Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Подготовительные училища ВМФ. Горьковское, Саратовское ВМПУ. Часть 10.

Подготовительные училища ВМФ. Горьковское, Саратовское ВМПУ. Часть 10.

Семернин Вадим Николаевич. Окончание.

Вадиму Николаевичу Семернину 26 октября исполняется 75 лет. Нелегкое детство константиновского мальчишки, пережившего фашистскую оккупацию, затем, после окончания семилетки, «рванувшего» в Саратовского морское, а потом и в высшее военно-морское училище подводного плавания в Ленинграде, откуда пошел служить на флот. Там стал писать стихи, впервые их публиковать, там же пришло понимание, что поэзия — главное в его жизни. Поэтому, после флота поступил и в 1960 году окончил Московский литературный институт. Интересно, что его сокурсниками были Юнна Мориц, Белла Ахмадулина, Николай Анциферов, Владимир Фирсов, Юрий Полухин и другие будущие мастера пера. Семернину же предрасположено было стать известнейшим в СССР в 1960‑х и 1970‑х годах поэтом песенником. На радио, телевидении, на виниловых пластинках имя Семернина упоминалось регулярно как автора стихов песен, исполняемых И. Кобзоном, Э. Хилем, Т. Миансаровой, В. Трошиным, М. Кристалинской, Л. Лещенко и другими, чрезвычайно популярными тогда, певцами. Из окон домов всего Союза звучали слова Семернина в песнях «Аист», «Если петь нам о Родине», «За твоими ресницами», «Здравствуй, родная, здравствуй», «Земля, земля», «Куда бежит, течет река», «Летка Енка», «Ой, хорошо», «Хороши вечера на Оби», «Черемухи букет», «Это очень хорошо», «Это решено», «О любви», «Комсомольские года», «Похолодало», «Лебеди-березы» и многих других.

Вознесясь на вершину поэтического олимпа, Вадим Семернин не возгордился, а всегда чтил себя константиновцем, приезжал в наш город, навещал родных, заходил в музей и библиотеки, дарил сборники стихов, автографы и фотографии. Память и сейчас часто возвращает его на малую родину:

Рисует мне память живая
Родной стороны деревца:
Жара. Тополя, изнывая,
Склоняются к водам Торца.
Смех матери, выдавший слезы,
Далекая песня отца
И солнечных зайчиков звезды
На синей равнине Торца.



Константиновка. Памятные места.

До сих пор старшее поколении любит и поет песни Семернина и, как видно по маршу на инаугурацией Путина, перо автора по-прежнему плодотворно.

Остается только пожалеть, что многим любителям поэзии в нашем городе это имя совершенно неизвестно. А ведь его песни могли бы и сейчас стать частью городской жизни. Например, звучать во время торжественных церемоний в ЗАГСе, в парке или на бульваре Космонавтов у композиции «аисты»:

Ах! Здравствуй аист!
Мы наконец тебя дождались…
Спасибо, аист, спасибо, птица –
Так и должно было случиться…

Титаренко Евгений Максимович.



Титаренко Евгений Максимович. Шурин М.С. Горбачева, брат его жены. После окончания Саратовского ВМПУ, поступил в ВВМУ инженеров оружия, из которого ушел, военную службу закончил матросом... - Зенькович Н.А., Самые секретные родственники: Энциклопедия биографий. - 2005.

Тюрин Юрий Иванович. Выпуск 1946 г.

Смотритель Ай-Тодора. Капитан 1 ранга Владимир ПАСЯКИН. Фото автора. «Красная звезда». 14.11.2007.



Ай-Тодорский маяк и его смотритель Юрий Тюрин.

Мыс Ай-Тодор - одно из красивейших мест южнобережья Крымского полуострова. Никто не скажет наверняка, с каких времен обитают люди на этом крутом, поросшем вечнозелеными субтропическими растениями берегу. Как гипотезу обсуждают ученые пребывание здесь в I тысячелетии до н.э. древнейших племен - тавров. И отмечают как факт, что в I веке н.э. в гавань под Аврориной скалой вошли римские корабли и высадили на берег моряков Равенской эскадры. Возможно, поднялись они там, где нынче вьется лестница, ведущая к Ласточкиному гнезду, и перешли на главный, юго-западный отрог мыса, основав над высоким и потому неприступным обрывом каменное укрепление, которое выполняло свои функции около двух столетий.
Это древнеримское поселение-крепость вернулось из небытия во многом благодаря усилиям и стараниям нынешнего начальника Ай-Тодорского маяка капитана 2 ранга в отставке Юрия Ивановича Тюрина. Это по его инициативе и при непосредственном участии стены древнеримского поселения начали открывать свои тайны, далекую историю удивительного и живописного кусочка южнобережья. Это он стал душой краеведов, вернувших миру каменную летопись древней крепости Харакс.
...Вместе с Юрием Ивановичем мы ходим по развалинам древнеримской крепости, и он с горечью сетует на то, что сегодня она не защищена от «черных» археологов и каверз погоды. Я слушаю его удивительный рассказ о собранной им коллекции якорей, среди которых есть Адмиралтейские, в том числе весом 2,5 тонны, якоря английского капитана Холла и даже каменные и свинцовые - каких ранее я нигде не видел. Есть однолапый,
двух-, трех- и даже четырехлапые. 22 якоря самых разных времен и конструкций!
Особая гордость Юрия Ивановича - коллекция фонарей, разместившаяся на просторной веранде. Такой, по утверждению ее создателя, нет нигде более.
– Дело в том, что она включает в себя не только маячные, корабельные и судовые фонари разных эпох и конструкций, но и авиационные, железнодорожные, бытовые виды фонарей, - поясняет Тюрин.
А чего стоит коллекция астрономических и навигационных приборов, собранная почти за три десятилетия?!



Особое место в его музее занимают экспонаты, связанные с антарктической экспедицией, которую совершили ученые, черноморские гидрографы на океанографических исследовательских судах (ОИС) «Адмирал Владимирский» и «Фаддей Беллинсгаузен» в 1982-1983 годах под флагом начальника гидрографической службы ЧФ контр-адмирала Льва Митина. Юрий Иванович сам был участником той кругосветной антарктической экспедиции. За 147 дней и ночей ОИС ЧФ прошли 36.000 миль. Черноморские гидрографы открыли 178 подводных гор и пиков, уточнили местонахождение 13 островов.
Судьба смотрителя Ай-Тодорского маяка Юрия Ивановича Тюрина столь же удивительна, сколь и история самого маяка - если можно соизмерить человеческую жизнь и нетленное творение рук человеческих. Родился он 24 октября 1927 года в деревне Елемейка Вачского района Горьковской области, во время Великой Отечественной закончил 3-ю Горьковскую военно-морскую специальную школу, затем Горьковское военно-морское подготовительное училище. И нет ничего удивительного в том, что подготовленный юноша стал курсантом первого послевоенного набора в прославленном Ленинградском высшем военно-морском училище имени М.В. Фрунзе.
- Там было много фронтовиков, в том числе два Героя Советского Союза, - вспоминает Юрий Иванович.
После окончания вуза молодой гидрограф, лейтенант, попадает на 7-й Тихоокеанский флот, в Советскую Гавань.
- В 1950 году было принято решение Политбюро о начале работ по строительству тоннеля под Татарским проливом, - вспоминает Юрий Иванович, - но сначала нужно было провести изыскательские работы, поэтому начали формировать гидрографическую партию с задачей обследования района. В нее, понятно, отбирали лучших, поскольку это была идея Сталина.
Гидрографическую партию возглавил капитан-лейтенант Николай Сергеев. Попал в нее и лейтенант Тюрин. А кроме офицеров, 20 лучших моряков срочной службы. Необходимо было сделать промеры гидрографического района и, в частности, пролива Невельского между материком и Сахалином. Это семь с половиной километров. А основным плавсредством у гидрографов была шлюпка. Моряки понимают, какой это экстрим. Добавьте сюда отрыв от базы, полевые работы и неутепленные палатки, в которых приходилось жить в том суровом краю. Спасали спальные мешки.
В море - экстрим, на берегу - аскетический образ жизни. И так 7 месяцев. Причем о ходе работ нужно было постоянно докладывать - велся строгий контроль.
Сложное задание гидрографы выполнили с честью. И пусть от строительства тоннеля под дном Татарского пролива, соединяющего материк с Сахалином («Сахалинская пуповина»), через несколько лет отказались, исследования гидрографов все равно пригодились. Они нашли отражение на картах, в соответствующих документах. А молодой офицер Тюрин получил отличную морскую закалку, умение управлять шлюпкой и ее экипажем, а главное - так необходимые практические навыки. Причем не только в технике промеров глубин, но и триангуляции, геодезии, других областях.
После успешного выполнения задания Тюрин вернулся в Советскую Гавань. Остров Сахалин, Курилы. За восемь лет службы на Дальнем Востоке он многому научился. Там до сих пор светят маяки, в строительстве которых Юрий Иванович принимал непосредственное участие.



А один из дальневосточных случаев он запомнил на всю жизнь, когда на гидрографическом промерном боте попал в сильнейший шторм. Утлое суденышко водоизмещением всего 100 тонн швыряло так, что шансов остаться в живых у экипажа было совсем немного.
В тот день Тюрину «стукнуло» ровно четверть века. Татарский пролив будто взбесился. Мозг неотступно будоражила мысль о нелепости гибели в свой собственный день рождения. Да еще в таком возрасте. Офицер собрал всю свою волю и, находясь в поле зрения подчиненных, старался сохранять спокойствие. Он решил во что бы то ни стало пробиться к маленькому острову Монерон и, укрывшись за ним, переждать бурю.
С рассветом при продолжавшемся шторме маячники начали отыскивать на берегу бот и тела погибших гидрографов. Никто не верил, что они уцелели в таком аду. Какой же радостной была встреча с друзьями, сослуживцами. Кто-то из них шутливо заметил в адрес Тюрина: ну коль пережил такое 25-летие, значит, жить тебе долго-долго. И ведь напророчил...
Восьмилетние дальневосточные «университеты» стали прекрасной жизненной школой офицера, закалкой характера, прочным базисом знаний, опыта, профессионализма. Кстати, здесь, на Сахалине, он познакомился со своей будущей женой, Раисой Гурьяновной, очаровательной учительницей, которую в 1957 году увез на Черноморский флот. В Севастополе Юрия Ивановича назначили начальником части навигационного оборудования.
- В те годы она находилась на Минной стенке, - вспоминает ветеран, - затем переехала на улицу Ленина, потом в Стрелецкую бухту...
12 лет капитан 2 ранга Тюрин командовал гидрографическим районом, который охватывал большую часть Крымского полуострова. Его район не единожды отмечался как лучший в гидрографической службе ЧФ.



Подошло время увольнения в запас. И тогда Тюрину предложили стать начальником Ай-Тодорского маяка. Это официальная должность. А по существу, он взвалил на свои плечи должность смотрителя Ай-Тодора. Ведь в его заведовании не только один из прекраснейших маяков южнобережья Крыма, но и тысячелетнее (!) фисташковое дерево на территории маячного городка, служившее навигационным знаком для древних мореплавателей, созданная им, можно сказать, музейная экспозиция на развалинах древней крепости Харакс, построенный жилой дом и целый маячный городок... Он очень бережно, трепетно относится ко всему, что хранит древняя земля Ай-Тодора.
Юрий Иванович - инженер-гидрограф, член Географического общества СССР и России, заслуженный офицер, хотя сегодня и в отставке. Он, несмотря на все многочисленные трудности, поддерживает строгий флотский порядок не только на маяке, но и на всей прилегающей к нему территории. Да и сам этот мыс всей своей историей связан с воинством.
Ай-Тодор в переводе с греческого - Святой Теодор. Назван так мыс в честь римского воина Теодора Тирана, принявшего смерть за христианскую веру. Мыс и далее в силу своего стратегического географического положения добросовестно служил военным. Созданный по инициативе командующего Черноморским флотом адмирала М.П. Лазарева с одобрения генерал-губернатора Михаила Воронцова, он верой и правдой служит Черноморскому флоту и мореплавателям многих стран вот уже 172 года.
Смотрителями и начальниками Ай-Тодорского маяка были известные в Крыму и на флоте люди, о которых Юрий Иванович Тюрин рассказывает с особой теплотой. Это генерал Николай Пантелеймонович Федоров, его младший брат Иван Федоров - прекрасный художник, картины которого покупали даже князья. К нему в гости (он был смотрителем с 1891 по 1911 год) часто наведывался Лев Толстой, отдыхавший за 3 версты от маяка, в имении графини Паниной.
Заметный след в биографии маяка оставил титулярный советник Николай Яковлевич Рыжов - участник русско-японской войны, герой Порт-Артура. Но, пожалуй, самым известным и, можно сказать, легендарным маячником был Андрей Ильич Дударь - начальник Херсонесского маяка в годы Великой Отечественной войны, участник Октябрьской революции и Гражданской войны. О его подвиге на Херсонесском маяке много сказано. Начальником Ай-Тодорского маяка он стал в 1944 году после освобождения Крыма и бессменно нес эту вахту до 1966 года, о чем свидетельствует мемориальная доска, установленная в день 150-летия маяка. Его именем был назван теплоход Ялтинского морского порта, курсировавший с туристами вдоль крымских берегов.
После него 12 лет коллективом маяка руководил Иван Денисович Ганоцкий, сын которого, Александр, работает на маяке и теперь. С 1978 года после увольнения в запас маячную эстафету Ай-Тодора у своего предшественника принял капитан 2 ранга Юрий Иванович Тюрин. За 29 лет маячного командирства он совершил поисково-собирательный подвиг, по крупицам восстановив не только историю маяка, но высветив многие страницы истории гидрографии ВМФ и ЧФ, в частности. В его музейной коллекции есть раритеты, которым могут позавидовать солидные музеи и библиотеки. Например, Устав Петра I, датированный 1763 годом. Атласы океанов. За 29 лет своего подвижничества на этой должности он создал уникальный маячный музей, равного которому нет. Точнее, даже не музей, а целый маячно-музейный комплекс, ибо и сам исправно действующий вот уже более 170 лет маяк можно причислить к раритетам. История маячного городка притягательна. Здесь оставили след русские цари, крупные военачальники, великие писатели и поэты, художники, градоначальники...



Когда поднимаю российский флаг, у меня тепло на сердце становится", - говорит Юрий Тюрин

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю