Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер

Представлены
перспективные беспилотники
для силовиков

Поиск на сайте

agalf (Все сообщения пользователя)

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 След.
Философствуем на вечные темы!
Рубеж заветный за плечами,
И пенсионный ждет удел,
И это, друг, не повод для печали,
А лишь начало новых дел.

Ты сохранил и голову и ноги,
Благодарение судьбе!
Здоровье к пенсии сберечь дано не многим,
Пусть "Новый облик" позавидует тебе.

Пусть жизни радуют цветные краски
И где бы дальше ты не жил,
Желаем, чтобы было все как в сказке,
Надеемся, ты это заслужил!
Философствуем на вечные темы!
Я не стремился к кабинетной тиши,
Мне палуба всегда была и ближе и родней,
Карьеры планку я считал тем выше,
Чем дальше моря горизонт видней.

Волны удары в борт мне музыкой звучали,
Бурлящий за кормой кильватер душу согревал,
И тучи брызг соленой пыли
Серебряными звездами ложились на штурвал.

Надежность мачт стальных и твердость переборок,
И строгий быт мужских кают,
Поддерживаемый качеством приборок,
Квартир покинутых нам заменял уют.

Мы покидали берега надолго,
Могущество России утверждать,
Хранили верность воинскому долгу,
Умели ждать, любить и побеждать.

Решение поставленной задачи
Нам было выше всяких благ,
И тот поймет восторг удачи,
Кто наблюдал в прицеле звездно-полосатый флаг.

Когда, подняв свои "Томкэты",
Враг напугать пытался нас,
На направляющих щетинились ракеты,
В готовности исполнить "Пуск!" приказ.

А в дни короткие заходов заграничных
Еще сильней душа рвалась домой
К до боли близким и привычным
Березам и полям земли родной.

Мой экипаж мне, как и море снится,
Но тех, на палубе в одном строю,
С годами все расплывчатее лица
Когда я вспоминаю молодость свою.

Я верю, жизнь прошла не зря,
И в парусах моих был верный ветер,
Поныне снятся мне моря,
Последнему романтику минувшего столетья.
О жизни, о флоте, о Севастополе..., стихи
Наша юность флотским опоясана ремнем,
Наша молодость под вымпелом на рее.
Долг и честь! И никогда мы не свернем
С этого пути, что славою овеян.

Я не нажил капиталов и поместий,
Мне наградой был исполненный приказ,
Не случился в нужный час на нужном месте,
И богатство - это не про нас.

Кто не рвался вверх, другим ломая спины,
Не ловчил, не лгал корысти для,
Кто остался истинным мужчиной,
Тот, уверен я, поймет меня.

Главное богатство моей жизни,
Что никто не в силах отобрать,
Беззаветное служение Отчизне,
Им не каждый может обладать.

А еще в моей, пусть не большой заначке
Сыновья, что мой избрали путь,
Пусть господь им дарует удачу,
Дай им бог, с дороги не свернуть!

И когда на пляжном волноломе
Вижу в дымке синей силуэты кораблей,
Грусть, что схожая с тоской о доме
Каждый раз в душе рождается моей.

04.04.2010
Третья оборона Севастополя, о дне сегодняшнем в городе русской славы
Я вернулся
Я вновь вернулся в этот город,
В него влюбленный навсегда,
Он также близок мне и дорог,
Как в лейтенантские года.

Здесь все возвышенно и строго:
Нахимов, Херсонес, Собор,
И Минка, давшая дорогу
Той жизни, что веду с тех пор.

Волшебной аурой пронизан,
Я будто и не уезжал,
И возвратился, словно выжил,
На свой последний уж причал.

Пятнадцать лет. Хоть это много,
Их вроде не было, и нет.
Опять я жаждой жизни полон,
Мне будто снова 30 лет.

Себя счастливым я считаю,
Мне в жизни этой повезло,
Есть те глаза, в которых таю,
Всем цифрам возраста назло.

Пора звонить в набат
Славянский люд и требует, и молит:
Россия, обрети былую стать,
Стой на своем, как ратники стояли в Куликовом поле,
Не дай мерзавцам свое тело разодрать!

Неужто, а Златоглавой безразлично
Как храмы в Украине русские позорят,
Как память воину поносят в Таллинне цинично,
И на окраинах страны тревогой полыхают зори.

Эсэсовцев остатки в Кенигсберг собрались как домой,
Во Львове, Риге, Таллинне на нас уже облавы,
И муэдзина заунывный вой
Звучит предчувствием беды над городом российской славы.

Пора, пора звонить набатом грозно,
И стать плечом к плечу всей силой,
Еще чуть-чуть и, может, будет поздно -
Развалится на княжества удельные Россия.

Мой Севастополь
Есть город на Земле, достойный поклоненья,
Над синью бухт как парусник плывет,
Здесь русской веры корень и рожденье,
Морская крепость и Империи оплот.

Мы помним славный век Екатерины,
Рассвет и мощь блистательных побед,
Рождает память прошлого картины,
В нас укрепляя верности обет.

Не раз курган Малахов кровью был пропитан,
Здесь не одна прошла огнем война,
Потемкин, Ушаков, Суворов и Нахимов,
Навечно в памяти героев имена.

Как часовой, присяге верный,
Наркома Кузнецова выполнив приказ,
Флот отразил врага в июне первым,
У стен остановив его в который раз.

Не тленна память и не рвалась связь времен,
Она в делах и именах других, на вахту вставших.
Рос город, возрождался флот:
Басистый и Горшков, Чурсин и Касатонов-старший.

Отсюда, Родины надежный щит и меч,
Красавцы корабли на боевую службу уходили,
На румбах Средиземного покой и мир беречь,
И честь страны они не уронили.

Изломом для твоей судьбы грядущей
Едва ХХ век не стал,
Ты был по пьянке предан в Беловежской Пуще,
Но Касатонов-младший флот не сдал.

Пока еще царят безвременье и смута,
Но у истории нелепость коротка,
В Кремле восторжествует государственности мудрость,
И станет Севастополь русским на века.

Я знаю, Севастополь, день придет,
Не сможешь долго ты терпеть судьбу такую,
Временщики падут и гордый твой народ
Отвергнет тряпку желто-голубую.

С тобою Родина, ты только позови,
И затрепещут русские знамена в небе синем,
Мой Севастополь – территория любви,
Святой любви и к флоту и к России!


Мне не забыть
Мне гены предков не дают покоя,
В крови все то, что никогда не истребить,
Как не возможно позабыть былое,
Так невозможно Родину Россию не любить.

Деды моих дедов на Бородинском поле
Встречали грудью вражескую рать,
А их деды на Поле Куликовом
Не дали Русь на части разодрать.

Родителей моих свели дороги фронтовые,
Варшава и Берлин - медовый месяц их,
И вместо марша Мендельсона – трубы полковые,
И вместо роз – букет ромашек полевых.

В глубинах памяти история застыла,
И пепел павших нам стучит в сердца:
На Пискаревке дедова могила,
А на мундире боевые ордена отца.

И сколько б ни старались "либералы"
Иванами представить нас, не помнящих родства,
Но души наши, как нетленные анналы,
История России в них жива!

Патриотизм у нас в крови с рожденья,
Неистребима к Родине любовь,
Тому надежным и сегодня подтвержденьем
Смоленскими парнями на Кавказе пролитая кровь.


На смерть адмирала Стадниченко

Колышутся знамена плавно,
почетный караул чеканит шаг,
еще один в плеяде офицеров славной
лег под Андреевский бессмертный флаг.

Притихли чайки над Артбухтой,
гудок печально выдохнул паром,
и им любимый Севастополь будто
прощается еще с одним орлом.

Его дела и жизнь – служение Отчизне,
честь офицера звуком не была пустым,
и памятником лучшим он при жизни
считал российский стяг над городом святым.

Людьми такими горд наш флот,
и в этот скорбный день печальный
ему он честь и память воздает,
сиреной кораблей прощальной.


А сами мы?
Патриотизм сегодня не в чести,
теперь толкуют больше о деньгах,
России, видно, долго еще крест нести
покуда будет ясность у правителей в мозгах.

На дураков всегда "везло" России:
один линкоры резал на иголки,
другой, по пьянке, вообразив себя мессией,
безжалостно разбил Державу на осколки.

Ума не надо много, Крым отдать,
где пращуры писали славы повесть,
есть много что еще продать -
Курилы, Севморпуть, Калининград и совесть.

Хотя, последняя, конечно, не в цене, увы.
О ней болтают только на предвыборных дебатах.
И долго еще будут болтуны правы,
пока не выроем мы сами яму для "горбатых".

Когда же будут люди чести
за красною зубчатою стеной?
Когда появится на нужном месте
достойный управляющий страной?

Когда в себе мы выдавим раба,
и прекратим разменивать страну на звонкую монету?
Иначе нам в итоге всем придет "труба",
и, значит, мы заслуживаем участь эту.

Каков народ, такие и цари,
здесь лишь одна верна наука:
побольше делай, меньше говори,
начни с себя, своих детей и внуков.
Третья оборона Севастополя, о дне сегодняшнем в городе русской славы
Воспоминанья
Я не стремился к кабинетной тиши,
Мне палуба всегда была и ближе и родней,
Карьеры планку я считал тем выше,
Чем дальше моря горизонт видней.

Волны удары в борт мне музыкой звучали,
Бурлящий за кормой кильватер душу согревал,
И тучи брызг соленой пыли
Серебряными звездами ложились на штурвал.

Надежность мачт стальных и твердость переборок,
И строгий быт мужских кают,
Поддерживаемый качеством приборок,
Квартир покинутых нам заменял уют.

Мы покидали берега надолго,
Могущество России утверждать,
Хранили верность воинскому долгу,
Умели ждать, любить и побеждать.

Решение поставленной задачи
Нам было выше всяких благ,
И тот поймет восторг удачи,
Кто наблюдал в прицеле звездно-полосатый флаг.

Когда, подняв свои "Томкэты",
Враг напугать пытался нас,
На направляющих щетинились ракеты,
В готовности исполнить "Пуск!" приказ.

А в дни короткие заходов заграничных
Еще сильней душа рвалась домой
К до боли близким и привычным
Березам и полям земли родной.

Мой экипаж мне, как и море снится,
Но тех, на палубе в одном строю,
С годами все расплывчатее лица
Когда я вспоминаю молодость свою.

Я верю, жизнь прошла не зря,
И в парусах моих был верный ветер,
Поныне снятся мне моря,
Последнему романтику минувшего столетья.

Эмиграция
(подражание Розенбауму)
Опять лежу в постели, звезды в небе,
Во тьме ночной воспоминаний быль,
Так дружен с грустью никогда я не был,
На золото погон в шкафу ложится пыль

Уже не те на флоте офицеры,
Патриотизм для многих – звук пустой,
Их службы нашей не влекут примеры,
А корабли, годятся лишь в отстой

Живу у моря, день за днем проходит,
Но часто снится мне тревожный сон:
По Средиземке мой корабль бродит,
И не находит курс на базу он.

Авианосец с звездно-полосатым флагом
С восторгом наблюдаю сквозь прицел,
По площади у Графской четким шагом
Проходят те, с кем молод был и пел.

Кто в Севастополе сейчас я? Правда, братцы?
Один вопрос и лишь один ответ,
Седин к вискам добавил эмигрантских,
Где слава флота русского была, ее уж нет.

Поник Нахимов, взгляд из-под фуражки горек,
Стучится в сердце адмиралов прах,
Зовет вернуть России славный город,
И флот ее, прославленный в веках.

Развален флот, и Крым почти потерян,
Без боя сдали твердь, где лилась кровь,
Но русский офицер присяге верен,
Храня к Отчизне вечную любовь.

Мы будем до последней капли крови биться,
В набат пробьет Владимирский собор,
Я верю, наше время возвратится,
И мне горнист еще сыграет сбор,
И мне горнист большой сыграет сбор!
Третья оборона Севастополя, о дне сегодняшнем в городе русской славы
Адмиралу И.Касатонову в день 70-летия
В истории России много адмиралов,
Но помнят далеко не всех,
Иные имена алмазами горят в анналах,
Другие вызывают только горький смех.

В веках гордиться будем Ушаковым,
Нахимову, Корнилову - всегда почет,
Но Куроедова и Громова не вспомнят добрым словом,
Как и подобных им, разваливавших флот.

В плеяде настоящих адмиралов тот,
Чье имя, без сомнения, достойно оных,
Он сохранил России Черноморский флот -
Отчизне верный Игорь Касатонов.

Традициям семейным предан с юных лет,
Он службы путь прошел по корабельным трапам,
Не разменял, хоть мог, железо палуб на паркет,
И не скрывался за спиною папы.

Пусть злые языки завистливо твердят
Что он всему обязан родству,
Широты южные и Заполярье подтвердят,
Он сам достиг всего, что нужно флотоводцу.

Комбат-ракетчик, командир двух БПК,
Комдив 30-ой, равной не было которой,
Он золото на первого «жука»
Намыл на приисках морских просторов.

Да, строг бывал, где нужно. Уж держись!
Да, бестолковых и ленивых не терпел,
Но скольким офицерам дал путевку в жизнь,
А как шутил! А сколько сделал дел!

Его судьба – служение Отечеству и людям
Его девиз - «Не оставляй другому то, что можешь сделать сам!»,
Такими адмиралами всегда гордиться будут,
Их дух для моряков - как ветер парусам.

По всем статьям, в лихие 90-е года
Главкомом быть ему, в том нет сомненья,
Не ко двору пришелся Ельцину тогда,
Который общий дом рассыпал на поленья.
У всех времен всегда свои «герои»,
С которыми не по пути тому, кто честью дорожит,
И приготовлен конь для каждой Трои,
А каждому Спасителю найдется Вечный Жид.

Могучий флот, доставшийся в наследство,
Пустили с молотка за жалкие рубли,
Теперь твердят, что негде взять им средства,
И у причалов заржавели корабли.

Не в средствах дело, а в отсутствии мозгов,
Тот не поймет, кто строит яхты и дворцы,
Без флота мощного не одолеть врагов –
Так завещали нам Отечества отцы.

В Ваш праздник не резон ругать те времена,
Пускай не все сложилось, как должно бы было,
Одно уверенно скажу, Вы сделали сполна,
Иному бы три жизни не хватило.

Уверен, что не я, так мои внуки,
Увидят тот заветный день, когда
Российский флаг, через года разлуки,
Вернется в Севастополь навсегда.

Воспрянет величаво славный град,
Раскрыв объятья бухт российским кораблям,
Он гордым силуэтам будет рад,
Как мать своим любимым сыновьям.

И благодарной памяти найдется пьедестал,
Уверен я, что так случится,
И адмирал, который флот не сдал,
В граните или бронзе воплотится!

В день юбилея всех Вам благ!
Пусть больше радости Вам дарит жизнь!
Вы тем пример, кто не спускает флаг,
Гордятся те, кто с Вами послужил.
Третья оборона Севастополя, о дне сегодняшнем в городе русской славы
О, времена
Чудные в Украине нынче времена,
власть свой народ упорно тянет в яму,
им наплевать, что думает страна,
но неужели не найдут на них управу?

Когда ж славянские прозреют братья наши,
чтобы правители-марионетки всех мастей,
до слез глотнув горячей каши,
электорат считать свой стали за людей?

Пока что тешатся они игриво,
несуществующей истории рассказывая враки,
кричат, что Жмеринка древнее Рима,
а Трою основали запорожские казаки.

Оказывается, Дарвин был не прав, увы,
и в Киеве теперь гуляют слухи,
что на Земле в начале были лишь хохлы,
а уж потом слоны и мухи.

А их тяжелый бред про НАТО и ЕС -
ни что иное, как заказ тех дядей,
которые один имеют интерес -
сильней России поднагадить.

Но первым позабудет ридну мову и народ,
заслышав грозный гул набата близко,
временщиков и содержанок сброд,
сказав гудбай Украйне по-английски.

Не верьте, люди, тем, кто, нацепив косоворотку,
косу приделав на затылок в тон,
про Родину рвет на майданах глотку,
а после шлет отчеты в Вашингтон.

Мы не дадим историю писать тарасюкам,
пусть валят за бугор, собрав котомки,
пора им всем дать по рукам,
чтоб нас потом не прокляли потомки!
опальный СЕВАСТОПОЛЬ, Город Славы наш в опале...
Воспоминанья
Я не стремился к кабинетной тиши,
Мне палуба всегда была и ближе и родней,
Карьеры планку я считал тем выше,
Чем дальше моря горизонт видней.

Волны удары в борт мне музыкой звучали,
Бурлящий за кормой кильватер душу согревал,
И тучи брызг соленой пыли
Серебряными звездами ложились на штурвал.

Надежность мачт стальных и твердость переборок,
И строгий быт мужских кают,
Поддерживаемый качеством приборок,
Квартир покинутых нам заменял уют.

Мы покидали берега надолго,
Могущество России утверждать,
Хранили верность воинскому долгу,
Умели ждать, любить и побеждать.

Решение поставленной задачи
Нам было выше всяких благ,
И тот поймет восторг удачи,
Кто наблюдал в прицеле звездно-полосатый флаг.

Когда, подняв свои "Томкэты",
Враг напугать пытался нас,
На направляющих щетинились ракеты,
В готовности исполнить "Пуск!" приказ.

А в дни короткие заходов заграничных
Еще сильней душа рвалась домой
К до боли близким и привычным
Березам и полям земли родной.

Мой экипаж мне, как и море снится,
Но тех, на палубе в одном строю,
С годами все расплывчатее лица
Когда я вспоминаю молодость свою.

Я верю, жизнь прошла не зря,
И в парусах моих был верный ветер,
Поныне снятся мне моря,
Последнему романтику минувшего столетья.
опальный СЕВАСТОПОЛЬ, Город Славы наш в опале...
Эмиграция
(подражание Розенбауму)
Опять лежу в постели, звезды в небе,
Во тьме ночной воспоминаний быль,
Так дружен с грустью никогда я не был,
На золото погон в шкафу ложится пыль

Уже не те на флоте офицеры,
Патриотизм для многих – звук пустой,
Их службы нашей не влекут примеры,
А корабли, годятся лишь в отстой

Живу у моря, день за днем проходит,
Но часто снится мне тревожный сон:
По Средиземке мой корабль бродит,
И не находит курс на базу он.

Авианосец с звездно-полосатым флагом
С восторгом наблюдаю сквозь прицел,
По площади у Графской четким шагом
Проходят те, с кем молод был и пел.

Кто в Севастополе сейчас я? Правда, братцы?
Один вопрос и лишь один ответ,
Седин к вискам добавил эмигрантских,
Где слава флота русского была, ее уж нет.

Поник Нахимов, взгляд из-под фуражки горек,
Стучится в сердце адмиралов прах,
Зовет вернуть России славный город,
И флот ее, прославленный в веках.

Развален флот, и Крым почти потерян,
Без боя сдали твердь, где лилась кровь,
Но русский офицер присяге верен,
Храня к Отчизне вечную любовь.

Мы будем до последней капли крови биться,
В набат пробьет Владимирский собор,
Я верю, наше время возвратится,
И мне горнист еще сыграет сбор,
И мне горнист большой сыграет сбор!
опальный СЕВАСТОПОЛЬ, Город Славы наш в опале...
Адмиралу И.Касатонову в день 70-летия
В истории России много адмиралов,
Но помнят далеко не всех,
Иные имена алмазами горят в анналах,
Другие вызывают только горький смех.

В веках гордиться будем Ушаковым,
Нахимову, Корнилову - всегда почет,
Но Куроедова и Громова не вспомнят добрым словом,
Как и подобных им, разваливавших флот.

В плеяде настоящих адмиралов тот,
Чье имя, без сомнения, достойно оных,
Он сохранил России Черноморский флот -
Отчизне верный Игорь Касатонов.

Традициям семейным предан с юных лет,
Он службы путь прошел по корабельным трапам,
Не разменял, хоть мог, железо палуб на паркет,
И не скрывался за спиною папы.

Пусть злые языки завистливо твердят
Что он всему обязан родству,
Широты южные и Заполярье подтвердят,
Он сам достиг всего, что нужно флотоводцу.

Комбат-ракетчик, командир двух БПК,
Комдив 30-ой, равной не было которой,
Он золото на первого «жука»
Намыл на приисках морских просторов.

Да, строг бывал, где нужно. Уж держись!
Да, бестолковых и ленивых не терпел,
Но скольким офицерам дал путевку в жизнь,
А как шутил! А сколько сделал дел!

Его судьба – служение Отечеству и людям
Его девиз - «Не оставляй другому то, что можешь сделать сам!»,
Такими адмиралами всегда гордиться будут,
Их дух для моряков - как ветер парусам.

По всем статьям, в лихие 90-е года
Главкомом быть ему, в том нет сомненья,
Не ко двору пришелся Ельцину тогда,
Который общий дом рассыпал на поленья.
У всех времен всегда свои «герои»,
С которыми не по пути тому, кто честью дорожит,
И приготовлен конь для каждой Трои,
А каждому Спасителю найдется Вечный Жид.

Могучий флот, доставшийся в наследство,
Пустили с молотка за жалкие рубли,
Теперь твердят, что негде взять им средства,
И у причалов заржавели корабли.

Не в средствах дело, а в отсутствии мозгов,
Тот не поймет, кто строит яхты и дворцы,
Без флота мощного не одолеть врагов –
Так завещали нам Отечества отцы.

В Ваш праздник не резон ругать те времена,
Пускай не все сложилось, как должно бы было,
Одно уверенно скажу, Вы сделали сполна,
Иному бы три жизни не хватило.

Уверен, что не я, так мои внуки,
Увидят тот заветный день, когда
Российский флаг, через года разлуки,
Вернется в Севастополь навсегда.

Воспрянет величаво славный град,
Раскрыв объятья бухт российским кораблям,
Он гордым силуэтам будет рад,
Как мать своим любимым сыновьям.

И благодарной памяти найдется пьедестал,
Уверен я, что так случится,
И адмирал, который флот не сдал,
В граните или бронзе воплотится!

В день юбилея всех Вам благ!
Пусть больше радости Вам дарит жизнь!
Вы тем пример, кто не спускает флаг,
Гордятся те, кто с Вами послужил.
Страницы: 1 2 След.


Главное за неделю