября, удаляясь в море на 150 верст от берега.

   15 сентября  полеты были прекращены,  разобран и погружен  на «Печору»  аэроплан «Фарман»,  кораблям следовало возвращаться на материк.

  17 сентября И.Ислямов сообшил  по радиотелеграфу в Петроград  об основных результатах  экспедиции и “отправил шифром донесение о присоединении Земли Франца- Иосифа к русским владениям России”.

 19 сентября  “Герта” прибыла в Архангельск.  И.Ислямов  явился к товарищу морского министра вице–адмиралу Зубнову,  “доложил о ходе экспедиции,  мне были передано приказание морского министра к 1 октября ликвидировать  экспедицию и рассчитать служащих”.  

  В этот же день Начальник ГГУ  М. Е.Жданко телеграммой поздравил экспедицию с прибытием и отличным выполнением поручения.  Экспедиция была завершена.

    27 октября 1914 г   М. Е. Жданко   направил   рапорт Начальнику  Главного морского штаба вицу-адмиралу  К. В. Стеценко,  с ходатайством  о производстве И. Ислямова  в генерал майоры корпуса гидрографии, в котором  обратил внимание,  что благодаря  его распорядительности,   была прекращена паника в  Александровске,   в связи с весьма тревожные сведениями о близости неприятельских  крейсеров  и сохранен город от пожара..

 Но его ходатайство  по каким-то причинам   не было удовлетворено. Генерал-майором И. И. Ислямов стал только 1917 г, при увольнении со службы.

 Сам И.Ислямов, конечно, был явно не удовлетворен результатами этой экспедицией  и с сожалением и горечью пишет об этом  в своем   Отчете об экспедиции:

   -“… если бы в моем распоряжении был  ледокол “Ермак”,  то в условиях льда Баренцова  моря текущего года он прошел бы от Мурмана к Земле Франца- Иосифа не за 18 дней, как “Герта”,  а дня в четыре. Таким образом, “Ермак” несомненно  застал бы “Фоку”. Получив все нужные сведения об экспедиции Брусилова, он не пошел бы к  Новой Земле, а постарался  подняться насколько можно  к северу  между  Землей Франца- Иосифа   и Шпицбергеном,  к вероятному нахождению парохода “Анна”. Снабженный кроме того аэропланом,  он мог бы  получить и воздушные  разведки. С такой солидной поддержкой  как “Ермак” и летчик чувствовал бы себя  вполне уверенно и мог бы отлетать  от “Ермака” верст  на двести.

  Таким  образом,  не представляется  смелым сказать, что пароход “Св.Анна” был бы усмотрен,  и если бы “Ермак” не был в состоянии пробиться к нему, то летчик  мог бы доставить  на “Анну”  предложение  идти пешком  навстречу  “Ермаку”, от которого были бы посланы встречные партии  на собаках. Иными словами экипаж имел бы полную возможность быть доставленным нынче  же зимой. А может быть и самый пароход “Анну”  “Ермак” сумел бы вызволить изо льдов…”  

  Вот мнение  опытного полярника, руководителя экспедиции.

  Но история  не терпит сослагательных наклонений.  Остается только сожалеть, что этого не случилось и возможность найти “Святую Анну”  не была  использована  до конца.

   Причина, по которой  в экспедицию не был выделен ледокол “Ермак”      лежит не  в недостатке финансовых средств и вот почему. В том же Отчете  И.Ислямова  указано, что  “за время плавания судов  экспедиции  израсходована лишь четвертая доля, с небольшим, всего ассигнования  на экспедицию…”.  

    Эта причина  в том,   другой  “опытный полярник” -  Министр торговли и промышленности С.И. Тимашев  заявил,  что    “не считает возможным послать    “Ермак”  в Ледовитый океан, так как  он для этой цели не подходит”. Это мнение министра было опубликовано газетой  “Вечернее Время”  03 августа 1913 года.     Так что в России бюрократы-министры  и  “крупные” специалисты  сразу во всех областях никогда не переводились.

  Одним из главных итогов плавания на “Герте”  И.Исламов считал, “доказательство того что архипелаг Земли  Франца- Иосифа может быть доступен для плавания  каждый год   для судов, удовлетворяющих соответствующим  требованиям”.

  Теперь кратко  о второй составляющей  экспедиции по поиску Седова, Брусилова, Русанова, возглавить которую согласился  Отто Свердруп.  

    “Экслипс”  под командованием  Отто   Свердрупа   вышел из Александровска - на Мурмане  6 августа 1914 года. Шел “Эклипс”  под флагом Русского добровольного флота. Это была отдельная экспедиция, независимая от  И. Ислямова.

                                                               
                                              Экспедиционное судно барк «Эклипс».

      “Эклипсу» предписывалось следовать вдоль побережья с задачей осмотра побережья от устья Енисея   до  мыса Челюскин, Но  Свердрупу  дали полную свободу вести поиск так, как он  считал целесообразным, ведь разыскиваемые экспедиции могли оказаться и на восточном побережье Новой Земли и на острове Уединения.

    Было взято  продовольствия  на полтора года для экипажа разыскиваемых судов и на два года для собственного экипажа. Поручено   оставить  запас продовольствия, распределив его по разным местам сибирского побережья, с картой и разъяснениями местонахождения этих мест..

 Экипаж “Эклипса” был целиком норвежцы, за исключением  доктора И. И. Тржмесского, который  был представителем Главного гидрографического управления.   В  Карском море с парохода “Вассиан” на борт “Эклипса” был  принят   радиотелеграфист Дмитрий Иванов.

   Двигаясь на восток, “Эклипс” непрерывно поддерживал радиосвязь с Карскими радиостанциями. Однако, после  24 августа,  когда “Эклипс” зашел за остров Белый и удалился достаточно далеко, связь между ними прекратилась.

   Несмотря на многократные попытки Д.Иванова установить радиосвязь с внешним миром, это никак не удавалось. Казалось, что появилась еще одна пропавшая экспедиция.

    „Эклипс", из-за тяжелой  ледовой обстановки был вынужден встать на зимовку  к западу от архипелага  Норденшельда, у мыса Вильда,  в небольшой таймырской бухте, которая до сих пор носит название Эклипс. Свердруп рассчитывал переждать здесь, чтобы летом продолжить поиски.  Связь была восстановлена  только в январе 1915 года. Удалось установить связь  с гидрографической  экспедицией  Б.Вилькицкого на ледоколах “Таймыр” и “Вайгач”, которая была затерта   льдами  и зимовала в заливе Толля,  на северо –западном берегу Таймыра, примерно в 70 милях от “Эклипса”,  и находилась в очень тяжелом положении. На судах появились больные, в том числе цинготные, на завершение похода угля не хватало.

                  Создалось положение, когда, как написал Свердруп в своей книге “Под русским флагом” - “мир мог стать перед новой ужасной трагедией, если бы “Таймыру” и “Вайгачу” не была оказана своевременная помощь”.»

                                                           

  Связь с ними  была потеряна  и только благодаря “Эклипсу” и его мощной радиостанции удалось получить сведения об экспедиции, передать их на Большую Землю,  наладить совместными и слаженными действиями эвакуацию части людей с ледоколов на Диксон.   Свердруп  лично участвовал в этой спасательной экспедиции.  Экспедиция  Б. Вилькицкого была спасена.

  26 августа 1915 года “Эклипс” ушел к острову  Уединения, обследовал его. Затем в Карском море встретился с “Таймыром” и “Вайгачем”.     16 сентября вместе они  пришли в Архангельск.

     Несмотря на то, что главной   цели  экспедиции Свердрупа   достичь не удалось -  следы пропавших экспедиций Русанова и Брусилова не были найдены, его ледовый поход все равно можно считать  успешным.

   Ведь благодаря “Эклипсу” была спасена гидрографическая  экспедиция Северного Ледовитого океана Бориса Вилькицкого, впервые прошедшая по Северному ледовитому океану с востока на запад.

  В 1915 году была снаряжена и 6 июня 1915 года вышла из Архангельска еще одна поисковая экспедиция на шхуне “Герта”, руководителем ее был морской врач Е. Коган, участник экспедиции на “Герте” 1914 года, с   задачей поиска следов экспедиции Г.Л. Брусилова на западных, северо-западных берегах Шпицбергена.

  К сожалению и эта экспедиция закончилась безрезультатно.

  Поиски следов пропавших полярных экспедиций Г.Л. Брусилова и В.А. Русанова продолжаются и сейчас, но эта уже другая большая тема.

Фото:

О венчании “наследника ”, его штандарте на сторожевом корабле “Ярослав Мудрый” и о престолонаследии

    Триста лет тому назад, 2 ноября 1721 года в Петербурге, в Свято-Троицком соборе Россия состоялась церемония провозглашения  России  империей,  Петр Первый был объявлен Императором.

   На Троицкой площади  стояли петровские полки, отличившиеся  в Северной войне, а на Неве - 125 галер Балтийского флота, созданного Петром, готовые салютовать.  Под гром пушек Петр Первый был провозглашен  “Отцом Отечества, Императором Всероссийским”.  Вот с тех пор мы и стали Империей.

    Надо сказать, что это событие у нас  несколько умалчивают,  как-будто  мы стыдимся  за наше великое имперское прошлое.     Да Российская империя, после Февральской революции 1917 года,   с 1 сентября 1917 года, с провозглашением Российской республики формально перестала существовать.

    2 марта 1917 года Николай II подписал текст отречения, согласно которому трон переходит к его сыну- 12 летнему царевичу Алексею Николаевичу.    Но после переговоров с врачом, лейб-хирургом С.П. Федоровым, уже несколько лет лечившим цесаревича Алексея, который заверил его, что  вряд ли сын сможет исполнять обязанности монарха, Николай II решил отказаться от престола в пользу своего брата -  великого князя  Михаила Александровича.  И  в 23.40   2 марта Николай II  подписал новый текст отречения. Но великий князь Михаил Александрович, 3 марта, оценив ситуацию в Петрограде, подписал акт  непринятия престола до решения этого вопроса до решения этого вопроса Учредительным собранием.

    Согласно этому документу,  династия Романовых могла быть восстановлена только после того, как было бы сформировано Конституционное собрание, которое  одобрило бы восстановление монархии.

  Увы, этого уже не случилось!! Спрашивается,  о каком престолонаследии и какого престола может идти речь?

   Так  закончилась история  монархии  в России.  А сам поверженный монарх и его семья  начали свой путь  скорбный путь на Голгофу…,  в подвал  Ипатьевского дома.  

    Но совсем недавно нам вновь    напомнили  об  исчезнувшей русской  монархии и престолонаследии  так называемые наследники  на русский престол.

     1 октября 2021 года  в Санкт-Петербурге состоялось  венчание и отгремела  свадьба сына Марии Владимировны, называющей себя  Великой княгиней Императрицей Всероссийской и Главой Дома Романовых,  наследника российского престола - Великого Князя Георгия Михайловича. Его невеста, итальянка Ребекка Беттарини, стала венчанной женой наследника царской фамилии, с новым православным именем - Виктория Романова.   Проводилось венчание  в традициях Российского императорского дома со всеми атрибутами царских особ. Венчал молодых митрополит Петербургский и Ладожский Варсонофий.

    Только, как отмечают многие историки,  члены Императорской фамилии,  к коим причисляют  себя  Великая княгиня Мария Владимировна  и Великий князь Георгий  Михайлович,   никогда не венчались в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга.  Свадебные церемонии проходили в Большой церкви Зимнего дворца.  

   На месте Исаакиевского собора когда-то стояла церковь Исаакия  Долматского,  в которой Петр I  венчался с Екатериной I в 1712 году, но это было до постройки собора.

   Как выяснил “МК RU” (Санкт Петербург)  провести такую церемонию  в Исаакиевском соборе  стоит  от 20 тысяч рублей. И никаких специальных разрешений не требуется. Естественно без почетного караула…

     Это событие преподносилось в средствах массовой информации,  которые    “не заметили”  трехсотлетие Российской империи,  как первое  за 120 лет венчание представителей Дома Романовых в России,   просто  несусветная  “радость” для всех нас граждан Российской Федерации, мы просто “осчастливлены”!  

      Но захлебываясь в восторженных эпитетах по поводу этого венчания потомков Романовых,  что оно было  первым за 120  лет,  наши СМИ  сели в лужу.  Ведь  еще 28 июля 1993 года в Спасо - Преображенском соборе  Ипатьевского монастыря в Костроме - месте призвания на русский престол в 1613 году Михаила Федоровича Романова, состоялось венчание  князя  Дмитрия Романовича Романова  и княгини Феодоры Алексеевны.     Князь Дмитрий  Романович до своей  смерти в 2016 году  возглавлял «Объединение членов рода Романовых».  Вот это было действительно первое венчание Романовых  в России после 2017 года.

    Видимо,  по образу и подобию этого венчания  Мария Владимировна  и устроила   24 января 2021 года обручение жениха и невесты также   в Троицком соборе Костромского Ипатьевского монастыря.

     Для участия в венчании 1 октября 2021года  в Исаакиевском соборе,  привлекли  почетный караул Западного военного округа. Сначала он находился внутри храма  во время торжественной церемонии, а затем встречал выходящих после венчания  из Исаакиевского собора супругов с поднятыми саблями. “Сабельная арка” – свадебная традиция, принятая среди британских и американских военных при венчании военнослужащих. Георгий Михайлович (Царевич Гоша, как его шутя называют) не служил и не имеет воинского звания.  Правда,  когда-то была информация, его собирались определить  в Нахимовское училище, но ввиду чрезмерной упитанности отсоветовали это сделать,  во избежание  насмешек над ним.

     Министр обороны С.Шойгу привлек к дисциплинарной ответственности должностных лиц Западного военного округа, отправивших военнослужащих на церемонию венчания - частное мероприятие, проходившее в Исаакиевском соборе.   Проведена  служебная   проверка.  Ответственные лица привлечены к дисциплинарной ответственности за нарушение нормативных актов и уставных документов, регулирующих назначение почетного караула. Об этом сообщили РИА Новости.

     Свадебные мероприятия прошли в  ряде других  учреждениях северной столицы, в том числе и во Дворце конгрессов в Стрельне (бывший Константиновский дворец), который, между прочим, находится в ведомственном подчинении  Управления делами Президента РФ!!  Кто давал на это разрешение остается тайной.

  Надо отметить, что со стороны официальных властей никто не присутствовал на   этом “эпохальном” событии.
 Ни по одному федеральному или региональному телеканалу прямой трансляции свадьбы не велось. Замечена была дочь пресс-секретаря Президента РФ Елизавета Пескова. Отметились в этом мероприятии вдова бывшего мэра Петербурга, вечная сенаторша от Тувы Людмила Нарусова, адвокат Павел Астахов,  лидер национал-консервативной политической партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин и ряд других лиц. Всего, как отмечали СМИ,  приглашенных  гостей из всех волостей  было порядка 400 человек.

    Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что "в Кремле нет мнения  по поводу венчания  наследника  династии  Романовых Георгия  Романова  и итальянки Ребекки Беттарини, там не считают это своим вопросом.  "В Москве, Санкт-Петербурге и других  городах ежедневно проходит много свадеб, мы всегда желаем счастья молодым", - сказал Песков.     Таким образом, с официальной точки зрения это было просто обычное торжество частных лиц..

     Единственное, что в его комментарии вызывает вопрос – это то, что он назвал Георгия Романова - “наследником династии Романовых”, а не одним из потомков династии Романовых, которых еще осталось за рубежом достаточно много, но которые, тем не менее,  не претендуют на престолонаследие, в отличие   от Марии Владимировны и ее сына. Отсюда вопрос- это просто оговорка и Кремль признает Георгия Романова как наследника Российского престола, или просто у Кремля нет никакого мнения по этому поводу?

   Но судя  по отсутствию официальных лиц на церемонии, надо считать, что это просто торжество частных лиц. Удивляться же тем  военным почестям, которые были отданы венчавшимся, видимо,  не стоит и вот почему.  Прецедент такого рода был и раньше, но прошел почему-то безнаказанным.

   Слава богу,  что не додумались  поставить на  Неве сторожевой  корабль Балтийского флота “Ярослав Мудрый”,  над  которым с 2012 года шефствует Российский Императорский дом в лице  Ее Императорского Величества Государыни Великой Княгини   Марии Владимировны,  который  бы громом своих пушек возвестил об этом “эпохальном событии”.

  Так  называемый “Штандарт” Наследника Цесаревича на скр “Ярослав Мудрый”  поднимали еще в 2017 году?!!!. Два  командира “Ярослава Мудрого” в 2015 году   и 2017 году  были “осчастливлены” императорскими наградами!

      Вот сообщение официального сайта Российского императорского дома:

  - “ 25 апреля 2012 года в Кронштадте в здании  Кронштадтского офицерского Морского Собрания состоялось подписание договора о шефстве Главы Российского Императорского Дома Романовых над сторожевым кораблем Балтийского флота «Ярослав Мудрый».

    Договор заключен на основании обращения «Международной ассоциации общественных организаций ветеранов Военно-Морского Флота и подводников», с согласия Командующего Балтийским Флотом вице-адмирала В.В. Чиркова,  и подписан Главой Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыней Великой Княгиней Марией Владимировной и командиром сторожевого корабля «Ярослав Мудрый» капитаном II ранга А. Суглобовым,  в присутствии Е.И.В. Государя Наследника Цесаревича и Великого  Князя Георгия Михайловича;

-  16 июня 2015 года Государыня возложила знак Императорского Военного Ордена Святителя Николая Чудотворца III степени на командира корабля капитана 3 ранга В.А. Черокова;

- 26 мая 2017 года   в дни своего визита в Санкт-Петербург Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь Георгий Михайлович передал командиру экипажа сторожевого корабля «Ярослав Мудрый» капитану 3 ранга Александру Новожилову Императорский штандарт и свой собственный штандарт (Шатндарт Цесаревича). Командир корабля капитан 3 ранга Александр Новожилов возведен в достоинство кавалера Императорского Военного Ордена Святителя Николая Чудотворца III степени.

  Во время пребывания Наследника Цесаревича на борту сторожевого корабля по старой традиции был поднят штандарт Цесаревича “.

  Вот это называется  приехали!!!?

   Наши уважаемые военные моряки Балтфлота,  поднимая на боевом корабле  штандарт  так называемого наследника, отдавали ли  себе отчет,  по какому праву они это делают?   Есть корабельный устав, который четко определяет, кому и какие поднимаются на боевом корабле ВМФ флаги.

     И ссылки на традиции здесь неуместны. И почему должностные лица тогда не понесли никакого наказания за это действо непонятно?

.   Да! Штандарт царя - императора и  цесаревича поднимался на кораблях императорского флота России, при  посещении ими кораблей. Но их моряки присягали монарху- Царю и Отечеству. И служили ему верой и правдой!

  А наши моряки скр “Ярослав Мудрый”,  что разве присягали этому, так называемому наследнику- Цесаревичу  или его матери – называющей себя Императрицей?!

    До получения российского гражданства в 1992 году, дарованного ему и его матери - Марии Владимировне  Президентом РФ Б. Ельциным, наследник Георгий Михайлович  по испанским и французским документам именовался  как Георгий  Францевич  Прусский, поскольку его отец – принц прусский Франц-Вильгельм Прусский, правнук императора Германии Вильгельма II, объявившего в 1914 году войну России

   После брака с Марией Владимировной Франц-Вильгельм принял православие, крестился под именем Михаила. Через некоторое время супруги развелись, он остался в православной вере,  но вновь стал Францем- Вильгельмом Прусский, а его сын -  Георг Францевич Прусский  стал Георгием Михайловичем Романовым по матери. Вот такие фокусы в “святом семействе”. Но  как отметили,  на венчании не было отца жениха-принца Франца Вильгельма Прусского.

   Так что он скорее наследный прннц   Прусский, чем Российский, хотя и там и здесь уже престолов нет…

    Дед  наследника по отцу – принц  Карл Прусский во время  Второй мировой войны служил офицером в вермахте, в танковой дивизии. За особые отличия награжден Железным крестом.

   Вот такая славная родословная у наследника, штандарт которого поднимался  на скр “Ярослав Мудрый”!

    На родословной Марии Владимировны остановимся ниже.

Этот штандарт  можно было, конечно, принять от гостей корабля, как обычный памятный подарок  и хранить  где-то, вместе с другими памятными  знаками и сувенирами, подаренными кораблю.

    Но поднимать  штандарт  на мачте корабля– это демонстрация полного неуважения  к  себе и  всему ВМФ Российской Федерации!

     Что касается награждений и возведений в дворянство, то здесь Мария Владимировна весьма преуспела, кого оно только не награждала и не возводила в дворянство. Наш генералитет  и целый ряд официальных  лиц просто строем «двинулись во дворянство”,  подставляя  свою грудь под фальшивые  ордена  несуществующей империи. Откуда появилась такая тяга к  “голубой крови” вызывает  удивление,  а скорее возмущение.  

   Если мы живем в Российской федеративной республике, как записано в Конституции, а не в монархическом государстве, то как могут руководители федеральных структур, военнослужащие,   госслужащие принимать из ее рук дворянские титулы и несуществующие награды? Быть может, они забыли основные положения Конституции?”  

    В августе 2017 года  газета "Новые Известия" опубликовала  статью журналиста А.Тимескова,  в котором впервые были  упомянуты те, кто согласно официальному сайту «Российского Императорского Дома» (в этот Дом входят только Мария Владимировна и ее сын), были  удостоены  таких наград и почестей:

     - Первым "дворянином" из числа высокопоставленных российских чиновников стал генерал-полковник В. Манилов. 4 августа 2001 года Мария Владимировна подписала грамоту о награждении его орденом Святой Анны 1-й степени.  Согласно дореволюционному статуту ордена, это означало получение потомственного дворянства.      За какие заслуги обрел “дворянство бывший” член КПСС и политработник неизвестно.

    В течение  2001—2005 годов Военный  орден Святителя Николая Чудотворца, 1-й степени. дарующий  потомственное дворянство, был пожалован более  чем 30 генералам российской армии, В частности кавалерами этой же регалии стали:

 - Начальник Генштаба А.Квашнин, его первый заместитель Ю.Балуевский, начальник ГРУ  В. Корабельников, командующий войсками СКВО Г.Трошев, начальник его штаба В.Булгаков, Директор ФСБ  Патрушев Н.П., адмирал В.Н.Чернавин,   губернатор Московской области Б.Громов, начальник охраны Президента Б.Ельцина   Коржакову А.В. и др.

    Среди «лауреатов» второй степени этой регалии были начальник Главного управления воспитательной работы ВС РФ генерал-полковник В. Азаров, замкомандующего войсками СКВО генерал-майор С. Кизюн, генерал-лейтенанты В. Герасимов и С. Макаров, тогдашний губернатор Ульяновской области генерал-лейтенант В. Шаманов, начальник Военно-мемориального центра Вооруженных Сил РФ генерал-майор А.Кирилин, генерал-лейтенант М.Кожевников, бывший военный комендант Чечни генерал-лейтенант И. Бабичев, и др..

   Впоследствии  кавалерами ордена  Императорского  Военного  Ордена Святителя  Николая Чудотворца  - ордена  Императорского Дома Романовых также стали еще целый ряд генералов, среди которых в 2012 году - генерал-лейтенант Юнус-Бек Евкуров-ныне  заместитель Министра обороны РФ  и ряд  других.

  В число награжденных  вошли также  целый ряд  высокопоставленных государственных лиц, иерархи РПЦ и представители отечественного бизнеса:

     -  В  2013 году Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял от    Княгини Марии Владимировны знаки Императорского Ордена Св. Апостола Андрея Первозванного?!  

       Как это надо понимать! Наш Патриарх признает все титулы и претензии  и права Марии Владимировны и ее наследника на  несуществующий престол?

        20 ноября 2021 года  в связи с  75-летием  Патриарх Московский и всея Руси Кирилл  Указом  Президента России В.Путина  награжден орденом     Святого апостола Андрея Первозванного;

        - Сергей Степашин, председатель Счетной палаты и генерал-полковник, стал дворянином «по Всемилостивейше пожалованному 15 июля 2002 г. Военному ордену Святителя Николая Чудотворца 1-й ст.”;

     - 23 декабря 2008 года «в воздаяние заслуг перед Отечеством и во свидетельство особого нашего благоволения» ордена Св.Анны 2-й степени удостоен председатель Центризбиркома РФ Владимир Чуров;

      - В 2010 году кавалером «Св. Анны» стал вице-премьер Дмитрий Козак;

      - 12 мая 2009 года Мария Владимировна вручила грамоту и возложила знаки ордена Св.Анны 1-й степени на главу Администрации Президента России Сергея Нарышкина.

       - 2.11.2013. Во время визита в Татарстан княгиня Мария Владимировна вручила  экс-главе  республики орден Святой Анны 1-й степени, который дает право господину Шаймиеву считаться дворянином.

        Во “дворянство” также попало  руководство “Норникеля”  - в 2009 году Владимир Потанин, в 2010 году – Андрей Клишас, тогда  член совета директоров  “Норникеля”.     А наследник  стал  Советника Генерального директора «Норникеля». …

     Венцом почтения к персоне Марии Владимировны  и её семьи была передача в 2012 году под её шефство сторожевого корабля «Ярослав Мудрый» Балтийского флота ВМФ России.

     Другие же Романовы во дворянство не возводят и ордена не вешают, справедливо полагая, что настоящие  ордена и титулы вправе выдавать лишь действующий монарх.  

       В  2015 году представители русского дворянства за рубежом написали письмо Президенту России Владимиру Путину обращение, подписанное  князем Никитой Лобановым-Ростовским, князем Александром Трубецким, графом Петром Шереметевым и др.

      В обращении подчеркивалось, что Мария Владимировна     «принимает  не заслуженные ею почести,  покупает расположение высокопоставленных  лиц,  жалуя  им фальшивые  дворянские титулы и царские  ордена,  в то  время как никаких прав престолонаследия, равно как и права называть себя главой Дома Романовых  у Марии Владимировны нет….     Единственным  легитимным главой Дома, является Дмитрий Романович  Романов,  но который  не  претендует на  престолонаследие ”

   Дмитрий Романович  Романов  Праправнук  Николая I по мужской младшей линии; принадлежал к ветви «Николаевичей» рода Романовых Носил титул князя крови императорской    умер 31 декабря 2016 года .

    Потомками Российского императора, входящим в  «Объединение членов рода Романовых» (кроме Марии Владимировны и её сына) был признан главой Дома Романовых.  Возглавил «Фонд Романовых для России»,  создал «Благотворительный фонд князя Дмитрия Романова».  Неоднократно посещал Россию. Первый из рода Романовых, кто посетил Крым после его присоединения к России. Передал Российским музеям и храмам целый ряд икон и реликвий, принадлежащих потомком Романовых.     Всячески способствовал и принимал участие  в перезахоронении останков Императорской семьи   после их обнаружения под Екатеринбургом,  перезахоронении  вдовствующей императрицы Марии Федоровны и Великого князя Николая Николаевича.    Был противником   реставрации монархии. Считал, что в  в России  «должен быть демократически избираемый   Президент».

   25 августа 2015 года Дмитрий Романович с супругой княгиней Феодорой Алексеевной побывал  в Севастополе.   Во время посещения Крыма побывал на ракетном крейсере “Москва”.  Но никаких “штандартов”  в его честь, разумеется,  не поднимали…

   В 2011 году награжден орденом “Дружбы народов”, а в 2016 году Указом Президента РФ В. Путина удостоен ордена “Александра Невского. Церемонии награждения прошли в Москве.    Как видим,  его заслуги были высоко оценены  у нас в России,  на государственном уровне.

   В связи с этим,  заслуживает внимания,  что,   несмотря на усилия Марии Владимировны,   вся ее  кипучая деятельность  по наследования несуществующего престола  пока,  слава богу,  не оценивается  на таком уровне…..

   Князь Дмитрий  Романович  Романов вместе с другими представителями Дома Романовых многократно заявлял о нелегитимности притязаний на российский престол   Марии Владимировны.

    Вот что по поводу пожалований  и орденов, раздаваемых Марией Владимировной,    говорит  Михаил Медведев - Член Геральдического совета при Президенте Российской Федерации, Государственный советник Российской Федерации III класса,  Член-корреспондент Международной академии геральдики (AIH):

 - “Как известно, свои пожалования Мария Владимировна осуществляет в качестве суверенного главы Российского Императорского дома.

   Однако, во-первых, ее действия выходят далеко за пределы ее прерогатив.

    Во-вторых, сам статус главы династии, на который притязает Мария Владимировна, ей не принадлежит.

    Нельзя  не упомянуть, что все ордена, основанные Кириллом (Кирилл Владимирович, двоюродный  брат Николая  II,  дед Марии Владимировны)     и его потомками, довольно далеки от российских орденских традиций и оформлены под заметным влиянием немецкой фалеристики. Это служит зримым напоминанием о том, насколько претензия Кирилловичей чужда подлинным реалиям Российской империи”.

       Граф Петр Шереметьев в одном из своих интервью  так  высказался  этому поводу:

   - “ Мария Владимировна  появляется где может, раздает титулы, награждает орденами Андрея Первозванного или Святой Анны. Ее отец - Владимир Кириллович,  это мало кто знает, вообще продавал эти ордена, когда жил в Мадриде. После чего Франко запретил ему даже находиться на территории Испании и выслал его во Францию…”.

     В интернете была информация,  что перед   этой  свадьбой обеспокоенные потомки аристократических династий  написали письмо В.Путину.  В нем отметили, что "больно видеть, как на наших глазах вновь происходит попытка узаконить права потомков кирилловской ветви рода Романовых на престол - права, которыми они в действительности не обладают и не могут обладать… Вот уже 30 лет различные сторонники так называемого "Российского Императорского Дома" пытаются получить для Марии Владимировны и Георгия Прусского особый статус от государства, беззастенчиво фальсифицируя и историю Императорского Дома, и саму историю России".

   Венчание и свадьба вызвали  опять много вопросов. Главный из которых -есть ли у современных  Романовых, прежде всего у Марии Владимировны и ее сына   права наследников династии,  и именование  себя всеми титулами наследников - Великой Княжной и Великим Князем, которое оспаривается  многими,  в том числе из династии Романовых.

   Согласно законам  Российской империи  титул «Великий князь» могли носить только сыновья и внуки императора, а «Великой княжны»-  дочери императора. Все остальные потомки императора  назывались  князями  (княжнами)  императорской крови.

     Отметим, что последним русским Великим князем по законам Российской империи был скончавшийся в 1956 году Андрей Владимирович, сын Великого князя Владимира Александровича и Марии Павловны, внук Александра II. Последней Великой княжной — Ольга Александровна, умершая в 1960 году,  сестра императора Николая II, младшая дочь Императора Александра III  и Императрицы Марии Федоровны.

    Членов августейшей фамилии Романовых к  1917 году насчитывалась около 60 человек. Треть из них погибла в 1918-1919 годах.  

    Из пятнадцати великих князей Романовых, остававшихся в России в 1917 году,  только восьмерым удалось спастись и бежать за границу.

   Все ныне живущие Романовы происходят от трёх из четырёх сыновей Николая I (Александра II, Михаила и Николая), причем,   только у первых двух есть ныне здравствующие потомки мужского пола, а в ветви Николаевичей остались лишь потомки женского пола.

    Потомство ещё одного сына Николая I - Константина пресеклось,  со смертью в Уругвае, в 2007 году княгиня  Екатерины  Иоанновны, которая приходилась праправнучкой Императору Николаю I.

    Сейчас  в эмиграции живет несколько десятков потомков великих князей и княжон, покинувших когда-то  Россию. Большая часть их входит в «Объединение членов рода Романовых» - общественная организация, зарегистрированная в Швейцарии в 1979 году. Они  последовательно отрицают  права  «Кирилловичей» на  русский престол,  не считая и никого из остальных потомков претендентом на пустующий трон, никогда    не присваивали  себе никаких титулов,  но воспитывались русскими и сохраняли  духовную связь и  любовь к России,

   До своей смерти  1 января 2016 года  возглавлял  Объединение  князь Дмитрий Романович,   праправнук Николая I по мужской младшей линии,  принадлежал к ветви «Николаевичей» рода Романовых.   С 2017 года президентом Объединения членов рода Романовых является княгиня Ольга Андреевна Романова  - внучка великого князя Александра Михайловича (внука Николая I).

 Теперь, что касается прав на престолонаследие Марии Владимировны и ее сына – Георгия Михайловича, представляющих  “Кирилловичей”.

      Старинный акт, принятый еще Павлом I, дополненный Императором Александром III,  ряд последующих законов Российской империи очень четко определяли, кто и при каких условиях мог стать Императором Всероссийским. Если коротко, то трон переходил по праву первородства от отца к старшему из ныне живущих сыновей, внуков или правнуков. При этом наследник должен принадлежать к Православной церкви и быть рожденным в браке православных родителей. Император должен был сочетаться только равнородным браком, то есть браком с представителем другой правящей фамилии. При этом император не мог состоять в браке с разведенной женщиной и состоять в осуждаемом церковью близкородственном союзе. Женщины появляются в очереди наследования, только если никто из наследников-мужчин не отвечает всем этим условиям.

     8 октября 1905 года, великий князь Кирилл Владимирович (двоюродный брат Николая II,   дед Марии Владимировны)  вступил в брак со своей двоюродной сестрой – Викторией Мелитой,  дочерью герцога Эдинбургского, разведенной супругой герцога Эрнста Гессена-Дармштадтского,  отказавшейся принять при заключении брака православие, брак не был разрешен Императором. Николай II лишил Кирилла всех прав члена Императорской Фамилии, включая права на наследование Престола. Кирилл Владимирович даже на некоторое время покинул Россию.

   В Государственном архиве РФ   хранятся архивные документы двух секретных совещаний 1906–1907г.г.  на основании которых Николаем II был поставлен  вопрос о лишении прав престолонаследия всего потомства великого князя Кирилла Владимировича, “из-за недопустимого брака, нарушившего фамильные, церковные и  гражданские законы Империи.

    Брак с двоюродной сестрой также противоречил официально принятым указам Святейшего  Синода,    и  повелению  императора   Александр III от 1883 года,  что  вступление  в браки в подобном близком родстве, объявлялось,  как противные церковным канонам.

    Николай II решительно настоял на лишении своего кузена прав престолонаследия.  Однако,   после принятия православия в 1907 г. Викторией  Мелите  он смилостивился  и даровал ей титул великой княгини Виктории Федоровны, а Кирилл Владимирович был восстановлен  в правах члена Императорского дома.   За это вскоре он “отблагодарил”  Николая II.

       В дни Февральской революции,  еще до отречения Николая II, контр-адмирал  великий князь Кирилл Владимирович, вместо поддержки Николая II, надел красный бант  и привел  Гвардейский флотский экипаж,  командиром которого он был, к Государственной Думе.  Отрапортовал  председателю Думы М. Родзянко,  что  он и флотский экипаж находятся в его  распоряжении  и рады происходящей революции. Таким образом,  нарушил присягу, данную царю, предал его и монархию.

     И мало того,  в марте 1917 года Кирилл Владимирович высказал «Петроградской газете» свой взгляд на арест императора:

 -  «Исключительные обстоятельства требуют таких мероприятий. Вот почему лишение свободы… оправдывается событиями».

   Присягнув Временному Правительству и предав царя, он, тем самым, исключил себя и всех своих потомков из числа лиц,  имеющих право претендовать на Российский престол.

   Императрица  Алескандра Федоровна. в своих письмах Николаю II от 2  и 3  марта 1917 года  писала: «Кирилл ошалел, я думаю: он ходил к Думе с Экип. и стоит за них…», «…отвратительно себя ведёт, хотя и притворяется, что старается для монарха и родины».

   Тем не менее,  31 августа 1924 года, спустя более чем 7 лет после падения монархии в России, Кирилл Владимирович самостоятельно объявил себя Императором Всероссийским в изгнании под именем Кирилла I. Этот факт был оспорен многими  из  здравствовавших на тот момент потомков династии Романовых.

     12 октября 1938 года  он умер в  Париже. 7 марта 1995 года останки его и супруги Виктории Федоровны  были перезахоронены  в Великокняжеской усыпальнице  Петропавловского соборе  в Петербурге.  

    С кончиной Кирилла Владимировича его сын - Владимир Кириллович Романов объявил себя  Главой императорского дома и Великим князем,  не имея на это никаких прав, так как не будучи  ни сыном  ни внуком императора, он мог быть только “князем Императорской крови”.     Но не  провозгласил себя императором, как отец.

    С  началом же войны  призвал всех русских подняться на борьбу с большевистским режимом в СССР,  опубликовав   26 июня 1941 года своё "обращение" к русским людям по случаю начала войны Германии с СССР.    Вот его текст:

   - "...В этот грозный  час,  когда Германией и  почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение двадцати четырех лет, Я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской  власти и  освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма...".

   Вот так!  Враг напал на его Отечество, на  народ России, а человек, провозгласивший себя Главой императорского дома России,   призывает фактически способствовать врагу.

   Владимир Кириллович сочетался в 1948 году морганистическим (неравнородным) браком с разведенной  Леонидой  Багратион – Мухранской ( в  1937 году она вышла замуж  за американца Самнера Керби, у них родилась дочь, но затем супруги  развелись)   из побочной линии бывшего  грузинского царского рода Багратиони, не имевшей права на грузинский престол.  Семейство Багратион- Мухранских  не считалось в Российской империи  равнородным  российской императорской фамилии.            Все это по  законам Российской империи  не дает прав на престолонаследие  его потомству.

    В 1953 году  у них родилась дочь Мария Владимировна,  она приходится праправнучкой   Александра II.     Но такая степень родства по законам Российской империи  не позволяла ей быть Великой княжной, а просто княжной.

    В 1976 году Владимир Кириллович пожаловал жениху своей дочери Марии Владимировне  -  принцу Францу Вильгельму Прусскому  титул “великого князя» Михаила Павловича.  Он принял  православие,   и в этом  же году они обвенчались.  В 1981 году в браке родился Георгий Михайлович.

  В связи с этим “Объединением членов рода Романовых” было сделано заявление о том, что «счастливое событие в королевском Прусском Доме не касается “Объединения членов рода Романовых”, так как новорожденный принц не принадлежит ни Императорской Российской Фамилии, ни Дому Романовых».

    Но в 1985 году   супруги   развелись,  Михаил Павлович вновь стал Франц-Вильгельмом Прусским. Но Мария Владимировна почему-то осталось Романовой, как в девичестве. А ведь все дочери Князей крови Императорской принимали титулы и фамилии своих мужей. Почему исключение должно делаться  для княжны Романовой Марии Владимировны?

   В 1989 году Владимир Кириллович, провозгласил  свою дочь Марию Владимировну  наследницей Российского престола,  а она  в 1992 году, после смерти Владимира Кирилловича,  издала «Манифест о принятии Главенства в Российском Императорском Доме» и объявила своего сына Георгия — “Наследником- Цесаревичем”, а точнее “Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич” (Е.И.В).

  Вот такой династические  цирковые трюки  позволяли  себе  Владимир Кириллович его дочь.

     Поступки Марии Владимировны  вызывали возмущенную реакцию потомков Романовых  и  русской аристократии  за рубежом, в то же время  у нее  много сторонников. Как видим и  РПЦ  на их стороне.

    Официальное российское “Объединение членов рода Романовых” не признаёт царственную особу.    По их  мнению,    с династической точки зрения  сын Марии Владимировны Георгий Михайлович,  не являясь  прямым потомком российских императоров по мужской линии, даже в теории не имеет никаких прав на не существующий  престол и  корону Российской империи.

  Заключение же неравнородного (морганистического брака) Георгия Михайловича   с итальянкой  Ребеккой Беттарини свело вообще на нет  какие- либо его претензии титул престолонаследника на несуществующий престол.

   Несмотря на конфликт между потомками и отрицание принадлежности Георгия к императорской семье Романовых,  Русская православная церковь обвенчала новобрачных в одном из главных храмов Санкт-Петербурга.

   Статус Марии Владимировны   остается спорным и неоднозначным. Для одних она лишь видная общественная деятельница, для других - Великая княгиня, для третьих - местоблюстительница Российского престола или даже «Государыня Императрица».

    Вот как  смотрит на  этот вопрос   М. Медведев - Член Геральдического совета при Президенте Российской Федерации:

  - “Мария Владимировна не является ни главой, ни даже членом Российского Императорского дома.  Она является легитимной представительницей рода Романовых, княжной Российской Империи,  с правом на титул «Светлость» и, возможно, также рядовым членом императорского дома Гогенцоллернов, принцессой Прусской (она в разводе с супругом, и нам неизвестно, как решился вопрос о проистекающих из их брака прав супруги).      Иначе говоря, она — частное лицо. Отнюдь не государыня.

   Она довольно широко признается в международном сообществе как представительница российской имперской традиции, глава Императорского дома и династических орденов Империи.

     Однако эти признания сами по себе не способны придать ей таковой статус.  Российский императорский дом Романовых  существует сейчас только в воображении этой «великой княгини», ее приближенных и некоторого количества искренних монархистов, не вникающих в происхождение носителей громких титулов”.

    Мария  Владимировна,   “продолжая дело своих царственных предшественников и стремясь помочь соотечественникам в возрождении традиционных основ государства и общества”,  как указано на сайте “Российского императорского дома” посетила Россию более 80 раз.

   Вот и венчание  Георгия Михайловича 1 ноября 2021 года,  видимо,  по мнению этого дома  и есть желание  помочь нам в  “возрождении традиционных основ государства и общества”, другими словами - в возрождении монархии.  

   Только  забыли  нас спросить: Нужно ли нам такое “возрождение”  и ее “царственная помощь”? .  

 

Об охране и защите морских богатств Русской Арктики

     Сегодня интерес к Арктике и скрытым в ее шельфе богатствам проявляется с новой силой, и целый ряд стран претендует на то, что по праву принадлежит России.   Россия имеет право на значительную часть Арктического шельфа и начала самым серьезным образом осваивать Арктику.

      В годы Первой мировой войны, спекулируя на многочисленных просьбах о военной помощи, англичане с союзниками прочно обосновались на Русском Севере.

      После событий Октября 1917 года и заключения Брестского мирного договора они не собирались уходить оттуда. В Мурманске их поддержали меньшевики и эсеры, а также офицеры флотилии, большинство из которых были враждебно настроены по отношению к советской власти.

  Интервенты хозяйничали на Севере до 27 сентября 1919 года, когда последний солдат экспедиционного корпуса покинул Север. Вместе с интервентами ушло около 2 тысяч русских сторонников белого движения.  

   В марте 1920 года Русский Север был полностью освобожден от интервентов и белогвардейцев.Но надо ведь было охранять и защищать громадные северные территории России и их богатства..

    Какие же Арктические территории перешли от царской России и стали принадлежать Советской республике после Октября 1917 года?

     Впервые Россия заявила о своих правах на Арктические территории в 1916 году, когда   Министерство иностранных дел России направило зарубежным государствам ноту о включении в состав своей территории всех земель, "расположенных к северу от азиатского побережья Российской Империи".

    В   Меморандуме Народного комиссариата иностранных дел от 4 ноября 1924 года, направленном всем государствам, СССР подтвердил положения ноты 1916 года о принадлежности РСФСР всех земель и островов, составляющих северное продолжение Сибирского материкового плоскогорья.

    Заявление это было односторонним, спорить с Россией никто не стал, но и официального  признания принадлежности этих территорий нашей стране  от стран не последовало.

   Арктическое побережье оказалось под контролем Советской Республики, не имеющей  полноценного флота на Севере и не признанной  большинством стран мира.

    Этим военно-правовым «вакуумом» воспользовались на Западе,    прежде всего Норвегия.

    В годы Гражданской войны иностранцы творили на северных территориях все, что хотели. Продолжился хозяйственный беспредел и позже, пока Советская республика не стала принимать  соответствующие меры по охране всех водных ресурсов Севера.

     Президиум ЦИК СССР 15 апреля 1926 года принял постановление "Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане".

    Документ гласил, что "территорией Союза ССР являются все как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова, расположенные в Северном Ледовитом океане к северу от побережья Союза ССР до Северного полюса в пределах между меридианом 320 градусов 4 мин. 35 сек. восточной долготы от Гринвича, проходящим по восточной стороне Вайда-губы через триангуляционный знак на мысу Кекурском, и меридианом 168 градусов 49 мин. 30 сек. западной долготы от Гринвича, проходящим по середине пролива, разделяющего острова Ратманова и Крузенштерна группы островов Диомида в Беринговом проливе.    Архипелаг Земля Франца-Иосифа объявлялся советской территорией".

     При этом была приведена ссылка на заявление российского правительства от 1916 года и на тот факт, что эти земли лежат западнее линии разграничения, указанной в российско-американском договоре 18 (30) марта 1867 г. о продаже Аляски.

       Это пространство позже получило официальное наименование «Арктического сектора СССР».

       Постановление делало исключение для земель и островов, принадлежность которых иностранным государствам была ранее признана советским правительством (имелись в виду архипелаг Шпицберген и остров Медвежий, владение которыми Норвегией закреплено Парижским договором от 9 февраля 1920 года).

Поскольку в заявлениях советского правительства речь шла, в
основном, о безлюдных и неиспользуемых землях и водах Севера, серьезных дипломатических конфликтов не последовало.

    Однако в  советском  арктическом секторе браконьеры и контрабандисты продолжали действовать в тех же масштабах, как и в Гражданскую войну.      А молодой Советской республике  было просто нечем защищать свои арктические владения.

    К началу Первой мировой войны единственным военным кораблем на Русском Севере,  не считая гидрографических судов, было посыльное судно “Бакан”, построенное  на Невском механическом заводе в 1896 года. “Баканом” командовал капитан 2-го ранга Сергей Матвеевич Поливанов.

    Вместе с «Баканом» дозорную службу несли вооруженные пароходы, а с 1915 г. и гидрографические суда «Таймыр» и «Вайгач».  (В 1918 году  "Вайгач"  в   Енисейском заливе наткнулся на не отмеченную на карте  подводную скалу и затонул.  “Таймыр”  нес  свою службу  на Севморпути  до 1954 года).

  Практически  с  судна  “Бакан”, водоизмещением 885 тонн и вооруженного четырьмя пушками (две 47-мм и две 37-мм) и  началась история создания военной Флотилии Северного Ледовитого океана.

  Флотилия Северного ледовитого океана (ФСЛО) - оперативное объединение российского флота на Северном морском театре военных действий была  сформирована согласно  Высочайше утверждённому приказу от 19.07.1916 года.  

     Флотилия комплектовалась в основном за счет кораблей, переведенных с Тихого океана (Сибирская военная флотилия) и переоборудованных торговых судов.

     С Дальнего Востока на  Север в начале 1916 г. начали  перебрасываться броненосцы  “Чесма” ( бывший “Полтава”),  “Пересвет”  и  крейсер «Варяг», затопленные в 1904 году во время русско-японской войны,  поднятые и восстановленные японцами, а затем закупленные морским министерством России за 15 млн. золотых рублей.

     Летом 1917 г. в Заполярье прибыл русский крейсер «Аскольд», который до этого действовал вместе с флотом союзников на Средиземном море.

     В первой половине 1916 г. переход на Север из Владивостока совершили миноносцы «Властный» и «Грозовой».    В ноябре 1916 года  было решено перевести на Север из Сибирской флотилии еще четыре миноносца: “Капитан Красовский”, “Лейтенант Сергеев”, “Бесшумный” и “Бесстрашный”, которые прибыли в Александровск  28 августа 1917 года.  Перешел вместе с ними также  транспорт-мастерская «Ксения».    С конца августа 1915 г. стали прибывать новые тральщики, построенные по заказу России в Англии.

     К   октябрю  1917 г.   в составе  флотилии Северного Ледовитого океана числилось:   99 боевых  и вспомогательных судов, в том числе один линейный корабль, два крейсера, шесть миноносцев, одна подводная лодка, 17 посыльных судов, один минный заградитель, 44 тральщика, пять сторожевых катеров, семь гидрографических судна, три транспорта, 10 портовых судов и два  морских ледокола.

     Личный состав  флотилии составляли  11,4 тыс. офицеров и матросов, до 2 тыс. солдат и до 2,5 тыс. ратников морского ополчения (вспомогательные службы).

      Когда же в  начале 1920 г. Красная армия закончила освобождение Русского Севера от белых и интервентов, то  судовой состав флотилии Северного Ледовитого океана насчитывал всего 12 посыльных и гидрографических судов, 4 миноносца и 9 тральщиков, не считая старого линейного корабля «Чесма», потерявшего боевое значение. Осталось несколько ледоколов.

    Англичане и  белогвардейцы на Севере угнали за границу лучшие суда флотилии Северного Ледовитого океана, а оставшиеся суда находились в плачевном состоянии и требовали капитального ремонта.

    Советская Россия в условиях голода и разрухи не имела возможности выделить средства на ремонт и содержание кораблей на Севере.

     В результате  Флотилия СЛО, преобразованная  в марте  1920 г. в Беломорскую военную флотилию, а затем в апреле 1920 года  в  Морские силы Северного моря в январе 1923 г. была расформирована, а боевые корабли сданы на слом или переданы гражданским ведомствам.

     Аналогичная картина сложилась и на Дальнем Востоке. Созданные в начале ноября 1922 г. Морские силы Дальнего Востока в сентябре 1926 г. были расформированы. Таким образом, СССР оказался вообще без военно-морских сил  как на Севере, так и в Тихом океане.

      Все, что могла себе позволить нищая республика, это организовать в Архангельске летом 1920 года  Особый отдел охраны побережья Белого моря и Ледовитого океана. В  январе 1923 г. охрана морской границы на Дальнем Востоке была поручена Приморскому отделу ГПУ во Владивостоке.

       В целом для  охраны рыбных и звериных промыслов Русского Севера можно было только использовать   бывшие тральщики, Т-15, Т-21 и Т-23, приобретенные Россией у Англии еще в 1915 году, а также пароходы «Полярный» и «Беднота» с пушками малого калибра, пограничные катера, вооруженные пулеметами.

      Первое вторжение браконьеров в советские воды произошло в апреле 1920 года, когда   сотни промысловых судов Норвегии вторглись во внутренние воды РСФСР  от Мурманска до Архангельска. Дошло до того, что норвежцы били тюленей не только в горле Белого моря, но даже в устье Северной Двины.  Практически  браконьерам никто не мешал. А несколько нот, посланных Норвегии наркомом иностранных дел РСФСР Г.В. Чичериным, остались без ответа.

 Били белуху и нерпу, моржей, белых медведей. Особенно пострадала беломорская популяция гренландского тюленя – в общей сложности норвежцы и финны в 1920 году убили 160 тысяч особей. Это в 8 раз превышало объем тогдашнего советского промысла.
     В  1920-х годов пограничники «поймали с поличным» в общей сложности около 500 иностранных судов.

    4 мая 1920 г. Чичерин направил ноту министру иностранных дел Норвегии, в которой сообщалось, что Белое море является внутренними водами Советского государства.

     24 мая 1921 г. был издан декрет Совнаркома СССР «Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море»..

      Декрет устанавливал исключительное право РСФСР на эксплуатацию рыбных и звериных угодий в следующих районах: в Белом море – к югу от прямой линии, соединяющей мыс Святой Нос и мыс Канин Нос, в Чешской губе и в Северном Ледовитом океане, начиная от западной границы (в то время с Финляндией) до северной оконечности Новой Земли, вдоль берега, на расстоянии 12 миль от линии наибольшего отлива как по материковому побережью, так и по побережью островов. В этом водном пространстве право на промыслы предоставлялось лишь советским гражданам.

   Погранвойскам было дано указание  о конфискации  у нарушителей суда, снастей, грузов, орудий лова, самих же браконьеров арестовывать и судить.

   21 марта 1922 г., накануне начала зверобойного сезона,  МИД Норвегии направил в Наркомат иностранных дел РСФСР ультимативную ноту, в которой требовал немедленной отмены Декрета Совнаркома РСФСР от 24 мая 1921 г., а также:

1) ликвидации понятия «советские территориальные воды» для северных широт;

2) смещения государственной границы России к кромке побережья в Баренцевом и Белом морях;

3) объявления всего Белого моря и Чёской губы за полуостровом Канин открытыми морями.

     В период с 25 апреля по 10 мая 1922 г. сотни норвежских промысловых судов вновь вторглись в Баренцево и Белое моря, в территориальные воды России, причем в таком количестве, что местное население не смогло выйти на промысел. Погранвойска РСФСР на сторожевых катерах произвели задержание и арест нескольких десятков зверобойных шхун-браконьеров.

     НКИД РСФСР вновь направил протест Норвегии против действий ее зверобойного флота.МИД Норвегии  в свою очередь потребовал отпустить норвежских браконьеров, заявляя о непризнании Норвегией ни декрета, ни самого правительства России.

     С началом зверобойного сезона в июле  1923 года  норвежские суда  десятками вновь вторглись в Белое море уже  под защитой броненосца береговой обороны  «Хеймдал», который вошел в Горло Белого моря и огнем своих  орудий калибра 210 и 152 мм отгонял советские пограничные сторожевые катера, пытавшиеся задержать суда-браконьеры.

     Англия также не отставала от  Норвегии в деле расхищения богатств Русского Севера.   Так, в марте 1923 г. тральщик Т-15 обнаружило в районе острова Большой Олений два английских траулера, промышлявших в 3-мильной зоне.  На требование прекратить промысел и покинуть советские территориальные воды англичане никак не среагировали. Приказ остановиться также был проигнорирован, пришлось высаживать досмотровую группу на борт траулеров на ходу.  Это была первая подобная высадка морпогранохраны на браконьерское судно. Траулеры были задержаны.

     Советская Республика не имела  достаточных средств защиты северных промыслов, что позволило   норвежским судам  в Белом море  полностью дезорганизовать  промысловую деятельность поморского населения.   Браконьерская акция 1923 оказалась наиболее варварской.

   Пользуясь безнаказанностью, норвежцы забили свыше 900 тыс. голов тюленей, уничтожая вопреки международным законам, самок и бельков, а также оставляя на льду много подранков, будучи порой не в силах погрузить всю добычу на суда. Такое хищничество подорвало естественное воспроизводство зверя

  На ноту протеста РСФСР норвежский МИД бесцеремонно ответил, что Норвегия  «вела и будет вести лов там, где ей нужно».

   Нарастающая напряженность в отношениях стран была ликвидирована только после того, как Норвегия признала СССР де-юре 15.02.1924.  Правда  в обмен на признание Советским Союзом Парижского договора о Шпицбергене и сохранение за норвежцами права вести концессионную добычу тюленя в горловине Белого моря («Олесундская концессия»).

    Чтобы как-то слабить  беспредел  норвежских браконьеров  16 декабря 1924 в Ленинграде был подписан договор о норвежской концессии в СССР на ведение зверобойного промысла по государственным квотам СССР. Советская администрация допустила в Белое море 90 норвежских судов, которые вели лов согласно выделенным им квотам. Концессионная плата была невыгодной для РСФСР – она составляла всего 5,8% от стоимости добычи. В 1923-29 гг. Норвегия официально добыла в советских водах 1,4 млн.голов  морского зверя.

     Весной 1928    сотни норвежских промысловых судов вновь совершили прорыв за линию морской советской границы, держа курс на о. Колгуев  и Новую землю. Советские пограничные корабли выдворили нарушителей обратно.

   СНК СССР принял решение закрыть морскую границу на Севере, и прервать в связи с этим норвежско-советскую концессионную  торговлю.

  В ответ на это Норвегия 11.09.1928 года направила ноту СССР с угрозой войти весной 1929 года на промысел в советские воды «в сопровождении 2-х  английских боевых кораблей».

    НКИД СССР решительно отверг  угрозу норвежского МИД,  заявив 15.09.1928 г.,  что СССР   готов выполнить свой долг по охране советских границ. Это заявление несколько охладило пыл норвежской дипломатии.

   Однако,  Норвегия решила захватить Землю Франца-Иосифа, объявленную Постановлением  Президиума  ЦИК СССР 15 апреля 1926 года советской территорией, поскольку там еще не было ничьей полярной станции.      Норвегия   планировала  создание  в 1929 году постоянного норвежского поселения на архипелаге, готовились суда «Баллеросен» и «Торнес-1» для экспедиции на ЗФИ.

    Но норвежская экспедиция опоздала….

    21 июля 1929 года пароход «Георгий Седов» вышел из Архангельска и 29 июля, пройдя через тяжёлые льды, подошёл к мысу Флора. Санная партия, высадившись на мыс, установила флаг СССР.     30 августа 1929 года была торжественно открыта первая постоянно действующая на Земле Франца-Иосифа, на острове Гукера,  полярная станция  «Бухта Тихая». поднят флаг СССР и передана первая радиограмма на материк,

   Норвегия ответила тем, что в 1930–1932 гг. ее промысловые суда отдельными группами проникали в советские территориальные воды, где вели варварскую охоту на тюленей, моржей, белых медведей, активно мешали советским рыболовным артелям вести промысел и похищали имущество русских поморов.

    В 1932 году, после задержания 10 норвежских судов,  в Белое море для защиты своих браконьеров  Норвегия  направила  фрегат «Фритьоф Нансен», который даже  открывал  огонь по советским пограничным кораблям.

  Это  массовое норвежское браконьерство или “тюленья война”,  как еще ее называли,  прекратилась только в 1933 году.

    20 июня 1933 года. завершилось строительство Беломоро-Балтийского  канала имени Сталина. 25 июня 1933 г. по всему каналу от начала до конца прошёл пароход «Чекист».

   20 июля 1933 года в порт Сорока ( ныне Беломорск) из Кронштадта,   по только что построенному  Беломорско-Балтийскому каналу прибыла Экспедиция особого назначения (ЭОН-1)  в составе которой были:  эсминцы “Урицкий” и “Куйбышев”, сторожевые корабли “Ураган” и “Смерч”, подводные лодки “Декабрист” и “Народоволец”

21 июля на пароходе “Товарищ Анохин” в порт Сорока прибыла правительственная делегация в составе Сталина И. В., Ворошилова К. Е., Кирова С.М. Они обошли строй  кораблей ЭОН-1, затем И.Сталин и Ворошилов осмотрели эсминец «Урицкий» и подводную лодку «Декабрист».

     А уже 22 июля  Сталин , Ворошилов и Киров были в Мурманске, откуда на буксире “Буревестник” отправились  в Екатерининскую гавань, осмотрели ее и вернулись обратно в Мурманск. Свидетельств тому, что И.Сталин со спутниками сходил на берег в Полярном нет.

Но именно  после  посещения Екатерининской гавани  Полярный и стал  местом  базирования Северной военной флотилии,   В Полярном была установлена  мемориальная доска в честь посещения И.Сталина,  а в  1961 году открыли ему памятник. Правда  через несколько лет все это было уничтожено.

    5 августа 1933 года корабли  ЭОН-1 прибыли в Мурманск, где вошли в состав Северной военной флотилии, сформированной директивой  начальника штаба РККА от 1 июня 1933,  года, что положило начало Северному флоту  СССР.

     В этом же году, вслед за кораблями ЭОН-1, по тому же маршруту  в Мурманск прибыли корабли ЭОН-2, в  составе эсминца “Карл Либкнехт”, сторожевого корабля “Гроза” и подводной лодки Д-3 “Красногвардеец”.

    7 июня 1934 года Совет Труда и Обороны СССР принял постановление «О развитии военно-морских баз и аэродромов морских сил Севера». Основной операционной базой СФ утверждался посёлок Полярный, тыловой базой – губа Ваенга, судоремонтной – город Мурманск.    В дальнейшем до начала Великой Отечественной войны и во время ее  Северный флот пополнялся кораблями и подводными лодками.

   C норвежским  браконьерством  в  морях Русского  Севера было покончено.

    В декабре 1936 Правительство СССР приняло решение ликвидировать последнюю норвежскую зверобойную концессию. В сентябре 1939 в Горле Белого моря была введена запретная зона, и норвежские концессионеры прекратили зверобойный промысел.

   Защита Советского Заполярья  в  Великую Отечественную войну-это отдельная героическая тема.

    После окончания  Второй  мировой войны  и началом холодной войны, арктические районы СССР  стали  рассматривалась как граница с основным потенциальным противником – США.

   Нужно было принимать меры, чтобы защитить наши северные рубежи, прежде всего  исследовать будущий театр военных действий в свете усиления угрозы реального ядерного удара по СССР со стороны  наших северных границ, которые могут достигаться  стратегической авиацией США, находить и осваивать «ледяные авианосцы» в Арктике.  

    Высокоширотная воздушная экспедиция (ВВЭ) – “Север- 2”, начатая в соответствии  с  постановлением Правительства  от 19 февраля  1948 года, стала советским ответом на все возрастающую активность США и Канады  в Арктике.      Целями военно-технической  программы стали: определение возможности базирования и действий боевой авиации и сухопутных войск во льдах и на побережье Ледовитого океана в случае военного столкновения между СССР и США в Арктике, а также испытания новой техники (самолётов, средств навигации и связи, систем бомбометания,и т. п.).

ВВЭ «Север-2» началась 17 марта 1948 г. вылетом из Москвы нескольких  военно-транспортных самолётов  для проверки трасс и аэродромов.  
     Экспедиция проходила в обстановке совершенной секретности.        Сообщений о ней в средствах массовой информации не было. Все военные полетели под своей «легендой»: географ, топограф.и пр.

     Руководителем ВВЭ “Север-2” был начальник Главсевморпути контр-адмирал Александр Кузнецов.       Материалы экспедиции были рассекречены только в 1956 году.        Всего в апреле –мае 1948 года экспедицией “Север-2” были организованы восемь временных баз на льду, в том числе в точке географического  Северного полюса, на которых проводились разнообразные научные исследования.

     23 апреля 1948 г. три самолёта Полярной авиации, которые пилотировали летчики Иван Черевичный, Виталий Масленников, Илья Котов, вылетев с острова Котельный,  в 16.44 ( моск.вр) приледнились в точку 90 градусов северной широты, т.е. точку географического Северного полюса   Земли.       В 1988 году книга рекордов Гиннесса признала советский полярный десант 23 апреля 1948 года первым покорением Северного полюса.

    В период работы экспедиции самолёты совершили 121 посадку на ледовые аэродромы на дрейфующих льдах в 10 пунктах Центральной Арктики.

     ВВЭ   “Север-2”  завершила свою работу 8 мая 1948 года  и  возвратилась на Большую землю.     Успешная работа этой экспедиции дала полярным авиаторам богатый опыт посадок на дрейфующие льды.

    Получение информацию о состоянии ледяного поля в различных районах Арктики, позволило вскоре  провести эксперимент по перелёту группы истребителей Ла-11 на один из ледовых аэродромов. Посадки истребителей  на дрейфующие льды были выполнены впервые в истории авиации и подтвердили возможность  использовать истребители для перехвата вражеских бомбардировщиков на дальних северных рубежах.

   Затем в арктическом регионе  были обустроены аэродромы стратегической авиации, развернута группировка средств ПВО, на Чукотке размещалась 14-я десантная армия Дальневосточного военного округа.

    В 1990-е годы  большинство российских военных объектов в Арктике было заброшено, в настоящее время ведется работа по восстановлению постоянного военного присутствия в регионе.

     2 мая 2014 года Президент РФ В. Путин подписал указ "О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации".

     Согласно этому документу, российская часть Арктики включает Мурманскую, Архангельскую области; Республику Коми и Якутию; Красноярский край; Ненецкий, Чукотский, Ямало-Ненецкий автономные округа, Беломорский, Кемский и Лоухский районы Карелии, а  также "земли и острова, расположенные в Северном Ледовитом океане и некоторые улусы Якутии, которые были объявлены территорией СССР постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 года".

    На данный момент международно-правовой статус Арктики окончательно не урегулирован.В отличие от сухопутных участков побережья и островов, арктический шельф, простирающийся до Северного полюса, не принадлежит ни одному из государств.

     На него претендуют Россия, а также приарктические страны - Норвегия, Дания, Канада и США. Действующее международное законодательство, однако, не признает особых прав арктических стран.

    Однако в 2010 году Россия сделала Норвегии большой подарок .

    Д. Медведев (тогда Президент РФ) и И. Столтенберг ( тогда премьер-министр Норвегии, а ныне – Генсек. НАТО) 15 сентября 2010 года в Мурманске  подписали Договор о разграничении морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, которым был передан Норвегии  громадный участок шельфа Баренцова моря, около 85 тыс. кв.км.

   Эксперты назвали заключенное соглашение нашим провалом. Премьер-министра Й. Столтенберга весь Запад поздравлял с историческим достижением и крупной дипломатической победой. Факт, что Россия «дала слабину» в территориальном вопросе, не мог остаться незамеченным и для других стран, имеющих к ней претензии и прежде всего Японии.

    Переданный  участок   оказался богатой нефтегазоносной провинцией. По данным Нефтяного директората Норвегии (NPD), два года сейсморазведки показали наличие в районе извлекаемых запасов не менее 1,9 млрд баррелей углеводородов (15% - нефть), что подняло оценку извлекаемых шельфовых запасов Норвегии на 11% до 18,7 млрд баррелей, сообщает Reuters.

  Кроме того, это привело к громадным реальным потерям отечественного рыболовства. Поэтому рыбаки Севера удостоили Медведева звания - “Президента  полубаренцевоморского”.

    Согласно Конвенции ООН 1982 года по морскому праву (ратифицирована РФ в 1997 году), полный суверенитет прибрежного государства охватывает только 12-мильную зону прибрежных территориальных вод. Частичный суверенитет распространяется на 200-мильную исключительную экономическую зону, где государство имеет суверенное право разрабатывать природные ресурсы.

    В случае отказа от утверждения секторального разделения Арктики Россия теряет суверенные права на 1,7 млн кв. км своего арктического сектора. Согласно ст. 77 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. прибрежные государства также имеют суверенные права (в частности, на разработку природных ресурсов) в области своего континентального шельфа.

   При этом согласно ст. 76 этой Конвенции, континентальный шельф прибрежного государства включает морское дно и недра "на всем протяжении естественного продолжения" под водой сухопутной территории государства, вплоть до внешней границы окраины материка.

     В 2001 году Россия впервые направила в Комиссию ООН по границам континентального шельфа представление о расширении своих внешних границ по арктическому шельфу.     Основанием для этого послужили исследования рельефа морского дна, в ходе которых установлено, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева, проходящие по дну Северного Ледовитого океана, являются продолжением Сибирской континентальной платформы.

   Первая заявка была отклонена, однако в августе 2015 года была подана новая, дополненная результатами последних исследований.

   Ее презентация в ООН состоялась 9 февраля 2016 года. В случае ее одобрения, площадь российского континентального шельфа увеличится на 1,2 млн кв. км (в настоящее время - 4,1 млн кв. км).

   3 апреля 2019 года подкомиссия ООН приняла промежуточное решение, признав геологическую принадлежность части территорий Арктики к континентальному шельфу России.      Рассмотрение вопроса в ООН продолжается.

    Согласно "Основам государственной политики РФ в Арктике"  Россия создает в регионе группировку войск (сил) общего назначения, "способных обеспечить военную безопасность в различных условиях военно-политической обстановки".

    С 1 декабря 2014 года на базе Северного флота действует объединенное стратегическое командование "Север", задачей которого стало обеспечение защиты национальных интересов России в арктической зоне.

  31 декабря 2014 года в составе береговых войск СФ была образована 80-я отдельная арктическая мотострелковая бригада, базирующаяся в пос. Алакуртти (Мурманская обл.). Сформированы группировки войск на островных территориях РФ в Арктике, в том числе на Новой Земле, Земле Франца-Иосифа, Новосибирских островах, на острове Врангеля и мысе Шмидта.  Развернуты   средства ПВО и ПРО и пр.

    Проведенная в интересах Минобороны реконструкция аэродрома Угольный в Анадыре,  позволила принимать все типы самолетов и вертолетов. В 2017 году на него впервые приземлились дальние бомбардировщики Ту-22М3. А со следующего года туда стали регулярно прилетать стратегические ракетоносцы Ту-160.

    Минобороны сообщило о начале постоянного боевого дежурства в Анадыре флотских истребителей-перехватчиков МиГ-31БМ из состава авиаполка на Камчатке. Уже несколько лет на Угольном дежурит и подразделение беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) с аппаратами «Орлан-10» и «Форпост».    Объявлено  о создании  на Чукотке отдельной дивизии  береговой обороны.    Появилась информация о планах создания особого Арктического флота России.

  Будем надеяться, что Арктический сектор России  находится под надежной защитой ,  и больше  мы в Арктике и не только в ней   ничего не отдадим.

  “Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим” .

   Эти слова нанесены на здание Академии  погранвойск в Москве, на Ленинградском проспекте.

 . Сами слова - поэтическое переложение  (  “Марш танкистов" кф “Трактористы”) слов И.Сталина, сказанных им на  XVI съезде  ВКП(б)  27 июня 1930 г.:  " Ни одной пяди чужой земли не хотим. Но и своей земли,ни одного вершка не отдадим никому..”

 

 

Дело четырех адмиралов

  Вскоре после окончания войны, началась компания идеологического закручивания гаек.

   В августе 1946 года вышло знаменитое постановление ЦК ВКПб о журналах “Звезда” и “Ленинград”, ударившее по Анне Ахматовой , Михаилу Зощенко и другим писателям, которые были названы пошляками и подонками литературы.

   Весной 1947 года началось компания по борьбе с космополитизмом, началу которой было положено обвинением ряда врачей в передаче на Запад результатов научных исследований. В ходе этой компании и была опробования система наказаний,  в виде предания виновных суду чести.

    Эти общественные суды чести были созданы постановлением СМ СССР и ЦК КПСС от 28 марта 1947 года во всех министерствах и центральных ведомствах.

  Первый «суд чести» состоялся над учеными-микробиологами супругами Н.Г. Клюевой и Г.И. Роскиным. Потом было проведено несколько таких же судов над биологами (после сессии ВАСХНИЛ 1948 года) и физиологами (после «павловской сессии» 1950 года).

  Эта компания не обошла стороной и Военно-Морской Флот , прежде всего в лице Наркома ВМФ Адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова.

   Н.Г. Кузнецов своей компетентностью, независимым характером и нежеланием угодничать явно диссонировал со сталинским окружением и вызывал большое раздражение у И. Сталина и его окружения. На одной из встреч И. В. Сталин сказал адмиралу: «Почему, Кузнецов, ты все время ругаешься со мной? Ведь органы уже давно просят у меня разрешения тобою заняться».

   Когда заместитель И. Сталина по Наркомату обороны Н.А. Булганин предложил план реорганизации системы управления вооруженными силами, при которой права Наркома ВМФ значительно сокращались, Н.Г. Кузнецов  выступил против, хотя понимал, что булганинский план составлен по указаниям Сталина.

     В 1946 году И. В. Сталин предложил разделить Балтийский флот на два самостоятельных флота. Но Н.Г. Кузнецов, ссылаясь на мнение Главного морского штаба, ответил вождю: «Балтийский морской театр по своим размерам невелик, поэтому целесообразно иметь одного оперативного начальника».

  Н.Г. Кузнецов вспоминал о том, что последовало за его отказом разделить Балтийский флот:

   «А. И. Микоян — не знаю, по своей инициативе или по поручению Сталина, счел необходимым переговорить на эту тему с И. С. Исаковым. Тот, узнав позицию Сталина, счел более благоразумным согласиться с мнением Сталина, хотя это не укладывалось ни в какие рамки нормальной точки зрения адмирала, хорошо подготовленного в оперативном отношении. И. С. Исаков при его прекрасных отдельных качествах всегда опасался за свое служебное место…»

   Возражения Н.Г.Кузнецова против первой послевоенной кораблестроительной программы окончательно решили его судьбу. Высказываясь за более сбалансированный  подход к развитию флота,  и глядя тем самым далеко вперед, Кузнецов настаивал на проектировании и закладке авианосцев, считая, что за ними и за подводными лодками – будущее.   И. Сталин же с 1930-х годов отдавал предпочтение линкорам и тяжелым крейсерам с мощным артиллерийским вооружением.

    Когда Н. Г. Кузнецов докладывал на Политбюро ЦК ВКП(б) план строительства флота на послевоенный период, произошел неприятный инцидент: «Сталин внимательно слушает, вдруг Хрущев перебивает докладчика своей репликой раз, другой. Кузнецов не обращает на это внимания. Сталин постучал карандашом и одернул члена Политбюро: „Хрущев, вы мешаете слушать, продолжайте…“ И когда еще раз Хрущев перебил наркома ВМФ, то он, обратившись к Хрущеву, резко сказал: „Послушайте, Никита Сергеевич, вы мне мешаете докладывать, ведь вы ничего не понимаете в этом вопросе“».

    Дорого обошлись в дальнейшем эти слова адмиралу Н. Г. Кузнецову. Хрущев это запомнил и в 1955 году отомстит.

    25 февраля 1946 года Наркомат обороны был преобразован в Наркомат Вооруженных сил (позднее - в Министерство Вооруженных сил). Самостоятельный  Наркомат ВМФ был упразднен, а его службы вошли в новое министерство.

    Балтийский флот разделили  на два флота – 4 флот и 8 флот.

     Н. Г. Кузнецов был назначен Главнокомандующим Военно-морскими силами и заместителем министра Вооруженных сил. С адмиралом начали сводить счеты, почувствовав удобный момент, приближенные вождя. В мемуарах Н. Г. Кузнецов называет своим «злым гением» Н. А. Булганина.

     В начале января 1947 года на заседании Главного военного совета И. В. Сталин предложил освободить адмирала флота Н. Г. Кузнецова от занимаемой должности.

    Главкома ВМС это решение не застало врасплох, он прекрасно осознавал, что это все с подачи  Н. А. Булганина.

   Адмирал Л.М. Галлер был  освобожден от  должности заместителя Наркома ВМФ и назначен начальником   Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. Крылова…

    Главкомом  ВМС назначается  командующий Тихоокеанским флотом И. С. Юмашев.

    17 января 1947 года Главный военный совет вслед за Балтийским разделил и Тихоокеанский флот на два — 5-й и 7-й флот.

     19 февраля 1947 года адмирала Н. Г. Кузнецова назначили начальником Управления военно-морских учебных заведений.

     Набравшая обороты  кампания по борьбе с космополитами, фактами «преклонения» перед зарубежными авторитетами, «некритического» подхода к опыту боевой деятельности иностранных флотов были обнаружены и в системе военно-морского образования.

    Так, в Военно-морской академии имени К. Е. Ворошилова в качестве «улики» сослались на использование в учебной программе труда немецкого военно-морского специалиста А. Штеннеля «История войны на море с точки зрения морской тактики».

    В Высшем военно-морском инженерном училище имени Ф. Э. Дзержинского бдительные «патриоты» указали на конспект лекций «Вторая мировая война на море», где ставились в пример некоторые операции флотов Англии и США.  и т.д

    Добрались  и до начальника военно-морских учебных заведений адмирала Н. Г. Кузнецова.

    Ему вспомнили прошлое.

   3 октября 1947 года на имя Н.А. Булганина поступил рапорт капитана 1 ранга В. И. Алферова  о якобы незаконной передаче союзникам во время войны документации на авиационную торпеду 45–36АВ–А (авиационная высотного торпедометания -Алфёрова).

     В нем автор жаловался на то, что его торпеда, которую он своевременно не защитил авторским свидетельством, три года назад на правах взаимной информации была передана англичанам.

     Следует отметить, что при разработке этой торпеды пошли путем  копирования, взяв за образец  торпеду   "45Ф", выпускаемую заводом Уайтхеда в Фиуме (Италия),  лицензия на производство которой была приобретена в Италии еще в 1935 году. Оригинальность отечественной разработки заключалась лишь в своеобразной конструкции грузового парашюта. Торпеда  45- 36АВ-А  была принята на вооружение в 1939 году.

     В 1944  году  весь Финский залив  был забит немецкими минами, преимущественно электромагнитными, средств борьбы с которыми у нас не было.   Отечественные тралы были созданы позже.

     Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов знал, что англичане имеют специальный трал «ЛАЛ» против электромагнитных мин, и своим решением обменял документацию  торпеды 45- 36АВ-А  на образец этого трала.

     Но торпеда была  якобы «секретной», что позволило В. И. Алферову обвинить главкома и его заместителей «в антигосударственных и антипатриотических поступках».

     Кто такой В.И. Алферов.

     Во флоте он прослужил от командира торпедного катера до заместителя начальника Научно-исследовательского минно-торпедного института в Ленинграде. Был откомандирован в Наркомат судостроительной промышленности, где  работал директором завода № 182 (позднее „Дагдизель“) в  Махачкале и заместителем начальника Научно-технического комитета в Наркомсудпроме.

   Перейдя во вновь организованное 1-е Главное управление Совета Министров СССР, капитан 1 ранга В.И. Алфёров был назначен в КБ–11, заместителем главного конструктора.

     Работу в Министерстве среднего машиностроения он закончил в 1968 году в звании контр-адмирала и должности заместителя министра.

     Работая   в  Минсредмаше,   В.И. Алфёров   сразу же после испытания первой водородной бомбы инициировал  разработку сверхбольшой торпеды Т–15  с термоядерной боевой частью    для первой атомной подводной лодки пр.627.  Разработка  этой торпеды  ввиду высокой степени секретности сначала шла  без всякого участия Военно-Морского Флота, и о ней стало  известно флоту только в декабре 1953 года,  после утверждения тактико-технических данных эскизного проекта АПЛ проекта 627 (“Ленинский Комсомол”).

    Размещение одного громадного торпедного аппарата в первом отсеке фактически вытесняло традиционное торпедное вооружение. Торпедный аппарат для сверхторпеды размещался в диаметральной плоскости.

    Военно-Морской Флот стал возражать против большой торпеды, тем не менее, именно она вошла не только в эскизный, но и в технический проект АПЛ пр. 627 (1954  г.). В  техпроекте вооружение атомной подводной лодки опять состояло из одной большой торпеды, предназначенной и двух торпед  с обычными БЗО для самообороны.

    Официальные возражения против большой торпеды Т–15  Военно-Морской Флот изложил в заключении по техническому проекту АПЛ пр.627. Взамен одного колоссального торпедного аппарата предлагалось  установить аппараты традиционного калибра (533мм).

   Но настоянию  ВМФ  технический проект АПЛ пр.627  был откорректирован.

   В откорректированном техническом проекте вместо  торпеды Т–15 боекомплект торпед составил 20 единиц при восьми 533-мм торпедных аппаратах.   6 отделом  ВМФ было выдано ТТЗ на разработку  спецбоеприпаса  для торпеды Т-5 калибра 533мм.

     Только после этого были прекращены работы над торпедой Т–15 ( калибр торпеды - 1550мм, вес- 40000кг, длина- 2355см).  

   Вот такого монстра- торпеду  настойчиво предлагал Алферов для первой советской АПЛ, от чего флоту еле удалось отбиться.

   21 сентября 1955 года на Новоземельском полигоне были проведены  испытания спецбоеприпаса - подводный взрыв атомного БЗО торпеды Т–5, опущенной на тросе с малого тральщика на глубину 12 метров.

    Сами испытания должны были проводиться под руководством Главкома ВМФ. Но у   Н.Г. Кузнецова  случился инфаркт, и испытаниями руководил исполняющий его обязанности адмирал С.Г. Горшков.

    Кроме того.  Н. Г. Кузнецов распорядился организацию и руководство всеми работами по АПЛ пр 627 возложить на 6-й отдел ВМФ.

    Письмо В. И. Алферова послужило толчком для так называемого «дела адмиралов» и  Министр Вооруженных сил СССР Н. А. Булганин возглавил эту кампанию.

   12 января 1948 года начал свою работу «суд чести».

    Адмирал флота Н. Г. Кузнецов, адмиралы Л. М. Галлер и В. А. Алафузов, вице-адмирал Г. А. Степанов обвинялись в совершении «антигосударственных и антипатриотических поступков, выразившихся в передаче бывшим союзникам в годы прошедшей войны образцов и документации на вооружение ВМФ на основании взаимной информации».

     «Суд чести» проходил в клубе Главного штаба Военно-морского флота под председательством Маршала Советского Союза Л. А. Говорова.

    В состав суда вошли также генералы В.А. Захаров, Ф.И. Голиков, адмиралы П.С. Абанькин, Н.М. Харламов, Г.И. Левченко. Седьмой - наиболее одиозная фигура - начальник политуправления ВМФ вице-адмирал Н.М. Кулаков. Он представлял в одном лице и судью, и общественного обвинителя.

     Обвинение сводилось к  антипатриотическому преклонению перед иностранным вооружением и передаче бывшим союзникам- англичанам чертежей  отечественной торпеды, немецкой акустической торпеды, некоторых образцов  артвооружения и карт Севастополя и отдельных районов Дальнего Востока.

      Адмирал Н.Г. Кузнецов и его товарищи по процессу пытались донести до сведения суда, что предъявленные им обвинения не имеют под собой никакой разумной почвы.

    Карту Севастополя  невозможно было не передать англичанам и американцам, поскольку севастопольские бухты использовались кораблями союзников во время Крымской конференции в феврале 1945 года. Причем все меры предосторожности были выполнены - союзникам передали специальную карту, то есть без указания береговых объектов.

    Таким же абсурдным было обвинение и в передаче карты Северных Курил. Не передать ее Главный штаб флота тоже не мог, поскольку в войне с Японией в августе-сентябре 1945 года американцы выполняли важные для советского ВМФ союзнические задачи в акватории Тихого океана.

   Немецкую   акустическую торпеду Т5  “Цаункениг” (Крапивник) с подводной лодки U-250, потопленной в июле 1944 года  в Финском заливе, затем поднятой   и вошедшей в состав ВМФ в качестве  опытового корабля   под именем ТС-14,   передали  Англии с согласия самого Сталина, что было даже зафиксировано в переписке Черчилля со Сталиным.

  Конечно же, на это в ходе суда Н.Г. Кузнецов не ссылался.

    Адмирал В. А. Касатонов вспоминал:

   - “Поведение Николая Герасимовича на „суде чести“ заслуживает восхищения: держался спокойно, очень уверенно, с чувством собственного достоинства. Старался, насколько это было возможно, защитить своих бывших подчиненных”

   Лишь один из свидетелей защиты - начальник Минно-торпедного управления ВМС контр-адмирал Н.И. Шибаев сохранил верность правде и офицерской чести: и на предварительном следствии, и на суде он давал объективные показания. В результате он был снят с должности.

    Именно Н.И. Шибаев  пытался объяснить следователям, что на момент передачи торпеды 45-36АВ-А  у нас уже было разработано более совершенное и перспективное воору­жение, сама торпеда не являлась секрет­ной, интерес могли представлять лишь парашюты, на которых она сбрасывалась. Еще в 1942 году шесть торпед вместе с этими парашютами попали в руки немцев в Севастополе, что также учитывалось при передаче вооружения союзникам.

   Остальные же лица, вовлеченные в разбирательство,  под соответствующим давлением,  поддерживали обвинение, что деятельность четырех адмиралов носила антигосударственный характер и подрывала обороноспособность государства.

   Особо усердствовал  вице-адмирал Кулаков, которому была отведена роль общественного обвинителя. Видимо,  Кулаков (как и Булганин) тоже мстил Кузнецову.

    В марте 1944 года постановлением ГКО за плохую организацию набеговой операции и потерю трех эсминцев он был снят с должности члена Военного совета Черноморского флота и понижен в звании с контр-адмирала  до капитана 1-го ранга. Представление о наказании Кулакова подписал Кузнецов. И политработник поспешил взять реванш. Он требовал как можно строже наказать адмиралов, «потерявших бдительность и опозоривших советский флот».

    Вот фрагмент его  речи, пылающей “праведным гневом”:

   - “Мы обвиняем адмирала флота Кузнецова в том, что, преклоняясь перед иностранщиной, барски-пренебрежительно относясь к интересам советского государства, не вникая в существо дела, он самовольно, без ведома советского правительства, разрешил передачу английским и американским миссиям ряда ценных секретных сведений об отечественном вооружении, составляющем государственную тайну и приоритет советского ВМФ в области высотного торпедометания и артиллерийского вооружения.

     Мы обвиняем адмиралов Галлера, Алафузова и Степанова в том, что, раболепствуя перед иностранщиной, они поступились интересами нашей Родины.., нанесли серьезный ущерб нашему государству и боевой мощи советского ВМФ”.

     Через несколько лет, в 1955 году, после гибели линкора “Новороссийск”   Кулаков сам окажется в положении обвиняемого.

    В заключении Правительственной комиссии тогда утверждалось, что «прямую ответственность за катастрофу…, и особенно за гибель людей, несет также и член военного совета Черноморского флота вице-адмирал Кулаков...».

    Но этот  политрабочий  оказался  непотопляемым. За  гибель “Новороссийска” тоже ответил Н.Г.Кузнецов,

    Кулаков  был  «сослан» начальником  политотдела Кронштадтской ВМБ, а через десять лет после трагедии с «Новороссийском”, в 1965 году  стал даже Героем Советского Союза.

    В отношении  Н.М. Кулакова следует вспомнить также  следующее.

     Не было в истории войн случаев, чтобы высшие военноначальники  бросали свои войска и позорно бежали, оставив их на произвол судьбы.  Всегда высшие начальники разделяли участь  своих войск, обреченных на окружение, плен или гибель. Около 80 тыс. защитников Севастополя оказалось  в плену

     Виновные в трагедии брошенных защитников Севастополя официально не названы, а  вот «герои» этой трагедии нашлись уже после окончания войны.

     Ими  стали бывший командующий  ЧФ адмирал Ф.С. Октябрьский  и  член Военного Совета Н.М.  Кулаков, (получившие звания  Героя Советского Союза  в 1958 г. и 1965 г. соответственно),  бросившие свои войска и эвакуировавшиеся из Севастополя  1 июля 1942 года,  хотя  до 12 июля 1942г. продолжалось  еще сопротивление защитников Севастополя, преданных и брошенных своими начальниками.

    Кроме того, именем «непотопляемого героя» вице-адмирала Кулакова назван  большой противолодочный корабль  Северного флота  пр.1155,  а также одна из улиц в Севастополе, по которой  всегда избегали ходить оставшиеся в живых защитники Севастополя.

   Не представляю себе,  о каких “подвигах” и заслугах  этого героя-  политработника  рассказывают матросам  корабля.

   Сколько ведь было и есть  славных русских, советских, российских  адмиралов,  именем которых можно называть боевые корабли!  Но нет,  это имя на корабле до сих пор мозолит глаза…

  Даже появился черный флотский юмор: Идет “Адмирал Кузнецов”  под конвоем  “Вице- адмирала Кулакова”.

   И хотя вина адмиралов  была не доказана, постановление суда чести  было:  «…хо­датайствовать перед Советом Министров СССР о предании... суду Военной коллегии Верховного суда Союза ССР».

    Председательствовал на этом суде небезызвестный генерал-полковник В. В. Ульрих, известный  по крупным политическим процессам.

     Судебное заседание Военной коллегии под председательством В.В. Ульриха проходило 2-3 февраля 1948 года.

    Степанова и Алафузова  суд приговорил к  10 годам лишения свободы,  Галлер был осужден на 4 года лишения свободы. Кроме того, было возбуждено ходатайство перед Советом Министров Союза ССР о лишении адмиралов воинских званий и перед Президиумом Верховного Совета Союза ССCP  о лишении их правительственных наград.

    В отношении Н.Г. Кузнецова, учитывая его заслуги перед ВМФ, Военная Коллегия постановила не применять уголовного нака­зания и ходатайствовала перед Советом Министров Союза ССP   о снижении его в воинском звании до контр­-адмирала.

   Контр-адмирал Н. Г. Кузнецова был назначен заместителем Командующего войсками Дальнего Востока по Военно-морским силам.

    20 февраля 1950 года контр-адмирал Н. Г. Кузнецов был назначен командующим 5-м ВМФ, или, как называли - Южно-Тихоокеанским.

    В январе 1951 года  Кузнецову было присвоено воинское звание вице-адмирал.

   В это время в военном ведомстве началась очередная реорганизация. Министерство Вооруженных сил было переименовано в Военное министерство Союза ССР. Из него выделилось Военно-морское министерство, которое возглавлял адмирал И. С. Юмашев.

  13 и 16 июня 1951 года под руководством И. В. Сталина проходило заседание Главного военного совета Военно-морского министерства СССР, в котором участвовало все политическое руководство страны, армии и флота. Обсуждалась судьба флота.

    Командующий 5-м Тихоокеанским флотом вице-адмирал Н. Г. Кузнецов по своей инициативе представил письменный доклад к данному совещанию.  Сам Н. Г. Кузнецов не смог на него прибыть: на Тихом океане проходили крупные флотские учения.

    В этом докладе были проанализированы причины, тормозящие возрождение флота, заявлено, что «весь собранный материал по опыту войны пропал», что нет правильного соотношения классов кораблей. Эти и другие прямые упреки в адрес руководства страны, казалось бы, предвещали грозу. Многие считали, что с Кузнецовым будет покончено окончательно. Но случилось невероятное.

   На заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято постановление: освободить И. С. Юмашева «согласно его просьбе» и «вернуть Кузнецова».

     Став Министром ВМС, Н. Г. Кузнецов принял меры к освобождению своих товарищей, находившихся в тюрьме. Он написал два письма Сталину с просьбой о помиловании. Однако единственным послаблением для В. А. Алафузова  и  Г. А. Степанова стал их перевод из одиночек в общую камеру. Адмирал Л. М. Галлер умер в тюрьме в 1950 году.

    В 1953 году, после смерти Сталина, состоялся пересмотр дела, состряпанного по доносу Алферова.

    Н. Г. Кузнецову  было возвращено звание  Адмирала флота ( с 1955 года - Адмирал флота Советского Союза).  В. А. Алафузов и Г. А. Степанов были освобождены из заключения, реабилитированы и им возвращены звания адмиралов.

    Но на этом злоключения Адмирала флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова не закончились.

     В апреле 1955 года Николай Герасимович перенес инфаркт миокарда. После лечения в госпитале в сентябре-октябре он находился под наблюдением врачей в Крыму в санатории «Нижняя Ореанда». За Главнокомандующего оставался все это время адмирал С. Г. Горшков, недавно переведенный в заместители главкома с должности командующего Черноморским флотом.

    Вот как описал эту ситуацию сам адмирал: «Я перенес инфаркт. Доктора предписали ограниченную продолжительность работы. Обдумав и учтя все равно не клеящиеся (без просвета) отношения с Жуковым, я сам обратился к нему с просьбой освободить меня с поста заместителя министра обороны и использовать на меньшей работе. …» Однако рапорт остался без ответа.

    29 октября 1955 года  в Севастополе произошла трагедия. Подорвался и погиб линкор «Новороссийск», унеся с собой сотни человеческих жизней. Н.Г. Кузнецов прервал лечение и утром, 30 октября, прибыл в Севастополь, где  принял активное участие в работе правительственной комиссии, возглавляемой заместителем председателя Совета министров СССР В. А. Малышевым.

   За эту трагедию на Н.Г. Кузнецове (хотя практически  он около полугода болел и его обязанности исполнял С.Г. Горшков) и Н.С. Хрущев и Г.К. Жуков   отыгрались по полной.

   Постановлением Совета Министров Союза ССР № 2049–1108сс от 8.12.1955 года за неудовлетворительное руководство Военно-Морским Флотом Кузнецов Н. Г. снят с должности и зачислен в распоряжение Министра Обороны»;

   “Указ Президиума Верховного Совета СССР „О снижении в воинском звании Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова Н. Г.“.

-  За крупные недостатки по руководству флотами и как не соответствующего по своим деловым качествам званию Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова Н. Г. снизить в воинском звании до вице-адмирала.

    Председатель Президиума Верховного Совета СССР К. Ворошилов, секретарь Президиума Верховного Совета СССР Н. Пегов, 7 февраля 1956 года”.

   Н. Г. Кузнецов позднее писал:

-. “Больше всего я удивлен и даже возмущен тем,  что для своего личного  благополучия и карьеры Горшков подписал вместе с Жуковым документ,  в котором  оклеветаны флот в целом и я.  У меня не укладывается в голове тот факт, что С. Г. Горшков не остановился перед тем, чтобы возвести  напраслину  на флот в целом, лишь бы всплыть на поверхность при Хрущеве…”.

   После снятия Н. С. Хрущева и смерти Г. К. Жукова в ЦК КПСС пошел поток коллективных писем и ходатайств от отдельных лиц с предложениями восстановить Н. Г. Кузнецова в звании Адмирала Флота Советского Союза. Никаких ответов и реакции на эти обращения не последовало.

   Всегда против этого был и С.Г. Горшков, также как был против награждения погибших при катастрофе линкора “Новороссийск”, которое состоялось только   после его ухода с поста Главкома.

    Только  через 14 лет после смерти Н.Г.Кузнецова (06.12.1974 г.)   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1988 года он был восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза.

Переход И. Сталина на посыльном судне “Рион” в октябре 1948 года

    19 августа 1947 г. И. Сталин побывал в гостях у моряков-черноморцев на крейсере «Молотов» и   совершил на нем переход из Ялты  в Сочи.

   Крейсер под командованием капитана 2 ранга Б. Ф. Петрова доставил из Ялты в Сочи И.В. Сталина и заместителя председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина.  . «Молотов»  шёл под флагом Главкома  ВМС И. С. Юмашева в сопровождении эсминцев «Огневой» и «Лихой» (бывший румынский фрегат «Регеле Фердинанд»).

   Но в условиях усилившейся с началом холодной войны секретности об  этом посещении  И. Сталиным моряков-черноморцев стало широко  известно только 9 сентября,  когда об этом  сообщила центральная газета “Правда”, с опубликованием снимка,   сделанного на борту крейсера начальником охраны И. Сталина генерал- лейтенантом Н.Власиком.

   О другом посещении И. Сталиным моряков –черноморцев  и его плавании   из Феодосии в Сочи уже не сообщалось.

   Этот переход И. Сталин совершил в октябре 1948 года на посыльном судне  “Рион”.

   В   октябре 1948 году И. Сталин, отдыхая в Крыму на даче  под Массандрой, 9 октября неожиданно посетил  Севастополь,  проехал в автомобиле по нему и остался недоволен темпами его восстановления. Об этом посещении не знал никто, даже Командующий Черноморским флотом адмирал Ф.С. Октябрьский.

    Результатом этого посещения Севастополя  стало подписание 25 октября 1948 г. двух секретных постановлений Совмина СССР «О восстановлении города и главной базы Черноморского флота - Севастополя» и «О мероприятиях по ускорению восстановления Севастополя».

     С этого момента  город восстанавливался как первоочередной объект в масштабах РСФСР и СССР, а бюджет вырос в 17 раз.

    Одновременно было решено сделать Севастополь городом республиканского подчинения. Севастополь был выделен из Крымской области,    начиная с 29 октября 1948 года,  городской исполком подчинялся напрямую Совету министров РСФСР.

    Уже к середине  50-х годов он практически был восстановлен. Севастополь стал белоснежным красавцем,  а ведь   городе, после его освобождения от фашистов в мае 1944 года было  разрушено 94% всех зданий и сооружений.

   Плавание    И.  Сталина в октябре 1948 года на посыльном судне   «Рион» из Феодосии в Сочи отличалось повышенными мерами безопасности.

   От плавания на крейсере «Молотов»  его отличала гораздо более длительная и серьезная подготовка,  Главкомом ВМС адмиралом И.С. Юмашевым был утвержден специальный план похода. И. Сталин  выразил желание по пути побывать в Таганроге.

  Министр госбезопасности СССР В.С. Абакумов утвердил «План оперативных мероприятий по подготовке к особому периоду на Черноморском побережье Кавказа и в Крыму».

   Был подготовлен «Доклад по готовности ПС «Рион» (быв. “Луга”) и оперативной обстановке на Черном море».

  В докладе указывались районы повышенной минной опасности и отмечалось, что за 1948 г. в районе акватории Севастополя и на Черноморском побережье Кавказа было выявлено 12 мин. Общее заключение гласило:

  -  «Плавание «Рион» может быть разрешено по побережью Черного и Азовского морей только при условии тщательного предварительного осмотра района плавания, с целью обнаружения и уничтожения плавающих мин, и непосредственным охранением ПС «Рион» тремя катерами — большими охотниками за подводными лодками, следуемыми в ордере по курсу впереди ПС «Рион» в 10 кабельтовых один катер и на курсовых углах в 45 градусов в том же расстоянии другие два катера.

    При этом плавание в Азовском море нежелательно»

    Был выбран более безопасный маршрут:  Феодосия — Сочи с заходом в Туапсе.

   Теперь немного о посыльном судне “Орион”

   Это судно было спущено на воду летом 1939 года Таллинскими государственными портовыми мастерскими как сторожевой корабль “Пиккер” ( “Громовержец”) и использовался в качестве   президентской яхты.

   В августе  1940 года корабль вошел в состав КБФ  и использовался в качестве посыльного и штабного корабля.   В декабре 1941 года переименован  в  “Киев”, в 1943 году переименован в “Луга”. Участвовал в Таллинском переходе кораблей КБФ.

    После окончания войны переоборудован в правительственную яхту. В 1947 году совершил переход  вокруг Европы   в Севастополь, прошел переоборудование на Севморзаводе  и получил название “Рион”. Использовался как посыльное судно, а затем в 1961 году было передано в распоряжение МГУ и переименован в “Московский университет”  и базировался на Севастополь до 1978 года. Затем пошло на слом.

   Во время плавания   посыльного судна «Рион” в октябре 1948 года из Феодосии в Сочи разыгрался шторм, но И. Сталин спокойно  перенес его,  и шесть часов простоял на мостике с командиром корабля капитаном 2 ранга Дементьевым.

   В Сочи прибыли 13 октября.  Переходом И. Сталин, по воспоминаниям адмирала Ф.С. Октябрьского, остался доволен и благодарил командира и команду.

  Таким образом,  И. Сталин трижды побывал на борту кораблей Черноморского флота:

  -   Первый раз он побывал  в Севастополе  24-26 июля 1929 г. Тогда вместе с Серго Орджоникидзе посетил главную базу Морских сил Черного моря (МСЧМ), побывал на недавно построенной 35-й береговой батарее на мысе Херсонес. Затем в сопровождении командующего МСЧМ В.М. Орлова и члена реввоенсовета МСЧМ Г.С. Окунева на крейсере "Червона Украина" (командир Н.Н. Несвицкий) они совершили поход вдоль берегов Крыма и Кавказа, во время которого наблюдали за маневрами разнородных сил флота.

    Была  сделана  короткая  остановка близ Мухалатки, где отдыхал К. Е. Ворошилов. Спущенный на воду катер доставил его на борт крейсера. После короткой встречи со И.В. Сталиным и фотографирования с командой, К.Е Ворошилов,  покинул "Червону Украину".

   29 июля в Сочи Сталин сошел с борта крейсера;

- переход на борту крейсера” Молотов” из Ялты в Сочи в  августе 1947 года;

- переход на борту посыльного судна “Рион” из Феодосии в Сочи в октябре 1948 года.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... 23 След.


Главное за неделю