Видеодневник инноваций
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Когда завершится модернизация Северной верфи?

Как продвигается
модернизация
Северной верфи

Поиск на сайте

ПЛАВАНИЯ В. М. ГОЛОВНИНА

Василии Михайлович Головнин (1776—1831) был военным моряком. До того, как отправиться в кругосветное плавание, он приобрел большие навыки в кораблевождении, совершал походы на английских кораблях и участвовал в военных сражениях. Он совершил два плавания: полукругосветное на шлюпе «Диана» (1807—1809) и кругосветное на «Камчатке» (1817 — 1819). Обе экспедиции, так же как и многие последующие, должны были доставить для восточных русских поселенцев необходимые материалы и продовольствие, оградить осваиваемые русскими земли от внешних посягательств и произвести в этих районах научные исследования: в первое плавание — описать Курильские острова, во второе — районы Русской Америки.

Плавание на «Диане» происходило в весьма неблагоприятных условиях. В начале путешествия вся команда судна была пленена в Саймонстауне (мыс Доброй Надежды) вследствие начавшейся воины между Россией и Англией. Только почти через тринадцать месяцев команда вырвалась из плена, воспользовавшись крепкими Шквальными северо-восточными ветрами и дождливой погодой; 19 мая 1809 г. «Диана» вышла из бухты и скрылась в океане.

После многих опытов,— писал Головнин,— я удостоверился, что когда в Силанском заливе ветер дует NW или W при ясной или при облачной, но сухой погоде, то в море он дует от SW или от S, а иногда и от SO; ...но когда сии ветры начнут дуть крепкими шквалами, принесут облачную мокрую погоду, и дождливые тучи, быстро по воздуху несущиеся к SO, тогда можно смело быть уверенным, что и в открытом море тот же ветер дует. NW ветры господствуют здесь в зимние месяцы, а летом они бывают чрезвычайно редки; а поэтому-то мы их очень, очень долго ожидали»(1).

Опасаясь погони, «Диана» шла на юг до 40° ю. ш., а затем повернула на восток и совершила безостановочный переход от мыса Доброй Надежды до острова Танна в архипелаге Новые Гебриды. Русские мореплаватели определили географические координаты гавани Резолюшин (19°32'17" ю. ш. и 169°19'00" в. д.), сделали промеры ее глубин и гидрографическое описание.

Эти острова были посещены ранее лишь экспедицией Кука и, несомненно, представляли большой интерес для русских мореплавателей.

Жители гостеприимно встретили путешественников и снабдили их необходимыми продуктами питания и водой. Головнин дал весьма подробную характеристику образа жизни островитян, их обычаев и занятий.

25 сентября 1809 года шлюп «Диана» бросил якорь у Петропавловска на Камчатке, где Головнин провел две зимовки и совершил в это время поездку по Камчатке: сначала по восточному побережью — до Нижнекамчатска, а затем, пройдя поперек Тнгильского хребта в районе Ключевской и Талбачинской сопок, и по западному побережью — до Болынсрецка. Это позволило ему глубже познакомиться с природой края и местным населением (камчадалами и коряками).

Летом 1810 г. «Диана» совершила плавание в Русскую Америку. В апреле 1811 г. Головнин получил предписание от военного министра о том, «чтобы сделано было точнейшее описание островов южных Курильских и лежащих напротив Удинского порта островов Шантарских, а равно и берегов Татарии»(2). Головнин разработал план и маршрут исследований, руководствуясь работами предшествующих мореплавателей. Он решил начать опись Курильской гряды от пролива Надежды(3), находящегося между 12 и 13 островами (48° с. ш.), и продолжить ее до острова Матсмай (Хоккайдо). От северного побережья Матсмая Головнин должен был последовать к восточному берегу Сахалина, а затем к Татарскому проливу и Шантарским островам.


В. М. Головнин

Успешно продвигаясь от острова к острову на юг, Головнин определял точные географические координаты мест, бухт, мысов и проливов, вычерчивал контуры островов. Для того, чтобы провести опись каждого из многочисленных островов, необходимо было часто брать пеленги многих точек, вести астрономические измерения, подходить к островам и снова уходить в море, высаживаться на берег, обходить острова вокруг. Сложность работы увеличивалась ввиду беспрерывных туманов, частых штормов и сильных приливо-отливных течений.

Были осмотрены и описаны острова: Расшуа, с высокими дикими утесами на побережье; Кетой, с конусообразными вершинами сопок; Ушисир, с меньшими прибрежными скалистыми островами, напоминавший развалины фантастического замка; Симусир, Южный и Северный Чирпой, Уруп и др. Почти все острова были гористы и бесплодны, обрывались в море утесами. Немногие из них имели растительность (рис. 4).

В начале июля 1811 г. Головнин, завершив опись Курильских островов, решил пополнить запасы дров и воды на острове Кунаншр, а затем, обогнув его с юга, направиться к Сахалину. Однако этого сделать ему не удалось. Вместе с сопровождавшими его двумя офицерами, четырьмя матросами и переводчиком-курильцем Головнин был вероломно захвачен японцами в плен. П. И. Рикорд, помощник Головкина на «Диане», предпринял ряд мер для освобождения своего командира, но безуспешно. Только спустя два года и два месяца, после победоносного завершения Отечественной войны 1812 г., Головнин был освобожден и вернулся через Сибирь в Петербург.

Исследования, проведенные Головниным на «Диане», внесли существенный вклад в географическую науку. Его работы по съемке Курильских островов завершали многолетние исследования русских. Многие предшествующие картографические произведения и материалы о Курилах страдали неточностями, особенно большие искажения были по долготе. Некоторые из Курильских островов, расположенные в их южной части, были нанесены на картах дважды под различными названиями; другие — небольшие, ничего не значащие, были увеличены в пять или десять раз по сравнению со своими настоящими размерами. Одни острова были между собой сближены, другие — несоразмерно удалены. Даже на картах Крузенштерна, отличавшихся точностью географического положения в северной части, почти все названия южных Курильских островов были перепутаны. Например, остров Матуа был обозначен на карте под названием Райкоке, остров Ушисир — под названием Расшуа, остров Кетой — под названием Ушисир, остров Симусир — под названием Кетой. Крузенштерн, по мнению Головнина, допустил неправильности в названиях островов не умышленно, «а взял их с какой-нибудь неверной карты или слышал от людей, не имевших об них надлежащих сведений»(4).

Лаперуз неправильно помещал между островом Симусир и Урупом четыре острова — «четыре брата». Их оказалось не четыре, а три. Существенными у него были ошибки в расстояниях и определении положения островов. Головнин исправил ошибки Крузенштерна и Лаперуза.

В. М. Головнин впервые установил правильные названия Курильских островов, при этом справедливо отстаивал право называть географические объекты так, как их принято называть у самих местных народов. «Здравый рассудок, справедливость и польза географии,— писал он,— требуют, чтобы населенные части земного шара назывались так, как они жителями своими именуются, а поэтому на моей карте Курильских островов я возвратил им настоящие имена»(5). Им были открыты новые острова. В Курильской гряде считали до исследований Головнина двадцать четыре острова, он же установил, что она состоит из двадцати шести(6). На южных Курильских островах было определено астрономически более 30 пунктов. Наблюдения и вычисления вели 3. Головнин, А. Хлебников и В. Новицкий.


Рис. 4. Карта Курильских островов «Атласа» И. Ф. Крузенштерна (1826, II, № 24)

Экспедиция Головнина выяснила особенности климата Курильских островов, характер береговой линии, глубину прибрежных вод и особенности океана в районе островов. На карте появились новые названия открытых проливов: Среднего (в честь подштурмана «Дианы» В. Среднего), Рикорда, Дианы, Екатерины, Головнина.

Как и предшествующие русские путешественники, Головнин интересовался народами посещенных им стран, их культурой, бытом и хозяйством. Непревзойденным источником того времени для познания Японии и японцев являлось его сочинение «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 гг.» (1816), впоследствии переведенное почти на все европейские языки. Правдиво написанная книга читалась и читается до сих пор с захватывающим интересом. В ней содержится очень ценный, систематизированный материал, впервые знакомивший Россию и Европу(7) с Японией, искусственно изолированной в течение двух веков от внешнего мира.

В 1817—1819 гг. Головнин, командуя шлюпом «Камчатка», совершил кругосветное плавание с заходом на Камчатку и в Русскую Америку. Ему было поручено доставить в Охотск и Петропавловск различное морское и военное снаряжение и другие группы, а затем произвести опись северо-западных берегов Северной Америки от 60 до 63° с. ш. и определить астрономически ряд пунктов на островах и на материке русских владений. Кроме этого, он должен был изучить отношение служащих Российско-Американской компании к местным жителям.

«Камчатка» шла вокруг мыса Горн, подходила к западному побережью Южной Америки, в порт Кальяо (Перу), и в мае 1818 г. благополучно прибыла на Камчатку. Здесь Головнин узнал о том, что лейтенант Коцебу обследовал в течение двух последних лет (1816—1817) предусмотренную в плане Головнина северную часть Тихого океана(8).

Свои исследования Головнин решил начать с уточнения положения некоторых Алеутских островов. Он прошел к Командорским островам и определил с помощью астрономических наблюдений положение островов Беринга и Медного, а затем направился вдоль Алеутской гряды, где проводил те же исследования. Несмотря на неблагоприятные условия погоды, частые туманы и штормы, Головнину удалось описать острова Атту, Тихниняк (из Шумагинской группы), Укамок (остров Чирикова), Ситкинак (близ острова Кадьяк) и др. На острове Кадьяк была проведена гидрографическая опись Чиниакского залива и составлена подробная его карта. Так же, как и Лисянский, Головнин описал природные условия острова, изучил экономические возможности, быт и культуру его жителей.

В. М. Головнин посетил Калифорнию и составил географическое описание страны, показав ее природные условия с богатыми естественными ресурсами. «Калифорния,— писал он,— есть одна из тех благославенных стран земного шара, на которые природа излила все дары свои, могущие способствовать народному богатству, величию и счастью»(9). Он хорошо понимал, что для того, чтобы вызвать бурное развитие этого края, необходимы коренные политические преобразования. Головнин отмечал изобретательность и трудолюбие калифорнийцев, верил в их национальное саморазвитие и доказывал, что индейцы по своим способностям не уступали просвещенным народам Европы и Америки.

Отстаивая приоритет русских в исследованиях Калифорнии, Головнин протестовал против притязаний испанцев, которые считали эту территорию своею собственностью. Русские, как отмечал он, первыми исследовали эти земли. Они открыли две большие реки, впадающие в залив Сан-Франциско, которые «испанцам вовсе не были известны, даже и пределов сего самого залива они не знали»; «от мыса Медиосино до залива Троицы находятся 4 больших и три малые реки; на испанских же картах обозначена только одна, под именем Рио-де-лас-Тортолас (река Горлиц). Сие явно показывает, сколь мало страна сия известна испанцам; между тем они делают на оную притязание, как на свою законную собственность!»(10)

Он выступал также против колониальной политики Испании, которая держала в повиновении и рабстве индейцев Калифорнии, а когда встретился с местным населением в Сан-Франциско, то еще сильнее возвысил свой голос в их защиту. Он сравнивал взаимоотношения русских и испанцев с индейцами и отмечал, что взаимоотношения первых построены на дружбе и человечности, переходящей порой в родственные, испанцы же были в постоянной вражде с местными жителями. «Дружеское расположение сего парода,— писал Головнин,— до сего времени продолжающееся к русским, явно свидетельствует, что они не насильно завладели сею землею. Русские промышленники по одному и по два ходят стрелять в леса диких коз, часто ночуют у индейцев и возвращаются, не получив от них ни вреда, ни обиды. Напротив того, испанцы в малом числе и без оружия Показаться между ними не смеют, иначе все будут убиты. Индейцы сии охотно отдают дочерей своих в замужество за русских и алеут, поселившихся у них; и в крепости Росс теперь их много. Через сие составлялись не только дружество, но и родственные связи»(11).

Местные племена, испытывающие варварское отношение со стороны испанцев, искали защиты у русских. Но этому не суждено было осуществиться. Царское правительство боялось свободного заселения земель даже в Сибири. На западное побережье Северной Америки стали претендовать США. После изгнания испанцев они заняли эти территории, коренное же население было почти полностью уничтожено.

С большой симпатией Головнин описывает жителей Гавайских островов, где он выполнил обширную программу исследований и дал их географическое описание. Особый интерес он проявил, так же как и при изучении других племен, к общественному устройству гавайцев, их культуре и обычаям.

На Марианских островах Головнин определил правильное положение главного острова Гуахам (Гуам), помещенного на карте Арросмита 58 милями восточнее, и составил планы лучших гаваней на острове Айры.

5 сентября 1819 г. «Камчатка» бросила якорь на Кронштадтском рейде, завершив кругосветное плавание в два года и десять дней. Двухтомным сочинением о своем плавании на «Камчатке» в 1817—1819 гг., вышедшим в 1822 г.(12), В. М. Головнин умножил научные открытия и достижения русских мореплавателей.

Его работа представляла собой сводку подробных гидрографических описаний всех мест, посещенных «Камчаткой» и вместе с его дневником являлась важным пособием в кораблевождении для мореплавателей. Головнин использовал в своем труде наблюдения и исследования других моряков, считая особенно ценными сочинения Ванкувера, Крузенштерна, Лисянского, Васильева. Он развивал методику описания берегов с помощью байдар (в особенности побережий в северной части Тихого океана и островов) и подчеркивал в своей работе, что открытие островов «не должно представлять одним только нечаянным или счастливым случаям, но можно отчасти также руководствоваться некоторыми правилами: все острова на сем море суть верхи гор, возвышающиеся из моря и большая часть из них лежит грядами по направлению выдавшихся от матерой земли гористых мысов»(13).

Так, например, он считал, что Камчатка является продолжением Курильской гряды, полуостров Аляска — Алеутских островов и т. д. Головнин пытался систематизировать знания о постоянных течениях в океане, но они были еще не полны и отрывочны. Он высказал мнение о том, что постоянное течение в проливах Алеутских островов имеет направление к югу, в сторону экватора, и объяснял это явление относительной замкнутостью Берингова моря и наличием притока сточных вод.

Своими плаваниями В. М. Головнин вписал яркую страницу в историю русских географических открытий и морских путешествий.

(1) Путешествие российского ими. шлюпа «Диана» из Кронштадта в Камчатку, совершенное под начальством флота лойт. Головнипа в 1807, 1808 и 1809 гг., ч. I [Сочинения и переводы В. М. Головттина, т. I. СПб., 1864, стр. 183].

(2) Сокращенные записки флота капитан-лейтенанта Головкина, веденные в 1811 году при описи Курильских островов [Сочинения и переводы 15. М. Головиина, т. I, СПб., 1864, стр. 271]. Татарией называлось в то врем побережье Приморского края.

(3) Северная группа Курильских островов к тому времени была довольно точно описана Крузенштерном.

(4) Сокращенные записки флота капитан-лейтенанта Головнина, веденные в 1811 г. при описи Курильских островов.— См. В. М. Головнин . Сочинения..., т. I. 1864, стр. 287.

(5) Сокращенные записки флота капитан-лейтенанта Головнина о плавании его на шлюпе «Диана» для описи Курильских островов в 1811 г. СПб., 1819, стр. 29; В. М. Головнин . Сочинения..., т. I, стр. 287.

(6) Головнин включал в Курильские острова и остров Хоккайдо (Матсмай). Менее значительные островки и скалы им не учитывались. В настоящее время Курильская гряда насчитывает гораздо большее количество островов и скальных выступов.

(7) Из более ранних работ о Японии в Европе было известно сочинение Е. Кепфера: Е. Kaempfer . Histoire naturelle, civile... de l'empire du Japon, t. 1—3. Amsterdam, 1732. Первое издание книги вышло в 20-х годах XVIII в.

(8) См. о кругосветном плавании О. Е. Коцебу в следующем разделе.

(9) В. М. Головнин . Сочинения и переводы, т. II. СПб., 1864, стр. 134.

(10) Там же, т. II, стр. 159—160.

(11) В. М. Головнин . Сочинения и переводы, т. III. СПб., 1864, стр. 152— 153.

(12) Путешествие вокруг света по повелению государя императора, совершенное на военном шлюпе «Камчатка» в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным, ч. 1 и 2. СПб., 1822; [Также в кн.: В. М. Головнин. Сочинения..., т. II, 1864].

(13) В. М. Головнин. Сочинения..., т. II, ч. 2, стр. 27.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю