«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

"Бархатный сезон" Игоря Воробьева

По стопам отца

Наши служебные пути-дороги с отцом капитана 3 ранга Игоря Воробьева (на снимке) полковником медслужбы Виктором Воробьевым пересекались многократно. Мне несколько раз доводилось выходить в Средиземное море на госпитальном судне «Енисей», где Виктор Дмитриевич прошел путь от начальника физиотерапевтического отделения до начальника госпиталя, в должности которого он пребывал десять лет. В ту пору, особенно в 1980-е годы, «Енисей» был востребован как никогда. Он одновременно исполнял роль и океанской «скорой помощи», и плавучей поликлиники, и профилактория, и судна для доставки в Средиземноморье грузов, почты и людей.

Во время действия 5-й Средиземноморской эскадры ВМФ ГС «Енисей» без отдыха гонял сначала из Донузлава, а затем и из Севастополя в Средиземное море. Были «енисейцы» в Красном море, Индийском океане. Памятен экипажу «Енисея» поход к берегам Эфиопии, на остров Дахлак, где медики госпиталя «тушили» малярию у советских военнослужащих и гражданских специалистов. А еще в этот период (с марта 1987 года) «енисейцы» работали в Йемене, в порту Аден, где лечили больных и обследовали весь военный и гражданский советский контингент.

С 1981 по 1993 год «Енисей» ежегодно проводил в море от 150 до 200 суток! За двенадцать лет Дмитрич, как Воробьева уважительно величали даже начальники, намотал столько десятков тысяч морских миль, что их с учетом предыдущих боевых служб с лихвой хватило бы, чтобы не раз «проэкваторить» земной шар.

А до «Енисея» офицер плавсостава Виктор Воробьев шесть лет прослужил начальником медслужбы на эсминце «Бедовый». Четыре боевые службы прошел на этом корабле, одна из которых была восьмимесячной. Выходили не только в Средиземное море, но и в Атлантический океан, заходили в порты Гвинеи, Бенина, Анголы. А еще служба на ракетном крейсере «Грозный». Так что послужному списку выпускника Одесского мединститута могут позавидовать многие моряки, ведь за плечами Дмитрича 28 лет службы в плавсоставе.

На супругу, Раису Васильевну, в такой ситуации ложилась большая, чуть ли не основная забота, связанная с воспитанием двоих детей. Зато какую радость испытывала семья, когда муж и отец возвращался «из морей». Это был поистине праздник.

Игорь еще ребенком вместе с матерью провожал отца на боевые службы в Забосфорье и встречал из Средиземки. Сын моряка не раз бывал на кораблях, и прежде всего на «Енисее», которому отец на сегодняшний день отдал 21 год своей флотской службы.

Поэтому решение Игоря продолжить стезю Виктора Дмитриевича - стать военным моряком - было вполне осознанным. Рассказы отца, морские фотографии, круг друзей и знакомых, весь уклад их флотской семьи предначертали путь Воробьеву-младшему. Он хотел поступить в Калининградское высшее военно-морское училище, чтобы стать ракетчиком. В результате и стал им, только окончил старейшее и элитное в ВМФ Военно-морское училище имени М.В. Фрунзе.

А отец после увольнения в запас вот уже семь лет трудится врачом в главном госпитале ЧФ РФ. Врачом в воинской части, там, где готовят ракетное оружие, которое использует сын, трудится и Раиса Васильевна. «Служит» флоту и дочь Воробьевых - Наталья. Вот уже более 10 лет она - фельдшер лечебно-диагностического центра главного госпиталя. Так что семья Воробьевых воистину флотская.

Горячие дни у берегов Абхазии

После окончания штурманского факультета лейтенант Игорь Воробьев попал на сторожевой корабль ведущего соединения ЧФ - в дивизию надводных кораблей. После «Сметливого» был штурманом на гидрографе «Донузлав», затем помощником на РК-109, старшим помощником командира ракетного корабля на воздушной подушке «Самум» и после окончания 6-х Высших специальных офицерских классов ВМФ был назначен командиром ракетного катера РК-109.

Так что послужной список 30-летнего командира, который уже два года стоит на ходовом мостике ракетного катера, довольно весомый. Более того, высокую оценку Игорю как командиру корабля дает и командир бригады ракетных катеров капитан 1 ранга Юрий Земский.

А такой волнующей встречи, которая произошла в конце лета, в жизни капитана 3 ранга Игоря Воробьева еще не было. И то сказать, возвращались ведь после участия в операции по принуждению Грузии к миру.

Еще на подходе к Карантинной бухте РК-109 встретил малый ракетный корабль (МРК) «Мираж». Тот самый, что первым нанес упреждающий удар по атаковавшим черноморцев грузинским катерам. Экипаж МРК выстроился на палубе и приветствовал заходящий в базу ракетный катер. В знак признания его заслуг торжественно грянул марш «Легендарный Севастополь».

Красивый и волнующий церемониал встречи РК-109 продолжился уже у родного причала, где корабль ожидали командир Севастопольской ордена Нахимова I степени бригады ракетных катеров, кавалер двух государственных наград капитан 1 ранга Юрий Земский, штаб части. Приняв доклад о выполнении поставленной задачи, комбриг поздравил экипаж с успешным возвращением в Севастополь и вручил катерникам традиционного в таких случаях жареного поросенка.

Сказать, что поход был трудным, - не сказать ничего. А ведь уходили из Севастополя в Новороссийск вместе с «Миражом» на празднование Дня Военно-морского флота России.

Впрочем, торжества состоялись, и новороссийцы стали свидетелями красочного военно-морского парада, который принимал командир Новороссийской ВМБ вице-адмирал Сергей Меняйло. И в парадном строю были «Мираж» с ракетным катером РК-109. Но события на Кавказе грянули внезапно, перечеркнув мирную и плановую жизнь черноморцев.

- Ранним утром 8 августа мы вместе с МПК «Касимов» получили команду следовать в район Сочи, - вспоминает Игорь Воробьев. - На «Касимове» находился начальник штаба НВМБ капитан 1 ранга Евгений Крылов, руководивший тактической группой. На рейде Сочи стали на якорь.

Август - бархатный сезон и пик отпусков. Казалось, город разбух от отдыхающих. Пляжи забиты курортниками. Моряки же в тревожном ожидании. Оживленные пляжи - рядом, но не для них. Впрочем, скоро катерникам стало очень жарко. Намного жарче, чем отдыхающим под ярким солнцем на галечных пляжах.

Черноморцы получили приказ: максимально возможной скоростью следовать в район Сухума. Там обеспечить охрану аэродрома Бабушары с моря и безопасность посадки военно-транспортных самолетов, а также высадку десанта с БДК «Саратов», «Цезарь Куников» и «Ямал».

Вот уж где действительно по-настоящему стало жарко, так это в боевых постах ракетного катера. Взревели тысячесильные двигатели, и 550-тонный корабль, начиненный механизмами, оружием и электронным оборудованием, стремглав помчался к столице Абхазии, оставляя за собой высокий пенный бурун.

Подчиненным командира БЧ-5 капитан-лейтенанта Олега Осипова было, пожалуй, жарче, чем другим. Они несли вахты буквально в «саунном режиме», но форсированный ход не сбавили ни на узел. И как результат - РК-109 раньше других домчался в назначенный район. Экипаж работал как единый механизм. Штурман старший лейтенант Павел Семикин прокладывал курс и отслеживал местонахождение катера. Электрики, дизелисты и механики во главе с капитан-лейтенантом Олегом Осиповым обеспечивали четкую и бесперебойную работу «стального сердца» корабля, всей его «кровеносной системы». Старшина команды БИП старший мичман Дмитрий Порватов со своими подчиненными следил за целями, докладывая о надводной обстановке. Помощник командира катера, он же командир БЧ-2, проверял готовность к использованию оружия. И, надо сказать, ракетный катер опередил другие корабли тактической группы и как нельзя вовремя «оказался в нужный час в нужном месте».

- Буквально с нашим приходом в район осуществил посадку на Бабушары первый самолет, - вспоминает капитан 3 ранга Игорь Воробьев, - и мы без промедления приступили к выполнению поставленных перед нами задач.

Огонь артиллерией, ракеты – наготове

Катер, как затем и подошедшие силы тактической группы, должен был следить за чистотой района, не допускать приближения морских целей со стороны Поти к месту посадки самолетов и высадки десанта. Для этого была назначена линия дозора. Все приближающиеся к ней корабли, суда и катера оповещали по радиосвязи о нахождении в районе черноморских сил и проведении миротворческой операции.

- Часть целей, получив предупреждение по радио, уходили, - вспоминает Воробьев, - другие делали это только после предупредительных выстрелов. Нет, ракетное оружие не применяли. Но оно находилось в готовности. Работала лишь артиллерийская установка. Для непонятливых и «тугодумов» хватало и ее залпов. Экипаж катера стал, образно говоря, грозным охранником важного района, к которому было приковано внимание вооруженных сил Грузии, осуществивших агрессию против Южной Осетии и готовивших ее против Абхазии. Понятно, они всячески препятствовали действию российских войск, стремились сорвать высадку морского десанта и не допустить приземления военно-транспортных самолетов.

Понимали это и моряки РК-109. Сквозь морской заслон не должна была проскочить ни одна лодка, не говоря уже о кораблях или катерах. Высочайшие бдительность и профессионализм требовались от экипажа катера. Тем более что он был самой маневренной единицей тактической группы и обладал мощным ракетным и артиллерийским оружием. Именно РК должен был в случае обострения обстановки «подскочить» в опасный район и нанести удар по реальному противнику, посягнувшему на российские войска. Ракетчики-катерники понимали, какая огромная ответственность лежит на них. Любой их «зевок» мог принести большие жертвы. И, значит, «зевков» таких быть не должно. РЛС неустанно прощупывали окружающее пространство, сигнальщики до боли в глазах «прочесывали» горизонт.

Один за другим приземлялись на аэродром военно-транспортные самолеты, доставлявшие в Абхазию российских военнослужащих и необходимые грузы. А черноморцы-катерники маневрировали в районе, несли ответственную и напряженную вахту на линии дозора.

- С наступлением сумерек видимость, - рассказывает Игорь, - понятное дело, сократилась, и ночью приходилось ориентироваться по приборам. А 10 августа мы продолжили выполнение задачи...

Обычно катерники выходят в море ненадолго. Это ведь не крейсера и не сторожевые или десантные корабли. Автономность плавания у них - несколько суток. Дальше нужно пополнять запасы воды, топлива, а чуть позже - и продовольствия.

Обстановка требовала присутствия РК-109 в районе, и потому катерники оставались в море, пополняя раз в три дня запасы то от большого и среднего морских танкеров «Иван Бубнов» и «Койда», то от больших десантных кораблей «Ямал», «Саратов» и «Цезарь Куников».

– Швартоваться приходилось часто, - вспоминает командир катера, - причем невзирая на погоду, и здесь большая нагрузка ложилась на швартовую команду и старшего боцмана старшего мичмана Валерия Лескина. Швартоваться приходилось катеру и к танкерам, и к БДК.

Те непродолжительные по времени заправки становились для экипажа катера маленькими праздниками. Шло общение, обмен информацией (ее очень недоставало в те дни), а еще катерники, у которых давно закончились сигареты, могли благодаря морскому братству вдоволь покурить.

Три недели напряженнейшего ратного труда, связанного с выполнением боевой задачи! Сколько тревог и волнений! И не только у самих моряков, но и у их жен и детей, с которыми они не виделись непривычно долго.

Орден и ордер

И вот я на катере, беседую с его командиром, офицерами, мичманами. Ракетный катер вновь готовился в море. И опять к кавказским берегам. И все же чувствовалась какая-то приподнятость в настроении Игоря. Оказалось, что праздник не только у него (по случаю награждения орденом «За военные заслуги»), но и у его семьи: Воробьев-младший получил ордер на трехкомнатную квартиру в севастопольской Казачьей бухте. Решение об этом было принято, когда экипаж ракетного катера выполнял боевую задачу. Поэтому наряду с чисто корабельными хлопотами командира ожидали и приятные - семейные. Теперь не нужно будет снимать жилье. А у почти пятилетнего сына Никиты появится детская комната. И сердце командира будет спокойно за семью, когда он в очередной раз выйдет в море. Ведь это так важно для моряка, когда у него прочный и надежный семейный тыл.

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир ПАСЯКИН


Главное за неделю