«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Сергей Шулинин (Все сообщения пользователя)

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 31 След.
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
30 октября в 11.30 в пресс-центре Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа пройдет пресс-конференция по итогам проведения морской поисковой операции "Карская экспедиция - 2014".
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
Перевод на русский журнала боевых действий подводной лодки U-365 c 23.07.1944 г. по 25.08.1944 года. Схемы не переводились.
Перевод сделан Игорем Борисенко (форумчанином сайта "Полярной почты" http://www.polarpost.ru/forum/)
В связи с требованиями Бундесархива и чтобы не нанести вред получателям архивного документа, электронные копии документов не выставляются в открытом доступе. Но при наличии желания (письмо в личку) могут быть направлены форумчанам.
Копии были переданы форумчанином сайта "Полярной почты" http://www.polarpost.ru/forum/
Благодарю за передачу и перевод документов людей, не равнодушных к истории конвоя БД-5.

Скачать перевод можно здесь http://www.polarpost.ru/forum/download/file.php?id=42417
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
Ссылка для скачивания: http://memorybook-yanao.ru//images/Arhiv/Spiski.zip
Буду признателен за внесение дополнений, уточнений, исправлений.
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
Новая версия списков – 6.0.
Увеличился объем данных. Старая версия общего поискового списка участников конвоя БД-5 – 95 страниц, новая версия – 144. Старая версия региональных поисковых списков  участников конвоя БД-5 – 179 страниц, новая версия – 308. Количество участников – 760 (прошлая версия списка), 752 (новая версия сведений).
Другие количественные характеристики (новая версия / старая версия):
1. Спасшиеся – 323 / 318.
2. Погибшие – 378 / 376.
3. С неизвестной судьбой – 9 / 17.
4. Команда транспорта «Марина Раскова» – 51+6 / 51+6.
5. Пассажиры транспорта «Марина Раскова» – 360 / 363.
5.1. гражданские – 184 / 208.
5.2. военные – 176 / 155.
6. Команда тральщика ТЩ-114 – 107 / 106.
7. Команда тральщика ТЩ-116 – 63 + 42 неизвестных / 56 + 49 неизвестных.
8. Команда тральщика ТЩ-118 – 110 / 110.
9. Неизвестно на каких судах находились – 13 / 18.
Изменение количества, указанных в пп. 5.1., 5.2., вызвано в большей степени переносом из гражданской категории в военную вольнонаемных 37 АБ ВВС БВФ (21 человек). Некоторые колебания в показателях основаны на переносе некоторых, ранее таковыми считавшимися, участников конвоя из основной части общего поискового списка в дополнительную часть (раздел «Вероятные ошибки в архивных данных») и пополнением новыми сведениями основной части общего поискового списка участников конвоя БД-5.
Реструктуризирована «Дополнительная часть» общего поискового списка участников конвоя БД-5. Первая часть, где указывались данные со схожими сведениями, так называемые «двойки», «тройки», убрана. Все данные попали в основную часть списков. Введен раздел «Требуется идентифицировать данные сведения со схожей информацией на участников конвоя БД-5, указанных в основной части общего поискового списка». Информация в разделе «Требуется проверить принадлежность данных лиц к участию в конвое БД-5» увеличена с 25 до 48. Этот раздел подвергся анализу. Вошел новый блок информации, связанный с награжденными военнослужащими с тральщика ТЩ-116. Есть реальность того, что многие из них были участниками конвоя БД-5. Но эта информация требует проверки. Часть информации ушла в созданный раздел «Вероятные ошибки в архивных данных», количество данных – 18. Информация в разделе «Требуется проверить информацию на принадлежность ее к участникам конвоя БД-5, исключая указанных в основной части общего поискового списка со схожими данными» сокращена с 28 до 5.
Создано 151 поисково-информационных списков. Поисковый список охватывает 103 региона 17 стран мира. Изменен подход к составлению региональных списков. Буду потом развивать эту тему. Структурно изменены Архангельские, Вологодские, Красноярские списки. Эту работу в дальнейшем продолжу.
Число живых участников конвоя БД-5 – 6 (двое умерло). Число участников конвоя БД-5, с родственниками которых установлена связь – 128.
Увеличился объем графической информации – на 5 гигов. Работал в основном с базой «Подвиг Народа». Обработана была информация о 262 награжденных, просмотрено около 4000 страниц текстовой информации. Обработано 431 наградное дело. Извлечена текстовая информация из них. Создано 14 сводных списков по награжденным. Обработано 69 приказов и указов о награждении.
Также исправлены ошибки, опечатки. Посмотрев на этот вариант списка, понял, что это не последняя версия. Не удовлетворяет структура, не хватает источниковой информации, много «вероятно», «скорей всего». Понял, что надо создавать электронную базу данных с возможностью импортирования из нее информационно-поисковых списков по запросу. Да не спец я в ЭБД. Может, кто подскажет. А то все пальчиками, да пальчиками.
Вот такой вот мой краткий отчет о восьмимесячной аналитической, в большинстве своем ночной, работе. И как клава выдержала прикосновения моих нелегких пальчиков?
За время работы над списком многое упустил, много, что не размещал. Такова была моя установка, а то тогда бы я не закончил и за 2 года эту работу. Да с нашим тырнетом еще. Скорость часто, мягко говоря, злила.
В скором времени буду выкладывать информацию в инет, в том числе и по награжденным. Пока сижу на больничном, болеет дочка.
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
Справка

В разговоре помимо т.т. Булаха и Бидченко (Бытченко – С.Ш.) участвовало 3 краснофлотца: тт. Колонранц (похожей фамилии в списках не найдено – С.Ш.), Кузьмин (Кузьмин Виктор Николаевич – С.Ш.) и Рахматулин (или Рахматулин Василий Васильевич или Рахматулин Лев Васильевич – С.Ш.), ехавшие на «Марине Расковой» в распоряжении Диксоновской базы.
Коллективно уточнили отдельные факты, время, детали, восстанавливали в памяти отдельные периоды и сложившуюся обстановку. Т.т. Колон… и Кузьмин несли на «Марине Расковой» вахту в качестве наблюдателей. Их мнение, что наблюдение велось небрежно, в распоряжении на корабле были глубинные бомбы, но не использовали их, потому что куда кидать их было неизвестно.
В первые два дня пути из Архангельска они встретили 2 самолета (за несколько дней до катастрофы) в Баренцевом море, которые шли низко над водой. Далее на всем пути плавания «Марины Расковой» имелись только указанные три тральщика 114, 116, 118 (Т-114, Т-116, Т-118 – С.Ш.) и впоследствии после спасения, с 16 по 18 августа, они на своем пути впервые встретили 19.09 самолет т. Козлова. Больше ничего за 7 дней плавания на вельботе на своем пути они ничего не встречали.

подпись (Шендерович)


25 августа 1944 года
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
Рогов Николай Никитич, член ВКП/б/ с 1924 года
№ п/б – 2556538.

Пассажир с транспорта «Марина Раскова», командированный в бухту Нордвик.

Я выехал из Архангельска в 24 часа шестого августа 1944 года в Молотовск, куда и прибыл в 5 часов 30 минут. В Молотовске мы пробыли до восьмого августа 1944 года. Рано утром восьмого нас пересадили на транспорт «Марина Раскова», на котором мы и отплыли, держа курс на о. Диксон. Итак, мы прошли Белое и Баренцево море и вступили Карское море. «Марину Раскову» охраняли три тральщика № 116, 114, и 118 (Т-116, Т-114, Т-118 – С.Ш.). Один из них шел впереди и два других шли по бокам. Начальником рейса был тов. Макаровский, который ведал вопросами питания. Вопросы охраны судна и пассажиров входили ли в его обязанности или нет для меня неизвестно. Во всяком случае не чувствовалась, какие меры принимались в этом отношении – не были закреплены пассажиры за шлюпками, не было объяснено, как и что должен делать каждый из нас в случае гибели корабля. Из окружающих меня самого к наблюдению за морем не привлекали. Во время ужина 12.08 в 7 часов 45 минут я находился в трюме, так как к этому времени успел поужинать. Вдруг слышу удар в бок судна, в ту же секунду я получил удар в голову, не помню чем и упал на пол в трюме. Меня завалило досками, мебелью и другими вещами и обдало всего водой. Я никак не мог выбраться из заваленных вещей, но кто-то помог мне и я встал на ноги. В трюме лестницы на палубу были сбиты ударом и люди карабкались на палубу корабля. Поднялся невообразимый шум и гвалт. Люди бегали, суетились, кричали. Поставлена была лестница, и все люди выбрались на палубу. Когда я выбрался на палубу, то увидел гибель тральщика № 118, он погружался на дно моря. Что мне бросилось в глаза – это человек, который находился на корабле, как потом выяснилось, это был капитан корабля. Он последним сбросился с корабля. Чтобы высвободить баркас (большую лодку), были согнаны все мужчины для того, чтобы снять четыре крестовины металлических труб. На это ушло минут двадцать, а то и больше, а между тем лодка была в таком состоянии с самого начала пути, вдобавок она была худая, и нужно было затыкать отверстие в ней, откачивал воду, которая проникала в нее. Сначала были эвакуированы на тральщик № 114 женщины и дети, а потом стали эвакуировать на тральщик № 116 и 114 мужчин. Меня посадили в лодку и отправили на тральщик 116. Мы пришвартовались к борту корабля и влезли на палубу.
Потом я узнал, что тральщик 114 был торпедирован. Сам я этого не видел, так как находился внутри корабля. Через несколько минут после моей посадки на корабль была сыграна на тральщике № 116 тревога, и он быстро снялся в якоря и отправился в Югорский Шар в Хабарово.
Там встретили меня хорошо, я пробыл на Югорском шаре до отъезда на Диксон.
                                                                                         (Рогов)
25 августа 1944 г.
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
т. Михевич-Далецкий Николай Дмитриевич.
Направлен в Нордвик ст. бухгалтером.

г. Москва, (улица – С.Ш.) Домниковская, 6, квартира 7

Я вместе с женой и сыном 8 лет выехал из Архангельска на пароходе «Бакунин» по предложению уполномоченного Главсевморпути т. Бондаренко в ночь на 7 августа. Утром 7 августа мы прибыли в Молотовск. Утром 8 августа мы отправились на пароходе «Марина Раскова» на восток.
Я обратил внимание на полнейшее отсутствие бдительности со стороны соответствующих органов. Для характеристики приведу следующий факт.
Когда я вошел на борт парохода от меня и других пассажиров никто не потребовал для проверки каких-либо документов. Вместо строгой проверки документов при посадке представителей соответствующих органов, сами пассажиры друг другу говорили:
– Идите в столовую и покажите там свои документы».
Такая система проверки документов не исключала возможности проникновения на пароход агентов врага с диверсионными целями.
12 августа к вечеру наш пароход, как говорили пассажиры, находился в районе о-ва Белый, берегов с парохода видно не было. Около 8 часов вечера, после ужина, когда я был в трюме на своем месте, я услышал оглушительной силы взрыв и бросился к палубе, где находилось в это время жена и сын.
Трап на палубу поломался от взрыва. Возникла паника среди пассажиров, находившихся в трюме.
Кто-то громко крикнул сверху: «Не волнуйтесь – это лопнула труба»!
Паника несколько улеглась. Вскоре после этого трап исправили, и пассажиры начали подниматься на палубу. Здесь я нашел и свою семью.
Начальник рейса Макаровский дал команду: «Спустить шлюпки, посадить в них в первую очередь женщин и детей и отправить их на тральщик». Моя семья со всеми остальными женщинами и детьми была отправлена на 114 тральщик (Т-114 – С.Ш.), я же остался на палубе «Марины Расковой».
После отправки с тонущего парохода женщин и детей, началась выгрузка остальных пассажиров на шлюпки и плоты. Я попал в шлюпку, которая доставила нас на 116 тральщик (Т-116 – С.Ш.).
Ночью я услышал от команды нашего тральщика (Т-116 – С.Ш.), что 114 тральщик взорван и пошел ко дну в течение 1,5 минут, а к нашему тральщику направились подводные лодки немцев, поэтому командование распорядилось сниматься (с якоря – С.Ш.) и полным ходом уходить с места катастрофы.
Больше ничего не могу сказать о событиях в море.
Я крайне возмущен отношением руководящих работников ГГУ к судьбе работников, направленных в Арктику.
По приказу тов. Грдзелова (так в тексте – С.Ш.) я выехал в Архангельск 21 июля для технической помощи уполномоченному ГГУ Ройтману, который должен был провести вербовку работников для экспедиции ГГУ. Мне тов. Шишляков и Ройтман обещали в Архангельске нормальные бытовые условия, кроме того Ройтман обещал снабдить меня полноценной спецодеждой и выдать кожаное пальто, на приобретение которого он с меня взял одну тысячу рублей и с других товарищей около 4-х тысяч рублей. Однако Ройтман в Архангельск не приехал, сообщил на мой запрос, что он выедет в Архангельск из Москвы 31 июля.
Вместо нормальных бытовых условий я попал в Архангельске вместе с семьей в крайне тяжелые условия, никто мне никакого содействия не оказал в получении жилья и снабжения.

(Миткевич-Далецкий)

25 августа 1944 г.
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
тов. Зяблов Сергей Федорович
бухгалтер ОКСа (отдел капитального строительства – С.Ш.) Диксон.
                                                               Москва ул. Дурова, д. 17, кв. 3.

Из Молотовска мы выехали на пароходе «Марина Раскова» 9 августа утром. 12 августа примерно около 8 часов вечера, во время ужина, произошел взрыв. Что за взрыв, нам было непонятно, никто ничего не знал. Но сразу многие пассажиры начали высказывать предположение, что пароход наскочил на мину.
Во время взрыва я находился столовой, выскочил на палубу.
На палубе поднялась паника, трапы в трюме при взрыве сломались, выбраться оттуда никто не мог, что еще больше усилило панику. Были слышны крики, раздававшиеся в трюме: «Спасите нас!», «Заливает водой», и т. д.
Чтобы успокоить пассажиров, кто-то громко сообщил о том, что ничего опасного нет, лопнули трубки, что скоро все будет исправлено.
Пассажиры успокоились. Был установлен трап, и пассажиры вышли из трюмов на палубу.
После взрыва тральщик № 118 (Т-118 – С.Ш.), шедший впереди «Марины Расковой», развернулся и стал подходить к борту нашего парохода. Пароход стоял на месте. Во время подхода тральщика, у него подорвалась корма, и он стал погружаться в воду. Тонул он минут 20. Команда тральщика выбросилась за борт.
На «Марине Расковой» шлюпки на воду в это время не спускались, а спустили маленькие шлюпки для спасения только команды тонувшего тральщика. Часть команды взяли на борт «Марины Расковой», другая часть попала на тральщик № 114 и 116 (Т-114 и Т-116 – С.Ш.), которые находились на расстоянии примерно 2 километров от парохода. Оба эти тральщика после взрыва тральщика № 118 отошли в сторону и спустили катера, которые забрали пассажиров с «Марины Расковой», в первую очередь женщин и детей, которых и отправили на 114 тральщик.
С «Марины Расковой» был спущен баркас, который был не оборудован, без уключин, весел и руля. Кроме того, он протекал. В баркас посадили часть пассажиров и команду парохода. После того как этот баркас был взят на буксир катером 116 тральщика, сами пассажиры начали спускать с палубы парохода большую шлюпку на воду, которая также была не оборудована – без весел, уключин и руля. В шлюпку сели до 20-25 пассажиров, в том числе и я. Нам по нашей просьбе, подали три весла, и мы стали пробираться к тральщику 116. По пути нам встретился катер, который вел на буксире бот, шедший к «Марине Расковой», чтобы взять оставшихся пассажиров.
Когда мы шли к 116 тральщику, мы заметили на горизонте нечто вроде мачты, причем пассажиры предполагали, что идет пароход для нашего спасения. Мы добрались до тральщика 116, пересели на него. Нас поместили в столовой, откуда я не мог уже наблюдать дальнейших событий.
В столовой тральщика я слышал команду:
– Приготовьтесь, полный. Две подводные лодки!
Наш тральщик стал уходить и мы благополучно на другой день добрались до Хабарово.
Меня крайне возмутило то, что во время катастрофы часть команды «Марины Расковой» была пьяной, и даже напоили врача. Некоторые из команды тральщика 116 тоже были пьяные, чем справедливо возмущался капитан тральщика.
( Зяблов)
25 августа 1944 г.
Карская экспедиция-2010, Проект проведения Международной вахты памяти
Вондрухов Иван Демьянович, 3-й штурман (парторг) на пароходе «Марина Раскова»

12 августа в 19 часов 50 минут я готовился встать на вахту. В это время я услышал сильный взрыв, от которого у меня в каюте все перевернулось, судно закачалось. Я сразу побежал на мостик, где уже находился весь палубный командный состав.
Справа борта оказалось разбитой шлюпка № 7, на спардеке было выброшено несколько мешков с мукой и грузом. Судно начало садиться на нос.
По распоряжению капитана было замерено наличие воды в трюмах № 2 и 3, так как взрыв произошел в районе переборки этих трюмов. В трюме № 2 воды оказалось 8 метров и в трюме № 3 – 3 метра, обнаружилось просачивание воды в котельное отделение. Два котла были выведены взрывом из строя.
Через меня капитаном отдано распоряжение в машину откачивать из трюмов воду, старшему помощнику – завести пластырь и приготовить буксир с носа, так как судно замедлило дальнейшее погружение на нос вследствие муки, находившейся в трюмах, и подведенного пластыря.
В это же время сообщили из машины, что вода подходит к топкам последнего котла, и просили капитана о распоряжении выключить котел. Согласие капитана было дано команде, находящейся в машине. Вышли (члены машинной команды – С.Ш.) на палубу для оказания помощи по спасению пассажиров. Здесь же было дано распоряжение спустить на воду все спасательные средства и приступить к посадке в шлюпки женщин с детьми, которых после посадки в шлюпки начали доставлять на тральщик 114 (Т-114 – С.Ш.). Затем стали производить посадку остальных женщин и вообще всех пассажиров на карбазы (карбас – парусно-гребное транспортное судно среднего размера – С.Ш.), кунгасы, плоты (имевшиеся как груз на судне) и т.д. В течение 2-х часов все пассажиры и команда с судна были сняты, на судне оставались: капитан, ст. помощник, 2-й и 3-й и 4-й помощники, ст. механик и военный помощник.
Все снятые с судна были направлены на тральщики 114 и 116 (Т-114 и Т-116 – С.Ш.).
После этого командный состав, оставшийся на судне, в числе 8-ми человек высадился на шлюпку тральщика № 11, находившейся у борта специально для этой цели, и отошел от борта «Марины Расковой».
При отходе шлюпки от борта судна мы услыхали взрыв на месте на месте нахождения тральщика 114 и увидели дым. Мы поняли, что тральщик подорвался. В это же время заметили шлюпку № 4, возвращающуюся с тральщика 114. Дождавшись ее подхода, капитан пересел в нее со всем командным составом, кроме меня и 3-го механика, и возвратился к борту парохода «Марина Раскова». По-видимому, с целью забрать мореходные инструменты. В это время раздался снова взрыв с правого же борта «Марины Расковой» в районе мостика, и судно начало крениться на правый борт. Находившееся на судне капитан и его помощники поспешили сесть в шлюпку. При отходе шлюпки от борта на 1,5–2 кабельтовых раздался новый взрыв в том же районе парохода «Марина Раскова» и судно, переломившись, быстро затонуло.
В это же время всплыла из-за кормы утонувшего парохода подводная лодка, которая оказалась между шлюпкой, где был капитан, и шлюпкой. Где находился я с командой тральщика 116 в количестве 7 человек. Тральщик 116 был потерян уже в то время из виду. Я заметил недалеко от нашей шлюпки другие шлюпки и плоты с находившимися на них людьми, не сумевшими дойти до тральщика 116, в числе которых я увидел шлюпку № 3.с пассажирами. Учитывая усиливающийся ветер и неприспособленность шлюпки тральщика 116, я отдал распоряжение подойти к этой шлюпке (шлюпке № 3 – С.Ш.), куда мы все 10 человек и пересели. Туда же были подобраны с карбаса до 7 человек. Таким образом, в шлюпке № 3 скопилось уже 26 человек.
Начал усиливаться шторм, который не дал возможности управлять шлюпкой, и пришлось плыть по воле волн. Шторм доходил до 7-8 баллов 13, 14 и 15 августа, в силу чего мы были отнесены в направление к Новой Земле. 16 августа шторм начал утихать, мы заметили на горизонте в направлении на запад судно, оказавшееся шлюпкой № 2 с «Марины Расковой», приблизившись к которой на веслах, мы обнаружили в ней двух человек из команды тральщика № 114. Учитывая наличие парусов в этой шлюпки и лучшее состояние самой шлюпки, т.к. шлюпка № 3 был повреждена во время взрыва на «Марине Расковой» и часть вооружения была снята с нее, мы все пересели в шлюпку № 2, где нас всех оказалось 25 человек, трое уже умерло.
Мы взяли направление по компасу на берег Ямала. Мы двигались в этом направлении на веслах (был штиль) до 6 часов утра 18 августа, когда нас заметил самолет Козлова, который нас принял на борт и доставил на Диксон.

25 августа 1944 г. (Вондрухов)
Карская экспедиция-2009, организация и проведение общероссийской экспедиции памяти к месту гибели конвоя БД-5
Фотки есть здесь http://www.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=34&t=1192
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 31 След.


Главное за неделю