Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Агронский М.Д. Записки морского офицера. Часть 11.

Агронский М.Д. Записки морского офицера. Часть 11.

«…Там некогда гулял и я:
Но вреден север для меня».

А.С.Пушкин

2.3.7.Good byе, Заполярье.

Дни, занятые службой, летели быстро, складывались в месяцы и годы. В части менялись не только ракетные комплексы, но и люди. Вместо видного В.М.Модина правое кресло командирского газика занял небогатырского роста полковник Агапов Николай Степанович, похоже, тоже представитель морской артиллерии. Опытных дипломированных ракетчиков, по возрасту подходящих для командования такой частью, просто ещё не существовало. После энергичного Евгеньева в качестве главного инженера части неважно смотрелся болезненный капитан второго ранга Морозов. Вскоре его сменил умница и демократ Юрий Иванович Якушев. С командованием встречался еженедельно на подведении итогов и дежурствах по части, когда, утром по - уставу, надо было встречать командира части, подавать во дворе команду «смирно» (даже если там никого не было) и рапортовать, остальным начальникам – представляться. Начальником штаба, должность которого была введена сравнительно недавно, был назначен капитан 2 ранга Злотников Владимир Давыдович – толковый, требовательный и в то же время заботливый офицер. За короткий срок он сумел наладить хромавшую организацию не только в штабе, но и во всех сферах деятельности части. Стало значительно легче и дежурной службе, т.к. часть контрольных функций он взял на себя. Не будет преувеличением сказать, что организация службы этой сложной части длительное время держалась на нём. Впоследствии он был назначен с повышением и успешно командовал отдельной воинской частью на острове Кильдин.
Офицерский состав лаборатории обновился полностью, а меня уже считали старожилом части. Старшим инженером лаборатории был назначен представитель молодого поколения дипломированных ракетчиков старший лейтенант Очкуренко Анатолий Алексеевич. В конце 1966 года приказом Главкома ВМФ мне было присвоено звание инженер-капитан третьего ранга, что свидетельствовало о пополнении рядов старших офицеров.



Фотография для личного дела (в парадной тужурке) после присвоения звания инженер-капитан 3 ранга. Североморск 1966 год.

В лаборатории я остался единственным офицером, кто знает и может подготовить для стрельбы родоначальницу флотских баллистических ракет с индексом Р-11 ФМ. Она ещё оставалась на вооружении и хранилась только на нашей базе. Плавали ещё несколько подводных лодок, имевших этот явно устаревший ракетный комплекс. Я не припоминаю, чтобы еще продолжались стрельбы этими ракетами, но действующие макеты в цехе изредка готовились и выдавали на ПЛ для использования в учебных целях.
Вспоминается один случай. Ранним воскресным утром за мной домой прислали зелёный командирский газик с приказанием срочно прибыть к оперативному дежурному. С трудом оторвался от подушки и с тяжёлой головой после какой-то официальной пьянки был доставлен на причал в Окольную. Там стояла подводная лодка, только что вышедшая из длительного капитального ремонта, на которой проводилась проверка и настройка бортовой системы для стрельбы ракетами Р-11ФМ. Накануне подхода лодки я подготовил для неё действующий макет, которым служит не заправленная топливом серийная боевая ракета с учебной головной частью. Подготовка такого макета в цехе почти ничем не отличается от подготовки боевой ракеты. Лодка пришвартовалась ночью накануне выходного дня и загрузила эту учебную ракету в свою шахту.
На корабле меня уже ждали, в том числе и дежурный представитель нашей лаборатории (молодой лейтенант), который доложил, что комплексные испытания «не идут» и, скорее всего, неисправен макет, который надо заменить. Прошел на пост управления ракетной стрельбой, который на этом типе лодок доверен старшине срочной службы. Включил питание на пульт и убедился, что горят транспаранты, свидетельствующие о наличии неисправности. По большому количеству горящих красных транспарантов сразу же понял, что ракета неправильно пристыкована к бортовой сети лодки. Сразу же залез в шахту и убедился в правильности диагноза. Дело в том, что в этой ракете было несколько идентичных разъёмов с одинаковыми цифрами, но с разными буквенными индексами. Например, были разъемы с номерами 76 и 76 А, которые в потёмках шахты немудрено и перепутать при отсутствии т.н. поправки «на дурака». Вместе с матросом из БЧ-2, который меня сопровождал с переносной лампой, перестыковали два многоштырьковых разъёма. На пульте управления загорелись нужные зелёные транспаранты. Оператор на боевом посту продолжил свою работу. Доложив обстановку оперативному дежурному, я уехал домой досыпать.
Жили хотя и в коммунальной квартире, но без всяких конфликтов с соседями. Наоборот, по возможности помогали друг другу, иногда проявляя трогательную заботу, которая заканчивалась казусом. В квартире была отличная ванная комната, но горячая вода подавалась по расписанию и выключалась на ночь. Аля любила поблаженствовать в горячей воде, но это не всегда удавалось в связи с характером работы и поздним возвращением домой после концертов. Зная это, один из соседей решил проявить заботу и набрать ванну горячей водой заранее. Открыл кран и ушёл к себе в комнату, занявшись каким-то увлекательным делом. Мы с женой возвращались с концерта как обычно после 24 часов и с удивлением обнаружили, что на лестницу из-под нашей двери просачивается вода. Коридор квартиры оказался залит горячей водой, а сосед Лёня сидел на полу своей комнаты и ничего не подозревал, т.к. в его комнате был порожек, и вода не затекала. В результате вместо приёма ванны занимались авральной работой, а затем ремонтом ниже расположенной квартиры.
Аля работала в ансамбле песни и пляски Северного флота, руководимого красивым стройным брюнетом с артистическими манерами Борисом Победимским. Ансамбль много гастролировал по стране и, особенно, по обширной Мурманской области, обслуживая многочисленные городки и посёлки, пограничные заставы и дальние гарнизоны. Нередко выступали и с продолжительными концертами в большом зале Североморского дома офицеров.



Аля на сцене Североморского Дома офицеров исполняет шуточную песню, которая нравится и дирижеру Б.Победимскому (справа). Североморск, 1965 год.

По сохранившимся концертным программкам можно назвать и репертуар ансамбля. 4 июля 1965 г на концерте ансамбля Аля пела две патриотические песни: «Если отец герой», музыка Пахмутовой на слова Гребенникова и Добронравова, и «На кургане», музыка Петрова. Этот концерт заканчивался грандиозной вокально-танцевальной композицией «Русскому флоту, слава!». Художественный руководитель и главный дирижёр Б.Победимский, хормейстер В.Гостинский.



В мае 1965 года Северный флот посетила творческая бригада из Москвы. Композитор А.Н.Пахмутова и поэт Н.Добронравов побывали с концертами не только в Североморске, но и в некоторых отдалённых базах, выходили в море на корабле и подводной лодке. Аля участвовала в этих походах и концертах, исполняя песни этой талантливой супружеской пары. Об этом свидетельствует и представленная ниже грамота. После этой поездки родилось творческое дитя – ныне популярная песня Пахмутовой на слова Добронравова «Когда усталая подлодка…».



29 ноября 1965 года состоялся концерт в честь 25-летнего юбилея ансамбля. Была показана вокально-танцевальная композиция «25 лет с Краснознамённым Северным флотом». Аля пела песню А.Билаша «Калина во ржи». Концерты проходили с большим успехом. На меня сильное впечатление произвело мастерское исполнение «Туркменского танца» танцевальной группой ансамбля в постановке В.Бычкова.
Кроме концертов были и другие памятные события. Одно из них – комсомольская свадьба одной симпатичной танцевальной пары из ансамбля. Вино лилось рекой. Поздно вечером я встречал Алю у Дома офицеров и сопровождал домой, поддерживая неуверенную поступь жены, которая периодически останавливалась с предложением: «брось меня». Других случаев «перебора» за столом не припоминаю, хотя обильных застолий проходило немало, где иногда и я был небезгрешен. Этому способствовали дружеские отношения со многими сослуживцами и знакомыми, не говоря уже о соседях.
Город был наполнен в основном молодыми здоровыми людьми, которые поддерживали контакты со своими сверстниками и в праздники и в будни. Нашу квартиру на 5 этаже «сталинского» дома постоянно посещали гости, в том числе и знакомые по прежним местам службы в Гранитном и Полярном. Место было бойкое. Через Североморск лежал путь на побережье. А дом находился на центральной улице, вблизи пассажирского причала.
Летом город пустел: женщины с детьми старались перебраться ближе к солнцу и теплу. Зато зимой жизнь била ключом. Успевали не только работать, но и отдыхать. Особенно весело отмечались Масленица (официально – праздник весны) и Новый год. Улицы украшались не только стандартными лозунгами, строились торговые ряды, ледяные горы, временные сооружения изо льда и снега.
Особенно оживлённо становилось на улицах под Новый год. В 12 часов, с боем Кремлёвских курантов, поднимали бокалы с шампанским за своим столом. Затем семьями и компаниями выходили на улицы, и начиналось «броуновское движение» по городу с заходом для поздравлений в дома приятелей и знакомых, а иногда, случайно, и незнакомых – везде двери были открыты. В Масленицу катались с ледяных гор на санках и пробовали блины всех фасонов. Март месяц, как правило, солнечный, с лёгким морозцем – лучшая пора для лыжных прогулок. Сотни людей выходили на живописные трассы загородного парка семьями и по одиночке.



Я с Алей на лыжной прогулке в загородном парке Североморска, 1966 год.

В конце лета и осенью бывали и в лесу, где собирали грибы и ягоды, которых было в изобилии. Всё это сближало людей, многие из которых остались в памяти, с другими – поддерживаем отношения и ныне.
Летом 1966 года вместе с семьёй отдыхали в Феодосии. Мой бывший сослуживец по Полярному Гена Поцелуев после расформирования дивизиона сторожевых катеров был переведен на Черное море и, когда получил квартиру, пригласил к себе на лето. Это было весьма кстати. Дело в том, что шестилетняя Маша начала слегка заикаться. Известный в Ленинграде врач-гомеопат Тайц помимо лекарств настойчиво рекомендовал полоскание горла и купание в солёной морской воде.
Небольшой городок в восточной части Крыма оживает с началом летнего купального сезона. Хотя и не является модным курортом, как Ялта, но пользуется популярностью. Территория города раскинулась широким амфитеатром вдоль обширного Феодосийского залива. В сезон галечные пляжи города забиты неорганизованными отдыхающими. Плотность человеческого сообщества сродни тюленьему лежбищу на дальних северных островах. Приходилось вставать пораньше, чтобы занять заветное место под солнцем. Изредка ездили на теплоходе на дальний песчаный «Золотой пляж». Приходилось мужчинам вставать и ночью, чтобы запастись водой, которая здесь в большом дефиците. Хоте в доме существует водопровод, но он бездействует. Вода подаётся в районы города по графику, летом, в основном, ночью, причём только на водоразборные колонки. В 2-3 часа ночи берём с Поцелуевым вёдра и совершаем марш-броски от дома до колонки и обратно, пока не заполним водой ванну и другие ёмкости.
Дом одноэтажный из кирпича, построен т.н. хозспособом для военнослужащих. Такие домики строились во всех гарнизонах и базах страны, о чём упоминал ранее в рассказе о житухе в Полярном и Гранитном. Домик рассчитан на две семьи и для условий юга вполне приемлем. С другой стороны дома вход в квартиру семьи моего однокашника по Калининградскому ВВМУ Леши Клименко.



Пикник на природе в горах Феодосии. Правее меня Эмма Поцелуева, затем Лёша Клименко и его жена. 1966 год.

С утра уходили на пляж, выполняя предписание врача, и возвращались к обеду домой. В пасмурную погоду дышали чистым морским воздухом, гуляя вдоль моря по бульварам на набережной
Феодосия – это город Айвазовского, где он родился, жил и творил, здесь же и нашёл свой последний приют. Именно здесь он наблюдал за поведением морской стихии, запоминал её причуды и изображал на полотне с помощью красок.



И.К.Айвазовский. Морское сражение при Наварине 2 октября 1827 г.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю