Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Подготовительные училища ВМФ. Владивостокское ВМПУ. Часть 8.

Подготовительные училища ВМФ. Владивостокское ВМПУ. Часть 8.

Терсин Василий Яковлевич. Окончание.

— Больше всего я обожал в море глядеть на зеленый луч. Что это? Явление, о котором знают все моряки: самый первый луч рассвета и последний заката над морем зеленые. Иногда над солнечным диском четко видна вспышка зеленого света. Такое бывает только на море при очень прозрачном воздухе. Иной раз я будильник специально ставил, чтобы на эту красоту посмотреть.



А об огненной струе знаете? Такое можно увидеть только в одном месте мира — в Атлантике, на подходе к Саргассову морю. В тех местах много планктона. Когда форштевень корабля разрезает воду, наполненную этими мельчайшими организмами, кажется, будто рассекаемая вода горит. По обе стороны корабельного носа льются две светящиеся струи.
— А счастливые случайности в море бывали?
— Еще сколько. Я же говорил вам, что был везучим штурманом. И не только штурманом. Однажды довелось плыть на нефтеналивном танкере на Кубу. Недалеко от Луанды часть топлива должны были отлить нашему рыболовецкому траулеру. Все прошло удачно, мы уже легли на курс. И вдруг я вижу из рубки языки пламени в носовой части. А танкер–то полный нефти! Завыла пожарная сигнализация. Я бегу на палубу. По пути вспоминаю, что в носовой части стоят бочки с уайт–спиритом. Вот и все, думаю, они взорвутся, полыхнет весь танкер. И тут вижу: боцман наш облился водой из шланга, заливает огонь. Когда мы добежали, пожар был уже потушен. Боцману дали какую–то смешную награду — что–то вроде усиленного пайка. Ведь афишировать подобные истории мы не могли.
— А в Бермудском треугольнике странные вещи случались?
— Нет, ничего особенного. Разве что в сильные штормы попадали. Именно там я увидел 13–метровую волну. Всякий раз, когда такая нависает над кораблем, думаешь: поднимемся или нет? В такие моменты главное — держаться покрепче и на палубу не выходить. Потому что, если смоет за борт, шансы спастись — минимальные. Хотя, подождите: неправду я вам сказал, что в Бермудском треугольнике чудес не случалось. Одного из наших помощников капитана с носовой части слизнуло волной за борт. Команда уже мысленно простилась с ним, а через несколько секунд его выбросило на корму!

Фото Артура ПРУПАСА, "СБ".

...В Беларуси большая и очень дружная «морская диаспора» — Союз военных моряков. Вечная любовь к морю объединяет их едва ли не крепче национальных или родственных уз. Практически все они знакомы между собой. Встречая многих белорусских моряков на торжественных мероприятиях, всякий раз я интересовалась: у кого самая интересная морская биография? К их чести, всегда звучал ответ: у каждого. Но когда мы все–таки переходили «на личности», первой звучала фамилия Терсин. Думаю, теперь мы с вами можем, хоть отчасти, понять причину этого морского единодушия...

Устьянцев Александр Михайлович. Выпуск 1949 г.



«Дядя Саша» из Гремихи. См. Контр-адмирал Наумов Владлен Васильевич. Из "дизелистов" в "атомники". Командиры АПЛ 1-го поколения. Автобиография Наумова В.В. Часть 9.

Хорьков Аркадий Петрович.

История ЦСК ВМФ - 25 Мая 2008 - Персональный сайт Олимпийские чемпионы, чемпионы Мира, Европы, СССР и России.

Капитан 1 ранга Хорьков Аркадий Петрович - 1929 г.р., ЗНК по политчасти.

Дела ... военных, красивых, здоровенных - Форум сайта Домашний бизнес



Думаю, уместно рассказать здесь на моем примере о некоторых морально-психологических особенностях дальних походов наших моряков.
Вылетали морские пехотинцы в Балтийск для посадки на новые десантные корабли самолетами транспортной авиации 2 сентября 1975 г. ..
Другой эпизод, связанный с тем походом, – более приятного свойства. И стал он возможным благодаря одному из многих поручений, которые дало мне командование соединения морской пехоты на период боевой службы. Буквально за три-четыре дня до вылета на Балтику меня вызвал начальник политического отдела капитан 1 ранга Аркадий Петрович Хорьков, замечательный человек и глубоко болевший за дело политработник, с которым, так же как и с командиром соединения полковником Владимиром Александровичем Юхимчуком, блестяще подготовленным офицером и чутким командиром, мы тесно сотрудничаем в деле патриотического воспитания современной молодежи и поныне, и, вручая мне кинокамеру «Красногорск», а к ней 10 тыс. метров 16-мм кинопленки, поручил снять кинофильм о боевой службе морской пехоты. Я впервые в жизни взял кинокамеру в руки и выразил сомнение в возможности выполнения поручения. Но начПО был непреклонен: «Умеешь пользоваться фотоаппаратом, научишься снимать и кинокамерой!».
Пришлось срочно осваивать профессии сценариста, режиссера и кинооператора. Зарядив под одеялом первые две кассеты, я решил, не предупредив офицеров и категорически запретив их женам выдавать меня, заснять семьи десантников в домашней обстановке. Кадры были самые что ни на есть житейские – завтрак детей или хлопоты на кухнях жен… А один эпизод был вообще уникальным. Проснувшийся сынишка одного из офицеров остался запечатленным на пленке писающим замечательной струйкой в ночной горшочек. Через день проявочная фирма удивила меня тем, что все получилось просто замечательно. Но самое главное было спустя два-три месяца, когда, собрав в кают-компании офицеров десанта, я прокрутил для них на корабельном кинопроекторе «Украина» снятые в их семьях ролики. Эффект был потрясающим: не отличавшиеся до этого сентиментальностью офицеры-десантники были растроганы до слез, глядя на своих родных жен и детей. Эти ролики затем прокручивались чуть ли не перед каждым просмотром кинофильмов.
К слову сказать, 60-минутный кинофильм о морской пехоте в дальнем походе также был сделан. В течение трех месяцев по вечерам над ним после проявки пленки и чернового монтажа примерно двухчасового видеоряда вместе со мной работали квалифицированные режиссер, звукооператор и диктор Приморского телевидения. В результате было изготовлено по две сопровождаемые не только дикторским текстом, но и музыкальным и шумовым оформлением (стрельба, взрывы, звон рынды и т.д.) копии не только данного фильма, но и 20-минутной ленты о внешнеполитической деятельности моряков в иностранных портах. Фильмы затем, что называется, «были затерты до дыр» (самое уязвимое место – магнитная дорожка на кинопленке) во время многочисленных демонстраций для морских пехотинцев новых поколений в клубе соединения морской пехоты и для курсантов-будущих спецпропагандистов в ходе учебного процесса в Военном университете.



Средняя школа № 1252 с углубленным изучением испанского языка им. Сервантеса. Мы помним. 2005 г. Капитан 1 ранга Хорьков А.П.

Школа №704 г. Москвы - Музей боевой и спортивной славы.

Большую помощь в создании музея школы оказали:
- Совет ветеранов ЦСКА: Контр-адмирал в отставке Хорьков А.П.(?), полковники в отставке Жаров К.П., Степанов П.С., Артемьев К.Ф., Николаев В.А., Фомин А.Ф.
- Начальник музея ЦСКА Ванин Н.Ф.
- Председатель Совета ветеранов Хорошевского района генерал-майор в отставке Елагин А.И., заместитель-полковник в отставке Леонтьев К.И., Карпухина Е.А. – чемпионка Мира по художественной гимнастике.



На стенде рассказывается о моряках- спортсменах ЦСК ВМФ, олимпийских чемпионах. Среди них такие имена как: Манкин В., Долгушин А., Иванов В., Гойхман Б., Жмутский В., Мельников Н., Шидловский А., Семенов Е., Ионов В., Гришин А. и др. Стенд разработан по материалам, предоставленным контр-адмиралом Хорьковым А.П. (?)

Шумков Николай Александрович. Выпуск 1948 г.

ПОХОД В БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК. Владимир КОЖЕВНИКОВ, директор Березовского районного краеведческого музея. - Красноярский рабочий. 04.05.2001.

В детстве Николай Шумков среди сверстников ничем особенно не выделялся, разве только серьезным отношением к порученному делу. Я учился с ним в одном классе Березовской школы и помню, что на уроках военного дела уже в пятом классе военрук доверял ему проводить практические занятия. В многодетной семье Шумковых росло пять дочерей, а старшим был единственный сын Николай. Он с малолетства хорошо знал, что такое тяжелый крестьянский труд. Ему, родившемуся в 1928 году, во время Великой Отечественной пришлось вместе с отцом работать от темна до темна в поле: боронить, возить волокуши, копнить сено, отвозить зерно от комбайна на ток. Особенно он любил ухаживать за лошадьми - клички некоторых Николай Александрович и сейчас хорошо помнит. В школе он учился ровно: в отличниках не ходил и двоечником не был. Трудно сказать, как сложилась бы у него жизнь, если бы в 1945 году в Советском райвоенкомате не предложили ему поступить во Владивостокское военно-морское подготовительное училище.



После успешного его окончания в 1948 году Николай поступил в Тихоокеанское высшее военно-морское училище на штурманский факультет. Уже в первые дни учебы в училище Николай понял, что это его судьба. Он теперь уже не мыслил своей жизни без моря, запах которого ощущал каждый день. Николай вырос на берегу могучего Енисея. Мальчишкой, научившись плавать, он частенько старался выгрести против сильного течения реки и очень радовался, когда это удавалось. Может быть, поэтому Николай почувствовал себя с первых дней с морем на "ты". Однако вскоре он понял, что с морем шутить нельзя, оно не прощает ни малейшей ошибки.
В 1952 году Николая Шумкова после окончания училища в звании лейтенанта направили на Балтийский флот штурманом на подводную лодку -294 (на флоте их называли "малютки"). А в 1955 году Шумков оканчивает в Ленинграде Высшие офицерские классы ВМФ - командный факультет и получает направление старшим помощником командира подводной лодки Б-63 на Камчатку на Тихоокеанский флот. А уже через четыре года он едет в Ленинград на завод получать новейшую по тем временам дизельную подводную лодку -130. Командуя этой субмариной, он одним из первых испытывал атомное оружие на Новой Земле - стрелял торпедами с ядерным спецзарядом.
1 октября 1962 года Николай Шумков получает приказ - "в составе бригады из четырех подводных лодок аналогичного класса выйти в открытое море". Лодки имели на вооружении торпеды с ядерными боеголовками. В это время весь мир находился на грани атомной катастрофы. Основной причиной противостояния между СССР и США стала Куба, где американцы готовились силой оружия свергнуть Фиделя Кастро. В ответ СССР начал переброску на Кубу соединений Советской Армии, включая ракетные части, вооруженные ракетами с ядерными боеголовками. Вслед за ними и пошла бригада из четырех подводных лодок.
Только выйдя в Баренцево море, которое встретило моряков семибалльным штормом, командиры вскрыли пакеты, в которых значилось: следовать на Кубу. Зная сложившуюся обстановку в мире, подводники поняли, что, возможно, им уже никогда не удастся вернуться домой. Но приказ есть приказ.
Подводники хорошо знали, что в Атлантике у американцев созданы четыре мощных противолодочных рубежа. Чтобы их не успели засечь, решили преодолевать эти рубежи на большой скорости. Уже на первом на лодках стали прослушиваться гидролокаторы противолодочных кораблей противника. Никем и ничем не прикрытые, четыре субмарины проскакивали противолодочные рубежи противника так, что американцы не успевали развернуть свои силы против них.
В конце октября на лодках получили радиограмму о возможности начала боевых действий со стороны США. Им приказывалось занять позиции около Багамских островов. Так на двадцатые сутки похода наши лодки оказались в Саргассовом море, тыловом противолодочном рубеже ВМФ США. Американцы бросили на поиски наших лодок все имеющиеся в этом регионе корабли и сотни самолетов. В Саргассовом море прозрачность воды оказалась настолько высокой, что лодки просматривались с самолетов на глубине до 80 метров. Во время ночных всплытий на подзарядку аккумуляторных батарей подводники поняли из информационных сообщений, что вот-вот должна начаться война, но никаких дополнительных указаний из Москвы не поступало.



Б-130 на подзарядке аккумуляторных батарей. Район саргассового моря.

И чем южнее оказывались наши лодки, тем хуже действовала не приспособленная для эксплуатации в тропических условиях техника. Все нестерпимей становилась духота в отсеках, где температура спертого воздуха достигала семидесяти градусов. Члены экипажа несли вахту голые, в одних трусах, и все равно выдерживали не более пятнадцати минут. Многие падали в обморок, и их уносили с вахты на руках. Радиометристам с трудом удавалось поддерживать в рабочем состоянии радиолокационную аппаратуру. Американцы тем временем развернули за нашими подлодками настоящую охоту, в которой, казалось, невозможно было уцелеть. За этим лично следил президент Кеннеди - еще ни одна советская субмарина не забиралась в район Бермудского треугольника.
Первой натолкнулась на американские противолодочные корабли лодка Б-130, которой командовал наш земляк капитан 2-го ранга Николай Шумков. За Б-130 бросилась противолодочная группа американского ВМФ во главе с авианосцем. Командир резко бросил лодку на глубину. И это спасло ее от таранного удара американского эсминца. А за бортом уже рвались глубинные бомбы. Рвануло справа, рвануло слева, рвануло так, что погас свет. "Центральный! Взрыв на носовой надстройке",- доложил командир первого отсека. "Центральный! Шестой топит",- донеслось из динамика межотсечной связи. "Все, конец. Шестой отсек - это сердце лодки", - подумал Николай, вытирая холодный пот со лба. Минут через пять донеслось из динамика: "Центральный, течь ликвидирована". "Что делать?" - лихорадочно думал Николай. Он хорошо помнил напутственные слова начальника штаба Северного флота: "Оружие применять только по приказу из Москвы. Но если ударят по одной щеке, вторую не подставлять".
И в этот момент Николая осенило, что американцы бросают не глубинные бомбы, а сигнальные гранаты. Три взрыва по международному коду - это приказ немедленно всплыть. "Нет уж, дудки. Советские моряки так просто не сдаются", - со злостью подумал Николай Шумков. Но все попытки уйти от преследователей ничего не дали. И тогда он принимает единственно правильное решение. Чтобы сбить американцев, лодка делает маневр, который у подводников называется циркуляция. Совершив полный круг, лодка уходит... к берегам Америки. Длительное время американцы безуспешно пытались найти ее совсем в другом направлении. И лодка на пределе своих сил вышла из зоны слежения. Но тем временем на Б-130 ышли из строя оба бортовых двигателя и почти полностью разрядились аккумуляторные батареи. Металл не выдержал, погоня настигала. А лодку поддерживал на плаву только слабосильный мотор экономхода. Если откажет он, лодка вместе с экипажем - 86 человек - камнем уйдет на пятикилометровую глубину. И снова возник вопрос: что делать? По инструкции лодка могла всплывать только ночью. Николай посмотрел на изможденные лица своих людей. Уже которые сутки они дышат не кислородом, а смесью различных аэрозолей. И он скомандовал: "По местам стоять! К всплытию!" И на глазах у изумленных американцев Б-130 всплыла в позиционном положении.
Первым бросился на лодку эсминец "Бэрри", нацелившись на ее середину. И тогда командир передал семафор на флагманский корабль: "Дайте указание эсминцу, бортовой номер ДД-993, прекратить хулиганство..." С трудом мотористы отремонтировали один дизель, и лодка медленно двинулась к родным берегам.
В аналогичном положении оказались другие подлодки бригады, и наши моряки действовали умело, грамотно и мужественно. Тем временем Хрущев и Кеннеди договорились о мирном урегулировании Карибского кризиса, и субмарины получили команду возвращаться домой.



Во время разбора так успешно закончившегося похода подлодок в Министерстве обороны маршал Гречко сказал командирам, что лучше бы они там все погибли. Так командование оценило подвиг моряков.
В 1964 году Николая Шумкова назначают командиром атомного подводного крейсера К-90. Он дважды ходил с бортом на боевое дежурство к берегам США, в том числе и в тот район, где был в 1962 году. Несколько раз бороздил воды Средиземного моря, выполняя задания командования. За успешное выполнение задания во время походов на атомном подводном крейсере Николай Александрович награжден орденом Ленина, орденом Красной Звезды и медалями.
Как пишет Николай Александрович мне в своем письме, двадцать лет жизни и много здоровья отдано подводному флоту, но он на судьбу не жалуется. И если бы пришлось все начать сначала, он прожил бы жизнь так же.
Сейчас Николай Александрович Шумков живет в Москве, недавно он решил подарить Березовскому краеведческому музею свою шинель, китель, фотографии, кассету с записью его воспоминаний. Мы искренне ему благодарны.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ПОДВОДНИКОВ. Черкашин Николай.
Советский флот в Карибском кризисе.
Воспоминания подводников. Агафонов В.Н. Карибский кризис.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю