Видеодневник инноваций
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Импортозамещение в судостроении

Как "Северная верфь"
решила вопросы
импортозамещения

Поиск на сайте

О поисках трагически закончившихся трех русских полярных экспедиций Г.Седова, Г.Брусилова, Н. Русанова 0sad39 07.01.2022 19:54:42

О поисках трагически закончившихся трех русских полярных экспедиций Г.Седова, Г.Брусилова, Н. Русанова 0sad39 07.01.2022 19:54:42

В 2022 году исполняется 110 лет со дня начала русских полярных экспедиций Г. Я. Седова на шхуне “Святой Фока”  к Северному полюсу, Г.Л Брусилова на шхуне “Святая Анна”, планировавшей пройти Северным морским путем впервые после Норденшёльда, и В. А. Русанова на судне “Геркулес” к Шпицбергену и далее к полюсу.

Эти экспедиции, снаряжавшиеся практически одновременно, явилась следствием необычайно возросшего во всем мире в начале XX века интереса к Арктике и полюсам Земли.

   Началом  этого  интереса  был  знаменитый дрейф во льдах Северного Ледовитого океана Фритьофа Нансена на судне "Фрам" 1893-1896гг..,  затем знаменитые походы к Северному  и Южному полюсам Роберта Пири, Руала Амундсена, Роберта Скотта.

  И только Россия оставалась в стороне от охватившей весь мир полярной лихорадки. Правда, в 1910 году начала работы гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана на ледокольных транспортах "Таймыр" и "Вайгач".

    В печати высказывались горечь и недоумение по поводу отставания России в полярных исследованиях. В этой атмосфере Седов, Брусилов, Русанов,  по своей инициативе, решили снарядить экспедиции для исследования Арктики. Все они не имели государственного финансирования, а готовились на личные средства и пожертвования.

   Не следует забывать также, что приближался   1913 год - трехсотлетие дома Романовых. Видимо, к этой дате также были приурочены эти экспедиции, которые в случае их успеха могли быть использованы для возвеличивания династии Романовых и России.

    К сожалению, эти экспедиции готовились наспех, ощущалась нехватка средств, они не имели радиостанций, в то время уже достаточно широко распространенных на морских судах.  

   Экспедиция Седова  вышла из Архангельска 14 августа 1912 года.

       
                                                       
                         Георгий Седов. Шхуна “Святой  Фока”

  Экспедиция Русанова - 9 июля 1912 года  вышла из Александровска- на Мурмане на “Геркулесе” .



  Экспедиция Брусилова - 28 июля 1912 года вышла из Петрограда, а 28 августа – из Александровска на

Мурмане.  


                    Г.Л.Брусилов, шхуна “Святая Анна”
Все три экспедиции закончились трагически.
а.
Где-то у берегов Таймыра погибла экспедиция В. А. Русанова.   На пути к Северному полюсу умер Г. Я. Седов. Из экспедиции  "Св. Анны" Г. Л. Брусилова возвратились лишь двое.

     На исход этих экспедиций сказалась также необычайно ледовая обстановка 1912-1913 годов, которая была самая тяжелая за несколько десятилетий. Летом 1912 года преобладали северные ветры, согнавшие льды Карского моря на юг и образовавшие большие пространства чистой воды в его северной части.

   Судьбы двух из этих экспедиций оказались связаны с Землей Франца-Иосифа.

    Далее не рассматривается ход этих экспедиций. Будет  идти речь об организации и проведении поиска этих экспедиций, закончившихся весьма трагически.

    Последнее известие от  Русанова  пришло  в сентябре   1912 года,  которое  доставил пароход «Королева Ольга Константиновна» с Новой Земли. Это была  телеграмма  Русанова,  оставленная  им 18-го августа на Новой Земле следующего содержания :

- «Колонии Maточкин Шар окружены льдами. На юг от Шпицбергена, у острова Надежды, занимались гидрографией. Штормом отнесены южнее Маточкина Шара. Иду к северо-западной оконечности Новой Земли. Оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь ближайшим путем к островам Уединения, Новосибирским и Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов”.

   Первая  информация   об  экспедиции Брусилова (письма), после  выхода  шхуны из Александровска  - на Мурмане   были  отправлена    из Югорского Шара  01 октября 1912 года,   (попала  в Архангельск   31 октября 1912 года), где он сообщал, что  “Святая Анна”  вышла  в Карское море.

      Последние сведения  о Брусилове  появились в  августе 1914 года,   когда  возвратились  штурман Альбанов  и  матрос Конрад - только двое  из 24 членов экспедиции.    Шхуна  “Святая Анна”  10 апреля 1914 года,  в  момент ухода с нее группы  Альбанова  находилась на 83 градусе 17минутах северной широты и 60 градусе  восточной долготы,  что  примерно в  70 милях севернее ЗФИ.

  (Об экспедиции Брусилова и ледовом походе Альбанова подробно  рассказано  в моей статье “Неразгаданные тайны    полярной экспедиции Г.Л. Брусилова на шхуне “Святая Анна” и киносценарии “Полярная одиссея Святой Анны и штурмана Альбанова”).

   В  сентябре 1913 года  “Комитетом по снаряжению экспедиции   к Северному полюсу” ( далее –Комитет), который   был создан для подготовки экспедиции  Седова, было получено  известие,  что его  экспедиция зазимовала  на Новой Земле, у Панкратьевых островов.  Седов намерен идти дальше, на Землю Франца-Иосифа, но имеет очень небольшой запас угля и просит прислать судно с углем.

  17 октября 1913 года  в Петрограде, в редакции газеты “Новое время” состоялось заседание этого Комитета, в котором  принял участие  знаменитый полярный исследователь Фритьеф Нансен. Было высказано твердое мнение о высылке экспедиции для помощи Седову.

  В ноябре 1913 ведущие русские географы  обратились в Совет Географического общества с письмом, в котором призывали: «взять на себя инициативу в организации помощи экспедиции Седова и поисков пропавших экспедиций Брусилова и Русанова и оказания им помощи… Все вспомогательные экспедиции необходимо организовать уже в предстоящем 1914 году, так как всякое промедление в этом деле может иметь самые печальные последствия».

   В то же время информационная шумиха вокруг экспедиции  Седова с самого начала  была весьма значительной, многочисленные публикации вызвали в России большой общественный резонанс, встревожили  общественность и заставили все же действовать Правительство.

   “Проснулcя”   и Совет Министров, отказавший 17 мая 1912 года  отпустить из Государственного казначейства средства на  организацию  экспедиции   в Северному полюсу под начальством  старшего лейтенанта Седова, найдя план экспедиции  недостаточно обоснованным и продуманным. Таким образом, была отказана государственная поддержка  национальной идее покорения полюса первой русской экспедицией.

   А ведь именно недостаток средств и явился одной из причин трагических неудач этих экспедиций. Брусилову и Русанову  не хватило средств даже для закупки радиостанций.

Что касается Седова, то  он  хотел взять радиостанцию  системы Маркони на судно, но, к сожалению, не получилось. Участник экспедиции художник Н.Пинегин вспоминал:

- «Сколько трудов стоило достать радиотелеграфную аппаратуру, отыскать радиста, согласного пойти в экспедицию! В конце концов радиста все же нашли в военном флоте, выхлопотали ему отпуск. Но за две недели до выхода экспедиции морское министерство аннулировало этот отпуск. Уже погруженную на корабль аппаратуру пришлось выгрузить и оставить на берегу. «Святой Фока» ушел в море без радиосвязи”.

    В результате – все три экспедиции не  имели никакой возможности, кроме случайной оказии,  сообщать о своем местонахождении.

    12 января 1914 года  Комитет обратился к  Председателю Совета Министров  с просьбой  об отпуске  средств на снаряжение экспедиции  по спасению Седова и его спутников.

   И уже 18 января 1914 года  Совет Министров  рассмотрел это вопрос  и постановил:

- “…предоставить Морскому ведомству взять на себя при участии Министерства  торговли и промышленности  организацию  казенной  спасательной экспедиции для доставки Седова и его спутников в Архангельск”.

  Кроме того, экспедиции Русанова и Брусилова  имели провизии только на полтора года, то и  их положение было оценено тоже,  как критическое и Министерство внутренних дел по ходатайству  Русского  Географического  общества  вошло в Совет Министров  с представлением  о необходимости  снаряжения  особой экспедиции  для поисков Русанова и  Брусилова.

  20 февраля 1914 года  Совет Министров поручил Морскому ведомству послать  для  их поисков промысловое судно  и осмотреть  берега Карского моря и остров Уединения (остров в центральной части Карского моря).

 Для организации поисков Седова состоялось Особое совещание под председательством Начальника Главного Гидрографического управления (далее - ГГУ) генерал-майора М.Е. Жданко из представителей Морского Генерального штаба, Главного морского штаба, Министерства внутренних дел, Министерства  Торговли и промышленности, географического общества и др.

Выяснилось, что подходящих русских судов для поисковых экспедиций  нет, а те немногие русские суда, пригодные  к плаванию во льдах, слишком малы по водоизмещению, за исключением паровой шхуны “Андромеда” и моторной шхуны “Татьяна”, но которые могут использоваться только как вспомогательные суда.

   Поэтому   было принято решение о закупке в Норвегии двух паровых судов:  “Герта” -    зверобойный парусный барк, водоизмещением в 252 рег.т  и барка  “Эклипс” грузоподъемностью 440 регистровых тонн,  специально приспособленных для плавания во льдах.

  На этом совещании Министерство торговли и промышленности  не сочло возможным выделить ледокол “Ермак” для участия в экспедиции по поиску Седова, Брусилова и Русанова, что, конечно, значительно снизило  поисковые  возможности.

  В Норвегию был послан сотрудник Главного Гидрографического управления,  статский советник Л. Брейтфус.  Он  вместе с известным норвежским  полярником  Отто Свердрупом  (первый помошник  Ф.Нансена и капитан  «Фрама» во время дрейфа Нансена к полюсу, считается третьим выдающимся полярником,  после Фритьофа Нансена и Руаля Амундсена),  осмотрели  эти суда  и признали их подходящими для целей экспедиции. Выбор  судов одобрил  Фритьоф Нансен,  и он же рекомендовал  и Свердрупа.

 Кроме того,  Отто Свердруп,  после переговоров с   Л. Брейтфусом, имевшим на то полномочия,   согласился взять на себя организацию  и руководство  экспедицией по поиску  Русанова и Брусилова, а также   быть капитаном  на “Эклипсе”.  

 Капитанами “Герты” и “Андромеды”  были выбраны  авторитетные полярные капитаны И.П.Ануфриев  и   И. Поспелов соответственно.

   В марте 1914 года Начальником экспедиции из судов “Герта”, “Андромеда” и “Татьяна” был назначен капитан 1 ранга  Исхак  Ислямов, опытный  полярник, участвовавший в 1899 году в экспедиции ледокола “Ермак” во главе с адмиралом С.О. Макаровым к  Шпицбергену.         В 1901 году   С.О. Макаров предлагал ему участвовать в своей экспедиции к Земле Франца-Иосифа, но по какой-то причине  участие И. Ислямова  не состоялось.

                                       

                                                             

                            Полярный исследователь капитан 1 ранга Исхак Ислямов.

    Снабжение судов экспедиции было рассчитано на 16 месяцев.  С обеспечением продовольствием   помог Амундсен, чья экспедиция на Северный полюс была отложена, и он передал часть своих консервов на суда.   “Герта”  и “Эклипс” были снабжены радиостанциями системы Гута и по настоянию  И.Ислямова значительным количеством взрывчатки.

 Стоимость обоих экспедиций по приблизительной смете была оценена в сумме 575.000 руб., при этом должны  быть  гарантированы расходы  на зафрахтованные  судна – “Андромеду” и “Татьяну” (впоследствии   это судно признали непригодным  и заменили  на судно “Печора”) в сумме  127 тыс. руб.

 Эти суда принадлежали Мурманскому пароходному обществу. Как  впоследствии  отмечал в   своем Отчете об экспедиции  И. Ислямов, который занимался еще и вопросами  найма команды, фрахта судов,    владельцы судов наложили на них страховые ограничения: “Андромеда”  не будет подниматься выше широты Панкратьевых островов, а “Печора” –  выше  широты  Крестовой губы на Новой Земле.

 Также пришлось отказаться от фрахта  норвежского ледокольного парохода  “Ллойдсен”, ввиду очень высокой цены,  запрошенной за его  фрахт.

    23 апреля 1914 года  Комиссия Гос.Думы  по военным и морским делам рассмотрела все предложения  Особого совещания  и Бюджетная комиссия приняла их, сократив  только на 20.000руб расходы на фрахт.

  Как отмечал  И.Ислямов в своем Отчете:  “большие затруднения  возникли с организацией летной части экспедиции, нужно было найти двух летчиков… На “Герту” был приглашен авиатором  военный летчик  поручик Ян Нагурский. На “Эклипс”  пришлось пригласить  статского летчика П.В. Евсюкова. Оба летчика были зачислены  на службу  в Главное Гидрографическое управление и отправлены во Францию  для покупки аэропланов..”,  

   Во Франции были закуплены два самолёта - «Морис Фарман» для “Герты”   и «Генри-Фарман» для “Эклипса”,    и  в разобранном виде доставлены в Норвегию, в Христианию (Осло),   где снаряжались  эти суда. Аэроплан для “Герты”  в разобранном виде был погружен на судно “’Эклипс”.  Для второго аэроплана пришлось нанимать грузовой пароход,  идущий а Архангельск, из-за этого  произошла задержка.    “Эклипс” впоследствии уйдет из Александровска - на Мурмане  в экспедицию  без аэроплана и летчика Евсюкова..

 Летчик П.В. Евсюков,  считавшийся  мастером воздушного пилотажа того времени, сразу с началом Первой мировой войны  был отозван в Петроград. 13 сентября 1914 года погиб  при испытании летающей лодки М-2 Григоровича.

  В целом же ряде  публикаций, например – “По следам затерянной экспедиции”, растиражированной в нескольких блогах,   с  удивлением прочитал, что “опытный пилот Евсюков, оказавшись впервые в Арктике, сразу же  отказался  от полетов и с первой оказией  ретировался на Большую Землю”.  Внес свою “лепту” в огульное охаивание летчика  и известный писатель Михаил Чванов. В  своей книге  “Загадка гибели шхуны “Святая Анна”. По следам пропавшей экспедиции”, в главе  “”Несостоявшаяся встреча”  написав, что  “…Евсюков,  увидев север,  даже  не стал собирать машину…”

 Вот так взяли и  оклеветали  пилота, мужественного человека, одного из первых российских пилотов.

 16 июня  1914 года И.Ислямов  выехал в Христианию, предварительно получив  следующую  инструкцию ГГУ, утвержденную  Морским министром от 10 июня 1914 года.  Эту инструкцию привожу полностью, так как она представляет собой  весь план действий для И. Ислямова:

- “ 1. В состав  вверенной Вам  экспедиции назначаются:  пароход “Герта” и вспомогательные суда “Андромеда” и  “Печора”.

   2. Вам поручается  принять зависящие от Вас меры  для нахождения  экспедиции  старшего лейтенанта  Седова и его спутников и доставления их в Архангельск. Старший лейтенант Седов,  согласно сведениям от 2 августа 1913 года,  провел зиму с 1912 на 1913 год у Панкратьевых островов на Новой Земле и намеревался идти осенью 1913 года на Землю Франца –Иосифа.

  С целью  облегчить Вам задачи, пароход “Андромеда”  5 июня  вышел  к Панкратьевым островам.

  3. Никаких научных задач экспедиция  не преследует.

  4. В конце июня  сего года пароходы “Герта” и  “Печора”  должны придти в Александровск на- Мурмане, откуда   Вы на “Герте”,   в первых числах июля имеете выйти к Панкратьевым островам.

   Что касается парохода “Печора”, на котором находится груз для вверенной Вам экспедиции,  так и для экспедиции капитана Свердрупа,  то вы посылаете этот  пароход, по согласованию с капитаном Свердрупом,   в пункт на западном берегу Новой Земли,  и там, по принятию им с этого парохода  груза,  даете  дальнейшие указания, куда идти пароходу “Печора”.

   Если экспедиция старшего лейтенанта Седова будет Вами найдена,  то Вы отправляете  судно этой экспедиции “Св.Фоку”, совместно с пароходом “Андромеда”,  в Архангельск.

   5. Если состояние  парохода “Св. Фока” таково, что являются сомнения в том, чтобы он мог достичь Архангельска, то весь состав экспедиции Седова пересаживаете на пароход “Андромеда” или “Печора” для следовании в Архангельск.

   6. По отправлении старшего лейтенанта Седова  со спутниками в Архангельск, вы идете в Карское море, и, принимая все предосторожности, чтобы не быть  затертыми льдами, осматриваетесь на море в целях розыска экспедиций  Брусилова и Русанова.

  7. Если лед не позволит Вам подойти к Панкратьевым островам, то Вы держитесь  у кромки льда,  или спускаетесь  южнее,   в ближайшею бухту  на западном берегу Новой Земли и производите воздушную разведку,  при  чем стараетесь войти в сношение с жителями самого северного пункта Новой Земли, пользуясь при этом пароходом “Андромеда”

 8. Если эти разведки не дадут результаты, то ожидайте  более благоприятных условий для плавания, стараясь  се время достичь Панкратьевых островов.

9.  Если Вам   не удастся  достичь места зимовки  “Св. Фоки”  и из документов, там оставленных, Вы  узнаете, что старший лейтенант Седов ушел  на Землю Франца- Иосифа, то, взвесив на месте все обстоятельства, или  произведите разведку  вдоль западного берега Новой Земли с помощью аэроплана, или идите  к Земле Франца - Иосифа, к мысу Флора, взяв предварительно весь груз  с “Печоры”.

10. Если экспедиция старшего лейтенанта Седова будет найдена на ЗФИ в текущем году, то  Вы должны приложить все усилия, чтобы вернуться в Архангельск этой же осенью.

11.  Если в текущем году  будет установлено с очевидностью, что  экспедиция старшего лейтенанта Седова погибла, то вы немедленно возвращаетесь в Архангельск.

12.  Если на ЗФИ сразу не найдете старшего лейтенанта Седова и его спутников, то  остаетесь на зимовку с пароходом “Герта”.

13.  Главнейшая Ваша задача после того, как вы устроитесь на зимовку, будет разведка на ЗФИ с целью отыскать Седова и его спутников.

14.   Если поиски старшего лейтенанта Седова  на ЗФИ будут безуспешными, то летом 195 года, устроив на  ЗФИ склады провизии, Вы должны при первой возможности  вернуться в Архангельск или Мурман.

15. Помощью  радиотелеграфа Вы возможно чаще должны доносить в Главное гидрографическое управление о ходе дел в экспедиции”.

      Как видим, это был весьма подробный план действий для  экспедиции И. Ислямова, однако, реальные события повернулись несколько иначе и и план пришлось существенно изменить.

  29 июля 1914 года “Герта” пришла в Александровск –на Мурмане, где “Печора”  уже стояла  под погрузкой угля,   ездовых  собак, которых взяли в количестве пятидесяти, продовольствия  и других грузов. Также  пришел  “Эклипс”   и аэроплан Яна Нагурского был перегружен с него на “Печору”.

 30 июля 1914 года   стало известно о призыве запасников. 1 августа 1914 года Германия объявила России войну. В составе экипажа ‘Герты’ и  ‘Печоры’ были  такие  запасники –военнообязанные , а заменить их не кем. Поэтому И.Исхакову  пришлось обращаться в ГГУ с просьбой, чтобы подлежащие призыву  члены команды  были оставлены на судах.

 Кроме того, на И.Ислямова, как он пишет в своем  Отчете:

-   “…к заботам по подготовке экспедиции, прибавилась  необходимость решать чисто военные вопросы, т.к. я в Александровске остался в эти дни  старщим из военных чинов…,  В полученной  3 августа телеграмме от русского консула в  Гаммерфесте  сообщалось, что четыре  иностранные  крейсера идут в Белое море.  Пришлось временно  заботы об экспедиции   отложить на второй план.  Первым делом я учредил сигнальную вахту  на одной из гор Екатерининской гавани, откуда были отлично видны походы  к Александровску с моря…. Некоторым стоящим судам в Александровске  дал указание  временно укрыться в одной из близких к Александровску  бухт.    На меня легли заботы и по экспедиции  Отто Свердрупа  на “Эклипсе”, на который еще не был доставлен аэроплан.  Радиотелеграфист  “Эклипса”  был запасным унтер-офицером  германской службы.  По приказанию из Петрограда его  списали. Свердрупп, опасаясь прихода  неприятеля,   во что бы то ни стало хотел уйти в Карское море, даже без телеграфиста  и аэроплана, спрашивал  моего совета на выход, от которого я  воздержался  и  указал ему послать телеграмму в Петроград.

    С Вайдагубского  маяка телеграмма сообщала, что четыре неприятельских крейсера проходят маяк, имея курс  Ost.

  Пришла телеграмма  архангельского губернатора с приказанием сжечь все запасы  угля, хранившегося в Александровске, чтобы они не достались неприятелю. А тревога уже началась: жители, бросив свой скарб, удалялись  в горы. Александровск опустел наполовину.  

  Так как горящий уголь  сжег бы все пристани и весь город с его складами, запасами.., распространил бы панику по всему Мурману, то я решил уголь ни в коем случае не сжигать..

   ..Неприятель  не появился в Александровске, но  известия о его близости  продолжали держаться  еще несколько дней…”

  Как видим,  благодаря  хладнокровию и выдержанности И. Ислямова, не поддавшегося  паническим настроениям,  город Александровск - на Мурмане   был спасен от страшного пожара и уничтожения.

 Надо также отметить, что И.Ислямов, имея  в своем распоряжении аэроплан,   послал запрос в  Петроград, чтобы получить разрешение его собрать  и использовать его для разведывательного полета, но ответа так  до своего отхода и не получил.

  Также  он сообщил в Петроград о том, что  получил сведения, что самоеды Ямала в марте 1913 года видели судно, похожее на “Святую Анну”.

Эта информация впоследствии подтвердилась. “Св. Анна” действительно начала свой ледовый дрейф из района побережья  Ямала.

  Была получена телеграмма от Начальника ГГУ, разрешающая выход “Эклипсу”  без  аэроплана и  телеграфиста.  Телеграфиста  Свердруп получит в Югорском шаре, куда должен будет зайти.   Аэроплан, предназначавшийся  для “Эклипса” был затем доставлен Архангельск, а  оттуда  на театр военных действий.    6 августа  “Эклипс” вышел в море.

  Все эти обстоятельства задержали выход  “Герты”  из Александровска почти на две недели.

  В ночь  на  9 августа 1914 года, когда “Герта”  снялась с якоря  и начала выход из Екатерининской бухты  для следования к Панкратьевым островам, но   ее  догнала шлюпка  с радиотелеграммой с острова Вайгач, от “Андромеды”.

  “Андромеда”, вышедшая из Александровска- на Мурмане  еще 5 июня 1914 года, успела осмотреть  к этому времени западный берег Новой Земли от Маточкина Шара до Панкратьевых остров, где была обнаружена записка от Седова.   Не имея радиостанции,   “Андромеда” направилась сразу  к Вайгачу, чтобы оттуда по радиотелеграфу сообщить об этом на “Герту”.

  Вот эта телеграмма:

 - “На полуострове Панкратова нашел записку от Седова, извещающую о том, что  экспедиция покинула зимовку  22 августа  1913 года, пошла на мыс Флора  и что на северном Панкратьевом острове,  на вершине,   у знака  устроен  склад провизии,  где оставлены  карты. Был у знака…  карт и провизии не нашел… Оставили копию записки Седова. Жду дальнейших распоряжений.  Абряшитов”.    (В.А. Абряшитов  был на “Андромеде” представителем Морского министерства)

 Получив эту телеграмму,   И.Ислямов  возвращается и дает новые инструкции  “Печоре” и  “Андромеде”:

.-  “Печоре”  идти в губу Крестовую для устройства там склада провизии. На “Печоре” отправляется  летчик Ян Нагурский, с   авиатехником из  Севастополя матросом Евгением  Кузнецовым  и аэропланом “Farman MF.11”, чтобы осмотреть  северо-западный  берег  Новой Земли от  губы Крестовой до  Панкратьевых остров,  и если возможно и далее на север.  10 августа  “Печора” на борту которой находился  представитель Морского министерства капитан 2 ранг Синицин вышла из Александровска;

- “Андромеде” идти в губу Крестовую, дождаться там “Печору” и оказывать всяческое содействие полетам Нагурского, а также устроить склад провизии  на Панкратьевых островах”.

    21 августа 1914 года  в губе Крестовой,  собрав аэроплан,  Нагурский взлетел впервые, сделал несколько кругов и приводнился. Полет прошел успешно.  Нагурский стал пионером арктических полетов, открыв  эру авиации в Арктике. Всего совершил 6  разведывательных полётов вдоль западного побережья Новой Земли, достигнув 76 параллели. (21, 22, 23 августа, 12, 13 и 14 сентября 1914 года).  Общая продолжительность  составила 10 часов 40 минут, расстояние около 1060 километров.

 

 

Гидросамолет Яна Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле



                                                            Карта полетов Нагурского у Новой Земли

         12 августа 1914 года И. Исхаков на “Герте” вышел из Александровска и взял курс на ЗФИ, к мысу Флора.   16 августа, на 75 параллели “Герта” встретила  льды, что значительно затруднило ее движение к ЗФИ.

                                                                                     Шхуна‘Герта’


                                                Участники экспедиции на шхуне "Герта" (четвертый  справа
                                                         в нижнем ряду капитан “Герты” - И.П. Ануфриев)
 В офицерский состав экспедиции, кроме самого И. Ислямова, входили летчик поручик Я,И. Нагурский ( он был на “Печоре”), врачи надворные советники   Г.Коган ( на”Герте” ) .и И.И.Тржмесский ( на “Эклипсе”), В.Я. Абряшитов (представитель Морского ведомства на    “Печоре”), капитан 2 ранга в отставке.А. Синицын ( представитель Морского ведомства на “Андромеде”).

     Экипаж “Герты”, как следует из Отчета об  экспедиции И.Ислямова,    состоял их 22  человек. Причем,   выбор матросов в экипаж И.Ислямов предоставил  капитану И.П. Ануфриеву, который нанял в матросы поморов, имеющих опыт плавания  на севере:

      И.П. Ануфриев –капитан; Е.А Кузнецов- первый помошник; .Е.Е. Петерс - второй помошник; К.Г.Левантовский- старший механик, А.Королький-, машинист; А.Мехренгин-боцман; М.Похолов-плотник; И. Пономарев-парусник; Ф.Вагрецоов-матрос; А.Киприянов-матрос; М.Ложкин-матрос; Д.Кузьмин-матрос; И.Измайлов-матрос; И.Корконосов-матрос; Х.Вахер-матрос; А.Андреев-кочегар; Н.Воронцов-кочегар; А.Овчинник-радиотелеграфист;  Я. Ислямов - помошник радиотелеграфиста; А. Панкратов-повар; С. Лемберов-каюр; П. Ефремов –юнга.

    Где-то на  этом  пути,  видимо,  между  75 и 76  параллелями  «Герта» разминулась  с возвращавшимся  с ЗФИ  в Рынду «Святым Фокой», взявшим  на мысе Флора на борт  Альбанова  и  Конрада  - членов экспедиции Г. Брусилова.  Чтобы выйти в этот путь членам экипажа “Св. Фоки” пришлось разобрать  на дрова три домика  из пяти, которые   были на мысе Флора, а затем даже разбирать даже отдельные настройки на топливо.     28  августа 1914 года   “Святой Фока” – судно  первой русской экспедиции к Северному полюсу пришел  в  Рынду, но уже без Седова

   А “Герта”   только 29  августа,   без аварий и происшествий ,преодолев тяжелые льды,  подошла     к мысу Флора.   На этом мысе  поисковая экспедиция  нашла  четыре  записки в жестянках:

- одну, написанную Седовым 17 сентября 1913 года,  об уходе экспедиции  от мыса Флора к Земле Кронпринца Рудольфа;

- вторую записку -  от 24 марта 1914 года доктора Кушакова, вступившего  в  начальствование экспедиции,   о том, что Седов пошел  к полюсу и погиб и похоронен на Земле  Рудольфа;

- третью записку – от 7 августа 1914 года доктора Кушакова  о том, что “Св. Фока”  сначала пойдет к мысу Гранта, чтобы возможно  отыскать спутников Альбанова,  пропавших без вести на Южном берегу ЗФИ,   а потом к Новой Земле;

-  четвертую записку - от  7 августа 1914 года штурмана Альбанова со сведениями об экспедиции Брусилова на “Святой Анне”, которую Альбанов со своими спутниками покинул  10 апреля 1914 года.

 На мысе Флора в торжественной обстановке был  поднят русский флаг в  знак  присоединения  Земли Франца-Иосифа к России. Причем флаг поднимал Илья - сын И.Ислямова, который на “Герте” был юнгой.  Была оставлена соответствующая записка на английском и русском языках, за подписью капитана 1 ранга И.Ислямова. Записку поместили в бутылку и привязали к древку флага, который сделали  из  листового железа и свободно вращался на древке .  

  Так  107 лет назад капитан 1 ранга  И.Ислямов  присоединил к России  Землю Франца- Иосифа.

  Оставив на мысе Флора  запас продуктов, теплые вещи     и записку со сведениями ,  И. Ислямов  30 августа 1914 года отправился к мысу Гранта, рассчитывая найти кого-либо из группы Альбанова.  На шлюпке выслали на берег партию,  которая обошла весь мыс, но не нашла никаких следов пребывания человека. Также  был обследован  и мыс  Краузер.

 После этого был взят курс  к Панкратьевым островам, где 2  сентября встретилась с  “Андромедой”, которая  устраивала  склад продовольствия и обеспечивала полеты Яна Нагурского, и  “Печорой”.

  И.Ислямов поручил  Нагурскому  долететь до гавани Русских, а затем, сколько возможно  совершить  разведывательные  полеты по направлению на запад.  Эти полеты Нагурский  сделал  12 и 13 сентября, удаляясь в море на 150 верст от берега.

  15 сентября  полеты были прекращены,  разобран и погружен  на «Печору»  аэроплан «Фарман»,  кораблям следовало возвращаться на материк.

 17 сентября И.Ислямов сообшил  по радиотелеграфу в Петроград  об основных результатах  экспедиции и “отправил шифром донесение о присоединении Земли Франца- Иосифа к русским владениям России”.

19 сентября  “Герта” прибыла в Архангельск.  И.Ислямов  явился к товарищу морского министра вице–адмиралу Зубнову,  “доложил о ходе экспедиции,  мне были передано приказание морского министра к 1 октября ликвидировать  экспедицию и рассчитать служащих”.  

 В этот же день Начальник ГГУ  М. Е.Жданко телеграммой поздравил экспедицию с прибытием и отличным выполнением поручения.  Экспедиция была завершена.

   27 октября 1914 г   М. Е. Жданко   направил   рапорт Начальнику  Главного морского штаба вицу-адмиралу  К. В. Стеценко,  с ходатайством  о производстве И. Ислямова  в генерал майоры корпуса гидрографии, в котором  обратил внимание,  что благодаря  его распорядительности,   была прекращена паника в  Александровске,   в связи с весьма тревожные сведениями о близости неприятельских  крейсеров  и сохранен город от пожара..

Но его ходатайство  по каким-то причинам   не было удовлетворено. Генерал-майором И. И. Ислямов стал только 1917 г, при увольнении со службы.

Сам И.Ислямов, конечно, был явно не удовлетворен результатами этой экспедицией  и с сожалением и горечью пишет об этом  в своем   Отчете об экспедиции:

  -“… если бы в моем распоряжении был  ледокол “Ермак”,  то в условиях льда Баренцова  моря текущего года он прошел бы от Мурмана к Земле Франца- Иосифа не за 18 дней, как “Герта”,  а дня в четыре. Таким образом, “Ермак” несомненно  застал бы “Фоку”. Получив все нужные сведения об экспедиции Брусилова, он не пошел бы к  Новой Земле, а постарался  подняться насколько можно  к северу  между  Землей Франца- Иосифа   и Шпицбергеном,  к вероятному нахождению парохода “Анна”. Снабженный кроме того аэропланом,  он мог бы  получить и воздушные  разведки. С такой солидной поддержкой  как “Ермак” и летчик чувствовал бы себя  вполне уверенно и мог бы отлетать  от “Ермака” верст  на двести.

 Таким  образом,  не представляется  смелым сказать, что пароход “Св.Анна” был бы усмотрен,  и если бы “Ермак” не был в состоянии пробиться к нему, то летчик  мог бы доставить  на “Анну”  предложение  идти пешком  навстречу  “Ермаку”, от которого были бы посланы встречные партии  на собаках. Иными словами экипаж имел бы полную возможность быть доставленным нынче  же зимой. А может быть и самый пароход “Анну”  “Ермак” сумел бы вызволить изо льдов…”  

 Вот мнение  опытного полярника, руководителя экспедиции.

 Но история  не терпит сослагательных наклонений.  Остается только сожалеть, что этого не случилось и возможность найти “Святую Анну”  не была  использована  до конца.

  Причина, по которой  в экспедицию не был выделен ледокол “Ермак”      лежит не  в недостатке финансовых средств и вот почему. В том же Отчете  И.Ислямова  указано, что  “за время плавания судов  экспедиции  израсходована лишь четвертая доля, с небольшим, всего ассигнования  на экспедицию…”.  

   Эта причина  в том,   другой  “опытный полярник” -  Министр торговли и промышленности С.И. Тимашев  заявил,  что    “не считает возможным послать    “Ермак”  в Ледовитый океан, так как  он для этой цели не подходит”. Это мнение министра было опубликовано газетой  “Вечернее Время”  03 августа 1913 года.     Так что в России бюрократы-министры  и  “крупные” специалисты  сразу во всех областях никогда не переводились.

 Одним из главных итогов плавания на “Герте”  И.Исламов считал, “доказательство того что архипелаг Земли  Франца- Иосифа может быть доступен для плавания  каждый год   для судов, удовлетворяющих соответствующим  требованиям”.

 Теперь кратко  о второй составляющей  экспедиции по поиску Седова, Брусилова, Русанова, возглавить которую согласился  Отто Свердруп.  

“Экслипс”  под командованием  Отто   Свердрупа   вышел из Александровска - на Мурмане  6 августа 1914 года. Шел “Эклипс”  под флагом Русского добровольного флота. Это была отдельная экспедиция, независимая от  И. Ислямова.

                                                               
                                             Экспедиционное судно барк «Эклипс».

     “Эклипсу» предписывалось следовать вдоль побережья с задачей осмотра побережья от устья Енисея   до  мыса Челюскин, Но  Свердрупу  дали полную свободу вести поиск так, как он  считал целесообразным, ведь разыскиваемые экспедиции могли оказаться и на восточном побережье Новой Земли и на острове Уединения.

   Было взято  продовольствия  на полтора года для экипажа разыскиваемых судов и на два года для собственного экипажа. Поручено   оставить  запас продовольствия, распределив его по разным местам сибирского побережья, с картой и разъяснениями местонахождения этих мест..

Экипаж “Эклипса” был целиком норвежцы, за исключением  доктора И. И. Тржмесского, который  был представителем Главного гидрографического управления.   В  Карском море с парохода “Вассиан” на борт “Эклипса” был  принят   радиотелеграфист Дмитрий Иванов.

  Двигаясь на восток, “Эклипс” непрерывно поддерживал радиосвязь с Карскими радиостанциями. Однако, после  24 августа,  когда “Эклипс” зашел за остров Белый и удалился достаточно далеко, связь между ними прекратилась.

  Несмотря на многократные попытки Д.Иванова установить радиосвязь с внешним миром, это никак не удавалось. Казалось, что появилась еще одна пропавшая экспедиция.

   „Эклипс", из-за тяжелой  ледовой обстановки был вынужден встать на зимовку  к западу от архипелага  Норденшельда, у мыса Вильда,  в небольшой таймырской бухте, которая до сих пор носит название Эклипс. Свердруп рассчитывал переждать здесь, чтобы летом продолжить поиски.  Связь была восстановлена  только в январе 1915 года. Удалось установить связь  с гидрографической  экспедицией  Б.Вилькицкого на ледоколах “Таймыр” и “Вайгач”, которая была затерта   льдами  и зимовала в заливе Толля,  на северо –западном берегу Таймыра, примерно в 70 милях от “Эклипса”,  и находилась в очень тяжелом положении. На судах появились больные, в том числе цинготные, на завершение похода угля не хватало.

                 Создалось положение, когда, как написал Свердруп в своей книге “Под русским флагом” - “мир мог стать перед новой ужасной трагедией, если бы “Таймыру” и “Вайгачу” не была оказана своевременная помощь”.»

                                                           

 Связь с ними  была потеряна  и только благодаря “Эклипсу” и его мощной радиостанции удалось получить сведения об экспедиции, передать их на Большую Землю,  наладить совместными и слаженными действиями эвакуацию части людей с ледоколов на Диксон.   Свердруп  лично участвовал в этой спасательной экспедиции.  Экспедиция  Б. Вилькицкого была спасена.

 26 августа 1915 года “Эклипс” ушел к острову  Уединения, обследовал его. Затем в Карском море встретился с “Таймыром” и “Вайгачем”.     16 сентября вместе они  пришли в Архангельск.

    Несмотря на то, что главной   цели  экспедиции Свердрупа   достичь не удалось -  следы пропавших экспедиций Русанова и Брусилова не были найдены, его ледовый поход все равно можно считать  успешным.

  Ведь благодаря “Эклипсу” была спасена гидрографическая  экспедиция Северного Ледовитого океана Бориса Вилькицкого, впервые прошедшая по Северному ледовитому океану с востока на запад.

 В 1915 году была снаряжена и 6 июня 1915 года вышла из Архангельска еще одна поисковая экспедиция на шхуне “Герта”, руководителем ее был морской врач Е. Коган, участник экспедиции на “Герте” 1914 года, с   задачей поиска следов экспедиции Г.Л. Брусилова на западных, северо-западных берегах Шпицбергена.

 К сожалению и эта экспедиция закончилась безрезультатно.

 Поиски следов пропавших полярных экспедиций Г.Л. Брусилова и В.А. Русанова продолжаются и сейчас, но эта уже другая большая тема.

 PS:  Эта статья была мною размещена в блоге еще  07.01.2022г. Но по неизвестным мне причинам  пропала с блога, как и все другие мои статьи.

      Сейчас это вновь восстановленная мною статья.

Фото:


Просмотров:2065 Комментариев:0 Скрыть Редактировать Удалить 0  


Главное за неделю