«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СИЛ РУССКОЙ ДУНАЙСКОЙ АРМИИ ПОСЛЕ ПЕРЕХОДА ЧЕРЕЗ ДУНАЙ. КОНТРМЕРОПРИЯТИЯ ТУРЕЦКОГО КОМАНДОВАНИЯ

К вечеру 9 июля на систовском плацдарме сосредоточилось уже полтора корпуса русских войск: почти вся пехота 8-го корпуса, часть 13-го корпуса и 4-я стрелковая бригада. В то же время на северном берегу Дуная находилось 4 1/2 русских корпуса: 9-й, 12-й, часть 13-го, двигавшийся к Зимнице 11-й и только что прибывший к Бухаресту 4-й корпус. 14-й корпус располагался в Добрудже. Кроме этих корпусов, входивших в состав Дунайской армии, 7-й и 10-й корпуса обеспечивали побережье Черного моря от устья Ду­ная до Крыма включительно(1).

Таким образом, для ведения военных действий в Болгарии Ду­найская армия располагала шестью корпусами при трех обеспечи­вающих ее корпусах.

Перед шестью корпусами Дунайской армии выдвигались следу­ющие ближайшие задачи: расширить систовский плацдарм, обес­печить его фланги и собрать данные о противнике.

В связи с этими задачами главнокомандующий Дунайской ар­мией принял решение направить веерообразно на юг, запад и восток три отряда: Передовой, Западный и Рущукский.

Передовой отряд был создан еще 30 июня под командой гене­рал-лейтенанта Гурко. В состав отряда входили: сводная драгун­ская бригада (8-й Астраханский и 9-й Казанский драгунские полки) под начальством герцога Е. М. Лейхтенбергского, сводная бригада (9-й Киевский гусарский и 30-й Донской казачий полки) под на­чальством герцога Н. М. Лейхтенбергского(2), Донская казачья бригада полковника Чернозубова (21-й и 26-й полки), Кавказская казачья бригада полковника Тутолмина (2-й Кубанский и Влади-кавказоко-Осетинский полки), 4-я стрелковая бригада, шесть дру­жин болгарского ополчения Столетова, две сотни кубанских пла­стунов и сотня уральских казаков — всего 4 батальона, 6 дружин, 45 сотен и эскадронов общей численностью 12 000 человек при 40 орудиях. В задачу отряда входило выдвижение к Сельви и Тыр-пову и овладение Балканскими горными проходами на пути из Тыр-нова в Адрианополь.

Западный отряд был создан под общим начальством командира 9-го корпуса генерал-лейтенанта Криденера. В состав отряда вхо­дили: 9-й корпус без бригады конницы, 34-й Донской казачий полк и Кавказская казачья бригада (Терско-Горский и Владикавказский полки) — всего 24 батальона, 28 эскадронов и сотен общей числен­ностью около 35 000 человек и 108 орудий. В задачи отряда вхо­дило овладение Никополем и в дальнейшем занятие Плевны, после чего весь отряд, за исключением заслона для обеспечения правого фланга, должен был двигаться к Балканам.

Рущукский отряд был создан 5 июля под командованием наслед­ника цесаревича Александра Александровича (будущего импера­тора Александра III)(3); в состав отряда входили 12-й и 13-й кор­пуса — около 70 000 человек. Задачами отряда являлось обеспече­ние левого фланга Дунайской армии по линии реки Янтры и обло­жение турецкой крепости Рущук.

После выделения этих трех отрядов в главных силах Дунайской армии оставались 8, 11 и 4-й корпуса, причем два последних кор­пуса находились еще в пути для присоединения к Дунайской ар­мии; кроме того, к главным силам по взятии Плевны должен был присоединиться и 9-й корпус. На ближайшее же время, следова­тельно, главные силы Дунайской армии состояли всего только из одного 8-го корпуса.

В таком неудачном распределении сил весьма наглядно сказы­валась общая непродуманность плана кампании. Из семи корпусов Дунайской армии три с лишним (часть 9-го, 12-й, 13-й и 14-й — 50%) выполняли задачи обеспечения, два с половиной (часть 9-го, 4-й и 11-й) еще не вошли в состав главных сил, а составлявший пока главные силы армии 8-й корпус не был в состоянии развить какие-либо крупные и активные действия.

Таким образом, в силу принятого главнокомандующим решения Дунайская армия оказалась неспособной осуществить после пере­хода Дуная решительный удар на Адрианополь. Центр тяжести действий Дунайской армии переносился на выделенные от нее Пе­редовой, Западный и Рущукский отряды. Но эти действия не могли явиться решающими уже потому, что на главном адрианопольском направлении Действовал наиболее слабый из всех отрядов — Пере­довой. В результате слабости главных сил и невозможности начать решающее наступление на Адрианополь летняя наступательная кампания в значительной мере оказалась сорванной.

Корни этого странного и нелепого положения уходили в план войны и еще глубже — в совершенно неправильную оценку против­ника и его возможностей. Оценка эта была сначала явно занижен­ной, в соответствии с чем первоначально для ведения военных действий на Балканском полуострове были выделены совершенно недостаточные силы. Лишь несколько позже противник был оценен более правильно и на Балканский театр военных действий были назначены некоторые дополнительные силы.

Но и с дополнительными силами Дунайская армия оказалась неспособной к ведению решительных действий. Это объяснялось не только тем, что не успели подойти 4-й и 11-й корпуса. Здесь сказалась частичная переоценка сил противника, которая была свя­зана с тем, что при Дунайской армии находился царь. Пример Седана, где Наполеон III был взят в плен прусскими войсками, всегда стоял перед глазами командования Дунайской армии. Коман­дование стремилось перестраховать себя от всякой возможности повторения подобного случая, а поэтому 50% сил Дунайской армии выделило для выполнения задач обеспечения. В несвоевременном прибытии 4-го и 11-го корпусов также выразились грубейшие про­счеты верховного русского командования. В результате русская армия, перейдя в наступление, оказалась неспособной в ближайшее время нанести глубокий и серьезный удар в самый благоприятный для нее момент, когда турецкая армия к встрече этого удара еще не была готовой.

Каково же было к этому времени состояние турецкой армии на Балканском театре военных действий и какие контрмероприятия собиралось проводить турецкое верховное и главное командование в ответ на переход части сил русской армии через Дунай?

Переход русскими войсками Дуная произвел «а турецкое верхов­ное командование потрясающее впечатление, хотя, казалось бы, в этом не было ничего неожиданного. Султан и дари-хура мгно­венно забыли утвержденные ими вначале планы заманивания рус­ских вглубь Болгарии. На главнокомандующего Абдул-Керима-пашу посыпались горькие упреки в том, что он пропустил русские войска через Дунай. Только в этот момент турецкое верховное командование обнаружило, что турецкие войска не сосредоточены и что общего резерва не имеется. 29 июня турецкое верховное командование уже считало, что русские войска находятся на пути к Софии и Адрианополю, и пришло к мнению, что «если турецкие войска, занимающие оборонительные позиции, к чему-нибудь при­годны, то вся польза, которую они могут принести, будет заклю­чаться в удержании укреплений и позиций, по которым они распре-Делиш»(4).


Схема 14. Распределение сил русской Дунайской армии к 9 июля и задачи Передового, Западного и Рущукского отрядов.

Началась лихорадочная деятельность по собиранию сил. Сосре­доточение распыленных турецких войск происходило с большими трениями и довольно медленно. По свидетельству современников, Абдул-Кериму-паше приходилось с трудом вырывать войска из тех мест, где они находились при объявлении войны.

Такое положение объяснялось в первую очередь полным отсут­ствием морально-политического единства среди разноплеменного населения султанской Турции.

Из всех мер, принятых турецким верховным и главным командо­ванием, реальными можно считать только две: переброску морем армии Сулеймана-паши из Черногории в Адрианополь и выдвиже­ние армии Османа-паши из Виддина к Плевне. Кроме того, турец­кими войсками были заняты Балканские горные проходы.

Султан Абдул-Гамид был сильно недоволен ходом осуществле­ния всех мероприятий по активизации сопротивления войскам рус­ской Дунайской армии. Во всем виноватым у султана оказался ста­рец Абдул-Керим-паша; он был отстранен от командования и отдан под суд(5), а на его место был назначен Мехмет-Али-паша — авантю­рист из немцев; настоящее его имя и фамилия были Карл Дитрих (Детруа). Мехмет-Али-паша вступил в командование 21 июня. Заодно был снят и заменен и военный министр Редиф-паша за «нерадивое управление армией и незаботливость о ее снабжении».

Результаты всех турецких контрмероприятий свелись к тому, что в течение короткого времени в распоряжении турецкого командова­ния в Болгарии могла быть сосредоточена армия, которая, по край­ней мере в отношении своей численности, оказалась бы способной к крупным активным действиям против Дунайской армии.

(1) 7-й и 10-й корпуса в состав Дунайской армии не входили.

(2) Для того чтобы дать возможность отличиться двум герцогам, раздробили Две кавалерийские дивизии и создали четыре сводные бригады. Сами герцоги в военном отношении представляли собой чистый пуль. Об этом см. Милютин. Дневник, т. II, стр. 186. При этом между прочим оказался не у дел командо­вавший одной из расформированных дивизий Скобелев 1-й, отец М. Д. Скобе­лева 2-го.

(3) Начальником штаба Рущукекого отряда был назначен генерал Вановский, командир 12-го корпуса. Это было сделано для того, чтобы командиром 12-го кор­пуса сделать сына Александра II Владимира Александровича. Назначение обоих сыновей Александра II было сделано в чаянии легкой и быстрой победы над Турцией.

(4) Зубдетуль-хакаик. Сборник турецких документов о последней войне, При-лож. к журн. «Военный сборник», СПБ, 1879, стр. 45.

(5) «Русский инвалид», 1877, № 178.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю