Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Фотографии. Лица. Судьбы. Выпускники Тбилисского и Рижского Нахимовских училищ разных лет. Контр-адмирал Петров Станислав Павлович, вице-адмирал Кайсин Юрий Анатольевич и другие. Часть 1.

Фотографии. Лица. Судьбы. Выпускники Тбилисского и Рижского Нахимовских училищ разных лет. Контр-адмирал Петров Станислав Павлович, вице-адмирал Кайсин Юрий Анатольевич и другие. Часть 1.



Встреча выпускников нахимовских училищ в Москве. Апрель 2004 года. Предоставил Палитаев А.И.
Первый (нижний) ряд слева направо: капитан 1 ранга Коваленко Виктор Артемьевич (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1956), генерал-лейтенант Чиковани Владимир Окропирович (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1956), контр-адмирал Петров Станислав Павлович (Тбилисское НВМУ, 1949), вице-адмирал Кайсин Юрий Анатольевич (Рижское НВМУ, 1957), Иващенко Станислав Семенович (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957), капитан 1 ранга Палитаев Алексей Иванович (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957. Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича.).
Второй (средний) ряд: Герой Советского Союза капитан 1 ранга Филипьев Юрий Петрович (Тбилисское НВМУ, 1952) неизв., Маляровский Эдуард Станиславович (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957), Гивишвили Гиви Васильевич (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957), Чуткерашвили Сулико Евгеньевич (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957).
Третий ряд (верхний) ряд: Нуркас Вольфганг Гилярович (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957), капитан 1 ранга Корчагин Владислав Сергеевич (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957), Лепков Владислав Михайлович (Тбилисское-Рижское НВМУ, 1957).
Названия училищ обозначенные первыми - там начали, а вторые названия - там завершили учёбу. Фото предоставил Палитаев А.И. Хотелось бы опознать остающегося пока в статусе неизвестного.

75 лет со дня рождения Героя Советского Союза Филипьева Юрия Петровича, одного из первых акванавтов.

Контр-адмирал Петров Станислав Павлович.



После окончания Тбилисского НВМУ поступил в ВВМУ им. М.В. Фрунзе. Учившиеся вместе с ним в высшем училище ленинградские нахимовцы посвятили ему такие строки, опубликованные в сборнике "Пятьдесят лет спустя (альманах второго выпуска ЛНВМУ)." Редактор - составитель: Солуянов В.Е. СПб.,1999.:

Петрову Станиславу - ТНВМУ, 2 рота (Контр-адмирал, возглавлял операции во разминированию на Ближнем Востоке)

В арабских странах султаны
Дела Петрова чтить должны.
Любой араб безмерно рад:
От мин очищен Эмират.
И если совесть в тех краях - не мода
Стас должен жить в легенде у народа.

В.С.

Интересную подробность юности будущего адмирала привел в своих заметках "ПАМЯТЬ" офицер-воспитатель Тбилисского Нахимовского Военно-морского училища Николай Филиппович Ченчик:

"Вспоминается случай, когда нахимовец Петров Станислав однажды был уволен в город, бросая письмо в почтовый ящик, бросил и свою увольнительную, за это Петров не получил наказание, но вскорости, будучи в увольнении, получил замечание от полковника за неприветствие. Я ему сделал внушение и поставил дневальным по гальюну."

А кто из нас его не чистил. Знаем, что в каждом выпуске не один питон гордится тем, что первым получил наряд вне очереди на приведение в образцовое состояние столь важного для жизнедеятельности тела и духа заведения.

Тбилисское НВМУ. Из книги Суворовские, нахимовские...

"... контр-адмирал Петров плавал на Тихом океане, бывал во всех «горячих точках» от Красного моря Баб-Эль-Мандебского пролива до Манагуа в Никарагуа, объездил и облетел все земные континенты от Канады и Новой Зеландии и до Виргинских островов, кавалер многих правительственных наград..."

Однокашники контр-адмирала Петрова С.П. по Тбилисскому Нахимовскому училищу.

Бекренев Арнольд Леонидович.


Старший сын легендарного адмирала Леонида Константиновича Бекренева. Обучался в Тбилисском Нахимовском училище с 1944 по 1949 г. Три его брата закончили Ленинградское Нахимовское училище: Евгений Леонидович в 1966 г., Леонид Леонидович в 1970, Виталий Леонидович в 1972, внук адмирала Бекренева, сын Евгения Леонидовича, Бекренев Сергей Евгеньевич - в 1986 году.

Вершинин Павел Георгиевич.



Большинство выпускников Нахимовских училищ заканчивали его, то есть получали среднее образование в 17-18 лет. Вершинин Павел Георгиевич закончил в возрасте 25 лет! Партизан в годы Великой Отечественной войны

Витушкин Лев Михайлович

МОРСКОЙ КОСМИЧЕСКИЙ ФЛОТ.



Витушкин Лев Михайлович т/х (Ворошилов) "Ильичёвск" экип.

"Ворошилов"
В начале марта 1962 г. экспедиция, сформированная из сотрудников НИИ-4 ( н.э.- Соснин А.И., Шварев В., Сысса В.Е., Шамардин В., Малышев М. и др.), на т/х "Долинск" была "переброшена" на т/х "Ворошилов", дрейфующий в Гвинейском заливе.
В октябре т/х переименован на "Ильичевск". C августа 1962 г. н.э.-- Белоглазов В.И. Окончание рейса - май 1963 г. Один из рейсов т/х " Краснодар': январь 1965г.- август 1965 г., ( н.э.- Дулин Ю.В., з.н.э.-Сысса В.Е., капитан - Амбокадзе Д.В.)

Тайны двух океанов. А.Капитанов специально для «Новостей космонавтики».



Голицын Альберт Сергеевич. ?

Евгений Батурин. Это я, «мент позорный». Литературно-художественный журнал "Заповедник, апрель 2006 г. Любое совпадение имён, событий, географических названий чистой воды случайность.

Явлюсь, или прибуду... Был у меня командир, царство ему небесное, хороший мужик - капитан третьего ранга Голицын Альберт Сергеевич. Альберт говорил, что являются привидения, а прибывают поезда.

Командиру...

Ты принимал нас "лопоухими щенками",
У локтя левого с единственною лычкой,
«Да-с... жидковаты», - и в улыбке зубы скалил.
...Как нам «аукались» домашние привычки!

Шесть долгих лет ты находился «просто» рядом.
Поблажек, скидок – никаких... «Ну что ж, что юнны?»,
Был грех - вне очереди, нахватав нарядов,
Скоблили мы паркет и драили гальЮны.

Шесть долгих лет ты «просто» заменял нам папу.
В руках держал, уж не напрасно, ротный «скипетр» -
Ты все решал, (я пред тобой снимаю «шляпу»), -
Обиды, трудности, да и банальный триппер...

И не терпел «блатных» и не «взирал на лица»
И был любим, хоть обходился с нами строго,
Простой «Кап-три» - Альберт Сергеевич Голицын,
Мой командир, мой ротный, по курсантски – «Гога».

Тебя иной раз обвиняли в «переборе»,
С углем в котельной, покатавши тачку вволю,
Коль ночью на училищном застал заборе...
И уходя , расстались просто и без боли.

«Увидимся», - сказал, - «какие наши годы..?».
Я помню, ты всегда был человеком слова,
Но слова не сдержал, не дОжил... Жизнь - невзгоды.
Не привелось, как жаль, увидеться нам снова.

Будь жив, я б сыновей на выучку отправил,
К тебе... Мне столь уж, как тебе когда-то было.
Ушел до срока... память о себе оставив -
Частичка сердца без тебя пуста и стЫла.

Не привелось мне выпить за твое здоровье
Жизнь – пятьдесят на пятьдесят (где чет, где нечет)
Ты был суров, но прав! Пусть дураки злословят.
Пью за тебя и, в жизни следущей, за встречу...

Горожин Евгений Павлович.

См. Первые адмиралы из "маленьких моряков". Горожин Евгений Павлович. Нахимовцы-сослуживцы.

Илларионов Александр Львович.

После окончания Тбилисского НВМУ поступил в ВВМУ им. М.В. Фрунзе.

Пятьдесят лет спустя (альманах второго выпуска ЛНВМУ). Редактор - составитель: Солуянов В.Е. СПб.,1999.

Илларионову Александру - ТНВМУ, 2 рота.

Во «Фрунзе» был железный кадр
Илларионов Александр.
Под стать ему, по-женски краше
Нинуля верная у Саши.

В.С.

Тбилисское НВМУ. Из книги Суворовские, нахимовские... Автор-составитель Толокольников Г.П.

Нахимовец Илларионов, будучи отличным гимнастом, даже в жены выбрал себе рекордсменку СССР по гимнастике.

Среди однокашников выпуска Тбилисского Нахимовского училища 1949 года два юнги, по крайней мере два, участники Великой Отечественной войны.

Кулешин Борис.

Боря Кулешин. Сер: Пионеры-герои. Худ. Гапьдяев В. М.: Малыш, 1969 г.



"Военный корабль Черноморского флота, лидер эскадренных миноносцев «Ташкент», принимал участие в боевых операциях при обороне города-героя Севастополя в Великую Отечественную войну.
На этом корабле нес службу двенадцатилетний юнга Боря Кулешин.
О нем, о его боевых делах рассказывает командир корабля, капитан 3 ранга, ныне контр-адмирал в отставке, Ерошенко Василий Николаевич.
...
Ночью 22 июня 1941 года, вероломно напав на нашу Родину, немецкие захватчики нанесли авиационный удар по Севастополю, а в ноябре месяце гитлеровцы начали осаду города.
Город героически отражал атаки фашистских войск.
Лидер «Ташкент» с другими кораблями Черноморского флота доставлял городу продовольствие, боеприпасы, живую силу и боевую технику.



Уже не один полный опасный рейс совершил лидер в Севастополь.
В конце апреля 1942 года мы готовились к новому рейсу.
Лидер «Ташкент» стоял у причала порта Поти, ожидая погрузки боеприпасов для осажденного врагом Севастополя.
День был дождливый, туманный.
Порывами налетел сильный ветер, раздувая матросские робы.
Моряки посматривали на унылый мокрый причал, куда должны были вскоре подать вагоны с боеприпасами.
Дежурный по кораблю, командир БЧ-IV (четвертой боевой части) Николай Яковлевич Балмасов заметил приближающегося к трапу корабля мальчугана лет двенадцати-тринадцати лет. Он был одет в длинную не по росту телогрейку, на голове большая шапка-ушанка.
И телогрейка, и ушанка набухли под дождем, и сам мальчуган был похож на промокшего, нахохлившегося воробья.
Он подошел к вахтенному у трапа. — Дяденька моряк, а дяденька моряк!..
— Ты откуда такой? — спросил вахтенный.
— Дяденька моряк, — не отвечая на вопрос, продолжал мальчуган. — Пустите меня на корабль. Мне командира повидать надо. У меня дело к нему.
Дежурный подошел к трапу.
— Тебе что нужно, малыш? — заговорил он, разглядывая мальчугана.
Увидев офицера, мальчуган стал проситься, чтобы его приняли на корабль.
— Нельзя к нам. Время знаешь какое?
— А куда мне теперь?
— Как куда? — удивился Балмасов.— Домой топай. К мамке. Ищет небось тебя?
— Нет у меня теперь мамки... Ее немцы в Германию увезли...
— Как увезли? — переспросил дежурный и, спустившись с трапа на причал, подошел к мальчугану.
Сдерживая слезы, мальчуган стал рассказывать. И Балмасов узнал, что мальчика зовут Борей, а фамилия его Кулешин и родом он из Донбасса. Как только немцы заняли город, так сразу же стали сгонять всех жителей на городскую площадь, грузить в машины и увозить на вокзал. Кто успел спрятаться, того не увезли, а мама Бори не успела, ему же удалось убежать...
— Отец-то где?
— Папы нет! Зимой пришла похоронка— бумажка: «Погиб смертью храбрых...» Дяденька командир! Возьмите меня на корабль. Я все буду делать! Возьмите!
Дежурный растерялся от такой просьбы. Сам он ничего решать не мог, да и как решать, когда корабль находится на военном положении, совершает рейсы в Севастополь, постоянно попадает под бомбежку вражеской авиации и артиллерии, сам отражает атаки...
Мальчугана было жалко, но жалость сейчас не ко времени.
Около трапа собрались матросы. Они задавали мальчугану вопросы, переговаривались друг с другом и смотрели на дежурного по кораблю — ждали, что же он предпримет в такой момент.
Кто-то бросил:
— Да он голодный, братцы!..
И тут же, словно найдя выход, Балмасов скомандовал:
— Накормить хлопца!
Моряки подхватили мальчика и, передавая его из рук в руки, понесли в кубрик.



Давно не видевшие дома, сдержанные на ласки суровой военной службой, соскучившиеся по заботе о ком-нибудь из родных и близких, не имевшие возможностей поделиться теплом своих матросских сердец, краснофлотцы бросились оказывать мальчику внимание.
Мальчуган только успевал работать ложкой, а моряки приговаривали:
— Ешь, Бориска!
— Борщ флотский!
— Не стесняйся, браток! Наш борщ лучший на всем Черном море!
И Борис не стеснялся.
Он уже освоился среди шумящих и суетящихся около него матросов и лишь изредка бросал настороженный взгляд, словно спрашивал: «А что же будет дальше?»
О том, что на корабле такой необычный пассажир, мне, как командиру корабля, стало известно часом позже, когда Борис Кулешин, уже пообедавший с краснофлотцами, оказался в моей каюте. Его привел Николай Яковлевич Балмасов.
— Товарищ капитан 3 ранга! Моряки-комсомольцы БЧ-IV и я лично просим разрешения взять Бориса Кулешина воспитанником в свое подразделение. Даем слово, что Борис не будет обузой на корабле...
Что было делать?
Я смотрел на Бориса и вспоминал воспитанников-юнг. Их я встречал и на других кораблях Черноморского флота. Но тогда не было войны. Как быть сейчас, когда корабль все время подвергается опасности?
Передо мной стоял худенький, небольшого роста паренек, потерявший отца и мать. Трудно ему пришлось: пробраться с занятого гитлеровскими войсками Донбасса к нам, через линию фронта, не так-то просто. Нужно быть смелым, находчивым.
На меня внимательно смотрели умные серые глаза... Не приходилось сомневаться, что такого полюбит весь экипаж корабля.
И я уступил просьбам командира и комсомольцев четвертой боевой части.
— Николай Яковлевич! Вызовите ко мне Голуба!
Балмасов понял меня и довольный моим решением пошел за Голубом.
Наш интендант, хозяйственник, явился незамедлительно и не один, а с матросом, которого на корабле все звали Вася-портной.
Вася начал обмерять паренька, а тот, довольный, что им занимаются, никак не мог понять, для чего вся эта процедура.
— Стой смирно, Боря, не вертись! — сказал я ему. — Надо же тебе пошить форму. А то, что это за краснофлотец без формы. Ну, что глядишь так? Берем тебя на корабль. Берем! Но смотри у меня, не баловаться. Если замечу, что нарушаешь корабельную дисциплину, сразу же спишу на берег.
Так Боря Кулешин был принят в нашу флотскую семью, стал воспитанником экипажа боевого корабля.
Определили мы Бориса учиться на сигнальщика, и стал его обучать сигнальному делу комсомольский секретарь Михаил Смородин.
Но у сигнальщиков Боря пробыл недолго. Осмотревшись, он решил, что у зенитчиков— их площадка с орудиями видна была с сигнального мостика — гораздо интереснее. И когда на стоянке в Севастополе была объявлена боевая тревога, Борис прибежал к зенитчикам.
Он быстро и ловко подавал обоймы с патронами, тут же на боевом посту оказывал помощь раненым.
Треск зенитных автоматов над самой головой нисколько его не пугал.
Возвращать его к сигнальщикам в приказном порядке не имело смысла, и мне пришлось утвердить «самовольный» переход Бори во вторую боевую часть к артиллеристам-зенитчикам.
Командир зенитчиков лейтенант Роман Гиммельмайг закрепил корабельного воспитанника за расчетом старшины 2-й статьи Гриши Нутника, комсорга батареи, а главным воспитателем Кулешина стал младший политрук Беркаль.
В начале мая немцы начали готовить новый штурм Севастополя.
По сведениям флотской разведки вражеское командование собиралось бросить на Севастополь большое количество самолетов-торпедоносцев и бомбардировщиков с экипажами, которые были специально обучены вести воздушные бои против военных кораблей.
Вражеские подводные лодки караулили наши корабли, идущие на помощь осажденному городу.
27 мая 1942 года лидер «Ташкент» вышел из Новороссийска, чтобы снова прорваться к Севастополю.
Не успели мы пройти и половины пути, как послышался доклад сигнальщиков:
— Самолеты противника! Зенитчики приняли боевую готовность. Занял свое место у снарядных кранцев и Боря Кулешин.
Раздался голос сигнальщика:
— Торпедоносец слева! Затрещали автоматы зенитчиков, ударил и главный калибр.
Самолет-торпедоносец совсем близко. Вот он уже ждет — сейчас сбросит торпеду.
Зенитчики стреляют без остановки.
Гутник подбадривающее командует:
— Боря, давай! Пошевеливайся! А ну, ребята, всыплем перцу фашисту!..
И Боря подносит обойму за обоймой. Пот льет с него — весь взмок, но, ни на секунду не задерживаясь, он носится стрелой к снарядам и обратно. И зенитная установка не умолкает.
Торпедоносец пытается маневрировать, старается уйти из зоны огня, чтобы сделать новый заход над кораблем.
Зенитчики метким огнем не подпускают его к кораблю и заставляют сбросить торпеды вне цели.
Снова атака. Другой самолет уже висит над лидером. Летят бомбы...
— Мимо! — кричит разгоряченный юнга.
Командир расчета Гриша Гутник озорно подмигивает: молодец мол. И Борис, довольный, бежит за новой обоймой...
Артиллеристы отбивают атаку за атакой, и корабль, обойдя минные поля, прорывается к Севастополю.
На стоянке не прекращаются налеты бомбардировщиков.
Сигнальщики подсчитали: пока мы выгружались в Севастополе, только в бухту упало сто сорок бомб.
Обхожу площадки зенитчиков. Гутник докладывает о работе расчета. Здесь же и Борис Кулешин. — Молодец, воспитанник! Не подкачал!
Забыв про усталость, Борис вытягивается во весь свой мальчишеский рост и бойко отвечает:
— Служу Советскому Союзу!
После очередного прорыва мы возвращались в Новороссийск.
Утром вошли в бухту — надо было загрузиться топливом: вечером — обратный рейс.
Сильный ветер прижимал корабль к причалу.
Было слышно, как гнутся и скрипят деревянные сваи...
Долго не ухожу с командного мостика. Вдруг замечаю бегущего по причалу нашего воспитанника Борю. Ветер чуть не валит его с ног. Маленькая фигурка как-то неестественно располнела. Интересно, куда это он?
Посылаю вахтенного догнать его и привести ко мне.
Привел вахтенный бегуна, смотрю — плачет, а из-за пазухи у него торчат две буханки хлеба...
— Товарищ капитан 3 ранга, — говорит он мне, — там, в подвале разрушенного дома, дети голодные сидят. Я им обещал, как вернусь с моря, хлеба принести. Сироты они. Мне кок дал — выпросил я у него... Разрешите отнести...
Вызвал политрука Беркаля, и они вдвоем пошли к разрушенному дому, что был недалеко от причала.
В подвале дома сидели ребятишки, новые приятели Бориса: голодные, одетые в какое-то тряпье.
Приходу Бориса ребятишки очень обрадовались и тут же набросились на буханки.
Как только ребята поели, Беркаль и Борис помогли им выбраться из подвала, отдали оставшийся хлеб и отвели их на сборный пункт для беженцев, чтобы переправить в детский дом.
Борис был доволен, что он сдержал свое слово.
Мы убедились в его правдивости.
24 июня снова получен приказ пробраться к Севастополю. На этот раз «Ташкент» должен был доставить 142-ю бригаду сибиряков.
Благополучно отбив атаки вражеских самолетов, подходим в темноте к Севастополю и выгружаемся. 142-я бригада доставлена без задержки и без потерь.
А с берега уже везут, несут раненых. Их переправили прямо с боевых позиций.
Вместе с ранеными на корабль берем эвакуированных севастопольцев — женщин и детей.
Боря уже крутится около них. Он чувствует себя хозяином и заботливо ухаживает за малышами и за тяжелоранеными.
Отходим от причала и выходим в море.
Рано утром корабль атакуют мессершмитты и хенкели. Зенитчики отбивают атаку за атакой.
Борис на своей площадке в составе расчета подносит снаряды. Стихает бой, и юнга бросается в кубрики к раненым, детям.
Перепуганные ребятишки с радостью встречают его. Борис разносит им чай, успокаивает плачущих, помогает перевязывать раненых.
Но вот опять голос сигнального:
— Самолеты противника!
И воспитанник на площадке у зенитчиков снова участвует в отражении атак вражеских истребителей и торпедоносцев.
29 июня лидер «Ташкент» посетил командующий Северокавказским фронтом Маршал Советского Союза Буденный. Он приехал поздравить «Ташкентцев» с последним героическим прорывом в Севастополь и благополучным возвращением на стоянку в Новороссийск.
Семен Михайлович Буденный ловко поднялся на плоский купол нашей зенитной башни и начал свой разговор:
— Рад, что довелось мне самому встретиться с вами, увидеть вас здоровыми и невредимыми. Такими бойцами, как вы, может гордиться вся наша армия! Считаю, что экипаж «Ташкента» заслужил правительственные награды, а корабль достоин гвардейского звания, о чем буду ходатайствовать...
Буденный говорил с краснофлотцами, внимательно выслушивал их рассказы о боевых операциях, интересовался положением осажденного Севастополя, шутил...
После осмотра корабля Семен Михайлович, когда я провожал его, спросил меня:
— А что это у вас за маленький такой морячок?
— Корабельный воспитанник Борис Кулешин, приписан к зенитчикам.
— А он тоже ходит с вами в походы?
И я рассказал командующему о боевых делах Бори.
Прощаясь, Семен Михайлович сказал мне:
Не забудьте включить и вашего воспитанника в число награжденных. Раз заслужил, то пусть и получает.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю