Видеодневник инноваций ВПК
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Унификация беспилотников

"Эникс" рассказал,
как унифицировать
беспилотники

Поиск на сайте

Денис. (Все сообщения пользователя)

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 219 След.
30-летняя кораблестроительная программа (с 2013) ВМС США опубликована., В составе ВМС США будет около 300 кораблей
«Я вам гарантирую, что каждое подразделение ВМС вовремя проходит тренинги по (расовому и культурному) многообразию. К сожалению, не могу сказать то же самое про обучение управлению кораблём», - цитата из The Wall Street Journal «Если начнётся война, будут ли ВМС США готовы?» :)
30-летняя кораблестроительная программа (с 2013) ВМС США опубликована., В составе ВМС США будет около 300 кораблей
[URL=https://yandex.ru/turbo/vz.ru/s/world/2021/7/2/1106993.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop]Тришкин кафтан американского флота [/URL] "4 июня 2021 года по ВМС США был распространен меморандум секретаря ВМС Томаса Харкера, краткий смысл которого сводился к следующему. В рамках текущего финансирования ВМС должны выбирать: они могут вложиться или в разработку новой многоцелевой подлодки на смену «Вирджинии», или в новый надводный корабль на замену эсминцам типа «Арли Берк», или же в новый истребитель на замену F-18. Помимо всего прочего, в меморандуме содержалось предложение в целях экономии средств остановить создание крылатой ракеты SLCM-N, той самой, которая уже включена в американский «Обзор ядерной политики». А ведь это документ, содержащий в себе все американские военные ядерные программы – и не только их".
Изменено: Денис. - 04.07.2021 04:15:00
Положительная динамика
[QUOTE]ОK пишет:
Тяжелый случай.))) Так Кинжал на боевом дежурстве или на опытно-боевом.....3,5 года?  Принят на вооружение, или и так сойдёт - можно заступить на боевое дежурство?[/QUOTE]
Если нет свежих изменений, то [URL=https://ria.ru/20180505/1519956972.html]на опытно-боевом дежурстве.[/URL]
Положительная динамика
[QUOTE]ОK пишет:
[URL=https://tass.ru/armiya-i-opk/11769179?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop]"Уже поставлено на боевое дежурство гиперзвуковое оружие - комплексы "Авангард" и "Кинжал".[/URL] Интересно, по "Кинжалу" это уже совсем боевое-боевое дежурство или еще опытно-боевое? Или Верховному Главнокомандующему одинаково?[/QUOTE]
Истребители-перехватчики Миг-31К, вооруженные гиперзвуковыми ракетами "Кинжал", и дальние бомбардировщики Ту-22М3 провели учебные полеты в восточной части Средиземного моря. Как [URL=https://военное.рф/2021/%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%B5%D0%9C%D0%BE%D1%80%D0%B59/]сообщили[/URL] в понедельник, 28 июня, в пресс-службе Минобороны РФ, их поддержку обеспечивали истребители Су-35 и бомбардировщики Су-34.
Перспективы ВМФ России
[QUOTE]ОK пишет:
Расскажете подробно и конкретно, что для Вас лично означает многоцелевой КОРАБЛЬ![/QUOTE]
Рассказывал об этом в теме: [URL=https://flot.com/forum/?PAGE_NAME=read&FID=15&TID=8767&TITLE_SEO=8767-8767-universalnyy-desantnyy-korabl-kak-vertoletonosets&PAGEN_1=1]Универсальный десантный корабль как вертолетоносец[/URL].
Здесь могу добавить, что в условиях новой холодной войны военные корабли нужны с целью: демонстрации силы, ограниченного применения силы, выполнение полицейских функций и даже участия в гуманитарных операциях. Конечно, лучше иметь в составе флота в достаточном количестве корабли всех типов для выполнения столь разных задач. Однако с учётом долговременной слабости российской экономики упор на лёгкие авианосцы, вертолётоносцы, универсальные десантные корабли, многофункциональные суда вполне оправдан.
Изменено: Денис. - 08.07.2021 10:37:22
Перспективы ВМФ России
[QUOTE]ОK пишет:
Правильная статья, автор видно надеется на то, что возобладает здравый смысл и моделька ьак и останется моделькой. Но в РФ давно ничего не зависит от здравого смысла. От распила бабла - зависит, а от разума, логики и профессионализма - нет. ))) Нельзя не согласится с автором по поводу патрульного бомж-корвета проекта 22160.  [URL=https://topwar.ru/184451-afera-perezapuskaetsja-pokazan-novyj-variant-patrulnogo-korablja-22160.html#comment-id-11595438]Афера перезапускается: показан новый вариант «патрульного корабля» 22160[/URL]
[QUOTE]Тот же 20386 можно было бы хоть сколько критиковать, но, будучи построенным, он, видимо, смог бы хотя бы идти с большой скоростью. Про проект 22160 нельзя сказать даже этого. Он полностью бесполезен. И это подтверждается практикой использования этих кораблей в ВМФ – за всё время жизни проекта 22160 в активе этих корабликов – только демонстрации флага, одно слежение за противником, которое стало возможным потому, что противник ему не противодействовал, и один попавший на днях в интернет радиообмен. Всё. Более 36 миллиардов рублей выброшены на ветер. [/QUOTE] [QUOTE]Сегодня наше государство не в состоянии принимать волевые решения и останавливать ошибочные начинания до того, как они зайдут слишком далеко. Тем более что проект получил огромную рекламу в СМИ и даже имеет свою армию «фанатов», постоянно пополняемую людьми с атрофированными способностями к логическому мышлению и «сбойным» целеполаганием. (особо в точку)Так что можно смело быть уверенным, что шестёрка «патрульников» будет достроена. [/QUOTE] [QUOTE]Но проблема не в этом. Проблема в том, что начали подавать голос сторонники перезапуска проекта и постройки дополнительной серии патрульных кораблей со слегка изменённой конструкцией. А если конкретно, то этот чудо-корабль скрестили с корветом, получив на выходе неведомую зверушку, которая стоит как корвет, а по боевой эффективности не далеко ушла от базового «патрульника». [/QUOTE] Я всё-таки надеюсь, что моделька так и останется моделькой, хотя ВПР уже неоднократно доказывало свою неспособность остановить провальные решения. Уж не говорю про выстроить программу постройки кораблей по приоритетам. Наверное всё зависит от полноты занесенного куда следует бабла.)))[/QUOTE]
Если верно понял, то попытались создать многоцелевой корабль, но он банально для этого слишком мал. В результате получается ни то ни сё неясного назначения.
Перспективы ВМФ России
[QUOTE]ОK пишет:
Пора скакать от радости.  Ведь к концу прошлого года обязано было быть построено 6 (шесть - прописью) АПЛ 885М проекта , включая головную "Казань". В итоге, через полгода от установленного срока её 1 (одну - прописью) только и домучили. Хотя собственно её должны были сдать уже по  новым  новейшим )))  [URL=https://structure.mil.ru/structure/forces/navy/news/more.htm?id=12221146@egNews]срокам в 2019 году.[/URL] Так что у скакунов есть повод для розовых соплей. Однозначно.....особливо в обозначении перспектив. )))[/QUOTE]
По крайней мере есть хоть какое-то продвижение вперёд, а вот очередное доказательство бесполезности ремонта старого авианосца. [URL=https://colonelcassad.livejournal.com/6863110.html]Завершение ремонта авианосца "Адмирал Кузнецов" перенесли с 2022 на 2023 год[/URL]
Какой флот нужен России?
[URL=https://globalaffairs.ru/articles/holodnaya-vojna-tip-konflikta/]Холодная война как особый тип конфликта[/URL]
[B]Российский вариант[/B]

Разработка военно-морской стратегии участия в начинающейся холодной войне представляет собой достаточно сложную задачу по целому ряду причин.

Во-первых, Россия находится в слабой позиции. В отличие от основных игроков, Китая и США, она не обладает мощной экономикой. Хотя стране удалось достичь оборонной достаточности, а вооружённые силы не ложатся слишком тяжким бременем на экономику, наращивание противостояния с любой из сверхдержав повлечёт увеличение этого бремени. Кроме того, возможность политического манёвра России существенно ограничена из-за конфликта с Соединёнными Штатами и Евросоюзом.

Во-вторых, существует опасность того, что в общественном сознании и восприятии политических элит оборонительная внешняя политика будет отождествлена с оборонительной стратегией, особенно в условиях достигнутой оборонной достаточности. Этого необходимо избегать: неагрессивная внешняя политика отнюдь не означает, что страна должна перейти к стратегической обороне. Наоборот, для страны, находящейся в слабой позиции, основной задачей является усиление, что можно сделать только при помощи стратегического наступления.

В-третьих, в России традиционно недостаточное внимание уделяется развитию флота, что во многом связано с дефицитом интереса к морской стратегии как таковой. В течение прошлого века российская стратегическая мысль дважды демонстрировала серьёзный прорыв в понимании роли ВМФ: в период перед и сразу после Первой мировой войны (работы Бориса Жерве, генерал-майора Николая Кладо, капитана Николая Петрова) и в разгар холодной войны (адмирала Сергея Горшкова). Они отстаивали ключевой постулат: флот является не средством защиты берегов или поддержки армии, но, по выражению одного из коллег, политическим инструментом и стратегическим оружием государства. Только понимание этого позволяет разработать концепцию применения флота в той или иной стратегической комбинации.

В качестве стратегических императивов России на среднюю и дальнюю перспективу можно выделить следующие:

   Дружественный нейтралитет в отношении КНР с перспективой «нейтрального союза взаимопонимания»[7] в Тихоокеанском регионе в том, что касается холодной войны против США.
   Независимая линия в других регионах и на других направлениях международного сотрудничества.
   Улучшение отношений с третьими странами и расширение своей ресурсной базы.
   Укрепление экономики и повышение политического веса в мире.

С одной стороны, России необходимо извлечь максимум выгод из имеющихся ресурсов на короткой дистанции, облегчив положение Китая в конфликте с США и ослабив американские силы, то есть вести, по сути, коалиционную холодную войну. С другой – сделать это так, чтобы не вызвать ответный удар Соединённых Штатов, соблазнившихся перспективой быстро вывести партнёра КНР из игры. Во всех случаях Китай должен представлять для США основную опасность, а попытки быстро сокрушить Россию с использованием инструментов холодной войны – нести риск и опасность для самих Соединённых Штатов. С третьей стороны, в ходе коалиционной войны ресурсы следует тратить предельно осмотрительно: холодная война будет идти долго, рисунок альянсов в дальнейшем может измениться, а целью России является самоусиление.

Коалиционный характер войны существенно расширяет возможные стратегические варианты действий, но ставит задачу: не раздражая лишний раз США, способствовать оттягиванию американских сил с Тихоокеанского (главного) ТВД, облегчая положение стратегического партнёра – КНР. Наиболее перспективным выглядит расширение присутствия России в трёх районах:

   Западная часть Индийского океана. Тем самым Москва помогает Пекину избежать попадания в зону стратегической вязкости: в отличие от ВМС КНР присутствие в регионе ВМФ России не вызовет негативной реакции местных акторов, включая ключевого – Индию. Россия гарантирует безопасность китайской линии снабжения и в то же время может, в зависимости от характера своего присутствия, вынудить Соединённые Штаты сконцентрировать для противодействия этому присутствию до двух авианосных ударных групп. Существующий там вакуум силы, обилие глубоководных портов, потребность местных стран в услугах поставщика безопасности, рост террористической активности в Восточной Африке, дружелюбное отношение местных политических элит потенциально способствуют российскому присутствию.
   Южная Атлантика. Это стратегическая «чёрная дыра» на поле американо-китайского противостояния. Огромная океанская пустошь, которая не структурирована как ТВД в силу географической удалённости от берегов КНР и не рассматривается ни китайским, ни американским руководством в качестве возможного поля противостояния. В регионе есть потенциальная доминирующая сила – Бразилия, ВМС которой ведет себя всё активнее в водах Западной Африки и, в частности, в Гвинейском заливе. Наращиванию военно-морского присутствия России в этом регионе способствуют те же факторы, что и в западной части Индийского океана, плюс готовность взаимодействовать с Бразилией; но наличие России значительно поднимет ставки, превратив Южную Атлантику в театр военных действий и структурировав её, а в перспективе приведёт к росту американского и британского присутствия.
   Южная Пацифика. В отличие от двух предыдущих районов, здесь нет вакуума силы. Это не задворки, а южный фланг Тихоокеанского ТВД, где борются за влияние обе сверхдержавы, местные набирающие силу игроки (Австралия, Индонезия) и внешние акторы (Франция, Индия). Присутствие здесь поднимет значимость России как перспективного партнёра в холодной войне без эскалации с США. Но чтобы использовать этот козырь, региональную стратегию в Южной Пацифике необходимо выстраивать с опорой не только и не столько на КНР, а на Австралию, Францию и Новую Зеландию, равно не заинтересованных во втягивании в холодную войну и в увеличении присутствия КНР и США.

В соответствии с формулой Мэхэна «контроль над морским регионом гарантируется в первую очередь флотом, во вторую – позициями, должным образом выбранными и удалёнными друг от друга; в этих базах флот отстаивается и с опорой на них он может реализовать свою силу»[8]. Наилучшей формой действий в первых двух регионах представляется морская база нового типа, которую можно было бы определить как «морская цитадель» (maritime fortress). В отличие от военно-морских баз обычной войны и пунктов материально-технического обеспечения мирного времени, морская цитадель должна стать центром не только военной, но и экономической, и по возможности туристической активности, представляя собой одновременно военно-морскую базу и центр экономической жизни района. Она обладает достаточным гарнизоном для защиты от возможных террористических или повстанческих нападений, но полностью полагается на местные ресурсы, которые должны обеспечить ей автономию на случай локального конфликта. Важным преимуществом таких баз является континентальное расположение, не позволяющее неприятельскому флоту осуществить их эффективную блокаду. Там, где обеспечить это невозможно (например, в Южной Пацифике), имеет смысл сосредоточиться на полицейских и гуманитарных операциях.
Доктрина - стратегия - корабль.
[URL=https://globalaffairs.ru/articles/holodnaya-vojna-tip-konflikta/]Холодная война как особый тип конфликта[/URL]
[B]Военно-морская стратегия[/B]

[QUOTE]Океан представляет собой главный ТВД холодной войны великих держав. За исключением территориальных вод он свободен от суверенитета какого-либо государства, что позволяет при необходимости осуществлять манёвр по всему земному шару, перемещая средства поражения к берегам неприятеля. Мировой океан един: корабль, находящийся в Тихом океане, можно сравнительно быстро перебросить в любую точку мирового океана без серьёзного переоборудования (за исключением арктических и антарктических вод в зимний период). «Морские силы не образуют линии фронта, они подвижны, их действия не связаны с продвижением, захватом или удержанием каких-либо пространств, – писал в своей классической работе “Морская мощь государства” адмирал Сергей Горшков. – Они действуют на “ничейной” воде в акваториях, где нет “суверенного” хозяина, так как международными конвенциями признан принцип открытого (свободного) для всех моря»[5]. По морю перевозится абсолютное большинство грузов, и в нём добывается значительная часть пищевых ресурсов.

Если в обычной войне главной задачей военно-морских сил является уничтожение флота противника и обеспечение господства на море (в понимании американского контр-адмирала Альфреда Тайера Мэхэна) или нанесение противнику максимального ущерба с целью вынудить его к заключению мира (в понимании французской «молодой школы»), то в холодной морской войне[6] ущерб противнику не наносится. Невозможно уничтожить чужой флот и обеспечить себе гарантированное господство на море. Пространство войны таково, что неприятельский флот может не только появиться в любом океане, но и имеет право свободного прохода через территориальные воды страны-противника. Даже в разгар холодной войны торговые суда беспрепятственно ходят по морским маршрутам, а борьба с пиратской угрозой, которая может препятствовать безопасности торгового судоходства, становится общим делом. Среди главных задач: демонстрация силы против основного противника, ограниченное её применение против слабейшего, выполнение полицейских функций и гуманитарные операции. Каждая из этих задач решается против конкретного противника и служит общей победе.

Демонстрация силы призвана показать неприятелю практическую возможность прорыва его оборонительных рубежей, блокады, уничтожение баз и наземной инфраструктуры. В результате противник, пытаясь ликвидировать дефицит безопасности, вкладывает всё большие средства в строительство флота и оборонительных рубежей, расходуя средства, которые в другое время пошли бы на укрепление стабильности государства и развитие экономики. В перспективе вложения могут привести к росту экономики и оказаться благотворными, но на первом этапе непроизводительные расходы крайне велики. Демонстрация силы также способствует росту авторитета государства в глазах политических элит нейтральных или союзных неприятелю стран, побуждая их делать выбор в пользу сотрудничества с мощным игроком.

Ограниченное применение силы, как показывает опыт холодной войны, – одна из основных форм действий в отношении и главного противника, и союзных ему или нейтральных государств. Рамки ограниченного применения силы на море достаточно широки – от нанесения ракетных ударов до вытеснения неприятельских кораблей из своих территориальных вод с использованием тарана или навала. Условием ограниченного применения силы является её моральная оправданность в широком смысле – к примеру, ракетный удар наносится по территории государства, где идёт гражданская война, в наказание за реальное или предполагаемое нарушение норм международного права.

Выполнение полицейских функций направлено на то, чтобы ликвидировать не связанные с действиями другого государства угрозы (к примеру, пиратство) своему судоходству или безопасности третьих государств (к примеру, речь может идти о действиях, направленных против контрабанды, торговли оружием или наркотиками, террористических группировок). В перспективе это приводит к улучшению связей и к той или иной форме союза, что означает расширение ресурсной базы и оперативных возможностей.

Наконец, целью гуманитарных операций, к которым относится помощь после стихийных бедствий, предупреждение эпидемий, ликвидация последствий предыдущих войн, является реализация программ «мягкой силы», улучшение имиджа государства на международной арене и укрепление отношений с третьими странами с той же целью что и в предыдущем пункте.

Такой разброс задач приводит к возникновению парадокса военно-морского строительства холодной войны. Для выполнения всех четырёх задач требуются принципиально разные типы кораблей, и корабли, предназначенные для выполнения одной задачи, не подходят или плохо подходят для выполнения другой. В первом случае нужны условные капитальные корабли (авианосцы, подводные лодки с крылатыми ракетами, ПЛАРК), предназначенные для уничтожения ядра вражеского флота или критической инфраструктуры врага, если потребуется, при помощи спецбоеприпасов. Во втором – условные крейсера (эскадренные миноносцы, фрегаты, многоцелевые подводные лодки), задачей которых становится непосредственное взаимодействие с противником и нанесение ему ограниченного ущерба обычными видами вооружений. В третьем – необходимы малые суда (корветы, сторожевики, быстроходные катера), наиболее эффективные против пиратов. Наконец, в четвёртом случае востребованы вспомогательные суда (госпитальные суда, тральщики).

Редко когда отдельные типы кораблей могут отчасти претендовать на роль универсальных (лёгкие авианосцы, вертолётоносцы, универсальные десантные корабли, многофункциональные суда), но ни одно из них не в состоянии выполнять все требуемые задачи. Как следствие: чтобы решить весь спектр задач, необходимо иметь в составе флота суда всех типов. Поскольку морской ТВД является в холодной войне основным, держава, желающая одержать победу или просто избежать поражения, должна иметь мощный флот, его состав можно варьировать в зависимости от стоящих перед ним задач. В этих условиях скорость постройки кораблей играет большую роль, чем их оборудование сверхсовременной техникой. Строительство большого флота становится стратегической задачей государства, ведущего холодную войну.

Помимо указанного парадокса, важным элементом, который необходимо учитывать в планировании, является наличие стратегической вязкости – специфического элемента холодной войны. Расположенные на океанских берегах государства и другие политии, как правило, имеют исторически сформировавшиеся представления о возможных угрозах. Попытка одного из игроков нарастить своё присутствие в районе, где он воспринимается региональным лидером или группой государств как угроза, приводит к ответному наращиванию сил в качестве реакции на угрозу. В результате страна попадает в ловушку, и её видимое стратегическое преимущество парируется минимальными усилиями противника.

Продемонстрировать это можно на двух примерах. Страны Северной Европы исторически считают Россию опасным соседом, соответственно, наращивание российского военного присутствия в европейской акватории будет воспринято ими как угрожающий жест и, вероятно, приведёт к росту их военных расходов для компенсации российского присутствия. Результат будет невыгоден для России, для которой противостояние с Евросоюзом не является конечной и даже промежуточной целью. Вместо того, чтобы улучшить своё стратегическое положение, Москва спровоцирует рост военных расходов европейских стран и наращивание их флотов, а это приведёт к образованию зоны вязкости, ухудшению отношений с Европой, сближению её с Соединёнными Штатами. Российские усилия будут парированы с минимальным отвлечением американских ресурсов.

Аналогичной зоной стратегической вязкости для Китая является Индийский океан, где, на первый взгляд, наращивание китайского военно-морского присутствия выглядит наиболее логичным. Оно обеспечивает безопасность снабжения КНР из стран Персидского залива и Аравийского полуострова, а также основного морского торгового маршрута, ведущего из Китая в Европу. Рост китайского военно-морского могущества как таковой представляет гипотетическую угрозу для США и вынуждает Вашингтон обращать особое внимание на Тихий океан, укрепляя там позиции и наращивая силы. Если Китай начнёт расширять присутствие в Индийском океане, там сразу усугубится стратегическая вязкость: Индия, исторически с подозрением относящаяся к КНР, начнёт быстро совершенствовать свой флот и укреплять отношения с американцами как враждебной Китаю державой.

В обоих случаях активизация военно-морских усилий в конкретном регионе приводит к образованию зоны стратегической вязкости, а страна-противник тратит на противодействие минимальные ресурсы, обеспечивая блокирование наступающей стороны за счёт ресурсов местных игроков. Для Соединённых Штатов зона стратегической вязкости – это Персидский залив и Аравийское море: она вынуждает американские ВМС обеспечивать постоянное присутствие ударной группировки ВМС в регионе, отвлекая корабли от решения главной задачи – противостояния Китаю.[/QUOTE]
Изменено: Денис. - 08.07.2021 10:14:15
О "пиндосах" и не только
[QUOTE]ОK пишет:
Кто-нибудь видел кадры предупредительного бомбометания Су-24 и предупредительной стрельбы ПСКР по выдворению эсминцу Великобритании "Дефендер"? Или просто урря-урря?[/QUOTE]
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=_NS5elmFGYY]ФСБ опубликовала видеоматериалы по нарушению госграницы РФ британским эсминцем Defender[/URL]
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 219 След.


Главное за неделю