Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Подготовительные училища ВМФ. Бакинское ВМПУ. Часть 3.

Подготовительные училища ВМФ. Бакинское ВМПУ. Часть 3.

Выпускники.

Прикоснемся к судьбам некоторых выпускников Бакинской военно-морской спецшколы. Подробнее - о так называемых "рядовых", а в виде ссылок и не часто встречающихся фотографий - об известных, вошедших в анналы, те и другие занимают достойные места в истории страны и флота.

Волков Михаил Дмитриевич. Выпуск 1944 г.



Михаил Волков. Честно и достойно...

Детство его было безотцовским, трудным, но оно свело его с двумя замечательными людьми — участником Цусимского сражения К.М. Ажаевым и родственником путешественника Миклухо-Маклая востоковедом Н. Д. Миклухо-Маклаем, дед которого, капитан 1 ранга В. Н. Миклухо-Маклай, командовал в Цусимском бою броненосцем «Адмирал Ушаков». Это определило всю дальнейшую судьбу мальчика.
В 1940 году Миша Волков поступил в Бакинскую военно-морскую спецшколу, где начал писать стихи. В 1941 году он серьезно заболел, был отправлен в Ленинград на лечение, поправился. Война застала его на пути из Ленинграда в Конотоп. С беженцами ему довелось пройти всю Украину и к концу года добраться до Баку. Летом 1942 года он возобновил свои занятия в спецшколе, прерываемые работами на строительстве укреплений в районе Северного Кавказа...

БОЦМАН

Нас было трое — салажат.
И самый тощий — я.
С усмешкой боцман бросил взгляд
И, чувства не тая,
Промолвил:
— Ты, брат, жидковат,
Зеленый, чешуя.
А мне повсюду не везло:
Я хлипок был, несмел.
То в гребле выпускал весло
И с банки вниз летел.
То я не смог срастить концы,
То путал паруса...
Другие, шустрые юнцы
Творили чудеса.
Пожалуй, трудно было им
В глазах друзей упасть.
Для них и боцман не был злым:
Они освоили узлы,
Любую знали снасть...
Однажды боцман, как другим,
Сказал мне:
— Ты держись!
Успех крепи узлом прямым —
Тот узел на всю жизнь!
Я понял — боцман не был груб,
Для нас он стал отцом.
Хотя порой срывалось с губ
Соленое словцо.
Обида в том невелика.
Суровость хороша!
Он душу отдал морякам.
А какова душа!
Нам говорили, что в бою
От пулеметных трасс,
Подставив пулям грудь свою,
Он командира спас.
Мы все равнялись по нему,
Не признаваясь в том,
И знали: в жизни никому
Не взять нас на излом.
Связали с флотом мы судьбу
Морским
прямым узлом!

Из когорты стальных экипажей. Наталья БАСНИНА. - Корабельная сторона. 25 октября 2006 г.

Моряк-подводник Михаил Волков в свое время много печатался на страницах газеты «На страже Заполярья», он автор повестей, воспоминаний и стихов. Морскую судьбу его можно проследить в книге «Морской узел»: военно-морская спецшкола в Баку, высшее военно-морское училище имени Фрунзе, затем - служба командиром торпедного катера на Тихоокеанском флоте, Высшие офицерские классы и преподавательская работа в училище. Однако непреодолимое желание плавать на боевом корабле привело его на должность замполита экипажа атомной лодки К-21.
ЭТУ ЛОДКУ называли «лунинской» в память Николая Лунина - командира дизельной лодки К-21 во время Великой Отечественной. Боевому походу АПЛ К-21, ее экипажу и командиру капитану I ранга Владимиру Каширскому посвящена одна из повестей Михаила Волкова - «На румбе - Полярная звезда»...
Легендарный замполит - так говорят о Михаиле Дмитриевиче многие подводники, кто его помнит. Северодвинец, капитан I ранга в отставке Валерий Владимирович Кисеев, будучи курсантом Севастопольского военно-инженерного училища, проходил практику на АПЛ К-21. Его, как и всех курсантов, поразило то, с каким вниманием встретил их замполит Волков, как беседовал с каждым о трудностях офицерской службы, интересовался личной жизнью, родителями...



В семидесятых на той же АПЛ К-21 служил ныне капитан III ранга в отставке Владислав Николаевич Когут. Он тоже с уважением и гордостью вспоминает Волкова. Помнит он и знаменитый чемодан Михаила Дмитриевича, всегда набитый книгами. Тогда у подводников в почете была русская и зарубежная классика, исторические романы и, конечно, поэзия...
И служба, и творчество Михаила Волкова были проникнуты глубоким уважением к матросам и офицерам. Он писал о подводниках, которых причислял к «когорте стальных экипажей»: «Подплав облагораживает людей. В этом я убеждался многократно. Огромная тяжесть океана словно бы отжимала из людей все наносное, второстепенное. Оставалась суть»...
По словам Анатолия Егоровича, Волков не любил лицемеров, терпеть не мог пьяниц и карьеристов, бездушного отношения к простому матросу. Вся его работа была направлена на сплочение коллектива... С жалобами матросы обращались только к двум офицерам: с телесными недугами - к доктору, с душевными - к замполиту. Он любил всех, любил свой атомоход и море всей пылкой и светлой душой...
Сохранилось около 200 боевых листков, выпущенных замполитом Волковым во время походов. Все они написаны в стихотворной форме: маленькие и большие проблемы экипажа решает веселый и умный боцман Драйкин. Кстати, этот же образ был знаком и читателям «На страже Заполярья». Такой псевдоним Михаил Дмитриевич придумал себе еще в курсантские годы.
Михаил Волков встречался со многими известными писателями, и среди них Валентин Пикуль. После увольнения в запас Михаил Дмитриевич жил в Прибалтике, несколько месяцев выполнял обязанности секретаря Валентина Саввича. Об этой поре он рассказал в своих воспоминаниях «Пламя над столом»...

Воронцов, Юлий Михайлович. Поступил в 1947 г., не закончил.



Юлий Воронцов родился в 1929 году в семье военного моряка. В 1939 году отца Юлия Михайловича — Михаила Александровича Воронцова, назначили военно-морским атташе в Берлине. Жена и сын присоединились к нему в 1940 году. За месяц до начала Великой Отечественной войны Михаил Воронцов отправил семью на Родину в отпуск, так как знал дату нападения Германии на СССР. Донесения адмирала Воронцова докладывались Сталину дважды — в мае и июне 1941 года. Но оба раза они откладывались в сторону. Сам же Воронцов пересек границу 20 июня, за два дня до начала войны...
Юлий Воронцов и все его сверстники - дети войны, перенесшие все трудности и лишения военного времени, росли под влиянием и собственных родителей, и всех окружавших их тогда людей, добывавших нашу великую Победу.
По совету отца он поступает в 1947 году на учебу в Бакинское подготовительное военно-морское училище, чтобы продолжить линию Воронцовых - мореходов. Но судьба распорядилась иначе. Как бывает иногда в жизни, несчастный случай, хотя и со счастливым концом, заставил его пойти по иной стезе - дипломатической. В первые же дни в мореходном училище Юлий повредил на занятиях руку и вынужден был сойти "с борта на берег". В новой ситуации он решил постучаться в двери МГИМО. Однако и перед абитуриентом Воронцовым нежданно-негаданно на пути поступления в сугубо гражданский институт возникло то же препятствие - поврежденная рука. Сам Юлий Михайлович рассказал об этом так: "Судьба моего поступления в МГИМО оказалась в неожиданной зависимости от… рукопожатия тогдашнего ректора Ю.П.Францева.



Ю. М. Воронцов и Генеральный Секретарь ООН Кофи Аннан. Штаб-квартира ООН. Нью-ЙоркС 1994 по 1998 год Ю. М. Воронцов — Чрезвычайный и Полномочный посол России в США. Будучи на этом посту, он работал по таким вопросам как Балканская война, проблема расширения НАТО на Восток и внес значительный вклад в улучшение отношений между Россией и США.

Голубев Дмитрий Николаевич. Выпуск 1945 г.



Голубев Дмитрий Николаевич - командир АПЛ «К-14» 9-й отдельной бригады подводных лодок Краснознамённого Тихоокеанского флота, капитан 1-го ранга. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 ноября 1966 года за успешное выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм капитану 1-го ранга Голубеву Дмитрию Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Дубяга Иван Романович. Выпуск 1946 г.



Дубяга Иван Романович. Контр-адмирал, Герой Советского Союза. Из истории 45-ой дивизии атомных подводных лодок Тихоокеанского флота. Сослуживцы. Часть 4.

Иванов Рудольф Николаевич. Выпуск 1947 г.



Солнечный Азербайджан – вторая моя родина, а высокая награда – кредит с большими процентами. Кязимзаде Ш. - Каспий. 25.07.2009.

Рудольф Николаевич ИВАНОВ – ветеран ВОВ, профессор, действительный член Международной академии информатизации, член Союза журналистов Москвы, член Союза писателей России, почетный гражданин Хунзаха Республики Дагестан, почетный доктор Нахчыванского Государственного университета, почетный доктор Института истории НАН Азербайджана, почетный член Союза писателей Азербайджана, лауреат Международной премии по информатике им. академика И.И.Юзвишина, лауреат Международного конкурса ООН «Элита информациологов мира», кавалер ордена «Достлуг» Азербайджанской Республики...

На вопросы газеты «Каспiй» отвечает Рудольф Николаевич Иванов
– Рудольф Николаевич, ваши правдивые повествования о героях Азербайджана признаны в нашей стране и высокая награда – тому свидетельство. Сама ваша жизнь напоминает роман. Расскажите, как и когда вы стали военным?



Морские пехотинцы из Баку идут на фронт в 1942 г.

– В августе 1944-го, когда мне едва исполнилось 13 лет, пытался сбежать на фронт. Я был твердо убежден, что без меня войну победой не завершить. Чтобы меня взяли на фронт, я даже сдавал своеобразные экзамены «комиссии» из бывалых фронтовиков. Как истинному мужчине мне предложили выпить 100 грамм водки и запить кружкой пива, не закусывая. Так впервые в жизни я оказался пьяным, но чтобы выдержать «экзамен», что есть сил стремился не подать виду и крепко держался на ногах. Потом меня усадили рядом как равного, и из пачки «Беломорканала» предложили папиросу, но тут я отказался. Умение курить в «экзамены» не входило. Тогда один из прозревших «экзаменаторов» сказал другому, что зря мы мутим голову мальчонке: «Ведь убьют его на фронте». Другой, со «Славой» на груди, упорно возражал: «Здесь в тылу бездомному оборванцу нечего делать. Что его здесь в тылу ожидает? Пусть даже убьют на фронте, зато медаль посмертно дадут за защиту Родины».
Словом, меня запрятали в теплушке эшелона с танками, который отправлялся из Пятигорска в Действующую армию. Однако на пути рискованной детской наивности вскоре возникли добрые и мудрые люди. С эшелона меня сняли, вернули в Пятигорск, и за верность Отечеству наградили зачислением воспитанником 21 Отдельного Учебного Танкового полка в родном Пятигорске. Полк готовил экипажи для легендарного танка Т-34. В полку я был самым молодым, и меньше меня ростом уже не было, поэтому одевали и обували меня персонально в полковой мастерской. Тогда солдаты ходили в обмотках, я же щеголял в изящных хромовых сапожках, пошитых из списанного старья. Однако, как и положено, солдатский хлеб даром не ел. Меня обучили профессии киномеханика, дежурству у пульта полкового радиоузла и назначили главным уборщиком клуба. Командир полка полковник Шемякин Петр Степанович, сам бывший беспризорник-пятигорчанин, с тяжелым ранением на фронте, безмерно любил полк и многое делал для его престижа. Из действующей армии приходили многочисленные заключения, что 21 ОУТП готовил экипажи квалифицированно, и они геройски сражались. П.С.Шемякин, между тем, постоянно искал в среде курсантов природные таланты – танцоров, чтецов, певцов, музыкантов и, пользуясь своим правом, оставлял их в полковом ансамбле. В полку был даже свой «Чарли Чаплин», который, по всеобщему убеждению, затмевал настоящего. Перед отправлением на фронт танковых экипажей ансамбль всегда давал прощальный концерт, но популярность ансамбля возрастала, и я на самолете с ансамблем не раз вылетал во многие города Северного Кавказа. Сам я пел и плясал в полковом ансамбле, имея «на бис» коронный номер, и был горд, получая аплодисменты от генералов и полковников, сидящих в первом ряду зала. Как и все дети моего возраста, учился в обычной школе, начиная с 5-го класса. Кстати, до четвертого класса я еле-еле дотянул. С самого начала пребывания в полку мне строго внушили, что воспитанник-танкист победоносной Советской Армии обязан быть примером везде и во всем, особенно, в блеске военной формы и в учебе. И когда на родительское собрание в школу, на правах родителя, являлся мой старшина, как многие родители, он за меня не краснел, потому что я старался учиться почти на все пятерки.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю