Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Подготовительные училища ВМФ. Бакинское ВМПУ. Часть 2.

Подготовительные училища ВМФ. Бакинское ВМПУ. Часть 2.

Организация подготовительных училищ ВМФ. - Грабарь В.К. Вскормленные с копья.

Первым в июне 1943 года было создано Бакинское военно-морское подготовительное училище на 1200 человек. Опыт оказался весьма успешным, и в марте 1944 года было принято Постановление СНК СССР о создании еще трех подготовительных училищ: в Ленинграде (1200), Горьком и Владивостоке (по 600 человек). Они строились на основании единого Положения, имели сходную структуру и колоссальные штаты, сравнимые с обычным военно-морским училищем, что позволило в будущем легко переформировать их в высшие учебные заведения. В организацию управления училищем входили отделы (политический, учебный, строевой), а также отделения и службы. Фактическое число личного состава училища в период его деятельности включало в себя: 55–80 офицеров, 40–60 старшин, 15–25 рядовых, 310–360 вольнонаемных. Максимальное число курсантов достигало 1200 человек. Они составляли три курса по 400 человек. На каждом курсе были 4 роты, в каждой роте — 4 класса (взвода) по 25 человек.
В качестве основного учебного пособия по военно-морскому делу использовался учебник Н.Ю. Авраамова, написанный для курсантов ВМУЗ. Курсанты учились основам такелажных работ — вязанию морских узлов и плетению матов, изучался флажный семафор и азбука Морзе, работа клотиком, по этим предметам устраивались соревнования.

Дополнения.



В современном учебнике - Снопков В. И. "Управление судном" - читаем: "Следует отметить, что начиная с конца девятнадцатого века в России вышел в свет целый ряд трудов, имеющих прямое отношение к мореплаванию, отражающих проблемы морской практики и управления судном. К числу таких работ относятся:
- Атлас чертежей к морской практике, составленный И. Сарычевым - 1889 г.;
- первый том книги "Судовая практика" В. Петрушевского и А. Де-Шея - 1906 г.;
- обстоятельный учебник по морской практике, составленный П. Гемерсеном, выдержавший несколько изданий, первое - 1909 г. (последнее - в 1932 г.);
- фундаментальный учебник для морских техникумов: М. Васильев. Морская судовая практика - 1929 г. Эта книга послужила воспитанию целого ряда поколения судоводителей, которые успешно справлялись с управлением судами как в годы Великой Отечественной войны, так и в послевоенные годы, когда восстанавливался в значительной мере утраченный флот СССР;
- "Морская практика" М. Ямпольского - 1931 г.;
- курс морской практики в четырех частях, составленный военными моряками во главе с Н. Авраамовым - 1938 г."

Организация подготовительных училищ ВМФ. - Грабарь В.К. Вскормленные с копья.

По сравнению со спецшколой подготовительные училища жили по законам войсковой части, они обладали всеми возможностями для наведения уставного порядка. Дисциплинарная практика строилась на основании общевойсковых уставов.



За нарушение дисциплины курсантов наказывали: объявляли выговоры, наряды на работы вне очереди, лишали увольнения в город, сажали на гарнизонную гауптвахту (в 1947 году в училище был учрежден собственный карцер). В крайних случаях, при систематическом нарушении дисциплины, курсантов отчисляли из училища. При этом, если исключаемый был непризывного возраста, он ехал домой, а если призывного — отправлялся служить матросом. Было еще такое строгое наказание, как недопущение к сдаче экзаменов на аттестат зрелости. В этом случае наказуемый получал свидетельство об окончании курса с годовыми оценками и направлялся не в высшее военно-морское заведение, а в среднее. Надо сказать и то, что в других родах войск подобных школ пока не было и морскому командованию пришлось самому разбираться с особенностями воспитания 15-летних подростков.
Одной из таких особенностей был вопрос о курении. Курить курсантам было запрещено приказом наркома ВМФ № 389 от 26 августа 1944 года. То есть год ушел на выяснение этого вопроса. Взамен табачного довольствия приказом начальника ВМУЗ № 64 им полагалось получать в месяц 200 граммов шоколада или 300 граммов кондитерских изделий (конфеты, сахар). Шоколад в памяти старых курсантов как-то не сохранился, а вот сахар, действительно, выдавали маленькими кубиками.



Но съедали его далеко не все, потому что сахар, равно как и получаемое мыло, были курсантской мерой обмена, своего рода — свободно конвертируемой валютой. Приказом НК ВМФ № 335 от 18 ноября 1946 года курсантам военно-морских подготовительных училищ было присвоено звание «воспитанник», однако они продолжали называть себя «курсантами» и еще называли друг друга «подготами».
Несмотря на военную сущность подготовительного училища, главной задачей курсантов была все же учеба. Они должны были получить нормальное среднее образование, чтобы успешно учиться в высших учебных заведениях флота. Для формирования педагогического состава были приложены немалые усилия.

Бакинское подготовительное училище. - Грабарь В.К. Вскормленные с копья.

Бакинское подготовительное училище располагалось в здании бывшей военно-морской спецшколы в районе города, называемом Арменикендом, на углу улиц Красноармейской и Нижнебульварной. С крыши и из окон верхних этажей здания была хорошо видна панорама города и Бакинской бухты. Первым начальником училища стал капитан 1-го ранга Апостоли Борис Николаевич. В начале Великой Отечественной войны он командовал частями морской пехоты на южных участках фронта (76-я морская стрелковая бригада). Курсанты относились к нему с большим уважением, между собой называли его «батей». Этот знак уважения и любви — советская мода, до революции батей называли батюшку. С мая 1945 года по апрель 1946 года начальником училища был контр-адмирал Михаил Александрович Воронцов, опытный моряк-гидрограф, после 1935 года стал дипломатом, разведчиком. Будучи военно-морским атташе в Берлине, он сообщал в Москву о предстоящем нападении Германии на СССР в ближайшие дни и часы. Курсантам он запомнился интеллигентным, доброжелательным и доступным человеком. Начальником политотдела училища был капитан 2-го ранга П.В. Спиряков (Петр Васильевич), а затем — капитан 2-го ранга А.Я. Пышкин (Анатолий Яковлевич) (впоследствии контр-адмирал). Недолгое время (в истории училища он упоминается только как убывший) политотдел возглавлял Артем Артемьевич Стенин, политрук с 1937 года. С мая 1943 по сентябрь 1944 года участвовал в Великой Отечественной войне в качестве оперуполномоченного 435-го автобатальона Черноморского флота, откуда и прибыл в училище, а вскоре ушел на учебу. После окончания Политической академии в той же должности служил в Тбилисском нахимовском, а с 1958 года — в Ленинградском нахимовском училище.
Большинство офицеров училища были участниками войны, имели боевой и жизненный опыт, награды, ранения, что, безусловно, поднимало их авторитет среди курсантов. Правда, педагогический багаж их был зачастую невелик. Между офицерами и преподавателями училища, с одной стороны, и курсантами, с другой, всегда соблюдалась определенная дистанция. Обращались друг к другу строго по форме: «товарищ лейтенант», «товарищ главный старшина», «товарищ преподаватель», «товарищ курсант». Немудрено, что курсанты порой не знали имени-отчества своих преподавателей. Зато всегда добром вспоминают своих первых командиров: Александра Николаевича Хржчановича — фронтовика, орденоносца, раненного в боях, командира курса старшего лейтенанта Кайстрю Григория Григорьевича, человека необычайно строгого, но справедливого. Всеобщее внимание в училище привлек к себе прибывший на должность командира роты Николай Георгиевич Танский — Герой Советского Союза, катерник, участник морских сражений в Заполярье. Эти трое офицеров позднее перешли на службу в нахимовские училища.



Александра Николаевича Хржчанович, 1958 г. Николай Георгиевич Танский, 1964 г.

Говоря о мичманах и старшинах, надо отметить, что среди них было немало мастеров своего дела. Все вместе они оказывали существенную помощь офицерам училища, и работа их заслуживает признательности.
Преподавательский состав в училище был высоко профессиональным. В основном учителя были вольнонаемными, хотя они тоже носили морскую офицерскую форму (без погон и нашивок). Начальниками общеобразовательных циклов (учебных кафедр) были, как правило, офицеры. Так, например, начальником цикла истории и географии был майор А. К. Селяничев, математики — майор Я. Б. Гутин, литературы — старший лейтенант Н.В. Панина. Надежда Венедиктовна Панина (Ольшевская) приняла присягу в 1939 году, была преподавателем в Политическом училище им. К. Е. Ворошилова в Петергофе, прошла войну, из Баку она вместе с училищем затем уехала в Калининград (преподавала в Рижском Нахимовском училище), а в 1950 году перевелась в Ленинград в Нахимовское училище.
При первом наборе было принято 1216 курсантов. На 3-й курс 75% учащихся перешло из Бакинской и прибыло из Московской, Киевской, Одесской и Горьковской спецшкол. Из Горьковской в Баку уехал только старший курс, остальные пока оставались на месте и стали костяком образованного в 1944 году Горьковского подготовительного училища. Ученики Киевской и Одесской спецшкол прибыли из мест эвакуации в Киргизской ССР и Узбекской ССР. Киевская морская спецшкола в самом начале Великой Отечественной войны была эвакуирована в киргизское село Чон-Курган.
Небольшую часть составляли военнослужащие армии и флота. Остальные поступали из обычных средних школ, они и заняли большинство мест на втором и первом курсах. В Баку ехали ребята из разных городов страны, но наиболее часто встречались среди них москвичи, ленинградцы и, естественно, бакинцы. Курсантский состав училища получился многонациональным. Нелишне напомнить, что это были мальчишки голодных военных лет, придя на свой первый курсантский завтрак, они испытали настоящий шок. Теперь им полагался паек по курсантской норме, а вечером они шли спать в свои отремонтированные, выдраенные, вымытые ротные помещения, где можно было лечь хотя и на железные двухъярусные койки, но зато на добротные матрасы и подушки с чистым, белым бельем. Это означало, что они находились под опекой Военно-морского флота. Курсантам еще полагалось денежное довольствие, правда, после добровольной подписки на облигации государственного займа от него оставались буквально копейки. Выручали родители, но такая льгота была не у всех.
Интересно отметить, что разбивка курса на роты и классы проводилась строго по общекурсовому ранжиру. 2 января 1944 года курсанты Бакинского подготовительного училища приняли военную присягу. «Подготы» очень гордились своей военно-морской формой и относились к ней внимательно, даже любовно. Она всегда была выстирана, вычищена, выглажена. Все, что должно было блестеть, — сверкало.
Были у бакинских «подготов» два жестоких врага: жара и холод. А еще муэдзин, задолго до курсантской побудки взывавший к благоверным с высокого минарета по соседству с жилым корпусом. Приспосабливались как могли. Это были нелегкие годы, но молодость, мальчишеский задор помогали преодолевать все трудности, радоваться всему хорошему, не терять, как правило, оптимизма, петь и ходить на танцы в парк Красной армии, где играл духовой оркестр, за парком раскинулся знаменитый бакинский базар-толкучка «Кубинка».



МИНАРЕТ МЕЧЕТИ МУХАММЕДА. XI век. Баку

Надо сказать, что много воспитанников было отчислено из-за неуспеваемости. Не все бывшие школьники сумели втянуться в учебу, быстро восстановить растерянные за войну знания, попадались и ленивые и туповатые. Немало хороших ребят было отчислено из училища по состоянию здоровья, особенно по зрению. По архивным данным, в 1945 и 1946 годах из училища по разным причинам было отчислено 232 человека.
В первые годы существования Бакинского подготовительного училища курсанты проходили летнюю практику в основном в лагере, в пригородном районе Баку — Мардакянах, где впоследствии находился дом отдыха для военнослужащих. Жили в деревянных бараках, занимались физкультурой и общевойсковой подготовкой. В дальнейшем лагерь был упразднен, и летняя практика в основном проводилась в море. «Подготы» усердно изучали сигнальное дело, вязали морские узлы, плели из тросов маты. Досконально изучалось устройство шхуны, ее рангоут и такелаж, обращение с парусами. С утра до вечера шхуну мыли, скребли, подкрашивали. Но главными были занятия на шлюпке. Шлюпка для моряка все равно что парашют для авиатора или окоп для артиллериста. Кроме средства спасения они являются еще и мощным средством воспитания. Воспитание шлюпкой прошли все прославленные адмиралы всех времен.
Училище располагало целой флотилией: у него было два катера и около 30 гребно-парусных шлюпок разного типа. Главным, наиболее интересным и памятным из практики было пребывание на шхунах, стоявших на якорях в Бакинской бухте.



Флагманами флотилии являлись парусно-моторные шхуны «Галфвинд» и «Бейдевинд», вмещавшие каждая по роте курсантов. Кроме того, были еще двухмачтовые парусные шхуны «ПШ-1», «ПШ-2», «ПШ-3», «ПШ-4». У каждой шхуны стояла на бакштове шлюпка — шестивесельный ял. Шхуна вмещала взвод курсантов, и они были ее полными хозяевами. Корабли выстраивались в кильватерную колонну и под парусами шли от приморского бульвара к выходу в море, к мысу Зых, «Бейдевинд» и «Галфвинд» ходили к островам Була и Дуванный. Конечно, поход был недалекий и нетрудный.
Шхуны и еще несколько кораблей входили в состав в состав отряда учебных кораблей Каспийского моря. Учебные корабли «Правда» и «Шаумян» посещали порты Махачкала, Дербент, Ленкорань, Форт Шевченко, Красноводск и заходили даже в иранские порты Пехлеви, Бендер-Шах, Ноушехр. На борту кораблей кроме «подготов» бывали курсанты всех военно-морских училищ, эвакуированных в Баку. А еще курсанты школы строевых старшин, из которых готовили инструкторов строевой и физической подготовки для тех же училищ, многие из них стали «дядьками» в Нахимовском. Командовал отрядом кораблей капитан 1-го ранга Лев Андреевич Поленов. В 1944 году ему было предложено стать начальником Тихоокеанского подготовительного училища, но, учитывая семейные обстоятельствам (у него в это время тяжело болел отец), его направили в Ленинград.
Надо сказать, что Бакинское училище как первенец не было обделено вниманием вышестоящего командования. Хорошо запомнилось пребывание в училище в январе 1945 года заместителя наркома ВМФ адмирала флота И. С. Исакова. Он был тяжело ранен на Кавказе 4 октября 1942 года при очередной поездке на передовые линии недалеко от Туапсе. В результате ему ампутировали ногу. Зимой Исаков, не покидая палаты, начал работать, а в мае 1943 года вернулся в Москву. В 1944–1945 годах И. С. Исаков входил в Правительственную комиссию по подготовке условий капитуляции Германии, но именно в это время отмечено его активное участие в организации и развитии военно-морских учебных заведений. Среди питомцев училища были адмирал флота В. Н. Чернавин, контр-адмирал Т. А. Гайдар, академик И. Д. Спасский и видный государственный деятель Е. М. Примаков.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю