Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 5.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 5.

Первый лейтенантский адреналин (продолжение).

Встреча с Неизведанным происходит по разному... Но бывают такие встречи, которые остаются в памяти Навсегда... Штурмана меня поймут...
Передо мной очередная путевая карта... В нижней ее части несколько цифр, обозначающих глубину места...
И больше Ничего! Понимаете??? Пустой белый лист... И официальная корректорская фраза... выполненная красной тушью... «ввиду полной неисследованности района необходимо соблюдать особую осторожность...» Дата... Подпись корректора...
И все... Что ждет Нас там, за Белой Неизвестностью? Столкновение с подводной скалой? Касание дна? Товарищ Командующий Флотом, куда вы посылаете Нас?
Нет ответа... и не будет... Тупо смотрю на карту... И вдруг меня осеняет!
Мы здесь Первые! Понимаете? До нас здесь Никто и Никогда не был!!!

И нас не забудут...
Хоть плакать не будут...
Другие придут корабли!
Другие придут, оставив уют,
Пройдут, куда мы не прошли!

(курсантская песня)

Вот лучик «зайчика» медленно заползает на белый лист... Поехали!!!
И если не мы, то кто??
Вспомнил Ее... Далекую... где-то там, в Неизвестной Ее Жизни Без Меня... Присядем на дорожку и... помолчим...



Осень.

Ты далеко... но я тебе пишу,
Хотя получишь письма Ты не скоро...
А я привычно губы закушу
До возвращенья на родные створы...
Забуду день и ночь календаря,
Забуду чертовые неуряды...
Здесь надо мной холодные моря
И никого в компанию не надо...
Где Ты и как, не знаю я пока
По курсу прямо – океан полярный...
И до тебя дорога далека
До самой близкой, нежной, долгожданной...

Возвращение на чистую воду.

Мыс Мери Хэрмсуорт Меня зовет,
И островок Виктория в тумане…
И где-то в дымке, прямо перед Нами,
Встает громадой Недоступный Лед...
Там Арктика нас ждет во мгле холодной
Наш путь – туда, под ледяные своды!
И остается за кормой Гренада,
И айсбергов Шпицбергенских прохлада...



Потоки свежего холодного воздуха... Вы видели когда-нибудь живые айсберги? Я – нет... Поэтому с интересом разглядываю один из них... Мирно притулился на отмели недалеко от нас... Греется...
Вполне могли наехать на него... при всплытии... Б-р-р!!! А вообще – приятная штучка... Солнышко нас сегодня тоже порадовало... Красивая картина: ярко-синее море... сверкающий лед айсберга в бликах солнца... и синее-синее бездонное небо...
Мы работаем... Моя часть штурманской ноши сегодня – самостоятельный расчет поправки системы курсоуказания. Ведь неизвестно, когда нам удастся вновь ее определить под Панцирем... Удастся ли всплыть... Будет ли в это время Солнце... Останется ли неповрежденным перископ...
Поэтому, чем точнее определена поправка системы курсоуказания, тем точнее мы будем плыть подо льдом...
Определена, черт бы ее побрал!
Отдаю расчеты ПэЭф... на проверку... Морщится
«Хорошо, несите зачетный лист!»
Вот оно, свершилось! Мои знания системы курсоуказания оценены ПэЭф на «хорошо»
Первый лейтенантский зачет сдан! И двух недель не прошло... Экипаж не преминул проехаться на мой счет... «Ребята... а сколько нам осталось плавать?» Любопытным отвечают «Два зачета штурманенка!»
Я уже не обижаюсь... Ведь быть смешным – это единственная форма известности, которая не вызывает зависти у окружающих...
Мы все успели... Получено радио от Командующего Флотом... «Приступить к выполнению основной задачи. Счастливого плавания»
Командир поднимается на мостик... «Внизу! Боевая тревога... к погружению!»
Радио с ледокола... «Желаем счастливого плавания!» Все! Начали!!!
До свидания, девочка!

Ты там, где питерский туман
Дарит покой и грусть осеннюю...
А я - в глубинах океана,
Которые никем не меряны
Ты дышишь осенью Невы,
Когда идешь домой неспешно...
А я все помыслы свои
Связал с тобой, одной, навечно...
Ты там, где сад багряный пуст
И осень на аллеях строгих...
А мне осталась только грусть,
Да ожидание и тревога...



Питер. Золотая осень.

Первые сутки под Панцирем.

Мы – первопроходцы... Здесь до Нас никто не был... Белая карта, где нет Ничего, кроме пустой бумаги...
Мы должны заполнить ее!
… Эхоледомер рисует глыбы ледяных полей над Кораблем... А мы идем, потому что, если Мы повернем назад – ведь Кто-то сюда придет?

Вот так и живем
Среди стенок знакомых…
Не курим, не пьем,
Не пишем, но помним...
Лишь вахты...
Команд железное пенье...
Да призрачный сон
Пролетит как мгновенье...
А так – все одно:
Переборок барьеры
Да лязганье ручки
Дверной кремальеры

Техника, как правило, ломается в самый неподходящий момент! Что-то случилось с навигационным обнаружителем...
Это прибор такой... НОК-1 сокращенно... Позволяет при всплытии без хода иметь круговую развертку ледовой картины прямо над головой...
Как радиолокатор... только подводный... Печально... Придется теперь, как американцам в 1959 году... Всплывать только по данным эхоледомера... на руках и нервах…
Что ж, посмотрим... решится наш Командир на такой маневр... или будет ждать, пока мы отремонтируем НОК…
Решился!!! Боевая тревога!
Московское время 10.00... Начали поиск полыньи в ледяном поле...
Вот она! Есть замер кромки!.. Ход 6 узлов... Еще замер... Поворачиваем на обратный курс... Замер... Замер... Вверх… Вниз...
Уже 6 часов мы сидим в отсеках по боевой тревоге. Напряжение растет...
Командир вновь уточняет контуры полыньи... Еще один галс! Еще... Черт побери, когда же он, наконец, начнет всплывать?
Начали!!! Московское время 14.25... В центральном – гробовая Тишина! Взгляды всех устремлены на Командира... Тишину прерывают лишь доклады и команды... Все понимают: игра в орлянку с Арктикой началась!
...Льдина над нами!
...Стоп всплывать! Принимать в уравнительную!
...Дифферент на нос… Нарастает!
...Льдина проходит!
...Лодка стоит!
...Толщина льда по эхоледомеру – 2 метра...
…Лодка всплывает! Глубина – 50 метров...
…Глубина 49 метров... 48... 47... 46... 45...
...Льдина над нами!!
...Стоп всплывать! Принимать...
И так бесконечных два часа!
Наконец... маневр завершен…
… Приледнились!!! Московское время 16.05... Дифферент 4,5 на корму... Никто в центральном посту пока толком не осознает новое положение Корабля... Видно невооруженным глазом никому это положение не нравится! Особенно – командиру электромеханической боевой части...



Северный полюс расположен в центральной части Северного Ледовитого океана. Ледовый панцирь покрывает все пространство вокруг Северного Полюса. Панцирь состоит из полей и льдин, разделенных свежими и замерзшими трещинами. Средняя температура зимой около -40 °С, летом поднимается до 0 °С.

Завершение всплытия не дает выхода Накопившемуся Напряжению... И страху... Что нам с этого приледнения?? Ни Место Корабля определить нельзя, ни подышать выйти на корпус... Да еще предстоит отцепиться от Панциря... Если отпустит…
Начали отлипать!!!
Все то же, что и при всплытии... только наоборот… Легче... Быстрее... Радостнее...
Глубина – 150 метров... Безопасная... Слава те, Господи... Исчезает окаменелость с лиц... Первые улыбки... Шутки... На всех лицах одно: Пронесло!
...Долгожданная команда... «Готовность №2 – подводная... Второй смене – заступить!»
С Дебютом Вас, товарищ Командир!!!
...ЭсШа и ПэЭф ушли спать... а я остался на вахте... Мысли – о Ней... Хорошо! А Джон Калверт был прав! Страшно всплывать во льдах... Особенно, когда это делается впервые... Мне было очень страшно...
Однако... Глаза боятся, а руки делают!

И снова работа!
Мы снова в пути!
Гуденье турбин напряженно…
Нам надо прорваться!
Нам надо пройти
Дорогами не нанесенными...
Их нету на картах,
Их Вам не найти,
Мы – первые открыватели!
А первым – труднее,
Тут как не верти...
Гудят преобразователи!

Первые сутки пребывания под Панцирем завершаются... Первый раунд – Наш!

Вторые сутки под Панцирем.



Недолго музыка играла!. . Гидрографы требуют определить Место Корабля... Значит, сегодня опять будем всплывать во льдах!
А у нас, в штурманской боевой части, крупные неприятности... Не забыли, что это означает? Верно... вся наша подледная техника полетела... одновременно... К чертям собачьим! И НОК-1... И оба эхолота». И эхоледомеры...
Фортуна вдруг повернулась к Нам... Да, тем самым местом... Редкий случай: то, что не нужно – работает исправно, а то, что нужно позарез – нет... Это Железо мстит мне, Незнайке, который его ненавидит... Меня охватывает отчаянье! Но... Старшина команды штурманских электриков отремонтировал эхоледомер... Он любит Железо... а оно любит его!
Командир зол, как черт! Задача под угрозой срыва: эхолоты не в строю, а без них промер не сделать... А время летит!
Старпом нагнетает и без того нервозную обстановку... «Сидеть тебе в тюрьме!» Это – мне... В каждом слове пламенная любовь и человеческое участие, не правда ли?
Наконец, Командир решает всплывать! На кой черт ему это надо? Эхолоты не в строю, промер делать нельзя, значит и с корректурой Места Корабля можно обождать...
Но... здесь налицо известный принцип, как в том анекдоте, про петуха, который гонится за курицей: не догоню, так согреюсь! Или как у А.Дюма в «Трех мушкетерах» – дерусь, потому что дерусь! А с другой стороны – почему не всплыть? Ведь ему необходимо «набивать руку»... Да и Экипажу некогда будет скучать...
Обыкновенный спарринг, как в боксе...
Только в качестве спарринг-партнера выступает Панцирь...
...Московское время 6.05... Боевая тревога! Начали поиск полыньи для всплытия без хода...
Через четыре часа всплыли... Маневр удался... Живы! Картина потрясающая!! Вокруг насколько хватает глаз сплошные ледовые поля с обломками торосов... А полынья – крошечная... Как мы только умудрились «влезть» в неё! Эмоции переполняют меня...

А льды – они совсем нестрашные...
Особенно – когда всплывем без хода...
Голубизной свежепокрашены
Под вечно хмурым небосводом...
А полынья такая чистая,
Что прям, не верится глазам!
Поля ледовые бугристые
Дорогу заступают нам...
Торосы трутся в корпус лодки,
Да тихо плещется вода...
Случайный отдых наш короткий…
И так бывает! Иногда...

Слава Богу, КПФ-Зк исправен… Это тот самый приемоиндикатор... Палочка-выручалочка для тех, кто уходит под лед...
Определили Место Корабля, передали донесение оперативному дежурному флота, получили квитанцию...
Ура! Мы здесь... Мы живы... Пока...
Спите спокойно, товарищ Командующий! Ваш приказ выполняется... Белый лист потихоньку заполняется...
Однако – пора вниз... На любимые безопасные глубины! И второй раунд – Наш! Глубина 150 метров... В отсеках – тишина...
А мы починили эхолоты!!! Чувствуете? Я уже начал говорить «Мы»... Спать сегодня не хочется, хотя я на ногах вот уже 20 часов... В гиропосту – полумрак...
Достаю из сумки заветную фотографию... Девчонка с копной пышных каштановых волос снова улыбается мне!



Художник Леонид Афремов (Leonid Afremov).

О чем могу сказать Тебе сегодня?
О том, что будет завтра? Я не знаю...
У нас в центральном ровная погода,
И нету здесь ни сентября, ни мая...
Кленовых листьев яркости осенней,
Ветров холодных зимнего дыханья,
Работаю в нормальную двухсменку,
Устану – отдохну... и продолжаю...
Все тяготы – пустяк, не это важно!
А главное, что делается Дело!
Пускай в центральном мат семиэтажный,
Пускай сегодня я юнец незрелый!
Все это – пустяки, я повторяю,
Ведь главное– чтоб сроки выполнялись!
Когда придет приказ, чтобы всплывали,
Когда уходят – чтобы возвращались!

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю