Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Ю.М. Клубков. Жизнь и творчество контр-адмирала Рудницкого Михаила Алексеевича (1897-1976). - Морская Радиоэлектроника №1 [15] (март 2006 г.).

Ю.М. Клубков. Жизнь и творчество контр-адмирала Рудницкого Михаила Алексеевича (1897-1976). - Морская Радиоэлектроника №1 [15] (март 2006 г.).

Светлой памяти М.А. Рудницкого - инженер контр-адмирала, выдающегося советского главного конструктора и строителя крейсерских подводных лодок типа «К» XIV серии посвящается данная статья



Михаил Алексеевич Рудницкий - советский конструктор подводных лодок, инженер-контр-адмирал

Михаил Рудницкий родился 27 марта 1897 года на Онежском озере в городе Вытегра Олонецкого края Санкт-Петербургской губернии. Отец его, Алексей Александрович Рудницкий, был образованным человеком. До революции он состоял в должности старшего контролёра Олонецкого акцизного управления и по совместительству был командиром 4-й роты 24-й пешей Олонецкой дружины государственного ополчения в звании зауряд-капитана. Он участвовал в русско-японской и Первой мировой войнах.
Пример отца, боевого офицера и патриота настроил его сына с детства готовиться к военной службе. После окончания реального училища в 1916 году он поступил в Морское инженерное училище в Кронштадте. Выбор учебного заведения был не случаен - Михаил хотел служить в военном флоте, его привлекали боевые корабли и морская стихия. Учёба давалась ему легко. Всё в училище ему нравилось. Он приобретал специальность, к которой стремился. Но он не смог закончить Морское инженерное училище, так как эта прославленная школа инженеров русского флота была закрыта в 1918 году.
Михаил Рудницкий добровольно пошёл служить в военный флот. Его назначили старшим машинистом на линкор «Полтава», и он участвовал в боях с немцами на Балтике.



Затем в составе морских отрядов воевал на сухопутном фронте против войск Юденича. Далее он воевал с белогвардейцами и белофиннами на Онежской флотилии машинистом паровых машин миноносца «Уссуриец» и участвовал в Видлицкой десантной операции на Ладоге.



В 1920 году всех «недоучек» с кораблей перевели на, так называемые, «соединённые классы» с целью подготовки для поступления в Морскую академию. В августе 1920 года были объявлены правила приёма слушателей в Морскую академию. Претендовать на поступление в академию могли только молодые красные командиры, окончившие Морское училище, отдельные гардемаринские классы, курсы гардемарин флота или соединённые классы, прослужившие на командирских должностях не менее одного года. Кроме того, чтобы стать кандидатом в слушатели на технические отделы академии, необходимо было иметь ходатайство соответствующего флагманского специалиста флота.
Осенью 1920 года Михаил Рудницкий благополучно прошёл все эти препоны и стал слушателем Морской академии.
Занятия начались первого октября. Срок обучения был установлен три года. Рудницкий с большим желанием и интересом слушал лекции выдающихся учёных и профессоров: А.Н. Крылова, Б.Б. Жерве, А.А.Фридмана, С.И. Покровского, К.П. Боклевского, Ю.А. Шиманского и других. Вот таким тогда был профессорско-преподавательский состав в академии.
Слушателями академии набора 1920 года оказались бывшие офицеры царского флота и гардемарины, выходцы из образованных дворян. Представители пролетарской среды по уровню образования не соответствовали требованиям правил приёма в академию, поэтому на следующий год по требованию коммунистических ячеек правила изменили, чтобы принимать в академию малограмотных пролетариев. Организовали подготовительное отделение и снизили требования к знаниям для поступления на него. Теперь главным требованием была партийность и принадлежность к рабочим и крестьянам. Морскую академию заставили заниматься несвойственной ей задачей - элементарным ликбезом.
3 августа 1921 года Б.Б. Жерве был снят с должности начальника Морской академии.
В это же время в академии работала специальная аттестационная комиссия, проверявшая политическую благонадёжность всех без исключения слушателей в связи с кронштадтским мятежом. Занятия были прекращены, а все слушатели распущены в полной неопределённости.
Вынужденный перерыв в занятиях и неопределённость положения в академии заставили Рудницкого искать для себя другое приложение сил. Летом 1921 года он нанялся механиком на шхуну «Шарлотта», которая готовилась в плавание на Новую Землю для поиска месторождений каменного угля по программе Северной научно-промысловой экспедиции. Руководителем экспедиции был Л.Р. Самойлович, а капитаном шхуны И.Ф. Воронин, знаменитые в будущем полярники.
Снаряжение экспедиции шло с трудом: не хватало продовольствия, тёплой одежды, топлива, специального поискового имущества, приборов и всего остального. Шхуна имела водоизмещение всего 80 тонн. Практически весь путь она должна была пройти под парусами. На ней был установлен старенький, слабосильный и ненадёжный двигатель.
Михаил впервые был на Севере и шёл под парусом. Для него всё было необычно: скудная природа, холодное море, ледяной ветер.
Рудницкий часто вспоминал и рассказывал об этой экспедиции и показывал фотографии, на которых он вместе с Р.Л.Самойловичем, О.Ю. Шмидтом и другими знаменитыми людьми. Но желания стать полярником у него не возникло, так как его уже тянуло в военное кораблестроение.
В 1923 году Рудницкий успешно закончил Военно-Морскую академию и стал одним из первых дипломированных красных командиров на флоте.
Рудницкого назначили инженером-механиком на подводную лодку «Красноармеец» типа «Барс» (бывший «Леопард»), базировавшуюся в Кронштадте. ПЛ типа «Барс» были построены по проекту выдающегося конструктора и строителя Ивана Григорьевича Бубнова ещё до Первой мировой войны.



Иван Григорьевич БУБНОВ, создатель первых русских подводных лодок

Рудницкий сразу начал приводить в порядок всю технику своей подводной лодки. В процессе этой работы он глубоко на практике изучил устройство подводной лодки и всех её механизмов.
Приобретя бесценный опыт инженерной службы на подводных лодках, Рудницкий уже тогда думал об усовершенствовании их устройства.
На дальнейшую флотскую службу и судьбу Рудницкого оказала влияние обстановка на флоте в тот период.
Надо было возрождать флот. Для организации этого дела было создано Главное управление кораблестроения - «Глакор», как тогда говорили. Глакор кое-как сумел начать восстановление кораблей, оставшихся от царского флота. Но организовать строительство новых кораблей было невозможно, так как в стране была всеобщая разруха. Кроме того, строительство нового флота требовало научного обоснования и предварительных конструкторских проработок, а морских научных учреждений и конструкторских бюро тогда не существовало. Понимание необходимости строительства кораблей на новой научной основе привело к идее создания в 1923 году Морского Научно-технического комитета в составе Управления военно-морских сил РККА (МНТК). Разместили его в здании Адмиралтейства. Он состоял из нескольких секций: кораблестроительной, электро-механической, физико-химической, связи, артиллерийской, минно-торпедной и подводного плавания.
Главным направлением работы МНТК была разработка новых проектов надводных кораблей и подводных лодок. Поэтому в 1925 году в секциях были организованы малочисленные конструкторские бюро для разработки эскизных проектов подводных лодок и надводных кораблей, а также тактико-технических заданий на проектирование и строительство кораблей промышленностью.
МНТК привлекал к своим работам видных учёных: А.Н. Крылова, А.И. Берга, Ю.А. Шиманского, П.Ф. Папковича, М.И.Яновского и других.



Подводная лодка типа «Барс» готовится к погружению

Секцию подводного плавания МНТК возглавлял Александр Николаевич Гарсоев. Он был опытным офицером-подводником, командиром подводных лодок «Почтовый», «Минога» и «Львица» в разное время в период с 1906 по 1916 год, воевавшим на подводных лодках в Первую мировую и в Гражданскую войны. Он часто бывал в бригаде подводных лодок в Кронштадте, где познакомился с инженером-механиком ПЛ «Красноармеец» Рудницким. Гарсоев заметил, что молодой инженер-механик подводной лодки грамотно и творчески относится к своему делу, имеет академическое образование, интересуется вопросами совершенствования устройства подводных лодок. В частности, Рудницкий тщательно изучил остатки устройства для работы дизеля под водой (РДП), которое было установлено на «Красноармейце», бывшем «Леопарде», ещё в 1915 году по чертежам Н.А. Гудима, выдающегося русского подводника, командира подводной лодки «Акула». Сам Гудим не успел реализовать свою идею, так как «Акула», которой он командовал, погибла в 1915 году. Гарсоев и Рудницкий неоднократно обсуждали конструкцию РДП с целью её восстановления.



Александр Николаевич ГАРСОЕВ, офицер-подводник, начальник секции подводного плавания МНТК

Гарсоев стал давать Рудницкому отдельные задания технического характера, а затем поручил изучить проблему единого двигателя для надводного и подводного хода ПЛ.
Рудницкий с большим интересом отнёсся к этому заданию. Он собрал всю имевшуюся русскую и зарубежную литературу по этому вопросу, но сведений о едином двигателе ПЛ было очень мало.
Рудницкий выбрал возможный принцип единого двигателя - сжигание алюминия в струе кислорода. Получалось огромное количество тепла и почти отсутствовало выделение вредных газов. Он выполнил расчёты применительно к подводной лодке «Пролетарий» типа «Барс», на которой он тогда служил. При этом он не учёл только то, что алюминий в то время стоил почти как золото.



Подводная лодка «Декабрист» 1 серии на ходовых испытаниях

Однако эта техническая проработка показала Гарсоеву, что Рудницкий - очень способный инженер-механик, обладает склонностью к техническому творчеству и годится для работы в МНТК. Он стал добиваться перевода Рудницкого в секцию подводного плавания.
М.А. Рудницкий был назначен для работы в секции подводного плавания в 1928 году. Это назначение было судьбоносным и соответствовало его творческой натуре. Он сразу включился в работу и очень скоро показал себя способным конструктором и строителем подводных лодок. Работал он увлечённо, не считаясь с затратами сил и времени.
Руководство МНТК постоянно давало высокую оценку работе М.А. Рудницкого.
В 1931 году Рудницкого назначили председателем секции подводного плавания. Гарсоев подготовил себе достойную замену. Он уже был болен и умер в 1934 году.
Рудницкий как председатель секции подводного плавания МНТК принимал непосредственное участие в разработке и корректировке первой советской кораблестроительной программы. Под руководством Рудницкого разрабатывались тактико-технические задания на проектирование советских подводных лодок. Он руководил проектированием, постройкой, испытаниями и освоением всех новых ПЛ.
Рудницкий тесно сотрудничал с Конструкторским бюро № 4 подводных лодок на Балтийском заводе, именуемым с 1933 года по-новому - ЦКБС-2, главным инженером которого стал Б.М. Малинин. Он участвует в проектировании, строительстве и испытаниях головной подводной лодки I серии «Декабрист» и последующих.
Рудницкий принимал непосредственное участие в разработке ТТЗ, в проектировании и постройке ПЛ типа «Ленинец», «Щука», «Правда», «Малютка», «Сталинец» и других.



Пётр Зиновьевич ГОЛОСОВСКИЙ. Зосим Александрович ДЕРИБИН

Большого труда стоили испытания минных устройств на головном «Ленинце». Устройство оказалось очень сложным. Рудницкий позднее вспоминал: «Особенно много хлопот доставили минные устройства. Зато сами до всего дошли, накопили опыт. Он мне очень и очень пригодился, когда проектировались лодки XIV серии типа «К».
Рудницкий доказал, что в пределах подводного водоизмещения в 2100 тонн на подводном крейсере можно разместить мощное торпедное, минное и артиллерийское вооружение. Ему удалось установить на ПЛ типа «К» 6 носовых торпедных аппаратов и 4 кормовых торпедных аппарата для беспузырной торпедной стрельбы и общим запасом торпед - 24 единицы, устройства для хранения и постановки 20 мин заграждения типа ЭП-36, две 100-миллиметровые артиллерийские установки и два орудия калибра 45 миллиметров. Такого мощного вооружения тогда не имела ни одна подводная лодка в мире.
15 апреля 1935 года Рудницкий защищал свой проект на заседании Совета Труда и Обороны в Кремле в присутствии К.Е. Ворошилова, Г.К. Орджоникидзе, командования ВМФ и руководителей промышленности. Присутствующие были поражены размерами и характеристиками небывалого сооружения, а также новизной технических решений. Рудницкому было задано множество вопросов, так как проект вызвал всеобщий интерес. А Орджоникидзе спросил: «Осилите?». Ответы Рудницкого не оставили сомнений ни у кого.
Надо сказать при этом, что одновременно рассматривался и проект крейсерской подводной лодки Малинина, но Совет Труда и Обороны отдал предпочтение проекту Рудницкого.
Совет Труда и Обороны принял решение утвердить проект Рудницкого для постройки серии из двенадцати крейсерских подводных лодок, дать ей наименование XIV серии и назначить Михаила Алексеевича Рудницкого главным конструктором проекта и главным строителем ПЛ типа «К».
Сразу же после этого назначения Рудницкий перешел на работу в ЦКБС-2, конструкторское бюро подводных лодок, располагавшееся на Балтийском заводе, где главным инженером был Малинин. Рудницкий так рассказывает о встрече: «Был у Малинина свой проект, а я не конструктор, да ещё не корабел, а механик, вторгся в чужую область. Так что Малинин встретил меня без особого восторга». Результат разногласий конструкторов, особенно по минному вооружению, стал ясен значительно позднее, когда стало очевидно, что ПЛ типа «К» оказалась хорошим подводным крейсером. Но соперничество продолжалось.
Проект подводного крейсера - авторская работа М.А. Рудницкого. Он не только предложил и отстоял идею ПЛ типа «К», но и лично разрабатывал эскизный проект, а далее вёл постоянное наблюдение и контроль за проектированием на последующих стадиях.
Для Рудницкого начался интереснейший отрезок жизни, когда он был полностью поглощён творческой работой, воплощая в реальность свою мечту. В ЦКБС-2 и далее в ЦКБ-18 шла разработка рабочих чертежей крейсерской подводной лодки его проекта, а на стапелях трёх заводов было заложено двенадцать громадных корпусов. От него зависели труд большого коллектива конструкторов и строительство двенадцати подводных крейсеров. Это были самые большие подводные лодки, строившиеся в Советском Союзе перед Великой Отечественной войной.
Ответственность на Рудницком лежала колоссальная, если учесть огромные государственные средства, вложенные в его проект, а также обстановку в стране в предвоенный период.
Напряжённейшая работа в ЦКБ, в цехах и на стапелях заводов поглощала всё время и силы Михаила Рудницкого. Он совмещал должности главного конструктора и главного строителя подводных крейсеров при их серийном строительстве сразу на трёх заводах. Это был единственный пример такого совмещения должностей в подводном судостроении советского периода. Ранее только Иван Григорьевич Бубнов мог справляться с этими работами при создании первых русских подводных лодок.
Во время войны в условиях блокады Ленинграда Рудницкий продолжал строить свои подводные крейсера. Осенью 1941 года он проводил испытания ПЛ К-51 в Финском заливе, а в декабре участвовал в боевом походе на ПЛ К-52 на Балтике. В мае 1942 года он приехал на Северный флот и ходил на ПЛ К-3 на минные постановки.
Вот краткая выписка из наградного листа Рудницкого от 1943 года: «...Во время Отечественной войны успешно руководил сдаточными испытаниями подлодки К-51 в Балтийском море и оказал существенную помощь в освоении личным составом и в ремонте подлодок типа «К» на Северном флоте...».
Рудницкий отдал делу создания ПЛ типа «К» семь лет жизни и самоотверженного труда. В истории подводного судостроения это уникальный случай, когда главный конструктор подводной лодки, работая в ЦКБ-18, был одновременно и главным строителем всей серии из двенадцати подводных лодок на трёх судостроительных заводах в течение семи лет. Это был титанический труд, не оценённый по достоинству в то время.
В декабре 1942 года М.А. Рудницкий перешел на службу в ВМФ. Он не хотел быть профессиональным конструктором подводных лодок на всю жизнь. Он создал лично один проект прекрасного подводного корабля и показал всем, какие надо строить подводные крейсера. А далее его влекло более широкое поле деятельности.
Его назначили начальником отдела проектирования подводных лодок уже нового НТК ВМФ. С 1946 по 1953 годы он служил Начальником Управления подводных кораблей Главного Управления кораблестроения (ГУК) ВМФ СССР. В этот период он работал над обобщением опыта боевых действий подводных лодок в период Второй мировой войны и редактировал три Сборника сведений об эксплуатационных неисправностях и боевых повреждениях советских подводных лодок всех серий: «Декабрист», «Щука», «Малютка, «Ленинец», «Сталинец», типа «Правда» и «К». Эти данные были необходимы для разработки послевоенной кораблестроительной программы по подводному судостроению, в которой М.А. Рудницкий принимал непосредственное участие.



Балтийское море, 1939 год. Первый советский подводный крейсер XIV серии во время испытаний

С этой же целью в 1947 году М.А. Рудницкий был командирован в Германию с широкими полномочиями для изучения методологии быстрого, поточного, серийного строительства подводных лодок на немецких верфях во время войны, а также для ознакомления с трофейными, бывшими германскими, подводными лодками разных проектов. Он руководил работами специалистов ЦКБ-18 и представителей ВМФ, специально направленных в Германию, в конструкторских бюро и на судостроительных заводах Германии, а также отбором и отправкой в Советский Союз трофейного вооружения, оборудования и специального имущества, необходимого для восстановления советского Военно-морского флота. В Германии он находился до апреля 1948 года. По результатам командировки он написал большую статью: «Материалы по германскому подводному судостроению в годы Второй мировой войны».
В 1951 году Михаилу Алексеевичу Рудницкому было присвоено звание - контр-адмирал. В ГУКе он служил до 1956 года. За это время он участвовал в разработке и реализации послевоенной кораблестроительной программы в части подводных лодок. При его непосредственном участии были разработаны ТТЗ на проектирование и постройку дизель-электрических подводных лодок проектов 611, 613, 641 и 629 (ракетная), а также атомных подводных лодок первого поколения проектов 627, 627А, 658, 659, 675 и других. Он был активным сторонником внедрения в подводное судостроение новой техники, ядерной энергетики и ракетного оружия.
Впоследствии Михаил Алексеевич служил в Группе исследования оперативно-тактических проблем Главного штаба ВМФ, а затем вновь в НТК ВМФ. Он был уволен в запас по возрасту в 1961 году с правом ношения военной формы одежды.
М.А. Рудницкий награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и многочисленными медалями.
Михаил Алексеевич Рудницкий умер 17 января 1976 года и похоронен в Москве на Кунцевском кладбище. Он прожил большую и интересную жизнь, наполненную постоянным творческим горением, огромным напряжением сил, большими событиями и очевидными успехами своей деятельности. Его не пугали технические трудности воплощения идеи и реализации задуманного проекта. Он был талантливым, целеустремлённым, сильным и смелым человеком, открыто идущим к своей мечте вопреки препятствиям.
Его имя записано золотыми буквами в историю подводного судостроения России наравне с именами таких корифеев - создателей подводных лодок, как И.Г. Бубнов, М.Н. Беклемишев, Б.М. Малинин, С.А. Базилевский, В.Ф. Критский, В.Н. Перегудов, Н.Н. Исанин.
Имя Михаила Алексеевича Рудницкого увековечено в названии спасательного корабля ВМФ «Михаил Рудницкий».



Некоторые источники по теме.

Подводные лодки типа "К" (Крейсерская). - Подводные лодки. История развития. Сборник статей подготовил инженер-конструктор ВЛАСОВ Виталий Петрович (материал взят из открытых источников). г. Екатеринбург 2003 г. (Наиболее полный и обстоятельный свод сведений о Рудницком М.А. и его детище)

Стволинский Ю. М. Конструкторы подводных кораблей. Документальные рассказы о создателях советского флота морских глубин. — Л.: Лениздат, 1984.



Подводная лодка XIV серии типа «К»

Емельянов Л. А. Советские подводные лодки в Великой Отечественной войне. - М.: Воениздат, 1981.



Мемориальная пл «К-21» на вечной стоянке в гор. Североморске. 1997 год, июнь. И.Курганов.


Главное за неделю