Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Первонахимовцы. Выпуск Ленинградского Нахимовского училища 1948 года. Часть 33.

Первонахимовцы. Выпуск Ленинградского Нахимовского училища 1948 года. Часть 33.

На флотах он слыл Грозным. Продолжение.

Рудный В.А. Готовность № 1 (О Кузнецове Н.Г.).

ГМШ и политорганы без шума, без суеты готовили моряков к опасности нападения, приучали флот к мобилизации по сигналу, а на время учений в мае — июне дали четкое указание: если появятся неизвестные подводные лодки или авиация, применять оружие. В июне на двусторонние учения Черноморского флота совместно с войсками Одесского военного округа выехал адмирал И. С. Исаков. Нарком условился, что даст сигнал, если обстановка станет чрезвычайной. Флоту держать оружие в готовности № 1. На учениях Исаков предупредил высших командиров о возможном нападении Германии, сообщил, что по сигналу из Москвы флот должен будет применить оружие. Бригадный комиссар И. И. Азаров, посланный на учения с группой политработников, получил указание наркома и армейского комиссара И. В. Рогова прямо объяснять политработникам на кораблях, что оружие приводят в готовность на случай нападения фашистов. Так совпало, что на кораблях 14 июня приняли сообщение ТАСС, отвергающее «слухи о возможности войны» как «провокационные».



Линкор Черноморского флота "Октябрьская Революция" обстреливает немцев в Крыму, 1941 г. - Мухин Ю.И."Война и мы. Книга 1" (если читать, то подлинные источники).

На флотах он слыл Грозным.

Иван Васильевич всегда старался быть там, где возникала наиболее сложная ситуация. С переводом 19 июня 1941 г. флотов на повышенную боевую готовность он выехал на Балтику, где были непосредственные соприкосновения с германским флотом. В августе 1941 г., когда вражеская угроза нависла над Одессой, отправился туда, а в октябре в аналогичной ситуации участвовал в обороне Севастополя. Не гнушался вникать в детали, которые политработника такого ранга, казалось бы, не касались. Так, после нескольких дней пребывания в Севастополе он дал в адрес членов военных советов и начальников политуправлений флотов телеграмму: "На Черноморском флоте обнаружены некоторые политработники, не умеющие хорошо стрелять из личного оружия, пользоваться гранатой", - обязав срочно поправить положение. Эти выводы он сделал, лично проверяя подчиненный политсостав, и лично же контролировал выполнение своего указания.
В январе 1943 г. в преддверии десантной операции ЧФ в районе Южной Озерейки и Станички (будущая Малая земля) он с группой работников Главного политуправления выехал в Геленджик. Десант у Южной Озерейки, как известно, не удался. Рогов, вернувшись в Москву, доложил Кузнецову свое мнение об этом прямо и откровенно.



Рогов И.В. (беседуя с бойцами 255-й бригады морской пехоты. февраль 1943). - ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА --[ Мемуары ]-- Караваев А. Т. По срочному предписанию. — М.:Воениздат, 1967.

Эти прямота и бескомпромиссность нравились, конечно, далеко не всем. Его любили, уважали, ценили, а кое-кто и боялся. По свидетельству вице-адмирала Н.А.Торика, "бескомпромиссная справедливость, прямота суждений, умение говорить в глаза правду, а не то, что может понравиться собеседнику, не всегда вызывали симпатию у окружающих'",
Контр-адмирал Караваев вспоминал о Рогове, что за крутой характер "на флотах его окрестили Грозным". Он был тверд в своих решениях и изменять их не любил. Будучи поборником строжайшего воинского порядка, железной дисциплины и добросовестности, он терпеть не мог людей беспечных и халатных. Но наказывал провинившихся не сгоряча, а обстоятельно во всем разобравшись.
Адмирал Кузнецов их личные отношения называет хорошими, "однако утверждение, что у нас с ним не было расхождений во взглядах, не соответствовало бы истине. Рогов по своему характеру был человеком принципиальным, стремился отстаивать свою точку зрения, а если нужно, обращался и в высшие инстанции для разрешения возникавших разногласий".
В октябре 1941 г. с начальником ГлавПУ ВМФ впервые встретился командир Новороссийской военно-морской базы Г.Н.Холостяков, будущий вице-адмирал. До этого он был уже наслышан о том, что это решительный, а подчас и крутой человек. И тут же имел возможность в этом убедиться, получив "крепкую нахлобучку" за то, что перебрасываемые из Новороссийска в Крым морские пехотинцы следовали в порт без соблюдения необходимых мер маскировки. Но Рогов одновременной помог командованию базы, используя свои полномочия заместителя наркома и начальника ГлавПУ.
Подчиненные обращали внимание на то, что Рогов не любил обтекаемых донесений и сам докладывал "наверх" предельно объективно, был требователен к себе, любое выступление готовил лично, не позволяя себе произнести с трибуны ни слова, написанного исполнителем, Строго требуя с подчиненных, в то же время проявлял о них заботу, теплоту и сердечность.
Одно из свидетельств этого приводит П.И.Мусьяков, бывший в годы войны редактором газеты "Красный флот". Хотя Рогов, писал он, "не любил критики не только его самого, но и подчиненных ему отделов и управлений центрального флотского политоргана", он сумел подняться над ведомственными амбициями, когда на вздорные придирки политуправленцев пожаловался писатель Борис Лавренев. Иван Васильевич запретил подчиненным навязывать авторам свои вкусы, определяя, каким быть тому или иному литературному произведению. А по окончании войны он проявил истинно государственный подход к делу, решая судьбу Лавренева.



Писатель обратился к редактору "Красного флота" с просьбой походатайствовать перед начальником ГлавПУ об увольнении его в запас. Мусьяков долго готовился к разговору, подыскивал аргументы, ожидая отказа. Но убеждать Ивана Васильевича не пришлось, он и сам понимал, что для страны писатель нужнее в гражданской сфере.
Рогов не был однозначным, его нельзя рисовать одной краской, ибо он был сыном своего жестокого времени. Видимо, читатель уже обратил внимание, что бурный служебный рост "Грозного" пришелся на 1938-1939 гг. Не могла пройти бесследно и зловещая школа Л.З.Мехлиса, начальника ПУ РККА - главного закоперщика избиения военных кадров в эти годы. В бытность Рогова военным комиссаром Генерального штаба ряд важнейших управлений были буквально разгромлены в кадровом отношении.

Кстати, о полноте и конкретности исторической истины, в тому же в свете сегодняшнего дня. Мехлис, Л.З. о районных газетах (1937 г.):

«Они настолько лишены надзора и руководства, что они просто скупаются нашими хозяйственниками за гроши, просто подкупаются. Часто наши районные газеты, возьмём газеты Западной области — «Колхозник», «Заря социализма», «Социалистический путь», «За коммуну», «Большевистские темпы» и др., все они печатают статьи о достижениях отделений Госбанка. (Смех.). Они организуют отзывы председателей колхозов и бригадиров, отзывы хвалебные по адресу этих отделений Госбанка и получают за это мзду и большую денежную награду даже не для личных целей, а для поддержания самих газет, ибо сами газеты поставлены в чрезвычайно тяжёлые материальные условия, ибо техническая база районных газет совершенно нетерпима, ибо печатаются районные газеты на такой бумаге, что это позор для нас».

Вновь порекомендуем книги Вадима Валериановича КОЖИНОВА



На флотах он слыл Грозным.

Мы не располагаем документами, свидетельствующими о доносах и тому подобных акциях, в чем преуспел его тогдашний начальник Мехлис, но боязнь "ереси" захватила и Рогова. В апреле 1938 г. он, например, просил отчислить из состава Генштаба начальника 8-го отдела А.А.Бусяцкого на том основании, что тот "в кружке по партпросу назвал Зиновьева и Каменева учениками Ленина". В партийной аттестации обращал внимание руководства на "нервное поведение заместителя начальника Генштаба К.А.Мерецкова, попавшего в поле зрения "органов". С другой стороны, будучи членом Военного совета БВО, он в декабре 1938 г. не побоялся выступить против произвола сотрудников особых отделов.
Настроения шпиономании отзывались в нем и позднее. 15 декабря 1941 г. Рогов направил членам военных советов и начальникам ПУ флотов, военкомам и начальникам ПО соединений ЧФ, начальникам 3-х отделов флотов и флотилий директиву о повышении бдительности в связи с раскрытием "контрреволюционных" организаций на кораблях ЧФ: крейсере "Коминтерн", тральщике "Буревестник", транспорте "Москва" и танкере "Передовик". На "Коминтерне" организация состояла из 42 человек, причем руководители организации были якобы завербованы немецкой разведкой.
"Разоблаченные контрреволюционные организации ставили своей целью перебить комполитсостав и увести корабли к немецким захватчикам и в Турцию," - утверждалось в директиве.
Или другой факт.
Когда в ГлавПУ ВМФ стало известно, что командир подводной лодки С-7 капитан 3 ранга С.П.Лисин вместе с тремя краснофлотцами после потопления лодки в октябре 1942 г. оказался в финском плену, Рогов разразился директивой: "Мне известно, что дело непрерывного воспитания у бойцов и командиров основных боевых качеств - стойкости, жгучей ненависти к врагу, чувства высокого достоинства военного моряка, который ни при каких обстоятельствах не сдается в плен к врагу, а предпочитает смерть фашистскому плену - поставлено на некоторых кораблях и частях еще неудовлетворительно". В документе предлагалось "постоянно и настойчиво разъяснять краснофлотцам и командирам, что сдача в плен и переход на сторону врага есть измена и предательство своему народу, Родине, что это самое тяжкое преступление".



Жестокие условия содержания советских военнопленных были вызваны идеологическим неприятием... и стремлением к расширению жизненного пространства, под которые подводилась формальная основа — Советский Союз отказался подписать Гаагскую (1907) и Женевскую (1929) конвенции о военнопленных... На самом деле, Гаагскую конвенцию подписала Российская империя, а Женевская конвенция регламентировала отношения к военнопленным вне зависимости от того, подписали ли их страны конвенцию или нет.

На первый взгляд, к подобному требованию не придерешься: предательство - безусловно, тяжкое преступление. Но в любом ли случае попасть в плен означало предать? Полагаем, что в конкретных условиях войны директива стригла всех попавших в лапы врага моряков под одну гребенку, уравнивала добровольно перешедших на "ту" сторону с теми, кто попадал в плен в бессознательном или беспомощном состоянии. По сути директива толкала военнослужащих на самоубийство. Причем разницы не делалось ни для Героя Советского Союза, каковым был Лисин, ни для ничем не примечательного краснофлотца...
Что ж, из песни, как говорится, слова не выбросишь. Свои "грехи" перед Вооруженными Силами Иван Васильевич во многом компенсировал во время войны, внеся в победу над фашизмом, в отличие от того же Мехлиса, действительно существенный вклад (кстати, возможно заинтересует статья Миф о «верном псе» Сталина Льве Захаровиче Мехлисе).



Л.В. Мехлис, Н.И. Бирюков, Халхин-Гол, 1939 г. - Бирюков Н. И. Танки — фронту! — Смоленск: Русич, 2005.

К сожалению, перемены во взглядах на роль и место политорганов в жизни Вооруженных Сил, происшедшие в последние годы, не к лучшему отразились и на освещении деятельности ГлавПУ ВМФ и его начальника в годы войны. С мыльной водой выплескивают и "ребенка". Достаточно сказать, что о Рогове не нашли возможности даже упомянуть авторы наиболее фундаментального на сегодняшний день трехтомного издания "Три века Российского флота", вышедшего в свет в 1996 г. И это весьма прискорбно, так как и плохое, и хорошее принадлежит истории, как бы мы ни пытались забыть или не замечать его.

Один из материализованных и бережно сохраненных продуктов многогранной и именно творческой деятельности И.В.Рогова - ПРИКАЗЫ И ДИРЕКТИВЫ Начальника Главного политического управления РКВМФ армейского комиссара 2 ранга РОГОВА. Приводим перечень, пройдя по ссылкам на сайт Великая Отечественная - под водой, можно познакомиться с содержанием каждого. Они заслуживают внимания, как для историка, так и для психолога, специалиста по воспитательной работе.

1941 г.

8 августа 1941 г. О повышении передовой роли коммунистов и комсомольцев в боях с врагом и усилении борьбы против трусов и паникеров № 51 cc
25 ноября 1941 г. Об использовании в пропагандистской работе информации о потерях немецко-фашистского ВМФ за 5 месяцев войны. № 41
29 ноября 1941 г. Об итогах работы военных комиссаров в период боевых действий № 78 сс

1942 г.



Подводная лодка М-35 в годы войны

6 февраля 1942 г. О состоянии воинской дисциплины за полгода войны
16 марта 1942 г. О состоянии партийно-политической работы в бригаде подводных лодок КБФ"
4 августа 1942 г. Об использовании подводных лодок ЧФ для перевозок грузов в осажденный Севастополь
18 ноября 1942 г. О недостатках в проведении собрания партийного актива в бригаде ПЛ СФ

1943-1945 гг.

27 марта 1943 г. О борьбе с бесхозяйственностью и хищениями в ВМФ
18 мая 1945 г. О недостатках при приеме в партию и фактах притупления бдительности

Один из приказов - Об использовании подводных лодок ЧФ для перевозок грузов в осажденный Севастополь, - все же прокомментируем. Проиллюстрируем, а высоте в период войны были политорганы флота, благодаря характеру и неутомимости И.В.Рогова.

В 12 часов секретарь парторганизации лодки тов. Сидоров разбудил командира и сказал: "В лодке тяжело, надо что-то делать". Командир лодки проверил состояние людей и убедился, что в нормальном состоянии остались единицы. Акустик Кантемиров лежал на настиле и плакал, приговаривая непонятные слова. Моторист Бабич кричал и плясал. Электрик Кижаев медленно ходил по отсекам и кричал: "Что это все значит". Большинство людей лежало в обморочном состоянии. Женщины уговаривали командира всплыть, а когда им объяснили, что этого нельзя сделать, им стало казаться, что экипаж лодки почему-то решил коллективно умереть, и просили застрелить их. К 12 часам способность соображать и действовать сохранилась только у трех человек: командира лодки Колтыпина, старшины группы Пустовойтенко и краснофлотца Сидорова. До 17 часов командир ходил, спал, временами терял сознание. Когда командир почувствовал, что дальше не выдержать, он приказал Пустовойтенко не спать, считая боевой задачей - во что бы то ни стало продержаться до 21 часа и тогда разбудить командира. Несколько раз командир просыпался и напоминал Пустовойтенко о его задаче. Пустовойтенко продержался до 21 часа, стал будить командира, но последний встать не мог. Взятый с берега, взамен обгоревшего механика Дьяконова, механик Медведев, будучи в ненормальном состоянии, несколько раз ходил в первый и шестой отсеки и пытался открыть люки. За ним спокойно ходил краснофлотец Сидоров и за ноги оттаскивал его от люков. Медведеву все же удалось незаметно отдраить люк в 6-й отсек, но 35-метровое давление не дало люку открыться. Люк остался отдраенным, и это впоследствии сказалось. Пустовойтенко пытался разбудить механика Медведева, на руках перенес его в центральный пост, чтобы с ним продуть лодку и всплыть, но этого сделать не удалось. Тогда Пустовойтенко решил перенести в центральный пост командира лодки, самому продуть балласт и, когда лодка всплывет, вынести командира наверх, надеясь, что на свежем воздухе он быстро очнется. Пустовойтенко продул среднюю. Лодка всплыла под рубку. Затем он открыл люк, но от удара свежего воздуха тоже стал терять сознание. Чувствуя, что он теряет сознание, успел задраить люк и упал вниз. В таком состоянии лодка оставалась на протяжении двух часов. Через отдраенный люк в 6-й отсек стала поступать вода, заполнила трюм 6-го отсека и залила главный электромотор. Течением воды лодку отнесло на каменистый берег к Херсонесскому маяку. Когда Пустовойтенко пришел в себя, он открыл рубочный люк и вынес наверх командира лодки. Командир очнулся, но управлять лодкой долго не мог.



Колтыпин Н.А. и Пустовойтенко Н.К.

Пустовойтенко за это время пустил судовую вентиляцию, задраил люк в 6-й отсек и откачал воду из трюма, продул главный балласт, вынес наверх электрика Кижаева, привел его в чувство, отнес вниз и поставил его на вахту к электростанции. Командир лодки приступил к управлению кораблем. Лодка стояла носом к берегу. Командир дал команду "задний ход", а электрик Кижаев, не придя еще в полное сознание, вместо "назад" дал ход "вперед". Командир спустился вниз и спросил Кижаева, почему он не дает хода назад. Кижаев на это ответил: "Наша лодка должна идти только вперед, назад нельзя: там фашисты". Командир приказал Пустовойтенко стоять у станции и обеспечивать правильное исполнение команд Кижаевым, сознание которого еще не совсем прояснилось. От ударов о камни сломался вертикальный руль и мог перекладываться только влево. Батарея разрядилась. Сняться с камней не могли. Командир, будучи в полусознании, не находил правильного решения. В этот тяжелый для лодки момент краснофлотец Гузий сказал командиру: "Товарищ командир, а что если мы рванем дизелем". Командир сразу же принял этот простой и правильный совет. Пустовойтенко и моторист Щелкунов приготовили дизель и дали с места 600 оборотов. Лодка пошла по камням и вышла на чистую воду. Обогнув Херсонесский маяк, лодка вышла из минного поля и взяла курс на Новороссийск. Зная, что по пути следования предстоят погружения, включили на зарядку батарею. От работы дизеля в лодке усилилась вентиляция и атмосфера несколько разрядилась, люди начали приходить в себя. 25 июня утром лодка прибыла в Новороссийск, ее промыли, прощелочили и 26 июня она вышла в Очемчири.
Оценивать действия людей на этой лодке в обычном смысле нельзя, поскольку с течением обстоятельств почти весь личный состав был выведен из строя, кроме одного физически сильного старшины группы тов. Пустовойтенко. Тов. Пустовойтенко, краснофлотец Сидоров и командир подлодки Калтыпин сделали все для спасения корабля и всего личного состава. Выполняя воинский долг перед Родиной, люди этой героической лодки шли на любые лишения, шли на самопожертвования, но боевую задачу командования выполнили с честью...

Стойкость и мужество, отличное военное мастерство командиров и краснофлотцев подводных лодок обеспечили успешное решение боевой задачи.
Беспримерная стойкость, мужество и отвага были проявлены героическим старшиной группы тов. Пустовойтенко, проявившим изумительную физическую и моральную силу.
С настоящим ознакомить командиров, комиссаров и начальников политотделов соединений флота и весь начальствующий состав подводных лодок.

Начальник Главного политического управления РКВМФ армейский комиссар 2 ранга РОГОВ.

Сравните с изложением событий в книге Азарова И.И. Непобежденные. — М.: ДОСААФ, 1973.



Крайний слева член Военного Совета Черноморского флота И.И.Азаров.

При наличии желания и возможности сравните с последующими публикациями в литературе и на сайтах и попробуйте найти отличия.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю