Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 4.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 4.

Первый лейтенантский адреналин (начало).

«Побольше непонятного...» Это – Остап Бендер... «Людей больше всего пугает непонятное»... Это тоже незабвенный О.Б.
Но Остап не был подводником… Поэтому он ошибся: Непонятное совершенно не пугает Незнайку типа меня... Страна непуганых идиотов... Это опять про меня...
Весь Экипаж носит на поясах портативные дыхательные устройства (ПДУ) на случай пожара... чтоб не задохнуться от угарного газа... А поскольку пожар может начаться внезапно, где угодно и в любой момент, то ПДУ всем надо носить постоянно... везде... даже в кают-компании... даже... да, туда тоже...
Но – не я... Раз в сутки хожу по всем отсекам и проверяю отсечные часы... Когда с ПДУ, а когда – без...
В отсеках – четкий ритм ходовой вахты... Привычный шум работающих механизмов… Сосредоточенность на лицах... легко читающаяся уверенность в себе старшин и матросов... Я заискивающе улыбаюсь им...
Неписаные Законы Подводного Флота пока неизвестны мне... Поэтому я гуляю по Кораблю как по Невскому проспекту…
А вот и любимый восьмой отсек... Радушный кок-инструктор любезно приглашает на камбуз... «побакланить»... Баклан – это чайка огромных размеров... смысл жизни которой – в непрерывном утолении Неутолимого Голода... У меня – тоже… неутолимый...
Атлантическая селедка так и тает во рту... Вдруг громкий треск в трюме... вспышка... острый запах гари... Крик вахтенного снизу... «Аварийная тревога! Горит ФМТ-200Г левого борта!»...
Кок-инструктор одним движением отшвырнул меня в угол камбуза... Секунда и он у щитка громкоговорящей связи... Слышу его громкий доклад... «Пожар в восьмом отсеке... Горит...»
Нескончаемый перезвон аварийной тревоги рвет душу... Холод под сердцем... меня охватил столбняк... свинцовая тяжесть в руках и ногах... Полный паралич мозга и воли...
А кок-инструктор уже вновь влетает на камбуз... Белизна его лица поражает меня... в глазах сосредоточенность и решимость... Глаза останавливаются на мне... У меня нет ПДУ... Он это видит... Еще секунда – у него в руках ИДА-59 (дыхательный аппарат)... «Лейтенант, держи...»
Я роняю тяжелый мешок на пол... Рву лямки замков... Не открываются... Пальцы не слушаются... «Дай сюда...» Это – снова Он...
Через несколько секунд на мне маска... я дышу... Три длинных звонка... Отбой аварийной тревоги... Пожар дотушен, не начавшись... Чумазый трюмный улыбается мне.., снизу... Пронесло!
Снимаю маску... Кок-инструктор смеется... «Как селедочка? Вкусная?» Мне стыдно, обидно и смешно одновременно... Подводник от слова подвода...
Через несколько минут мое ПДУ прочно закреплено на поясе.
Спасибо Вам, ребята из восьмого! Оказывается, я для вас не Чужак!



Остапу Бендеру

Первые заповеди флотской службы.

Командир: «Самое страшное на флоте – это повторение одних и тех же замечаний!»
Замечание – это синоним недостатка...
Остальное – о моей забывчивости...
Командир: «Командир только в денежной ведомости стоит на первом месте... В остальном это первое место в Экипаже надо заслужить знаниями и делами...»
Это – о моих планах командовать... Кораблем...
Командир: «В море, чем больше знаешь, тем спокойнее засыпаешь»...
Культ знания на корабле – очевиден... даже мне... Остальное о моем нежелании знать Железо...
ЭсШа: «Самая запоминающаяся работа - это та, которая делается напрасно...»
Это – о моем брюзжании по поводу заполнения ЖУСа и об истории с записной книжкой Командира…
ЭсШа: «Кого е... чужое горе!»
Это – по поводу моих брюзжаний от общения с ПэЭф... и нежелании стойко переносить трудности флотской служ6ы...
Старпом: «Североморец! Не щелкай е...!»
Это – по поводу рукоятки на переборочной двери, которая пребольно защемила мне шею, когда я сидел на комингсе... и нарушал корабельные правила...
Командир: «Для тренировки памяти записывайте мои умные мысли, а в свободное от службы время выучивайте их наизусть»
Это – о невыполненных мною в заданный срок приказаниях Командира...
Командир: «Делай как я и делай, как я сказал – это не одно и то же!»
Это – по поводу воспитательной роли личного примера начальника для подчиненных...
Командир: «Иди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что, но к утру, чтоб было сделано!»
Это – о том, как командуют людьми флотские Незнайки вроде меня...
Спасибо Вам, Учителя! Выучил наизусть, как видите, и помню до сих пор...
А корабль между тем лег на курс сближения с Арктикой... Две недели предварительной подготовки к походу под лед для Корабля и Экипажа закончились... Мы покидаем Норвежское море...



ПОЙДИ ТУДА - НЕ ЗНАЮ КУДА, ПРИНЕСИ ТОГО - НЕ ЗНАЮ ЧЕГО. Сказочница А.Н.Королькова, художник О.Романова.

Немного пояснений.

Зачем мы идем в Арктику?
Измерять глубину под килем... эхолотом...
Ради кого мы будем это делать?
Ради навигационной безопасности будущих походов наших ракетных подводных лодок стратегического назначения...
Почему именно Нам поручено делать это?
Потому что Командующий флотом считает, что Наш Экипаж лучше других подготовлен для выполнения этой Трудной Задачи.
Почему эту задачу не решили раньше?
Раньше, наверное, более важными для флота были другие задачи... И – вообще: что за вопросы? Исполняйте приказы!
Арктика – штука серьезная... Это – зона Неизведанного и Непредсказуемого... Вечная война Океана и Льда создает Непрерывное Движение ледового панциря вокруг оси Северного полюса Земли... Тысяча изменений и десять тысяч превращений... Каждую минуту... Появляющиеся то там, то здесь дымящиеся разводья сменяются грохочущими валами торосов... Оглушающий грохот движущихся ледяных гор сменяется вдруг оглушительной тишиной... Только попробуй сунуться третьим в эту извечную схватку необузданных стихий – тут тебе и конец...
Но люди – народ отчаянный... Каждый считает, что его пуля еще не отлита... Поэтому периодически играет человек с Арктикой в орлянку...
Иногда выигрывает, иногда – нет... Проигрыш – смерть... По мере развития технического прогресса проигрыши стали большой редкостью... Но – бывают...
Все эти игры с Арктикой раньше проводились только на ледовом панцире... А вот игры подо льдом начались сравнительно недавно – с конца 1950-х... когда появились первые атомные подводные лодки...
Поэтому любой поход под Панцирь – это всегда событие из ряда вон выходящее... Прыжок в Неизвестность с Неизвестным для прыгунов Исходом...



Черный зигзаг

Первыми под Панцирем были не мы.

Первыми были американцы... Сначала «Наутилус»... Потом атомная подводная лодка «Скейт»... Ее командир, Джон Калверт, написал по возвращении книгу «Подо льдом – к полюсу»...
Не читали? И даже не слыхали? Напрасно... Хотя – чего особенного? Подумаешь – лед… В Космос давно вышли...
И все же – задам вопрос: ледоход на большой реке видели? Не возникало желание попробовать перебежать с берега на берег по движущимся льдинам? Неужели нет?
«Безумие!!! Что я, сумасшедший?» – скажете Вы... И будете правы…
Ледоход у всех нормальных людей вызывает уважение... и правильно... Случись тут у бегуна одна ошибка... и он уже не бегун, а пловец... среди плывущих льдин... или под ними...
Верная смерть... как в трясине...
В нашей прессе книгу Калверта разнесли, что называется, «вдребезги»...
Каких только эпитетов не удостоился бедный автор!
Чуть ли не трусом и паникером он, оказывается, был... Как вообще назад вернулся, имея такие слабые нервы... и такой истеричный экипаж…
Словом, хорошо «поработала» наша пресса! И я тоже презирал Калверта и его книгу... Причем заочно, даже не прочитав...
До тех пор, пока сам не оказался под Панцирем... - Спасибо Вам, Джон Калверт! За правду...

Первыми под Панцирем были не мы (продолжение).

Первыми из «наших» там побывали «Ленинский Комсомол» и «К-181».. . Полную правду об этих походах мы уже никогда не узнаем, а жаль... Это были арктические «уколы»... Зашли ненадолго под лед – и обратно...
Курсы, в основном, прямые линии... Это тебе не длительное патрулирование подо льдом в районе... А главное – нет обязательных всплытий во льдах... Тем не менее, меня гложет Вопрос! Как они вообще Там плавали? Без объемных систем пожаротушения... без инерциальных систем курсоуказания... Даже на прямом курсе и без обязательных всплытий...
Сплошная героика на грани фола, от которой кровь стынет в жилах! Этот опыт мгновенен и сугубо индивидуален... Поэтому для нашего случая вряд ли пригодится.
А нам впервые предстоят и длительность, и обязательность... и тоже без инерциальных систем, без стабилизатора глубины... На руках и нервах...
Мы из «наших» – третьи... кто идет под Панцирь... «Наши» – это атомные торпедные подводные лодки первого поколения...
Пожелай Нам Удачи, читатель!



К-181 (борт. №147) пр.627А, всплывшая на Северном полюсе. Личный состав устанавливает флагшток в географической точке Северного полюса. Фото предоставил капитан 1 ранга В.И.Токарев, кандидат технических наук. - Военно-технический альманах № 4, 2002 г.

Первая самостоятельная попытка представить задачу.

Спасибо ПэЭф... заставил изучить документы, регламентирующие плавание подо льдами...
Ледокольное обеспечение... Взрывные источники в качестве ориентира для выхода из-подо льда... Аварийный подрыв льда боевой торпедой при необходимости экстренного всплытия… Попробуй, найди потом эту дырку после взрыва... Ледовая разведка... Порядок поиска полыней и разводий... Инструкция по всплытию во льдах без хода...
Память услужливо напомнила фразу Командующего Флотом, случайно услышанную мной во время инструктажа...
«.... Всплытие во льдах – это как швартовка, Командир... Все взвесь – и ничего не бойся!» «Неудачное сравнение и утешение слабое...» подумал я тогда мельком…
Прочитав все, что потребовал ПэЭф, я понял Главное: случись что, никто Нам там не поможет! Рассчитывать Экипаж может только на Себя... и на Счастливый Случай...
И еще я понял, что Нам придется всплывать во льдах Неоднократно! Потому что выполнение гидрографического промера (измерение глубин) требует точного знания Места Корабля».
А после всего этого Кораблю еще предстоит Выход из под Панциря... Войти-то туда с чистой воды - и то не просто... А уж выйти... Не имея инерциальной системы курсоуказания, можно запросто заблудиться в бездонных просторах Арктики... Впервые осмыслив предстоящую Кораблю задачу, я понял, какая Тяжелая Ответственность ложится на плечи ПэЭф, ЭсШа... и на мои, конечно».
Чем сегодня я отличаюсь от ПэЭф и ЭсШа? Они осознали и взвалили на себя Ответственность за предстоящую задачу сразу... А я – только теперь...
Остается выяснить, доверят ли они Мне часть своей ноши... и какая это будет часть... За две прошедшие недели я, похоже, их сильно разочаровал...
К вечеру книга Джона Калверта была у меня в руках... Кто взял ее с собой в поход я так и не выяснил... Да и так ли это важно?

Перевод Николая Герасимовича Кузнецова.

Пробный уход под лед.

Сегодня я дышу Свежим Воздухом! А Корабль лежит в дрейфе у самой кромки льда...
Совершенно необычное ощущение... глубокого расслабления... У меня – радостный день: всю ночь вел корабль и впервые сам определил Место Корабля... По рельефу дна... На основе показаний эхолота...
Работа нуднейшая... каждые 5 минут щелкаешь переключателем самописца... Фиксируешь показания... аккуратно наносишь на кальку... И это – в течение 18 часов!
А потом – самое сложное: опознать полученные данные во всей их совокупности на путевой карте, которая испещрена цифрами глубин места... Не приходилось чем-нибудь подобным заниматься?
Но вот конец работе... Перегоняю «зайца» в новые координаты... Исторический момент зафиксирован собственноручной записью в навигационном журнале... И росписью под ней... Ура! Я самый великий!
Но ПэЭф моей радости не разделил... «Кто дал Вам право изменять координаты Места Корабля? Вы кто – командир боевой части? Или – Командир Корабля? Вызывайте штурмана...»
Появляется ЭсШа... «Иди вниз»... А теперь наступает Момент Моего Торжества: ЭсШа не стал возвращать «зайца» в прежние координаты! Ура, ура, ура!
После всплытия ЭсШа определил Место Корабля с помощью нового приемоиндикатора...
Расхождение между его и моими координатами составило всего 0,3 мили!
А полученная от ПэЭф взбучка, меня не особенно огорчила… Я впервые почувствовал сладкий вкус Грамотности!
Через два часа к нам подошел ледокол... Короткие переговоры нашего Командира и Капитана ледокола...
...Мы уходим под воду, а с ледокола нас фотографируют... Вновь всплываем... вновь погружаемся... И так несколько раз...
Наконец, капитан ледокола доволен…
Интересно, зачем им наши памятные фотографии? На случай неудачного исхода?
В дополнение к ледоколу появляется самолет... Плавный облет Корабля со всех ракурсов... Последние данные ледовой разведки.
И, наверное, – фотосъемка... Тоже… на всякий случай... До свидания, ледокол! До свидания, пилот! Ритуальные танцы, предусмотренные инструкцией, нами выполнены…

Прощайте, красотки,
Прощай, небосвод...
Подводная лодка
Уходит под лед...

(из матросской песни)



«К-52» всплывшая в полынье во время съемок документальной кинохроники. 1967 год, сентябрь. В.Шумаков.

Но это еще не Старт… Через сутки мы вернемся из-под ледового поля...
Глубина 150 метров... Куре – 0... Скорость – 9 узлов... Пробный уход под лед начался!

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю